Ли­шен­ные стра­ха: ме­до­еды про­тив всех

Veliky Providents - - Первая Страница -

Аф­ри­ка зна­ме­ни­та длин­ным спис­ком опас­ней­ших жи­вот­ных, от­ных спо­соб­ных с лег­ко­стью рас­пра­вить­ся как друг с дру­гом, так и с за­зе­вав­шим­ся ту­ри­стом. Ка­жет­ся, что для вы­жи­ва­ния сре­ди круп­ной аф­ри­кан­ской фауны тре­бу­ют­ся огром­ные зу­бы, брит­вен­ные ког­ти и уме­ние охо­тить­ся ста­я­ми, что, соб­ствен­но, и де­ла­ют мно­гие хищ­ни­ки. Но есть один уни­каль­ный зверь, ко­то­ро­го бо­ят­ся лео­пар­ды, львы, ги­е­ны, кро­ко­ди­лы и ко­ро­лев­ские коб­ры. Нет, это не слон и не но­со­рог, это лы­сый бар­сук, или ра­тель, бо­лее из­вест­ный как ме­до­ед.

Ли­шен­ные стра­ха

На пер­вый взгляд ме­до­ед не про­из­во­дит се­рьез­но­го впе­чат­ле­ния ни на­зва­ни­ем, ни внеш­ним ви­дом. Это уме­рен­но круп­ный пред­ста­ви­тель ку­ньих, до 80 сан­ти­мет­ров в дли­ну, ве­сом не бо­лее 16 ки­ло­грам­мов. Ко­ре­на­стое ту­ло­ви­ще, по­кры­тое бе­ло-се­рым ме­хом на го­ло­ве и спине, чер­ным — по осталь­ной по­верх­но­сти те­ла. На ко­рот­ких ла­пах вид­ны вну­ши­тель­ные ког­ти. В об­щем, вполне ти­пич­ный бар­сук, толь­ко с аф­ри­кан­ским ко­ло­ри­том. Чем же он за­слу­жил свою гроз­ную сла­ву?

Нач­нем с то­го, что ме­до­еды аб­со­лют­но бес­страш­ны. Вы слы­ша­ли о зна­ме­ни­том ме­ха­низ­ме для боль­шин­ства жи­вых су­ществ при столк­но­ве­нии с угро­зой: бей или бе­ги? Так вот, у ме­до­едов пункт «бе­ги» за­черк­нут. Пред­ставь­те кар­ти­ну: три бар­су­ка раз­ме­ром со среднюю со­ба­ку атакуют прайд из ше­сти обе­да­ю­щих ль­вов, про­го­ня­ют их и са­ми до­еда­ют до­бы­чу. А как на­счет ше­сти уже взрос­лых ль­вов, не спо­соб­ных убить един­ствен­но­го (!) ме­до­еда, бро­са­ю­ще­го­ся на них во вре­мя все­го столк­но­ве­ния, как ума­ли­шен­ный, и в кон­це кон­цов спо­кой­но скры­ва­ю­ще­го­ся в тра­ве? Зву­чит как от­лич­ный материал для аф­ри­кан­ских ле­генд, но это аб­со­лют­но ре­аль­ные ис­то­рии. По сви­ре­по­сти и упрям­ству с эти­ми бер­сер­ка­ми бар­су­чье­го ми­ра мо­гут по­тя­гать­ся раз­ве что род­ствен­ные им ро­со­ма­хи. Бы­ли за­фик­си­ро­ва­ны ис­клю­чи­тель­но ред­кие слу­чаи ги­бе­ли ме­до­едов от зу­бов ги­ен, ль­вов и лео­пар­дов, но каж­дый раз те от­би­ва­лись на­столь­ко от­ча­ян­но, что мож­но быть уве­рен­ны­ми: в сле­ду­ю­щий раз пер­вые хищ­ни­ки кон­ти­нен­та 20 раз по­ду­ма­ют, преж­де чем по­пы­та­ют­ся по­ужи­нать бар­су­ком.

Во­ору­же­ны и очень опас­ны

На­до за­ме­тить, что фир­мен­ную без­ба­шен­ность ме­до­еды вы­ра­бо­та­ли не на пу­стом ме­сте. При­ро­да щед­ро на­гра­ди­ла их ря­дом при­спо­соб­ле­ний для вы­жи­ва­ния, ко­то­ры­ми они поль­зу­ют­ся при каж­дом удоб­ном слу­чае. Ос­нов­ная за­щи­та ме­до­еда — его по­тря­са­ю­щая шку­ра, слу­жа­щая ему луч­ше лю­бой бро­ни. Тол­щи­ной око­ло 6 мил­ли­мет­ров, по­кры­тая жест­кой шер­стью, она иде­аль­но при­спо­соб­ле­на, что­бы за­щи­тить от зу­бов, ког­тей и игл лю­бых про­тив­ни­ков. Кро­ме то­го, шку­ра за­креп­ле­на на нем та­ким об­ра­зом, что ме­до­ед мо­жет от­но­си­тель­но сво­бод­но пе­ре­ме­щать- ся в ее гра­ни­цах. Ска­жем так, не сто­ит хва­тать ме­до­еда за за­гри­вок в на­деж­де из­бе­жать зу­бов и ког­тей — он непре­мен­но по­вер­нет­ся и цап­нет. Шку­ра на­столь­ко проч­ная, что ее не спо­соб­ны про­ко­лоть ни чрез­вы­чай­но ост­рые иг­лы аф­ри­кан­ских ди­коб­ра­зов, ни да­же стре­лы охот­ни­ков, осо­бен­но ес­ли по­па­да­ние не вполне точ­ное. Да­лее, ме­до­еды осна­ще­ны осо­бы­ми же­ле­за­ми, при опас­но­сти ис­пус­ка­ю­щи­ми от­вра­ти­тель­ный за­пах. У скун­сов дан­ный ме­ха­низм ра­бо­та­ет зна­чи­тель­но эф­фек­тив­нее, но это уже во­прос спе­ци­а­ли­за­ции. Зу­бы и ког­ти ме­до­еда усту­па­ют в раз­ме­рах льви­ным, но они чрез­вы­чай­но ост­рые и их хо­зя­ин пре­крас­но зна­ет, как ими поль­зо­вать­ся.

Ме­до­ед не толь­ко бес­стра­шен, но и ти­та­ни­че­ски вы­нос­лив, спо­соб­ный при слу­чае сра­жать­ся ча­са­ми, не про­яв­ляя ни ма­лей­ших при­зна­ков уста­ло­сти. Вам это­го ма­ло? А как на­счет изоб­ре­та­тель­но­го и весь­ма злоб­но­го ума, ко­то­рый в бою вклю­ча­ет­ся на пол­ную ка­туш­ку? Один из ши­ро­ко за­до­ку­мен­ти­ро­ван­ных спо­со­бов за­щи­ты ме­до­еда спо­со­бен по­верг­нуть в шок непод­го­тов­лен­ных чи­та­те­лей. Ес­ли ата­ку­ю­щий пре­вы­ша­ет бар­су­ка по раз­ме­рам, тот вы­би­ра­ет са­мое уяз­ви­мое ме­сто для контр­ата­ки — па­хо­вую об­ласть. Ряд столк­но­ве­ний ме­до­едов с сам­ца­ми би­зо­нов и ль­вов окан­чи­вал­ся смер­тью по­след­них: ме­до­еды по­про­сту от­ры­ва­ли им в бою ге­ни­та­лии, и те ис­те­ка­ли кро­вью. По­ла­гаю, это долж­но по­ста­вить жир­ную точ­ку в во­про­се, по­че­му хищ­ни­ки Африки об­хо­дят сто­ро­ной столь неболь­шо­го за­бав­но­го бар­су­ка…

Лю­би­те­ли змей

Воз­ни­ка­ет дру­гой ло­гич­ный во­прос: по­че­му эти шер­стя­ные по­рож­де­ния пре­ис­под­ней на­зы­ва­ют­ся «ме­до­еды», а не «де­мо­ны — от­гры­за­те­ли яиц»? Что тут мож­но ска­зать, ме­до­еды дей­стви­тель­но лю­бят по­ла­ко­мить­ся ме­дом. А еще ли­чин­ка­ми пчел. В об­щем-то, в ос­нов­ном ли­чин­ка­ми пчел, а ме­дом так, по хо­ду. А еще ли­чин­ка­ми лю­бых дру­гих на­се­ко­мых, да и са­ми­ми на­се­ко­мы­ми вме­сте с чле­ни­сто­но­ги­ми — скор­пи­о­на­ми на­при­мер. Не прочь ме­до­ед пе­ре­ку­сить яй­ца­ми птиц, да и са­ми­ми пти­ца­ми, зем­но­вод­ны­ми, пре­смы­ка­ю­щи­ми­ся, гры­зу­на­ми, ли­са­ми, ан­ти­ло­па­ми, кро­ко­ди­ла­ми... Неболь­ши­ми, ко­неч­но, а вы что по­ду­ма­ли? Ну и од­но из лю­би­мых ла­комств ме­до­едов — ядо­ви­тые змеи всех ви­дов и от­тен­ков, в част­но­сти ко­ро­лев­ские коб­ры. По­сле непро­дол­жи­тель­ной борь­бы с коб­рой ме­до­ед от­ры­ва­ет ей го­ло­ву и с на­сла­жде­ни­ем по­еда­ет ту­ло­ви­ще. Ес­ли та успе­ла его уку­сить, то яд, без­услов­но, по­дей­ству­ет… усы­пив бар­су­ка где-то на пол­ча­са. По­сле че­го он проснет­ся и про­дол­жит тра­пе­зу — не про­па­дать же доб­ру! Су­ще­ству­ет рас­про­стра­нен­ное мне­ние, что до­ро­гу к пче­ли­ным ульям ме­до­едам ука­зы­ва­ют птич- ки ме­до­указ­чи­ки, но это не бы­ло под­твер­жде­но на прак­ти­ке. Впро­чем, у ме­до­едов хва­та­ет моз­гов, что­бы са­мим отыс­кать пи­щу. Вы уже по­ня­ли, что этим ре­бя­там аб­со­лют­но все рав­но, что или ко­го жрать.

По­бег лю­бой це­ной

Рас­ска­зы­вая про мно­же­ство са­мых опас­ных су­ществ пла­не­ты, мож­но раз за ра­зом под­во­дить пе­чаль­ный итог: че­ло­век ока­зал­ся опас­нее всех, и те­перь их чис­лен­ность со­кра­ща­ет­ся. Но ме­до­ед не был бы ме­до­едом, ес­ли бы не мог по­сто­ять за се­бя и про­тив хо­зя­ев ми­ра. Случаются ли столк­но­ве­ния с людь­ми? Да, пе­ри­о­ди­че­ски. Ме­до­еды име­ют непри­ят­ную при­выч­ку разо­рять па­се­ки и ку­рят­ни­ки, при­чем по­жи­рать го­раз­до боль­ше до­бы­чи, чем нуж­но для вы­жи­ва­ния, и за­ди­рать ку­риц ра­ди за­ба­вы. Аф­ри­кан­ские фер­ме­ры бо­рют­ся с вре­ди­те­ля­ми с по­мо­щью кап­ка­нов, яда и ог­не­стрель­но­го ору­жия, но по­про­сту не спо­соб­ны все­рьез по­вли­ять на чис­лен­ность бар­су­ков. Охо­тить­ся же на ме­до­еда ра­ди шку­ры или мя­са ста­нет толь­ко са­мый по­след­ний псих.

Ме­до­еды пло­хо изу­че­ны: ме­ша­ет ноч­ной об­раз жиз­ни ну и, соб­ствен­но, сам факт су­ще­ство­ва­ния их в ка­че­стве ме­до­едов. Но нем­но­го­чис­лен­ные осо­би в зоо­пар­ках и за­по­вед­ни­ках по­ка­за­ли, что их ин­тел­лект превосходит все воз­мож­ные ожи­да­ния. Из­вест­на ис­то­рия ме­до­еда Стаф­фла, по- ка­зан­ная в филь­ме BBC «Ме­до­еды — масте­ра ха­о­са». Спа­сен­ный из ло­вуш­ки юный бар­сук вы­рос в ре­а­би­ли­та­ци­он­ном цен­тре Мо­хо­ло­хо­ло в На­ци­о­наль­ном пар­ке Крю­ге­ра. Стаф­фл был вполне дру­же­лю­бен с людь­ми, но со­вер­шен­но не же­лал си­деть вза­пер­ти и си­сте­ма­ти­че­ски сбе­гал из клет­ки. Спер­ва к нему под­се­ли­ли сам­ку по име­ни Ха­ми, что­бы тот не ску­чал. Стаф­фл обу­чил ее все­му, что знал сам, и они на­ча­ли сбе­гать вме­сте. Ес­ли не уда­ва­лось от­крыть за­движ­ку на две­ри клет­ки, они про­сто про­ка­пы­ва­ли ход на­ру­жу. То­гда па­роч­ку пе­ре­са­ди­ли в яму с бе­тон­ны­ми сте­на­ми. Ме­до­еды про­дол­жи­ли сбе­гать, ис­поль­зуя вет­ки окрест­ных де­ре­вьев, вы­ко­пан­ные кам­ни и про­сто гру­ды зем­ли, слу­чай­но уро­нен­ные в во­льер граб­ли и ло­па­ты… Они не стре­ми­лись по­ки­нуть за­по­вед­ник, им про­сто нра­ви­лось бе­гать по окру­ге, во­ро­вать еду из хо­ло­диль­ни­ка ди­рек­то­ра и до­ста­вать всех под­ряд. Пыл бар­су­ков осту­ди­ла толь­ко элек­три­че­ская огра­да, и то неиз­вест­но, на­дол­го ли.

При­ме­ры, ко­гда при­ро­да по­рож­да­ет столь уди­ви­тель­ное су­ще­ство, мож­но пе­ре­счи­тать по паль­цам. Ме­до­еда не за­бо­тит мне­ние окру­жа­ю­ще­го ми­ра, он — иде­аль­ное во­пло­ще­ние от­ва­ги, наг­ло­сти, изоб­ре­та­тель­но­сти и об­жор­ства. Очень спе­ци­фи­че­ское, но со­вер­шен­но ве­ли­ко­леп­ное со­зда­ние. Сер­гей ЕВТУШЕНКО

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.