В дру­гих ре­ги­о­нах: блок­по­сты, ви­не­грет и тан­ки

Vesti - - СПЕЦРЕПОРТАЖ ВЕСТЕЙ - МАРЧЕНКО

НА БЛОКПОСТАХ ОТЛАВЛИВАЮТ ТОЛЬ­КО ПЬЯ­НЫХ ВО­ДИ­ТЕ­ЛЕЙ

Первое, что бро­са­ет­ся в глаза в Вин­ни­це, — это блок­по­сты, где круг­ло­су­точ­но де­жу­рят полиция и бой­цы Нац­г­вар­дии. «Офи­ци­аль­но — про­ве­ря­ют по­до­зри­тель­ных лю­дей и ав­то­мо­би­ли. А нео­фи­ци­аль­но — про­сто спят в ма­ши­нах. Го­род у нас спо­кой­ный, по­до­зри­тель­но­го ма­ло», — от­ме­ча­ет жи­тель­ни­ца Вин­ни­цы Ма­рия Оста­фи­чук. Оби­та­те­ли ре­ги­о­на, тра­ди­ци­он­но счи­та­ю­ще­го­ся «вот­чи­ной пре­зи­ден­та», недо­уме­ва­ют, за­чем в об­ла­сти нуж­но бы­ло вво­дить во­ен­ное по­ло­же­ние. В Ми­но­бо­ро­ны объ­яс­ня­ют это тем, что об­ласть гра­ни­чит с Прид­не­стро­вьем: непри­знан­ную рес­пуб­ли­ку под­дер­жи­ва­ют в РФ, а зна­чит, ря­дом с об­ла­стью опас­ный со­сед.

Как со­об­щи­ли «Ве­стям» в Со­ве­те обо­ро­ны Вин­ниц­кой об­ла­сти, тут со­зда­ли го­ря­чую ли­нию для кон­суль­та­ции на­се­ле­ния по всем во­про­сам, свя­зан­ным с во­ен­ным по­ло­же­ни­ем. Но, как го­во­рят са­ми вин­ни­чане, на «го­ря­чей ли­нии ма­ло кто и что мо­жет объ­яс­нить». На­при­мер, с вве­де­ни­ем во­ен­но­го по­ло­же­ния Штаб обо­ро­ны за­пре­тил граж­дан­ским ли­цам носить во­ен­ную фор­му и ее эле­мен­ты. Ис­клю­че­ние — во­ен­но­слу­жа­щие ВСУ, СБУ, Нац­г­вар­дии, Гос­по­гранслуж­бы и дру­гих го­су­дар­ствен­ных силовых струк­тур. На все слу­чаи без­осно­ва­тель­но­го но­ше­ния во­ен­ной фор­мы в шта­бе по­обе­ща­ли опе­ра­тив­ную ре­ак­цию. При этом в Вин­ни­це есть струк­ту­ры, фор­ма ко­то­рых на­по­ми­на­ет во­ен­ную. К при­ме­ру, му­ни­ци­паль­ная полиция. Там от по­доб­но­го ре­ше­ния слег­ка рас­те­ря­лись.

Так­же об­ласт­ная власть за­пре­ти­ла охо­тить­ся вбли­зи границы

— в Пе­с­чан­ском и Ям­поль­ском рай­о­нах, а так­же про­во­дить фо­то- и ви­део­съем­ку вбли­зи границы без раз­ре­ше­ния.

ВО­ЕН­НЫМ ЗАПРЕТИЛИ БРАТЬ БОЛЬНИЧНЫЕ И ОТМЕНИЛИ ВЫ­ХОД­НЫЕ

Боль­ше всех на во­ен­ное по­ло­же­ние жа­лу­ют­ся са­ми военные и со­труд­ни­ки силовых струк­тур. «От­пус­ка, вы­ход­ные — все отменили. Да­же на боль­нич­ный уй­ти невоз­мож­но — во­ен­ное по­ло­же­ние. Офи­ци­аль­но вро­де и воз­мож­но, но нео­фи­ци­аль­но на­чаль­ство очень ко­со на это смот­рит и сра­зу: «От­ко­сить хо­ти­те?» — по­де­лил­ся по­гра­нич­ник из Мо­ги­ле­ва-По­доль­ско­го. «Рань­ше служ­бу нес­ли с пи­сто­ле­том и ав­то­ма­том. Сей­час вы­да­ли пу­ле­ме­ты Ка­лаш­ни­ко­ва и гра­на­ты. Работаем чуть ли не круг­ло­су­точ­но. Се­год­ня на ра­бо­те с двух ча­сов но­чи, вче­ра в де­сять ве­че­ра за­кон­чи­ли. Уже с ног ва­лим­ся», — рас­ска­зы­ва­ет «Ве­стям» боец под­раз­де­ле­ния взво­да фи­зи­че­ской без­опас­но­сти по­ли­ции охра­ны Харь­ко­ва.

При этом во­ен­но­слу­жа­щие и со­труд­ни­ки силовых струк­тур недо­уме­ва­ют: за­чем все это? Нет ни­ка­ких при­зна­ков внеш­ней агрес­сии, в го­ро­дах, где дей­ству­ет во­ен­ное по­ло­же­ние, то­же вро­де все спо­кой­но. По­лу­ча­ет­ся, все си­лы бро­ше­ны. Толь­ко вот непо­нят­но на что…

ЛЮ­ДИ БО­ЯТ­СЯ ДЕ­ФИ­ЦИ­ТА И ВОЕНКОМАТОВ

О том, что про­ис­хо­дит в Хер­соне, рассказала на сво­ей стра­нич­ке в со­ци­аль­ных се­тях Алиса Вилкс. «В Хер­соне на­чал­ся сбор ре­зер­ви­стов и «бой­цов» тер­ри­то­ри­аль­ной обо­ро­ны. На уче­ния с 5 декабря. В свя­зи с этим се­год­ня на­ша кон­то­ра ли­ши­лась элек­три­ка, ибо он уда­рил­ся в бе­га со сло­ва­ми: «Да ну его на х…р!» До этого я ли­ши­лась под­чи­нен­но­го, ко­то­рый не за­хо­тел при­звать­ся на служ­бу. Это ка­та­стро­фа!» — пи­шет Алиса Вилкс.

В ко­мис­са­ри­а­тах граж­дан про­сят не па­ни­ко­вать, Укра­и­на ведь не ата­ку­ет и не на­па­да­ет. Но да­ле­ко не все го­то­вы по­тра­тить 20 су­ток на военные уче­ния на полигоне.

«У ме­ня брат во­е­вал, пол­го­да на­зад уехал в Поль­шу на за­ра­бот­ки. Хо­тел вер­нуть­ся, но я от­го­во­ри­ла — он три го­да на пе­ре­до­вой в око­пах про­си­дел. Опять ведь мо­гут за­брать. Пусть луч­ше в Поль­ше си­дит. А его при­я­тель, то­же атош­ник, уехал по­за­вче­ра в Сло­ва­кию ра­бо­тать на ав­то­мо­биль­ном за­во­де. Да­же не знаю, как он гра­ни­цу про­шел», — рас­ска­зы­ва­ет харь­ков­чан­ка Ев­ге­ния. «3 декабря муж уехал в Чер­кас­ское Но­во­мос­ков­ско­го рай­о­на на 20 су­ток на сбо­ры. Го­во­рит, кор­меж­ка ни­ка­кая — на обед се­год­ня был хлеб и ви­не­грет, со­сто­я­щий из кар­то­фе­ля и свек­лы. А вче­ра да­ва­ли жареный кар­то­фель на ка­ком-то ком­би­жи­ре. За­чем звать му­жи­ков на сбо­ры, ес­ли их кор­мить нечем?» — недо­уме­ва­ет жи­тель­ни­ца Дне­пра Ал­ла Ч.

ТАН­КИ ДЛЯ МАРИУПОЛЯ

От­но­си­тель­но спо­кой­но от­ре­а­ги­ро­ва­ли на вве­де­ние во­ен­но­го по­ло­же­ния в Ма­ри­у­по­ле. Мест­ные от­ме­ча­ют, что при­вык­ли к жиз­ни у фрон­та, к уси­лен­ным пат­ру­лям, при­сут­ствию во­ен­ных в городе и во­ен­ной тех­ни­ки. «В порт Мариуполя при­е­ха­ло «успо­ко­и­тель­ное». Тан­ко­вая ро­та успо­ко­ит ко­го угод­но. Эту кар­ти­ну на­блю­да­ли около 30 жур­на­ли­стов под ру­ко­вод­ством за­ме­сти­те­ля ми­ни­стра обо­ро­ны» — так про­ком­мен­ти­ро­вал жур­на­лист Сер­гей Тах­ма­зов соб­ствен­ную фо­то­гра­фию несколь­ких де­сят­ков тан­ков в пор­ту Мариуполя.

Хо­тя это ско­рее шут­ка. В действительности имен­но в при­фрон­то­вых рай­о­нах лю­ди оза­бо­че­ны боль­ше все­го. Во-пер­вых, мно­гие ез­дят к род­ствен­ни­кам за ли­нию фрон­та (и на­обо­рот). На­при­мер, че­рез Мариуполь идет марш­рут­ка Бер­дянск — Гор­лов­ка (че­рез Ман­гуш, Мариуполь, Вол­но­ва­ху, До­нецк, Ма­ке­ев­ку, Яси­но­ва­тую, Ена­ки­е­во). На дан­ный мо­мент пе­ре­ме­ще­ние че­рез гра­ни­цу с «на­род­ны­ми рес­пуб­ли­ка­ми» не огра­ни­че­но: всех впус­ка­ют и вы­пус­ка­ют.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.