Чу­дес­ные ле­кар­ства

О вре­де ку­ре­ния и уж тем бо­лее нар­ко­ти­ков се­го­дня зна­ют да­же ма­лы­ши. А ведь бы­ли вре­ме­на, ко­гда за­пре­щен­ные ныне пре­па­ра­ты счи­та­лись не про­сто без­обид­ны­ми, но да­же це­леб­ны­ми!

Veliky Providents - - Теневая сторона - Ана­ста­сия ЕЛОВА

От всех бо­лез­ней нам по­лез­ней…

Та­бак, а вы что по­ду­ма­ли? Да, эта «вол­шеб­ная» тра­ва счи­та­лась чуть ли не па­на­це­ей на про­тя­же­нии столетий! В 1571 го­ду ис­пан­ский ме­дик Ни­ко­лас Мо­нар­дес на­пи­сал трак­тат о по­лез­ных свой­ствах та­ба­ка, в ко­то­ром утвер­жда­лось, что это луч­шее сред­ство от мно­же­ства неду­гов. Мо­нар­дес пред­ла­гал ле­чить та­ба­ком зуб­ную боль и миг­рень, рас­строй­ства же­луд­ка и ги­не­ко­ло­ги­че­ские за­бо­ле­ва­ния, на­ру­ше­ния сна и еще бо­лее 30 за­бо­ле­ва­ний. Ни­кто из его кол­лег да­же не со­мне­вал­ся в поль­зе ку­ре­ния. В то вре­мя уче­ные спо­ри­ли лишь о том, как луч­ше упо­треб­лять та­бак: свежим или вы­су­шен­ным, нуж­но ли его ку­рить или все-та­ки ню­хать, а мо­жет, и во­все — де­лать ин­га­ля­ции. Счи­та­лось, что это рас­те­ние от­лич­но борется с ин­фек­ци­я­ми, и по­это­му в го­ды эпи­де­мий вра­чи при­зы­ва­ли ку­рить да­же де­тей.

У нас та­бак дол­гое вре­мя не при­жи­вал­ся, и толь­ко в на­ча­ле XVIII ве­ка ку­ре­ние во­шло в мо­ду. Прав­да, ку­ри­ли в ос­нов­ном муж­чи­ны. Жен­щи­ны — в ис­клю­чи­тель­ных слу­ча­ях. В ка­ких? Для «по­прав­ки здо­ро­вья», есте­ствен­но!

А в XIX сто­ле­тии ку­рил уже по­чти весь мир. Во вто­рой по­ло­вине ве­ка по­сле от­кры­тия Ру­доль­фом Вир­хо­вым кле­точ­ной струк­ту­ры ор­га­низ­ма уче­ные при­шли к вы­во­ду… что та­бак раз­ру­ша­ет по­ра­жен­ные клет­ки и уби­ва­ет бак­те­рии. Те­перь эту «вол­шеб­ную» тра­ву не толь­ко ню­ха­ли и ку­ри­ли, но и до­бав­ля­ли чуть ли не во все ле­кар­ствен­ные пре­па­ра­ты. Бо­лее то­го, счи­та­лось, что ку­ре­ние не про­сто «очи­ща­ет» ор­га­низм, но и укреп­ля­ет внут­рен­ние ор­га­ны. И ко­неч­но, успо­ка­и­ва­ет. Так что си­га­ре­ты ре­ко­мен­до­ва­ли да­же бе­ре­мен­ным жен­щи­нам.

Лишь в се­ре­дине XX ве­ка на­ча­ли скром­но по­го­ва­ри­вать о вре­де это­го за­ня­тия. Но еще несколь­ко де­ся­ти­ле­тий оно счи­та­лось ес­ли не по­лез­ным, то как ми­ни­мум стиль­ным.

В пле­ну Мор­фея

Впро­чем, на фоне неко­то­рых дру­гих лекарств про­шло­го та­бак вы­гля­дит по­чти без­обид­ным ве­ще­ством. Ку­ре­ние не мог­ло уби­вать на­ших пред­ков, посколь­ку у это­го при­стра­стия бы­ли ку­да бо­лее рас­то­роп­ные кон­ку­рен­ты.

О том, что опи­ум об­ла­да­ет бо­ле­уто­ля­ю­щим, успо­ка­и­ва­ю­щим и сно­твор­ным эф­фек­том, пи­сал еще Гип­по­крат. И вряд ли ве­ли­кий эс­ку­лап мог пред­по­ло­жить, ка­кую по­пу­ляр­ность при­об­ре­тут опи­а­ты спу­стя ты­ся­че­ле­тия. В на­ча­ле XIX ве­ка мо­ло­дой ап­те­карь Фри­дрих Виль­гельм Сер­тюр­нер за­ин­те­ре­со­вал­ся свой­ства­ми опи­ум­но­го ма­ка. Ко­неч­но, он был зна­ком с тру­да­ми ан­тич­ных вра­чей, но на­чи­на­ю­ще­му уче­но­му хо­те­лось пой­ти даль­ше и вы­яс­нить, ка­кой ком­по­нент опия вы­зы­ва­ет по­доб­ную ре­ак­цию ор­га­низ­ма. И в 1803 го­ду Сер­тюр­нер смог вы­де­лить из опи­ум­но­го ма­ка бе­лое кри­стал­ли­че­ское ве­ще­ство, ко­то­рое на­звал мор­фи­ем. Имен­но он в чи­стом ви­де да­вал мак­си­маль­ный эф­фект, что под­твер­жда­ли экс­пе­ри­мен­ты над без­дом­ны­ми со­ба­ка­ми. Ап­те­карь под­ме­ши­вал по­ро­шок им в пи­щу, по­сле че­го жи­вот­ные впа­да­ли в глу­бо­кий сон и не чув­ство­ва­ли бо­ли. Поз­же Сер­тюр­нер ре­шил по­экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать и на се­бе, дабы по­лу­чить пол­ную кли­ни­че­скую кар­ти­ну. И что же? Уче­ный от­ме­тил, что на­ря­ду с из­вест­ны­ми свой­ства­ми опия мор­фин вы­зы­ва­ет «страст­ное же­ла­ние» (пси­хо­ло­ги­че­ская за­ви­си­мость) и ха­рак­те­ри­зу­ет­ся «при­об­ре­тен­ным им­му­ни­те­том к ле­кар­ству» (фи­зи­че­ским при­вы­ка­ни­ем). Но, как ни стран­но, его на­блю­де­ния не осо­бен­но взвол­но­ва­ли ме­ди­ков. А ко­гда в се­ре­дине сто­ле­тия был изоб­ре­тен шприц для внут­ри­вен­ных инъ­ек­ций, мор­фин стал ши­ро­ко ис­поль­зо­вать­ся в ка­че­стве ане­сте­ти­ка. Осо­бую из­вест­ность он при­об­рел в го­ды Крым­ской и Фран­ко-прус­ской войн. Мор­фи­но­вый нар­коз по­сто­ян­но при­ме­ня­ли и на по­ле боя, и в гос­пи­та­лях. По­пу­ляр­ность ве­ще­ства рос­ла в гео­мет­ри­че­ской про­грес­сии. Как и ко­ли­че­ство нар­ко­за­ви­си­мых. Мор­фин ста­ли при­ни­мать от бес­сон­ни­цы, зуб­ной бо­ли, миг­ре­ни и де­прес­сии, ко­неч­но же.

«Ге­ро­и­че­ское» сна­до­бье

В 1874 го­ду хи­мик Ал­дер Райт на ос­но­ве мор­фи­на син­те­зи­ро­вал еще бо­лее мощное «ле­кар­ство» — ди­аце­тил­мор­фин. Он опуб­ли­ко­вал ста­тью, в ко­то­рой утвер­ждал, что но­вый пре­па­рат чи­ще, а зна­чит, эф­фек­тив­нее мор­фи­на. Од­на­ко ра­бо­та оста­лась неза­ме­чен­ной. Лишь в 1898-м на ди­аце­тил­мор­фин об­ра­тил вни­ма­ние Ген­рих Дре­зер, ве­ду­щий со­труд­ник круп­ной фар­ма­цев­ти­че­ской ком­па­нии. Он от­ме­тил, что син­те­зи­ро­ван­ное ве­ще­ство в 10 раз мощ­нее мор­фи­на, не име­ет по­боч­ных эф­фек­тов, а так­же вы­зы­ва­ет неве­ро­ят­ный при­лив сил и «ге­ро­и­че­ский подъ­ем». Пре­па­рат по­лу­чил со­от­вет­ству­ю­щее на­зва­ние — Heroin (ге­ро­ин). О, это был на­сто­я­щий про­рыв! Ле­кар­ство про­пи­сы­ва­ли и для ле­че­ния мор­фи­низ­ма (за­ви­си­мо­сти от мор­фи­на и про­чих опи­а­тов), и для из­бав­ле­ния от ки­шеч­ных ко­лик у мла­ден­цев (!), и для борь­бы с ту­бер­ку­ле­зом, за­хлест­нув­шим мир в на­ча­ле XX ве­ка. Ге­ро­ин ши­ро­ко ре­кла­ми­ро­ва­ли как уни­вер­саль­ное сред­ство от каш­ля. При­чем ос­нов­ны­ми по­тре­би­те­ля­ми счи­та­лись де­ти. Всю­ду раз­ме­ща­лись пла­ка­ты, где бо­лез­нен­но­го ви­да ре­бя­тиш­ки тя­ну­лись за «вол­шеб­ной микс­ту­рой» на ос­но­ве ге­ро­и­на. Сло­вом, будь­те здо­ро­вы, не каш­ляй­те.

Увы, и это чу­до-сред­ство ока­за­лось да­ле­ко не без­опас­ным. До­воль­но ско­ро вы­яс­ни­лось, что при­вы­ка­ние к ге­ро­и­ну вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся еще быст­рее, чем к его пред­ку, мор­фи­ну. И пе­ре­но­сит­ся тя­же­лее. К то­му же сна­до­бье под­ры­ва­ет им­мун­ную си­сте­му, а его ре­гу­ляр­ное упо­треб­ле­ние очень быст­ро вы­во­дит из строя весь ор­га­низм. Уже в 1913 го­ду пре­па­рат сня­ли с мас­со­во­го про­из­вод­ства и… ста­ли про­да­вать толь­ко по ре­цеп­ту. Лишь по­сле Вто­рой ми­ро­вой вой­ны в США и боль­шин­стве ев­ро­пей­ских стран ге­ро­ин за­пре­ти­ли окон­ча­тель­но. Хо­тя в ФРГ его мож­но бы­ло ку­пить в ап­те­ках вплоть до 1971-го. Но ис­клю­чи­тель­но в ре­цеп­тур­ном от­де­ле!

О див­ный но­вый мир!

Фар­ма­цевт Аль­берт Хоф­ман в 1938 го­ду за­ни­мал­ся ис­сле­до­ва­ни­я­ми ли­зер­ги­но­вой кис­ло­ты, ал­ка­ло­и­да спо­ры­ньи. Он на­де­ял­ся син­те­зи­ро­вать ле­кар­ство, спо­соб­ное об­лег­чить стра­да­ния жен­щин во вре­мя ро­дов. Од­на­ко экс­пе­ри­мен­ты на ла­бо­ра­тор­ных жи­вот­ных не при­ве­ли к же­ла­е­мо­му эф­фек­ту, и мно­го­чис­лен­ные об­раз­цы LSD бы­ли от­прав­ле­ны «в стол», а точ­нее, в шкаф. Че­рез несколь­ко лет, в 1943-м, Хоф­ман ре­шил вер­нуть­ся к опы­там. И один из проб­ни- ков — LSD-25 — слу­чай­но по­пал ему на ру­ку. Ис­сле­до­ва­тель не об­ра­тил на это вни­ма­ния и по­шел до­мой. Од­на­ко он не мог не за­ме­тить, на­сколь­ко улуч­ши­лось его на­стро­е­ние! Мир на­пол­нил­ся яр­ки­ми крас­ка­ми, стал по­хож на уди­ви­тель­ный, ска­зоч­ный сон! Вот так, аб­со­лют­но слу­чай­но, от­кры­ли силь­ней­ший гал­лю­ци­но­ген­ный пре­па­рат. А точ­нее — нар­ко­тик.

Хо­тя, как во­дит­ся, по­на­ча­лу ни­кто не счи­тал LSD та­ко­вым. При­ме­ня­лась кис­ло­та ис­клю­чи­тель­но в ме­ди­цин­ских це­лях: как вспо­мо­га­тель­ное сред­ство при пси­хо­ана­ли­зе, ле­че­нии де­прес­сии, ам­не­зии и да­же ши­зо­фре­нии. В се­ре­дине 1950-х го­дов воз­ник­ло да­же осо­бое на­прав­ле­ние в пси­хи­ат­рии — LSD-те­ра­пия. Па­ци­ен­ты при­ни­ма­ли пре­па­рат под кон­тро­лем вра­ча, а за­тем с его по­мо­щью пы­та­лись ин­тер­пре­ти­ро­вать гал­лю­ци­на­ции. То­гда же об­на­ру­жи­лось еще од­но «уди­ви­тель­ное» свой­ство кис­ло­ты: ока­за­лось, что LSD-три­пы (от ан­гл. trip — «пу­те­ше­ствие») мож­но про­грам­ми­ро­вать! То есть под воз­дей­стви­ем но­во­го сред­ства лю­ди ста­но­ви­лись чрез­вы­чай­но вну­ша­е­мы­ми.

Воз­мож­но, «кис­лот­ные» вра­чи и до­би­лись бы опре­де­лен­ных успе­хов в ле­че­нии пси­хи­че­ских за­бо­ле­ва­ний. Од­на­ко в 1960-е го­ды LSD по­па­ла на ули­цы — и на­ча­лась на­сто­я­щая «кис­лот­ная» ре­во­лю­ция. В от­ли­чие от ге­ро­и­на, кис­ло­та не вы­зы­ва­ла лом­ки, да и при­вы­ка­ния фи­зи­че­ско­го то­же, а по­то­му весь­ма по­лю­би­лась в бо­гем­ной сре­де. Счи­та­лось, что она рас­ши­ря­ет со­зна­ние, поз­во­ля­ет про­ник­нуть за грань ре­аль­но­сти, о чем мо­жет сви­де­тель­ство­вать твор­че­ство мно­гих ху­дож­ни­ков, по­этов, му­зы­кан­тов тех лет. Од­на­ко экс­пе­ри­мен­ты с чу­до-пре­па­ра­том, раз­ру­ша­ю­щим гра­ни­цы и от­кры­ва­ю­щим но­вые ми­ры, при­ве­ли к мас­со­вым пси­хо­зам, рас­строй­ствам лич­но­сти, са­мо­убий­ствам, и в 1971 го­ду LSD при­зна­ли нар­ко­ти­ком и за­пре­ти­ли во всем ми­ре. Од­на­ко неко­то­рые уче­ные до сих пор счи­та­ют, что под кон­тро­лем вра­ча пре­па­рат при­ме­нять мож­но и нуж­но — в ка­че­стве ле­кар­ства от раз­но­го ро­да за­ви­си­мо­стей и пси­хи­че­ских за­бо­ле­ва­ний. В 2008 го­ду в Швей­ца­рии раз­ре­ши­ли LSD-те­ра­пию тя­же­ло­боль­ных па­ци­ен­тов. Так что, воз­мож­но, че­рез неко­то­рое вре­мя мир уви­дит но­вый, усо­вер­шен­ство­ван­ный пре­па­рат на ос­но­ве ал­ка­ло­и­да спо­ры­ньи. Ко­неч­но же, аб­со­лют­но без­вред­ный.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.