УРА, НЕ ВЗЯ­ЛИ!

КАК ПРО­ХО­ДИТ СА­МЫЙ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНЫЙ ПРИ­ЗЫВ

Vesti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ан­на СТАСЕНКО

По­чти ме­сяц как в Укра­ине стар­то­вал при­зыв на сроч­ную служ­бу, ко­то­рый в этом го­ду про­длит­ся до Но­во­го го­да. В Ми­но­бо­ро­ны ре­ши­ли дать в этот раз не ме­сяц, а це­лых три для на­бо­ра необ­хо­ди­мо­го ко­ли­че­ства но­во­бран­цев — офи­ци­аль­но по­то­му, что при­звать пла­ни­ру­ют на 40% боль­ше. А имен­но 17 960 че­ло­век: 9010 при­зыв­ни­ков по­па­дут в ВСУ, 6500 — в На­ци­о­наль­ную гвар­дию, 1550 — в Го­су­дар­ствен­ную по­гра­нич­ную служ­бу и 900 — в Го­су­дар­ствен­ную спе­ци­аль­ную служ­бу транс­пор­та. Впро­чем, неофи­ци­аль­но во­ен­ко­мы го­во­рят о том, что за ме­сяц на­брать во­об­ще ни­ко­го не мо­гут. Как идет ра­бо­та по при­зы­ву на са­мом де­ле? «Ве­сти» под ви­дом же­ла­ю­ще­го тру­до­устро­ить­ся по­об­ща­лись с ра­бот­ни­ка­ми од­но­го из цен­траль­ных во­ен­ко­ма­тов сто­ли­цы.

В ВО­ЕН­КО­МА­ТЕ ТОЛЬ­КО ДЕ­ВУШ­КИ

К во­ен­ко­ма­ту я подъ­е­ха­ла утром, че­рез час по­сле от­кры­тия, и да­же сра­зу не по­ня­ла, ту­да ли по­па­ла — во­круг ни ду­ши. На про­ход­ной встре­ти­ла двух ми­ло­вид­ных де­ву­шек-де­жур­ных в во­ен­ной фор­ме. Услы­шав, что я хо­чу ви­деть во­ен­ко­ма, они со­об­щи­ли, что он уехал на со­ве­ща­ние. За­мы то­же от­сут­ству­ют, но, ес­ли я ска­жу, что ме­ня ин­те­ре­су­ет, они под­ска­жут, к ко­му об­ра­тить­ся. При­шлось со­об­щить, что при­шла устра­и­вать­ся на ра­бо­ту пси­хо­ло­гом.

По­ка иду по пу­стым ко­ри­до­рам пер­во­го эта­жа, изу­чаю таб­лич­ки на две­рях. За од­ной оформ­ля­ют при­зыв­ни­ков, за дру­гой они про­хо­дят мед­ко­мис­сию, за тре­тьей вы­да­ют при­пис­ное, даль­ше ра­бо­та­ют с кон­тракт­ни­ка­ми, но, что ин­те­рес­но, кро­ме со­труд­ниц во­ен­ко­ма­та в ко­ри­до­рах ни­ко­го нет.

— А ку­да вы сво­их со­труд­ни­ков­муж­чин де­ли? — не вы­дер­жав, ин­те­ре­су­юсь в от­де­ле кад­ров.

— Кто на со­ве­ща­ние уехал, а кто за­нят сбо­ром при­зыв­ни­ков. У нас се­зон при­зы­ва, все в «по­лях», — объ­яс­ня­ет Свет­ла­на, со вздо­хом за­кла­ды­вая в прин­тер пач­ку бу­ма­ги.

— По­вест­ки, небось, пе­ча­та­е­те? — спра­ши­ваю, ки­вая на тех­ни­ку.

— Да они уже дав­но от­пе­ча­та­ны и разо­сла­ны, вот толь­ко тол­ку ма­ло, — при­зна­ет­ся со­труд­ни­ца во­ен­ко­ма­та. — Мо­ло­дежь к нам на ар­кане не за­та­щишь. Что мы толь­ко не де­ла­ли! В учеб­ные за­ве­де­ния хо­ди­ли, рас­ска­зы­ва­ли, что не сто­ит бо­ять­ся ар­мии, что за вре­мя служ­бы у них по­явят­ся но­вые дру­зья, опыт об­ра­ще­ния с ору­жи­ем, а еще они воз­му­жа­ют и из­ме­нят­ся. Все бес­по­лез­но. Се­го­дня мо­ло­дежь толь­ко га­д­же­ты ин­те­ре­су­ют да соц­се­ти. Бо­лее то­го, они же спра­ши­ва­ют у слу­жив­ших зна­ко­мых, как в ар­мии, а те рас­ска­зы­ва­ют о де­дов­щине, о том, чем кор­мят, где и в ка­ких усло­ви­ях жи­вут, с чем стал­ки­ва­ют­ся, и у мо­ло­дых лю­дей же­ла­ние от­па­да­ет служить. Ес­ли бы в во­ин­ских ча­стях все бы­ло на выс­шем уровне, то­гда бы и у во­ен­ко­мов про­блем с при­зыв­ни­ка­ми не бы­ло. А так мы все­гда ви­но­ва­ты в том, что ма­ло кто хо­чет ид­ти служить.

— Так, мо­жет, на­до бы­ло от­ка­зать­ся от сроч­ной служ­бы, со­зда­вать толь­ко кон­тракт­ную ар­мию?

— Так и на кон­тракт мы най­ти лю­дей не мо­жем. Нам нече­го им пред­ло­жить. Для них же то­же усло­вия не со­зда­ют, про­слу­жив по кон­трак­ту год-два, ухо­дят.

7НЕТ УСЛОВИЙ;

В во­ен­ко­ма­те вспо­ми­на­ют: при СССР, кро­ме то­го что служ­ба в ар­мии бы­ла по­чет­ной обя­зан­но­стью, каж­до­му она да­ва­ла еще и мас­су льгот. В вуз слу­жив­шие по­сту­па­ли вне кон­кур­са и с ми­ни­маль­ны­ми бал­ла­ми, кро­ме то­го, за­тем мож­но бы­ло пой­ти на ра­бо­ту в гос­служ­бу или же в си­ло­вые струк­ту­ры. Но се­го­дня, се­ту­ют в во­ен­ко­ма­те, го­су­дар­ство не мо­жет пред­ло­жить за­щит­ни­кам Оте­че­ства ни­ка­ких пре­иму­ществ. «На этот осен­ний при­зыв Ка­б­мин вы­де­лил 64,96 млн грн, а на каж­до­го — 3617,13 грн. Из этих де­нег 93,13 грн идет на под­го­тов­ку и про­ве­де­ние при­зы­ва, а остав­ши­е­ся 3524 грн бу­дут вы­пла­че­ны са­мим при­зыв­ни­кам. Но мно­гие на граж­дан­ке за­ра­ба­ты­ва­ют боль­ше», — се­ту­ет Свет­ла­на.

Бо­лее то­го, как при­зна­ет­ся жен­щи­на, ма­те­ри­аль­ное обес­пе­че­ние ар­мии се­го­дня со­став­ля­ет же­лать луч­ше­го. Да­же кон­тракт­ни­кам при­хо­дит­ся са­мим се­бе по­ку­пать доб­рот­ные ве­щи: то, что им вы­да­ют, и на се­зон не хва­тит. А еще мно­го­го да­же нет в на­ли­чии. Толь­ко за свои день­ги на­до ку­пить.

— Но вот с но­во­го го­да вы за­ра­бо­та­е­те по-но­во­му, в усо­вер­шен­ство­ван­ных офи­сах. Ми­нистр обо­ро­ны утвер­дил план со­зда­ния тер­ри­то­ри­аль­ных цен­тров ком­плек­то­ва­ния и со­ци­аль­ной под­держ­ки на ба­зе во­ен­ных ко­мис­са­ри­а­тов. То­гда-то ра­бо­та пой­дет?

— Мы лю­ди во­ен­ные и в сказ­ки ма­ло ве­рим, — взды­ха­ет Свет­ла­на — Уже сколь­ко лет не мо­гут со­здать еди­ную элек­трон­ную ба­зу при­зыв­ни­ков, а вы про ка­кие-то цен­тры го­во­ри­те! Нам бы ре­монт в по­ме­ще- ни­ях сде­ла­ли, да зар­пла­ты под­ня­ли, а то же­ла­ю­щих ра­бо­тать за че­ты­ре ты­ся­чи ма­ло на­хо­дит­ся.

ПО СОБ­СТВЕН­НОЙ ВОЛЕ

В это вре­мя за две­рью по­слы­ша­лись муж­ские го­ло­са, ко­то­рые по пу­стын­но­му ко­ри­до­ру про­ка­ти­лись гро­мом. Не­уже­ли при­зыв­ни­ки яви­лись?! Быст­ро про­ща­юсь с со­труд­ни­ца­ми и бе­гу к вы­хо­ду.

На неудоб­ных де­ре­вян­ных лав­ках по­яви­лись двое: один в во­ен­ной фор­ме, лет трид­ца­ти, си­дит на­про­тив две­ри с над­пи­сью «Мед­ко­мис­сия». Вто­рой, ху­до­ща­вый па­ре­нек, ждет, что­бы зай­ти в ка­би­нет «При­зыв­ной пункт». Алек­сандр, так пред­ста­вил­ся па­ре­нек, рас­ска­зал, что ему 19 лет и он сам при­шел в во­ен­ко­мат, по­сколь­ку хо­чет служить: «Я ни­ку­да не по­сту­пил, у ме­ня ма­ло бал­лов бы­ло, год до­ма про­си­дел. А сей­час по­со­ве­то­вал­ся с ро­ди­те­ля­ми, и мы вме­сте ре­ши­ли, что пол­то­ра го­да в ар­мии мне пой­дут на поль­зу. Уже вы­брал Нац­г­вар­дию, бу­ду служить в Ки­е­ве или под Ки­е­вом».

— Но ты же в кур­се, что они по­сто­ян­но за­дей­ство­ва­ны в охране об­ще­ствен­но­го по­ряд­ка под ВР, Ка­б­ми­ном, да ма­ло ли где еще, плюс жа­ра, хо­лод. Ты к это­му го­тов?

— Ну да, я узна­вал. Ду­маю, ни­че­го страш­но­го. Но для ме­ня глав­ное, что ря­дом с до­мом бу­ду, в уволь­ни­тель­ные смо­гу до­мой при­ез­жать и с дру­зья­ми встре­чать­ся.

— Дру­зья твои с то­бой идут служить?

— Нет, они и ме­ня от­го­ва­ри­ва­ли от ар­мии. Де­дов­щи­ной пу­га­ли. Я ин­те­ре­со­вал­ся — де­дов­щи­на встре­ча­ет­ся, но, ду­маю, пе­ре­жи­ву. А служ­ба мне в бу­ду­щем при­го­дит­ся, ес­ли за­хо­чу, оста­нусь даль­ше служить в Нац­г­вар­дии.

Как при­знал­ся Алек­сандр, его сверст­ни­ки в ар­мию не хо­тят. И на­силь­но их не за­та­щить: од­ни учат­ся в ву­зе, дру­гие уеха­ли за гра­ни­цу.

«Вот ви­ди­те, с чем мы стал­ки­ва­ем­ся каж­дый день, — вме­ши­ва­ет­ся в раз­го­вор офи­цер.— Се­го­дня пра­ви­тель­ство де­ла­ет все, что­бы хо­тя бы по­ста­вить на учет всех во­ен­но­обя­зан­ных, при­пис­ное тре­бу­ют вез­де — при про­пис­ке, тру­до­устрой­стве, по­ступ­ле­нии на уче­бу, да­же при же­нить­бе. Но и это не по­мо­га­ет, от нас пря­чут­ся, нас из­бе­га­ют».

Как ока­за­лось, он до­ста­вил на мед­ко­мис­сию двух при­зыв­ни­ков. Как ему это уда­лось, не при­знал­ся, но один юр­кий юно­ша очень до­воль­ный уже вы­ско­чил из ка­би­не­та.

— За­бра­ко­ва­ли, не про­шел мед­ко­мис­сию, — сияя, про­из­нес он и впри­прыж­ку по­ки­нул сте­ны во­ен­ко­ма­та. Офи­цер толь­ко раз­вел ру­ка­ми. За час, про­ве­ден­ный в сто­лич­ном во­ен­ко­ма­те, кро­ме од­но­го доб­ро­воль­ца и двух счаст­лив­чи­ков, по­явив­ших­ся вме­сте с офи­це­ром, боль­ше ни­кто не при­шел.

— Так вы зав­тра при­хо­ди­те, зав­тра при­зыв­ни­ки долж­ны быть, — го­во­рит де­жур­ная, улы­ба­ясь.

Уже про­ща­ясь, за­даю му­чав­ший ме­ня во­прос: «А как же вы, де­вуш­ки, при­зыв­ни­ков, ко­то­рые за­хо­тят уй­ти без спро­са, удер­жи­вать бу­де­те?» В от­вет де­жур­ные рас­сме­я­лись: «Сво­им оба­я­ни­ем и жен­ски­ми ча­ра­ми!»

«Мо­ло­дежь к нам на ар­кане не за­та­щишь, че­го мы толь­ко не де­ла­ли...»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.