ЗЕМЛЯ ПОД МОРАТОРИЕМ

В Укра­ине уже 18 лет идет дис­кус­сия, сто­ит ли от­кры­вать ры­нок сель­хоз­зе­мель. «Ве­сти» раз­би­ра­лись, чем мо­жет обер­нуть­ся для нас сня­тие мо­ра­то­рия, кто в нем за­ин­те­ре­со­ван и как об­сто­ят де­ла в этом во­про­се у ев­ро­пей­ских со­се­дей

Vesti - - НОВОСТИ - Ан­тон ДРАННИК [email protected]

В пред­две­рии Но­во­го го­да пар­ла­мен­та­рии в де­ся­тый раз про­дли­ли мо­ра­то­рий на про­да­жу сель­хоз­зе­мель. Это зна­чит, что со­зда­ние пол­но­цен­но­го рын­ка зем­ли от­кла­ды­ва­ет­ся ми­ни­мум до 2020 го­да. Как го­во­рят сто­рон­ни­ки мо­ра­то­рия, для за­пус­ка пол­но­цен­но­го рын­ка зем­ли в Укра­ине не хва­та­ет чет­ких пра­вил иг­ры, ко­то­рые нар­де­пы с экс­пер­та­ми пла­ни­ру­ют на­пи­сать до мар­та сле­ду­ю­ще­го го­да. Тем вре­ме­нем мнения экс­пер­тов кар­ди­наль­но разо­шлись. Од­ни уве­ря­ют, что мо­ра­то­рий не да­ет укра­ин­ско­му биз­не­су раз­ви­вать­ся и пре­пят­ству­ет ин­ве­сти­ци­ям, дру­гие — что он обе­ре­га­ет се­лян от воз­мож­но­го рей­дер­ства. «Ве­сти» раз­би­ра­лись, чем мо­жет обер­нуть­ся для Укра­и­ны сня­тие мо­ра­то­рия, ко­му он вы­го­ден и как об­сто­ят де­ла в этом во­про­се у ев­ро­пей­ских со­се­дей.

ПО­КА БЕЗ ПРА­ВИЛ

Как рас­ска­зал «Ве­стям» за­мгла­вы аг­рар­но­го ко­ми­те­та ВР Алек­сандр Ба­ку­мен­ко, глав­ной при­чи­ной пе­ре­но­са сро­ков сня­тия мо­ра­то­рия ста­ло от­сут­ствие за­ко­на «Об обо­ро­те зем­ли», ко­то­рый дол­жен опре­де­лить чет­кие пра­ви­ла иг­ры и уста­но­вить ряд огра­ни­че­ний. «Без это­го за­ко­на рын­ка зем­ли в Укра­ине быть не мо­жет. Над его раз­ра­бот­кой сей­час в ко­ми­те­те ра­бо­та­ет боль­шая груп­па лю­дей, в ко­то­рую вхо­дят все участ­ни­ки аг­рар­но­го рын­ка и экс­пер­ты Все­мир­но­го бан­ка. Ду­маю, в кон­це мар­та 2019 го­да проект бу­дет под­го­тов­лен. Он бу­дет ре­шать сра­зу мно­го во­про­сов. На­при­мер, кто смо­жет по­ку­пать зем­лю в Укра­ине, как опре­де­лять сто­и­мость. По­сле че­го мы от­да­дим его на экс­пер­ти­зу об­ще­ствен­но­сти. И где-то в кон­це мая он бу­дет вне­сен в Ра­ду», — ска­зал Ба­ку­мен­ко. По его сло­вам, еще од­ним сдер­жи­ва­ю­щим фак­то­ром ста­ло от­сут­ствие ан­ти­рей­дер­ско­го за­ко­но­да­тель­ства в аг­рар­ной сфе­ре.

К сло­ву, ра­нее раз­ра­бот­кой за­ко­на про обо­рот зем­ли за­ни­ма­лось Ми­ни­стер­ство аг­рар­ной по­ли­ти­ки, ко­то­ро­му это бы­ло по­ру­че­но еще в 2015 го­ду. С то­го вре­ме­ни чи­нов­ни­ки под­го­то­ви­ли некий до­ку­мент, ко­то­рый сей­час до­ра­ба­ты­ва­ет­ся. Сре­ди про­че­го, он со­дер­жит нор­му о за­пре­те по­куп­ки сель­хоз­зе­мель ино­стран­ца­ми, при этом мак­си­маль­ный по­рог соб­ствен­но­сти од­но­го укра­ин­ца не дол­жен пре­вы­шать 200 га. Кро­ме то­го, он преду­смат­ри­ва­ет вве­де­ние ан­тис­пе­ку­ля­тив­но­го на­ло­га за про­да­жу участ­ка рань­ше, чем спу­стя три го­да по­сле его по­куп­ки.

ЗА И ПРО­ТИВ

Спо­ры от­но­си­тель­но то­го, ну­жен или нет в Укра­ине сво­бод­ный ры­нок зем­ли, ве­дут­ся уже 18-й год. Но до сих пор экс­пер­ты не мо­гут прий­ти к об­ще­му мне­нию. Од­ни го­во­рят, что по­сле от­кры­тия рын­ка се­ляне про­да­дут свою зем­лю и оста­нут­ся у раз­би­то­го ко­ры­та, дру­гие ука­зы­ва­ют, что глав­ны­ми про­тив­ни­ка­ми сня­тия мо­ра­то­рия яв­ля­ют­ся круп­ные аг­ро­хол­дин­ги, ко­то­рые сей­час прак­ти­че­ски за бес­це­нок арен­ду­ют паи се­лян. Кро­ме то­го, эко­но­мист Юрий Гав­ри­леч­ко от­ме­ча­ет, что сня­тие мо­ра­то­рия в ны­неш­них усло­ви­ях мо­жет обер­нуть­ся са­мой на­сто­я­щей «вой­ной за зем­ли». «Толь­ко в 2018 го­ду в аг­рар­ной сфе­ре бы­ло око­ло 500 слу­ча­ев, ко­гда вно­си­лись прав­ки в ре­ест­ры с це­лью отобрать уро­жай и соб­ствен­ность. Ес­ли бы раз­ре­ши­ли про­да­вать зем­лю, мы бы столк­ну­лись с мас­со­вым рей­дер­ством. А по­ка нет го­су­дар­ствен­ной за­щи­ты, един­ствен­ная воз­мож­ность у лю­дей за­щи­щать свою соб­ствен­ность — это во­ору­жен­ное со­про­тив­ле­ние. Ни­ка­ких дру­гих ва­ри­ан­тов нет», — уве­рен Гав­ри­леч­ко. По его мне­нию, кро­ме за­ко­на об обо­ро­те зе­мель до сня­тия мо­ра­то­рия сле­ду­ет раз­ра­бо­тать еще ряд до­ку­мен­тов, ко­то­рые чет­ко опре­де­ля­ли бы нор­мы зем­ле­поль­зо­ва­ния, что­бы обес­пе­чить за­бот­ли­вое поль­зо­ва­ние са­мой зем­лей. Впро­чем, пре­зи­дент ас­со­ци­а­ции «Зе­мель­ный со­юз Укра­и­ны» Ан­дрей Ко­шиль уве­ря­ет, что боль­шин­ство стра­ши­лок силь­но пре­уве­ли­че­ны. «Ес­ли се­год­ня от­крыть ры­нок зем­ли, то, ско­рее все­го, ни­ка­ких ка­та­стро­фи­че­ских по­след­ствий не бу­дет. Во­пер­вых, у нас и сей­час есть за­прет на при­об­ре­те­ние зем­ли ино­стран­ца­ми, а во-вто­рых, земля в Укра­ине очень силь­но сег­мен­ти­ро­ва­на и раз­бро­са­на меж­ду мел­ки­ми соб­ствен­ни­ка­ми. Сред­ний пай в Укра­ине — это 4 га, а для ве­де­ния то­вар­но­го сель­хоз­про­из­вод­ства не­об­хо­ди­мо ми­ни­мум 1 тыс. га. По­это­му, ку­пив один та­кой уча­сток, аг­ро­хол­дин­гам при­дет­ся до­го­ва­ри­вать­ся с вла­дель­ца­ми со­сед­них двух, трех, де­ся­ти па­ев. Это слиш­ком непред­ска­зу­е­мый для биз­не­са путь. По­это­му ка­та­стро­фы не бу­дет. Мо­ра­то­рий се­год­ня — это боль­ше по­ли­ти­ка, чем эко­но­ми­ка», — ска­зал «Ве­стям» Ко­шиль. По его сло­вам, рас­ска­зы по­ли­ти­ков о мас­со­вой рас­про­да­же зе­мель в слу­чае от­ме­ны мо­ра­то­рия — не бо­лее чем миф. «Се­ляне не толь­ко зна­ют це­ну сво­их зе­мель, но еще и силь­но ее пе­ре­оце­ни­ва­ют. Мы про­во­ди­ли ис­сле­до­ва­ние и рас­спра­ши­ва­ли соб­ствен­ни­ков па­ев, за сколь­ко бы они бы­ли го­то­вы про­дать свою зем­лю. Так вот сред­не­взве­шен­ная це­на гек­та­ра пая, ко­то­рую се­год­ня хотят по­лу­чить соб­ствен­ни­ки, со­став­ля­ет $22 тыс., что да­же боль­ше, чем в со­сед­ней Поль­ше. Это яв­но не укла­ды­ва­ет­ся в эко­но­ми­ку сель­хоз­пред­при­я­тий, ко­то­рые сей­час по­лу­ча­ют от $300–500 c гек­та­ра зем­ли и го­то­вы по­ку­пать зем­лю где-то в пре­де­лах $2-3 тыс. за гек­тар. То есть це­на спро­са и пред­ло­же­ния от­ли­ча­ют­ся в 10 раз! По­это­му на­ив­но ду­мать, что лю­ди от­да­дут за бес­це­нок свою зем­лю. А те, кто это го­во­рит, ви­ди­мо, ни ра­зу не об­ща­лись с соб­ствен­ни­ка­ми па­ев и, тем бо­лее, не пы­та­лись ку­пить у них зем­лю, пус­кай да­же по до­го­во­ру эм­фи­те­в­зи­са (до­го­вор о дол­го­сроч­ной арен­де, но с усло­ви­ем вы­пла­ты всей сум­мы в момент сдел­ки. — Авт.)», — ска­зал «Ве­стям» Ко­шиль.

В то же вре­мя он от­ме­тил, что со­хра­не­ние мо­ра­то­рия все же вы­год­но аг­ро­про­из­во­ди­те­лям. «Сей­час они услов­но пла­тят $100 аренд­ной пла­ты с гек­та­ра в год, а так бы им при­шлось ис­кать день­ги для вы­ку­па этих зе­мель по $20 тыс. По­это­му в це­лом все те, кто арен­ду­ет сей­час у се­лян зем­лю, по­лу­ча­ют опре­де­лен­ную вы­го­ду», — ска­зал «Ве­стям» Ко­шиль. При­зы­ва­ют по­ско­рее снять мо­ра­то­рий и в Укра­ин­ском клу­бе аг­рар­но­го биз­не­са (УКАБ). Там, в част­но­сти, го­во­рят, что мо­ра­то­рий бло­ки­ру­ет раз­ви­тие укра­ин­ской эко­но­ми­ки и пре­пят­ству­ет ин­ве­сти­ци­ям. «Да, с рын­ком по­до­ро­жа­ют и земля, и арен­да. Но от­кры­ва­ют­ся дру­гие воз­мож­но­сти — мож­но по­лу­чить кре­дит под за­лог и сде­лать оро­ше­ние. И на той же зем­ле мож­но бу­дет с од­но­го гек­та­ра вы­рас­тить и за­ра­бо­тать боль­ше. Зем­лю мож­но бу­дет вне­сти в устав­ный ка­пи­тал пред­при­я­тия. Кро­ме то­го, из-за мо­ра­то­рия пред­при­ни­ма­те­ли не мо­гут пла­ни­ро­вать свою ра­бо­ту доль­ше, чем на год, по­сколь­ку неиз­вест­но, что бу­дет зав­тра. Ни­кто не ре­ша­ет­ся за­пус­кать про­ек­ты с боль­ши­ми сро­ка­ми оку­па­е­мо­сти — стро­и­тель­ство оро­ше­ния, жи­вот­но­вод­ство. Без при­вле­че­ния ино­стран­ных ин­ве­сто­ров мы не смо­жем рас­ти. В это же вре­мя аг­рар­ные сек­то­ры дру­гих стран, с ко­то­ры­ми мы кон­ку­ри­ру­ем, рас­тут. И ес­ли че­рез три-пять лет мы не на­вер­ста­ем, то по­те­ря­ем свою меж­ду­на­род­ную кон­ку­рент­ную спо­соб­ность. Аг­рар­ный сек­тор — это 50% про­дук­ции, ко­то­рая экс­пор­ти­ру­ет­ся, и то­гда бу­дет слож­но го­во­рить о пер­спек­тив­ном бу­ду­щем», — от­ме­тил ди­рек­тор УКАБ Та­рас Вы­соц­кий.

КАКИЕ СХЕМЫ СУЩЕСТВУЮТ

В то же вре­мя экс­пер­ты от­ме­ча­ют, что, не­смот­ря на огра­ни­че­ния, ры­нок сель­хоз­зе­мель в Укра­ине есть. Бо­лее то­го, до­ста­точ­но ожив­лен­ный. «Ры­нок бо­лее чем жи­вой. Са­мая рас­про­стра­нен­ня схе­ма при­об­ре­те­ния зем­ли се­год­ня — это по­куп­ка об­ще­ства с огра­ни­чен­ной от­вет­ствен­но­стью (ООО. — Авт.) с пра­ва­ми арен­ды на срок 50 лет. При этом в до­го­во­ре арен­ды про­пи­сы­ва­ют пункт, по ко­то­ро­му при сня­тии мо­ра­то­рия арен­да­тор име­ет пер­во­оче­ред­ное пра­во на уго­дья. И как толь­ко за­прет от­ме­нят, они по­лу­чат паи. Та­ким об­ра­зом круп­ней­шие аг­ро­хол­дин­ги вла­де­ют в Укра­ине бо­лее чем 600 тыс. гек­та­ров зем­ли. Еще од­ной по­пу­ляр­ной схе­мой яв­ля­ет­ся ме­на участ­ков, хо­тя она не все­гда за­кон­на. И на­ко­нец — по­куп­ка с ис­поль­зо­ва­ни­ем до­го­во­ров эм­фи­те­в­зи­са», — рас­ска­зы­ва­ет Ко­шиль. Под­твер­жда­ет сло­ва экс­пер­та и ис­сле­до­ва­ние Все­мир­но­го бан­ка «Мо­ни­то­ринг зе­мель­ных от­но­ше­ний». Со­глас­но нему, за два го­да су­ще­ствен­но вы­рос­ло ко­ли­че­ство про­ве­ден­ных зе­мель­ных аук­ци­о­нов. За это вре­мя на них бы­ло вы­став­ле­но 7,3 тыс. участ­ков сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го на­зна­че­ния и осу­ществ­ле­но 3,6 млн тран­зак­ций по смене вла­дель­ца или поль­зо­ва­те­ля участ­ка, при­чем 89,5% из них ка­са­лись имен­но сель­хоз­зе­мель. К сло­ву, в 2017 го­ду в Укра­ине сред­няя аренд­ная пла­та за один гек­тар сель­ско­хо­зяй­ствен­ной зем­ли со­став­ля­ла 1,4 тыс. грн (41 ев­ро). В ЕС са­мая до­ро­гая арен­да — в Ни­дер­лан­дах, 791 ев­ро/га, а са­мая де­ше­вая — в Лат­вии, 46 ев­ро/га.

КАК В ЕС?

Что ка­са­ет­ся стран ЕС, то еди­ных пра­вил в во­про­се про­да­жи сель­хоз­зе­мель там не су­ще­ству­ет. При­ме­ром стра­ны с наи­бо­лее раз­ви­тым за­ко­но­да­тель­ством в этой об­ла­сти яв­ля­ет­ся Да­ния. В этой стране вы­пи­са­ны чет­кие тре­бо­ва­ния как к арен­да­то­ру, так и к по­ку­па­те­лю. Сре­ди про­че­го, в Да­нии при­об­ре­сти зем­лю мо­гут лишь те фер­ме­ры, ко­то­рые про­жи­ли в сель­ской мест­но­сти не ме­нее вось­ми лет, име­ют опыт ра­бо­ты в сель­ском хо­зяй­стве и со­от­вет­ству­ю­щее об­ра­зо­ва­ние. При этом так­же уста­нав­ли­ва­ет­ся верх­няя гра­ни­ца зем­ле­поль­зо­ва­ния — 150 га. В Гер­ма­нии пе­ре­ход прав соб­ствен­но­сти тре­бу­ет спе­ци­аль­ных раз­ре­ше­ний и преду­смат­ри­ва­ет за­прет на изъ­я­тие сель­ско­хо­зяй­ствен­ных зе­мель на несель­ско­хо­зяй­ствен­ные це­ли. Во Фран­ции в те­че­ние бо­лее 30 лет су­ще­ству­ет слож­ная си­сте­ма кон­тро­ля рын­ка зем­ли. За­кон тре­бу­ет раз­ре­ше­ния вла­стей при лю­бом ак­те куп­ли-про­да­жи зем­ли или сда­чи ее в арен­ду. А в Швей­ца­рии при­об­ре­тать зем­лю мо­жет лишь тот, кто ее об­ра­ба­ты­ва­ет.

«Не­смот­ря на мо­ра­то­рий, за два го­да в Укра­ине бы­ло осу­ществ­ле­но 3,6 млн сде­лок с зем­лей»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.