За­чем мы во­ю­ем

По неко­то­рым под­сче­там, на Зем­ле за вре­мя су­ще­ство­ва­ния ро­да люд­ско­го слу­чи­лось око­ло 15 ты­сяч войн, в ко­то­рых по­гиб­ло 3,6 мил­ли­ар­да че­ло­век. И кон­ца это­му не вид­но. Кро­ва­вый за­мкну­тый круг, из ко­то­ро­го, ка­жет­ся, нет вы­хо­да. Так ли это?

Veliky Providents - - Актуальная тема - Аким БУХТАТОВ

Ис­то­рия войн — ис­то­рия че­ло­ве­че­ства

На бе­ре­гах ре­ки Тол­лен­зе (Гер­ма­ния, зем­ля Мек­лен­бур­гПе­ред­няя По­ме­ра­ния) 22 го­да на­зад бы­ла сде­ла­на ин­те­рес­ная на­ход­ка — пле­че­вая че­ло­ве­че­ская кость, про­би­тая крем­не­вым на­ко­неч­ни­ком стре­лы. На­ча­лись рас­коп­ки. И по­сте­пен­но пе­ред ар­хео­ло­га­ми воз­ник­ла кар­ти­на пер­во­го в ис­то­рии Ев­ро­пы крупного сра­же­ния. Слу­чи­лось оно, как по­ка­зал ра­дио­угле­род­ный ана­лиз, око­ло 3 200 лет на­зад. Ни ко­му при­над­ле­жа­ли ар­мии, всту­пив­шие в смер­тель­ную бит­ву, ни при­чи­ны оной до сих пор неиз­вест­ны. Мы зна­ем толь­ко, что в сра­же­нии при­ни­ма­ло уча­стие до 4 ты­сяч во­и­нов с обе­их сто­рон, а чис­ло по­гиб­ших оце­ни­ва­ет­ся в 750 че­ло­век. Ге­не­ти­че­ский ана­лиз остан­ков пав­ших во­и­нов по­ка­зал, что часть из них при­над­ле­жа­ла при­шель­цам с юга Ев­ро­пы, дру­гая бы­ла, услов­но го­во­ря, мест­ной и име­ла сход­ный ге­ном с ны­неш­ним на­се­ле­ни­ем Скан­ди­на­вии и Поль­ши. По­бе­ди­ли «се­ве­ряне», по­сколь­ку остан­ков «южан» най­де­но го­раз­до боль­ше и они бы­ли сбро­ше­ны по­бе­ди­те­ля­ми в ре­ку.

За­ду­ма­ем­ся на ми­ну­ту. На дан­ной тер­ри­то­рии еще не бы­ло го­су­дарств как та­ко­вых, а лю­ди уже уби­ва­ли друг дру­га в же­сто­ких бит­вах. Тро­ян­скую вой­ну мы все пом­ним, по­сколь­ку ее вос­пел Го­мер. А о сколь­ких сра­же­ни­ях до нас не до­шли све­де­ния? Про по­сле­ду­ю­щие ве­ка вплоть до на­ше­го вре­ме­ни и го­во­рить не сто­ит: это сплошь вой­ны, вой­ны и еще раз вой­ны.

Ины­ми сред­ства­ми

«Вой­на есть не что иное, как про­дол­же­ние по­ли­ти­ки с при­вле­че­ни­ем иных средств», — за­явил в пер­вой тре­ти XIX ве­ка прус­ский ге­не­рал и во­ен­ный тео­ре­тик Карл фон Кла­у­зе­виц в сво­ем зна­ме­ни­том тру­де «О войне». Сим­во­лич­но, что ав­тор ро­дил­ся непо­да­ле­ку от тех мест, где слу­чи­лась пер­вая в ис­то­рии Ев­ро­пы бит­ва, о ко­то­рой мы рас­ска­за­ли вы­ше. Как бы там ни бы­ло, а дан­ная сентенция фон Кла­у­зе­ви­ца ока­за­лась на­столь­ко удач­ной, что ее до сих пор по­вто­ря­ют все ко­му не лень. И ведь на пер­вый взгляд все так и есть.

Вой­ны, как нас учи­ли, ве­дут­ся или по эко­но­ми­че­ским, или по идео­ло­ги­че­ским при­чи­нам. К пер­вым от­но­сят­ся не­хват­ка тер­ри­то­рий или ре­сур­сов, ко­то­рых, ес­ли разо­брать­ся, все­гда и всем хва­та­ет. Про­сто те, кто на­чи­на­ет по­доб­ные вой­ны, ду­ма­ют, что отобрать чу­жое лег­че, чем тща­тель­нее и с умом использовать свое. Вто­рые при бли­жай­шем рас­смот­ре­нии и во­все ка­жут­ся недо­стой­ны­ми че­ло­ве­ка ра­зум­но­го. Ну по­че­му, скажите на ми­лость, од­на груп­па лю­дей долж­на уби­вать вто­рую толь­ко из-за то­го, что у них раз­ное мне­ние по по­во­ду ре­ли­гии, го­су­дар­ствен­ной вла­сти или от­но­ше­ния к фор­мам соб­ствен­но­сти? Но ведь уби­ва­ют. И еще как! Ма­ло то­го, оправ­ды­ва­ют эти убий­ства и при­зы­ва­ют к ним, ис­поль­зуя всю мощь го­су­дар­ствен­ной идео­ло­гии и про­па­ган­ды. Безу­мие, ина­че и не ска­жешь.

Един­ствен­ное ис­клю­че­ние — это так на­зы­ва­е­мые спра­вед­ли­вые вой­ны, ко­гда на­род той или иной стра­ны сра­жа­ет­ся с внеш­ним вра­гом, при­шед­шим его по­ра­бо­тить с ору­жи­ем в ру­ках. Но и здесь сра­зу воз­ни­ка­ют все те же недо­умен­ные вопросы, по­сколь­ку ар­мия по­ра­бо­ти­те­ля со­сто­ит из точ­но та­ких же лю­дей, что и ар­мия за­щит­ни­ков оте­че­ства. Так мо­жет быть, де­ло не толь­ко в идео­ло­ги­че­ских и эко­но­ми­че­ских при­чи­нах и да­же, воз­мож­но,

во­все не в них?

Де­ло в тех­ни­ке?

На са­мом де­ле эко­но­ми­че­ская и идео­ло­ги­че­ская тео­рии воз­ник­но­ве­ния войн не един­ствен­ные, хо­тя и наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ные. Тео­рий ве­ли­кое мно­же­ство. Есть сре­ди них и та­кая. Еди­нож­ды сту­пив на путь тех­ни­че­ско­го про­грес­са, че­ло­ве­че­ство уже не мо­жет остановиться. И мы до сих пор не зна­ем, что воз­ник­ло пер­вым — ору­дие тру­да или ору­жие? Че­ло­век со­вер­шен­ству­ет пер­вое и од­но­вре­мен­но вто­рое. То­по­ром хо­ро­шо ру­бить деревья и вра­гов. Лук и вин­тов­ка пре­крас­но слу­жат как для охо­ты, так и для вой­ны. С по­мо­щью ди­на­ми­та хо­ро­шо взры­вать ска­лы и вра­же­ские кре­по­сти… И так да­лее и тому по­доб­ное. Какое достижение тех­ни­че­ской мыс­ли ни возь­ми, оно име­ет двой­ное на­зна­че­ние — слу­жит и ми­ру, и войне. Вплоть до атом­ной энер­гии, ла­зе­ров, ро­бо­тов, кос­ми­че­ской тех­ни­ки и гло­баль­ных си­стем свя­зи, вклю­чая Ин­тер­нет. При этом воз­ни­ка­ет устой­чи­вое впе­чат­ле­ние, что во­ен­ная со­став­ля­ю­щая тех­ни­че­ско­го про­грес­са тя­нет за со­бой мир­ную, гражданскую, и без пер­вой не бы­ло бы и вто­рой.

У дан­ной тео­рии име­ет­ся мно­же­ство под­твер­жде­ний. К при­ме­ру, про­иг­рав­шие Вто­рую ми­ро­вую вой­ну Гер­ма­ния и Япо­ния фак­ти­че­ски утра­ти­ли свою авиа­ци­он­ную про­мыш­лен­ность, ко­то­рая на тот мо­мент вхо­ди­ла в пя­тер­ку лучших в ми­ре. Нет во­ен­ных са­мо­ле­тов — нет и граж­дан­ских. Сей­час она кое-как вос­ста­нов­ле­на, но о ве­ду­щих ро­лях и ре­чи нет. Не­мец­кое же ра­ке­то­стро­е­ние и во­все при­ка­за­ло дол­го жить, и в кос­мос ле­та­ют дру­гие.

«Я де­русь, по­то­му что де­русь»

Так за­яв­лял ге­рой ро­ма­на «Три муш­ке­те­ра» ве­ли­ко­леп­ный Пор­тос. И по су­ти, то же са­мое утвер­жда­ют сто­рон­ни­ки пси­хо­ло­ги­че­ской и мо­ло­деж­ной тео­рий воз­ник­но­ве­ния войн. Наш ор­га­низм, счи­та­ют пер­вые, устро­ен та­ким об­ра­зом, что дол­жен по­сто­ян­но на­хо­дить­ся в то­ну­се. На­сколь­ко это воз­мож­но, ко­неч­но. То­нус же обес­пе­чи­ва­ют эмо­ции, осо­бен­но силь­ные. И не толь­ко по­ло­жи­тель­ные, но и от­ри­ца­тель­ные. От­сю­да неиз­быв­ное стрем­ле­ние че­ло­ве­ка к ссо­рам, кон­флик­там, спо­рам, дра­кам и в кон­це кон­цов к вой­нам. Неко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли ва­лят в эту же «эмо­ци­о­наль­ную кор­зи­ну» страсть к азарт­ным иг­рам, нар­ко­ти­кам и ал­ко­го­лю. При­чем вой­на — это не толь­ко чу­до­вищ­ный вы­брос агрес­сии и нена­ви­сти — от­ри­ца­тель­ных эмо­ций. В ней и по­ло­жи­тель­ных эмо­ций це­лый оке­ан. При­ме- ры? Из­воль­те. Пат­ри­о­ти­че­ский эмо­ци­о­наль­ный подъ­ем — раз. Ощу­ще­ние бо­е­во­го брат­ства, сво­ей при­част­но­сти к самому важ­но­му де­лу — два. По­треб­ность в са­мо­по­жерт­во­ва­нии — три. Бо­е­вой азарт и ра­дость по­бе­ды — че­ты­ре… А так как наи­бо­лее яр­ко эмо­ции про­яв­ля­ют­ся у мо­ло­де­жи, то и мо­ло­деж­ная тео­рия сто­ит ря­дом с пси­хо­ло­ги­че­ской бук­валь­но пле­чом к пле­чу.

По мне­нию ее адеп­тов, вой­ны на­чи­на­ют­ся то­гда, ко­гда в той или иной стране ко­ли­че­ство мо­ло­де­жи рез­ко пре­об­ла­да­ет над людь­ми сред­не­го воз­рас­та и тем бо­лее ста­ри­ка­ми. Два-три ре­бен­ка в се­мье обес­пе­чи­ва­ют бес­кон­фликт­ное за­ме­ще­ние од­но­го по­ко­ле­ния дру­гим. А ко­гда их че­ты­ре и боль­ше, под­рас­та­ю­щая мо­ло­дежь на­чи­на­ет тре­бо­вать свое: об­ра­зо­ва­ние, до­стой­ную ра­бо­ту, ма­те­ри­аль­ные и со­ци­аль­ные бла­га, ле­галь­ный секс, на­ко­нец (то бишь воз­мож­ность за­ве­сти се­мью). Но «пря­ни­ков слад­ких все­гда не хва­та­ет на всех», и мо­ло­деж­ная агрес­сия вы­плес­ки­ва­ет­ся в бун­ты и вой­ны.

При­ме­ры: Гер­ма­ния по­сле по­ра­же­ния в Пер­вой ми­ро­вой войне или со­вре­мен­ный, по­сто­ян­но бур­ля­щий и во­ю­ю­щий му­суль­ман­ский мир.

Мед­лен­но, но вер­но

И все-та­ки че­ло­ве­че­ство ме­ня­ет­ся. Впер­вые за всю его ис­то­рию но­вое смер­то­нос­ное ору­жие — ядер­ное — ле­жит в ар­се­на­лах. Есть на­деж­да, что бу­дет ле­жать и даль­ше. Так­же бес­страст­ная ста­ти­сти­ка по­ка­зы­ва­ет, что сни­жа­ет­ся об­щий уро­вень агрес­сии в об­ще­стве, что вы­ра­жа­ет­ся в умень­ше­нии ко­ли­че­ства на­силь­ствен­ных пре­ступ­ле­ний по все­му ми­ру. За пер­вые два де­ся­ти­ле­тия про­шло­го ве­ка на Зем­ле в раз­лич­ных вой­нах, вклю­чая Первую ми­ро­вую, по­гиб­ло боль­ше 20 мил­ли­о­нов че­ло­век (сол­дат и мир­но­го на­се­ле­ния). А по дан­ным ООН, в ны­неш­нем ве­ке все вой­ны и во­ору­жен­ные кон­флик­ты унес­ли око­ло 1 мил­ли­о­на че­ло­ве­че­ских жиз­ней. То есть ми­ни­мум в 20 раз мень­ше. И это при­том, что в 1918 го­ду нас бы­ло мень­ше 2 мил­ли­ар­дов на всей пла­не­те, а сей­час — 7,3 мил­ли­ар­да. Как го­во­рит­ся, по­чув­ствуй­те раз­ни­цу. По­это­му, как бы де­ла ни вы­гля­де­ли пло­хо, есть на­деж­да, что тен­ден­ция не из­ме­нит­ся и ес­ли не на­ши де­ти, то вну­ки бу­дут во­е­вать и вы­плес­ки­вать агрес­сию толь­ко в вир­ту­аль­ных ми­рах или в край­нем слу­чае на спе­ци­аль­ных по­ли­го­нах — по­даль­ше от нор­маль­ных, за­ня­тых мир­ной жиз­нью лю­дей.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.