Кто сто­ит за по­жа­ра­ми в зоне от­чуж­де­ния

Vesti - - NEWS -

Слу­чив­ше­е­ся в Чер­но­быль­ской зоне бы­ло неслу­чай­но. «На ме­сте пожара об­на­ру­жи­ли фа­ке­лы, и сей­час след­ствен­ные ор­га­ны уста­нав­ли­ва­ют их при­над­леж­ность», — за­явил пред­се­да­тель Го­су­дар­ствен­ной по­гра­нич­ной служ­бы Ни­ко­лай Че­чет­кин. По фак­ту пожара в Чер­но­быль­ской зоне уже от­кры­ли уго­лов­ное про­из­вод­ство. Впро­чем, за по­след­ние че­ты­ре го­да лес­ной по­жар в зоне от­чуж­де­ния стал при­выч­ным яв­ле­ни­ем. Так, в 2015 го­ду воз­го­ра­ние охва­ти­ло око­ло 400 га ле­са. По­жар ту­ши­ли несколь­ко дней, и по­чти сра­зу ГСЧС озву­чи­ла пред­ва­ри­тель­ную при­чи­ну: под­жог или неосто­рож­ное об­ра­ще­ние с ог­нем. В еди­ном го­су­дар­ствен­ном ре­ест­ре су­деб­ных ре­ше­ний мы отыс­ка­ли де­ло, ко­то­рое ка­са­ет­ся тех со­бы­тий, — Иван­ков­ский рай­он­ный суд от­крыл сле­до­ва­те­лю до­ступ ко всем до­ку­мен­там Го­са­гент­ства Укра­и­ны по управ­ле­нию зо­ной от­чуж­де­ния для изу­че­ния об­сто­я­тельств воз­ник­но­ве­ния пожара. Но ка­ко­вы бы­ли ре­зуль­та­ты про­ве­ден­ных след­ствен­ных дей­ствий — за­гад­ка. Во вся­ком слу­чае, дан­ных больше нет.

БИЗ­НЕС НА ДРЕ­ВЕ­СИНЕ

В 2017 го­ду по фак­ту но­во­го пожара в де­ле по­яви­лось больше де­та­лей. Как вы­яс­ни­ли «Ве­сти» из сво­их ис­точ­ни­ков в след­ствии, ко­гда дис­пет­че­ры по­ли­ции уви­де­ли дым, то от­пра­ви­ли на ме­сто ЧП ин­спек­то­ров, ко­то­рые об­на­ру­жи­ли, как из ле­са вы­ез­жа­ют два трак­то­ра, гру­жен­ные дре­ве­си­ной. Как по­ка­за­ла экс­пер­ти­за, из ма­шин, на ко­то­рых, кста­ти, не бы­ло ни­ка­ких ре­ги­стра­ци­он­ных до­ку­мен­тов, вы­ли­ва­лось мас­ло.

А в 2016 го­ду и во­все при­чин не на­зы­ва­ли. «За по­след­ние го­ды уже бы­ли от­кры­ты уго­лов­ные де­ла по фак­ту по­жа­ров в зоне от­чуж­де­ния, но де­та­ли и ре­зуль­та­ты рас­сле­до­ва­ния из­вест­ны лишь след­ствен­ным под­раз­де­ле­ни­ям», — го­во­рит «Ве­стям» пресс­сек­ре­тарь по­ли­ции Ки­ев­ской об­ла­сти Ни­ко­лай Жу­ко­вич. Де­ло же с трак­то­ра­ми, как вы­яс­ни­ли «Ве­сти», бла­го­по­луч­но за­глох­ло. Не ис­клю­че­но, что при­чи­на столь ча­стых по­жа­ров и их «эф­фек­тив­но­го» рас­сле­до­ва­ния кро­ет­ся в биз­нес-ин­те­ре­сах. В 2016 го­ду га­зе­та New York Times со­об­щи­ла о неза­кон­ной вы­руб­ке ле­са в зоне от­чуж­де­ния и про­цве­та­нии неле­галь­но­го биз­не­са. Пи­са­ли об этом и «Ве­сти». «Де­ре­вья вы­ру­ба­ют де­сят­ка­ми гек­та­ров, при­чем цен­ные де­ре­вья (дуб, оль­ха, явор, бук), ко­то­рым по 70–80 лет. Ос­нов­ная мас­са вы­во­зит­ся ве­че­ром или но­чью, в вы­ход­ные. Как толь­ко ма­ши­на вы­еха­ла за пре­де­лы зо­ны — у гру­за по­яв­ля­ют­ся дру­гие, ле­галь­ные, до­ку­мен­ты», — рас­ска­зал нам на усло­ви­ях ано­ним­но­сти мест­ный лес­ник. В боль­шин­стве слу­ча­ев у та­кой дре­ве­си­ны ра­ди­а­ци­он­ный фон пре­вы­шен в два-три ра­за, и, не­смот­ря на это, из нее де­ла­ют ме­бель. «Но пробле­ма в том, что обыч­ны­ми бы­то­вы­ми до­зи­мет­ра­ми ра­ди­а­цию об­на­ру­жить слож­но — нуж­ны ла­бо­ра­тор­ные ис­сле­до­ва­ния», — по­яс­нил нам эко­лог Вла­ди­мир Бо­рей­ко. Жу­ко­вич об этом зна­ет: «До се­го­дняш­не­го дня по­сту­па­ли за­яв­ле­ния о неза­кон­ной вы­руб­ке ле­са, а, со­от­вет­ствен­но, долж­ны бы­ли и от­крыть­ся уго­лов­ные де­ла по это­му фак­ту. Но в этом го­ду, ка­жет­ся, по­доб­ных за­яв­ле­ний еще не бы­ло». В ре­ест­ре су­деб­ных ре­ше­ний мы отыс­ка­ли уго­лов­ные про­из­вод­ства по по­во­ду неза­кон­ной вы­руб­ки. К при­ме­ру, в 2015 го­ду суд от­стра­нил от за­ни­ма­е­мой долж­но­сти глав­но­го ин­же­не­ра лес­но­го хо­зяй­ства «Чер­но­быль­ская пу­ща» по фак­ту то­го, что ин­же­нер оформ­лял вы­руб­ку ле­са раз­ным ли­цам зад­ним чис­лом.

ЯНТАРЬ И МЕТАЛЛ

Еще один про­мы­сел в Чернобыле — это ме­тал­лы. «Жи­те­ли окрест­ных сел хо­дят в зо­ну от­чуж­де­ния как на ра­бо­ту — во­ро­вать металл. При­чем ты­рят не по кар­ма­нам — за­ез­жа­ют на мо­то­цик­лах, уа­зи­ках, «жи­гу­лях» и вы­во­зят все, что пло­хо ле­жит. Столь­ко лет про­шло, но сы­рья еще хва­та­ет, — рас­ска­зы­ва­ет «Ве­стям» мест­ный лес­ник, уве­ряя, что этот про­мы­сел осо­бо ни­кем не кон­тро­ли­ру­ет­ся. — А вот дре­ве­си­на, да. Тут за всем этим очень вли­я­тель­ные лю­ди сто­ят, это же огром­ные день­ги». В по­след­нее вре­мя в Чер­но­быль ста­ли на­ве­ды­вать­ся и за ян­та­рем. «Янтарь ча­ще до­бы­ва­ют со сто­ро­ны По­лес­ско­го рай­о­на на Ки­ев­щине, но есть факты, что его на­ча­ли мыть и в са­мой Чер­но­быль­ской зоне», — про­дол­жа­ет наш со­бе­сед­ник. Ко­па­те­лей уже за­дер­жи­ва­ли. Прав­да, те от­де­лы­ва­ют­ся толь­ко штра­фа­ми.

ЗАЙДЕТ ЛЮ­БОЙ

Тер­ри­то­рия зо­ны от­чуж­де­ния кон­тро­ли­ру­ет­ся спе­цве­дом­ством — Го­са­гент­ством Укра­и­ны по управ­ле­нию зо­ной от­чуж­де­ния. Этот ор­ган фик­си­ру­ет все дей­ствия, ко­то­рые про­ис­хо­дят на его тер­ри­то­рии, в том чис­ле вы­да­ет раз­ре­ше­ния на по­се­ще­ния Чер­но­бы­ля. «Лю­бой же­ла­ю­щий, ко­то­ро­му есть 18 лет и он не име­ет ни­ка­ких про­ти­во­по­ка­за­ний, мо­жет от­пра­вить нам за­яв­ку и по­пасть на тер­ри­то­рию зо­ны от­чуж­де­ния. У нас од­но офи­ци­аль­ное КПП ра­бо­та­ет на въезд-вы­езд — это «Ди­тят­ки». Вся тер­ри­то­рия охра­ня­ет­ся, но не вез­де есть ограж­де­ние». Впро­чем, стал­ке­ры с хо­ду мо­гут на­звать де­сят­ки мест, че­рез ко­то­рые бес­пре­пят­ствен­но мож­но по­пасть в зо­ну от­чуж­де­ния. Не­ле­га­лов пе­ри­о­ди­че­ски ло­вят, но, как и ко­па­те­лей, на­ка­зы­ва­ют лишь штра­фа­ми. В на­ча­ле июня вла­сти за­яви­ли о со­зда­нии но­во­го про­ек­та — «Чер­но­быль — куль­тур­но-ту­ри­сти­че­ская до­сто­при­ме­ча­тель­ность Укра­и­ны». По сло­вам чи­нов­ни­ков, зо­на от­чуж­де­ния смо­жет принести нема­лый до­ход в бюд­жет, так как яв­ля­ет­ся по­пу­ляр­ным ту­ри­сти­че­ским ме­стом. Прав­да, об объ­е­мах фи­нан­си­ро­ва­ния и сро­ках ре­а­ли­за­ции про­ек­та по­ка не уточ­ня­ет­ся.

«Ос­нов­ная мас­са де­ре­вьев вы­зо­вит­ся но­чью или в вы­ход­ные»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.