Па­риж­ские тай­ны

Veliky Providents - - Кстати -

Боль­шин­ству на­ших со­граж­дан имя Эже­на Сю ни­че­го не го­во­рит. Мень­шин­ство уве­рен­но от­ве­тит: «Он — ав­тор «Па­риж­ских тайн». Да, и его обо­жа­ют чи­та­те­ли за­ру­беж­ной мас­со­вой ли­те­ра­ту­ры, сре­ди ко­то­рых «Па­риж­ские тай­ны» так же ко­ти­ру­ют­ся, как «Уне­сен­ные вет­ром».

А во­об­ще био­гра­фия у это­го пи­са­те­ля по­ис­ти­не уди­ви­тель­ная. Ма­ри Жо­зеф Сю ро­дил­ся 26 ян­ва­ря 1804 го­да в се­мье вра­ча. Отец его сде­лал го­ло­во­кру­жи­тель­ную ка­рье­ру: из ря­до­во­го вра­ча превратился в глав­но­го ле­ка­ря им­пе­ра­тор­ской гвар­дии, лич­но­го дру­га На­по­лео­на, а по­сле ре­став­ра­ции Бур­бо­нов — в ко­ро­лев­ско­го вра­ча и чле­на Ме­ди­цин­ской ака­де­мии. Так что его мла­де­нец Ма­ри Жо­зеф по­лу­чит бле­стя­щих крест­ных: Жо­зе­фи­ну Бо­гарне (вско­ре из же­ны пер­во­го кон­су­ла пре­вра­тив­шу­ю­ся в им­пе­ра­три­цу) и па­сын­ка На­по­лео­на, Ев­ге­ния Бо­гарне (бу­ду­ще­го прин­ца). Ма­ри Жо­зеф окон­чил ари­сто­кра­ти­че­ский Кол­леж де Бур­бон, об­за­вел­ся ве­ли­ко­свет­ски­ми дру­зья­ми, про­сла­вил­ся бо­гем­ны­ми ку­те­жа­ми. С 1825 го­да Жо­зеф Сю от нече­го де­лать вре­мя от вре­ме­ни об­ра­ща­ет­ся к ли­те­ра­ту­ре: пи­шет вме­сте с дру­зья­ми пье­сы. По­сле смер­ти от­ца он ста­но­вит­ся на­след­ни­ком фан­та­сти­че­ской рен­ты в 80 ты­сяч фран­ков. Ве­дет жизнь свет­ско­го льва: тра­тит день­ги на­ле­во и на­пра­во, ме­ня­ет жен­щин, ста­но­вит­ся од­ним из пер­вых ден­ди Па­ри­жа. А за­од­но Эжен Сю (та­ков его псев­до­ним) пре­вра­ща­ет­ся в мод­но­го пи­са­те­ля. Он эпа­ти­ру­ет бур­жуа сво­и­ми экс­тра­ва­гант­ны­ми вы­ход­ка­ми, устра­и­ва­ет неви­дан­ные ор­гии, ку­рит опий и вся­че­ски кор­чит из се­бя ци­ни­ка и бай­ро­ни­че­ско­го ге­роя.

Бы­то­пи­са­тель без­дель­ни­ков и пе­вец на­ро­да

Вра­ща­ясь в ари­сто­кра­ти­че­ском об­ще­стве, Сю при­сталь­но изу­ча­ет быт выс­ше­го све­та. И он ему не нра­вит­ся, а по­то­му его ро­ма­ны по­хо­жи на ка­ри­ка­ту­ру. На са­ти­ру. И по­пу­ляр­ность их рас­тет, а зна­чит, рас­тет и чис­ло его врагов. Мно­гие бо­гем­ные са­ло­ны за­кры­ва­ют пе­ред ним две­ри. Оскорб­лен­ные ари­сто­кра­ты, вче­раш­ние дру­зья втя­ги­ва­ют Сю в тща­тель­но под­го­тов­лен­ные фи­нан­со­вые опе­ра­ции, ко­то­рые разо­ря­ют пи­са­те­ля. Вот это месть! Ко­неч­но, по­сле это­го его бро­са­ют по­след­ние дру­зья, ухо­дит лю­би­мая жен­щи­на. Эжен в от­ча­я­нии. Но тут его зна­ко­мят с ра­бо­чим и по­ли­ти­че­ским ак­ти­ви­стом Фю­же­ром, и эта встре­ча ме­ня­ет всю даль­ней­шую жизнь пи­са­те­ля. Фю­жер, та­лант­ли­вый ора­тор-са­мо­уч­ка, убеж­ден­ный со­ци­а­лист, со­вер­шен­но оше­ло­мил Эже­на. Пи­са­тель про­сто от­ка­зы­вал­ся ве­рить, что обыч­ный ра­бо­чий, не по­лу­чив­ший ни­ка­ко­го об­ра­зо­ва­ния, мог так бле­стя­ще раз­би­рать­ся в во­про­сах фи­ло­со­фии, по­ли­ти­ки! Вот это та­лант! И Эжен идет в на­род. Он от­кры­ва­ет для се­бя но­вый мир. Оде­ва­ет­ся в блу­зу ма­сте­ро­во­го, по­се­ща­ет ра­бо­чие со­бра­ния, слу­ша­ет спо­ры о со­ци­а­лиз­ме... Ре­зуль­та­том стал ро­ман «Па­риж­ские тай­ны». Его на­пе­ча­та­ли в 1842-м, и успех был оглу­ши­тель­ный. Го­во­рят, необ­ра­зо­ван­ные учи­лись гра­мо­те, что­бы про­чи­тать «Па­риж­ские тай­ны». Ро­ман чи­тал­ся и горячо об­суж­дал­ся во всех сло­ях об­ще­ства, но осо­бен­но сре­ди ра­бо­чих и ре­мес­лен­ни­ков. Ко­неч­но, ари­сто­кра­ты пле­ва­лись, ра­зу­ме­ет­ся, ре­ак­ци­он­ные га­зе­ты счи­та­ли сво­им дол­гом клей­мить произведение и его ав­то­ра, а про­грес­сив­ные — за­щи­щать. Но Сю был од­ним из са­мых зна­ме­ни­тых пи­са­те­лей.

Суд над пи­са­те­лем

В фев­ра­ле 1848 го­да, ко­гда про­изо­шла ре­во­лю­ция и бы­ла про­воз­гла­ше­на Вто­рая рес­пуб­ли­ка, Эжен Сю всту­пил в пар­тию со­ци­а­ли­стов-де­мо­кра­тов. Он ак­тив­но участ­во­вал в по­ли­ти­че­ской жиз­ни, из­да­вал га­зе­ту «Де­ре­вен­ский рес­пуб­ли­ка­нец», из­би­рал­ся в За­ко­но­да­тель­ное со­бра­ние и пи­сал но­вый ро­ман — «Тай­ны на­ро­да». Вот за эту оду ре­во­лю­ции на него и по­да­ли в суд. Об­ви­ни­тель­ный акт гла­сил: в ро­мане со­дер­жат­ся «при­зы­вы к вос­ста­нию», оправ­ды­ва­ет­ся «на­си­лие и ца­ре­убий­ство», воз­буж­да­ет­ся «нена­висть к кон­сти­ту­ци­он­но­му пра­ви­тель­ству»…

По­сле пе­ре­во­ро­та 2 де­каб­ря 1851 го­да Сю эми­гри­ро­вал. Он по­ки­нул Францию де­мон­стра­тив­но, как стра­ну, пре­дав­шую ре­во­лю­цию. И по­се­лил­ся в Бель­гии, где на­чал пи­сать но­вый ре­во­лю­ци­он­ный ро­ман — «Тай­ны ми­ра», ед­кий пам­флет на ка­то­ли­че­скую цер­ковь… Сю вы­зы­вал столь­ко нена­ви­сти у вла­сти, у силь­ных ми­ра се­го, на него вы­ли­ва­ли столь­ко по­мо­ев, что его за­га­доч­ная смерть в ав­гу­сте1857-го тут же бы­ла объ­яв­ле­на по­ли­ти­че­ским убий­ством. Ско­рее все­го, так и бы­ло. По­хо­ро­ны Эже­на про­шли в спеш­ке, вскры­тие не про­из­во­ди­лось. В ка­че­стве при­чи­ны смер­ти фи­гу­ри­ро­ва­ли три со­вер­шен­но вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щих ди­а­гно­за. Зна­ме­ни­тый хи­мик и ме­дик Фран­с­уа-Вен­сан Рас­пай пря­мо за­явил, что Сю был отрав­лен и во­прос толь­ко в том, чем его отра­ви­ли — мы­шья­ком или су­ле­мой. Са­мые осве­дом­лен­ные счи­та­ли, что убий­ство Эже­на бы­ло со­вер­ше­но по спе­ци­аль­но­му ука­за­нию На­по­лео­на III. А осу­ще­стви­ла его лю­бов­ни­ца пи­са­те­ля — аван­тю­рист­ка Ма­ри де Сольмс. Кста­ти, На­по­ле­он III осы­пал ее ми­ло­стя­ми сра­зу по­сле смер­ти Сю. Не­кро­ло­гов о смер­ти пи­са­те­ля не бы­ло — ни в Бель­гии, ни в Па­ри­же. Вот та­кие па­риж­ские тай­ны...

Материал под­го­то­ви­ла Инна ШЕВ­ЧЕН­КО

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.