СКО­РАЯ НЕ ПО­ЛО­ЖЕ­НА. КАК В УКРА­ИНЕ ЛЕЧАТ ОТ КОРИ И ПОЧЕМУ ОТ НЕЕ УМИ­РА­ЮТ

Жур­на­ли­сту «Ве­стей» при­шлось на се­бе ис­пы­тать ре­фор­мы укра­ин­ской ме­ди­ци­ны. Ди­а­гноз по­ста­ви­ли да­ле­ко не сра­зу, а в ин­фек­ци­он­ную боль­ни­цу с тем­пе­ра­ту­рой вра­чи от­пра­ви­ли на так­си - мол, ско­рая не по­ло­же­на

Vesti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Рок­со­ла­на ПЕТ­РЕН­КО

В на­сту­пив­шем 2019 году в Укра­ине от кори уже умер­ли два че­ло­ве­ка. 1 ян­ва­ря это был двух­лет­ний ма­лыш, при­быв­ший в Жи­то­мир­скую об­ласт­ную боль­ни­цу из Бер­ди­че­ва. Вра­чи кон­ста­ти­ро­ва­ли, что маль­чик был при­вит вак­ци­ной КПК в воз­расте од­но­го го­да, но это его не спас­ло. А вче­ра в Ро­вен­ской об­ла­сти скон­чал­ся 40-лет­ний муж­чи­на.

В Мин­здра­ве под­счи­та­ли, что в про­шлом году ко­рью за­бо­ле­ли свы­ше 54 ты­сяч че­ло­век. Скон­ча­лись из них 16 че­ло­век — 12 де­тей и чет­ве­ро взрос­лых. По сте­че­нию об­сто­я­тельств, в ста­ти­сти­ку за­бо­лев­ших по­пал и кор­ре­спон­дент «Ве­стей». И узнал на сво­ей шку­ре, как в Укра­ине лечат эту опас­ную бо­лезнь и почему от нее уми­ра­ют лю­ди.

СКО­РАЯ НЕ ЗА­БИ­РА­ЕТ, ВРАЧ НЕ ПРИ­ДЕТ

Пер­вые признаки «про­сту­ды» я по­чув­ство­ва­ла еще в пят­ни­цу — ло­мо­та во всем те­ле, лег­кое пер­ше­ние в гор­ле. Про­сту­да — с кем не бы­ва­ет. В ход по­шли чай с ма­ли­ной и таб­лет­ки от гор­ла. А уже в суб­бо­ту тем­пе­ра­ту­ра под­ско­чи­ла до 39, боль в гор­ле уси­ли­лась, по­яви­лись на­сморк и ка­шель.

При­шлось вве­сти в дей­ствие «тя­же­лую ар­тил­ле­рию» — от па­ра­це­та­мо­ла до ну­ро­фе­на экс­пресс-фор­те сто­и­мо­стью чуть бо­лее 100 гри­вен. Плюс таб­лет­ки от каш­ля и от бо­ли в гор­ле. Но тем­пе­ра­ту­ра упор­но не хо­те­ла па­дать.

«Ты же вся бе­лая как сте­на!» — воз­му­ти­лась в вос­кре­се­нье ве­че­ром со­сед­ка, за­шед­шая про­ве­дать ме­ня боль­ную. И убе­ди­ла ме­ня вы­звать ско­рую.

По­жи­лой се­до­вла­сый док­тор с уста­лы­ми гла­за­ми вни­ма­тель­но по­смот­рел в гор­ло и ска­зал, что на­блю­да­ет там несколь­ко «бля­шек» — а зна­чит у ме­ня на­чи­на­ет­ся ан­ги­на.

«Сде­лаю вам на ночь укол ди­мед­ро­ла с аналь­ги­ном, что­бы сбить тем­пе­ра­ту­ру, а зав­тра с утра иди­те к сво­е­му се­мей­но­му док­то­ру. По но­вым пра­ви­лам, мы вас ни­ку­да за­брать уже не мо­жем. Ре­фор­ма…» — раз­вел ру­ка­ми док­тор и вса­дил шприц в мяг­кое ме­сто.

Но но­чью ди­мед­рол с аналь­ги­ном не по­мог­ли, тем­пе­ра­ту­ра не па­да­ла, а на­обо­рот — по­вы­ша­лась. К то­му же до­ба­вил­ся ка­шель — на­столь­ко на­стой­чи­вый, что к утру от него бо­ле­ли лег­кие, реб­ра, мыш­цы и во­об­ще вся груд­ная клет­ка. Каж­дый при­ступ каш­ля на­чи­нал­ся в лег­ких и за­кан­чи­вал­ся, по ощу­ще­ни­ям, где-то в го­ло­ве.

В по­не­дель­ник утром при­шлось зво­нить в ам­бу­ла­то­рию. Там со­об­щи­ли, что док­то­ра на дом уже не хо­дят. Да и во­об­ще — я еще не под­пи­са­ла кон­тракт с се­мей­ным вра­чом. Да, я все за­тя­ги­ва­ла под­пи­са­ние кон­трак­та и за­тя­ну­ла до кон­ца го­да и бо­лез­ни.

Ид­ти с тем­пе­ра­ту­рой под 40 в ам­бу­ла­то­рию и си­деть в трех­ки­ло­мет­ро­вой оче­ре­ди к док­то­ру не хо­те­лось, да и бес­сон­ная от каш­ля ночь да­ва­ла о се­бе знать. По­это­му при­шлось на сло­во по­ве­рить вра­чу со ско­рой и за­нять­ся с удво­ен­ной си­лой ле­че­ни­ем ан­ги­ны.

Арсенал ме­ди­ка­мен­тов рос на гла­зах — в ап­те­ку бе­га­ли со­се­ди, ку­мо­вья, ре­бе­нок. Еще боль­шим на ку­хон­ном сто­ле ока­зал­ся арсенал средств от каш­ля: АЦЦ, асиб­рокс, пуль­мо­бриз, пек­тол­ван, ам­брок­сол.

«Я те­бе да­же «Ат­му» ку­пи­ла. Це­лых 165 гри­вен от­да­ла за ма­лень­кую бу­ты­лоч­ку. Ух и ле­кар­ства от каш­ля нын­че сто­ят», — за­яви­ла по­дру­га, пе­ре­да­вая че­рез по­рог квар­ти­ры па­кет с ме­ди­ка- мен­та­ми. Все во­круг бы­ли уве­ре­ны, что у ме­ня то ли ан­ги­на, то ли грипп, и пред­по­чи­та­ли дер­жать­ся на рас­сто­я­нии.

Но ни ка­шель, ни тем­пе­ра­ту­ра не про­хо­ди­ли. А я на­ча­ла за­ду­мы­вать­ся — уж не ту­бер­ку­лез ли у ме­ня, раз ни­че­го от каш­ля не по­мо­га­ет.

5ДОБИРАЙТЕСЬ СВО­ИМ ХОДОМ8

В сре­ду ко всем вы­ше­пе­ре­чис­лен­ным симп­то­мам до­ба­ви­лась сыпь на гру­ди и на жи­во­те. При­шлось со­брать си­лы и ид­ти в ам­бу­ла­то­рию. Бла­го, оче­редь бы­ла от­но­си­тель­но неболь­шая — пе­ре­до мной все­го несколь­ко че­ло­век.

«Что-то мне ва­ши лег­кие не нра­вят­ся. Воз­мож­но вос­па­ле­ние, ко­то­рое не про­слу­ши­ва­ет­ся, — со­об­щи­ла мо­ло­дая док­тор, про­слу­шав мои грудь и спи­ну. — Да и сыпь стран­ная. Вы­пи­шу-ка я вам на­прав­ле­ние в те­ра­пию. Иди­те до­мой, со­би­рай­те ве­щи, вы­зы­вай­те ско­рую и ез­жай­те в го­род­скую боль­ни­цу. Там вам и сни­мок сде­ла­ют, и ин­фек­ци­о­ни­ста вы­зо­вут, что­бы на ва­шу сыпь по­смот­рел».

До­ма в ста­рую спор­тив­ную сум­ку с неболь­ши­ми пе­ре­дыш­ка­ми я сло­жи­ла по­стель­ное бе­лье, ха­лат, ноч­ную ру­баш­ку, до­маш­ние та­поч­ки, та­рел­ку, ложку, чаш­ку, па­ру по­ло­те­нец, сред­ства лич­ной ги­ги­е­ны. И, во­ору­жив­шись еще и па­ке­том со все­ми сво­и­ми мед­пре­па­ра­та­ми, на ско­рой по­еха­ла в при­ем­ный по­кой го­род­ской боль­ни­цы.

«Вот сей­час ме­ня по­ло­жат и я, на­ко­нец-то, усну», — на­ив­но по­ду­ма­лось в ста­ром хо­лод­ном УАЗи­ке. Но в при­ем­ном по­кое ждал сюр­приз. Ме­ня сра­зу же от­пра­ви­ли в оче­редь де­лать сни­мок лег­ких. По­том я ушла му­чать­ся в дру­гую оче­редь — к док­то­ру, ко­то­рый дол­жен рас­шиф­ро­вать сни­мок. «Вос­па­ле­ния ни­ка­ко­го нет», — вы­нес­ла вер­дикт док­тор.

Со сним­ком при­шлось воз­вра­щать­ся в при­ем­ный по­кой, от­ку­да ме­ня от­пра­ви­ли в ря­дом сто­я­щую по­ли­кли­ни­ку — в ка­би­нет к ин­фек­ци­о­ни­сту, что­бы оце­ни­ли мою сыпь. «У вас корь. 100%», — со­об­щи­ла мне мо­ло­дая врач-ин­фек­ци­о­нист и вы­да­ла ка­ку­ю­то бу­маж­ку. Как ока­за­лось — на­прав­ле­ние в ин­фек­ци­он­ную боль­ни­цу.

При­шлось воз­вра­щать­ся в при­ем­ное от­де­ле­ние боль­ни­цы за сво­и­ми ве­ща­ми. А там ме­ня опять ждал сюр­приз — вез­ти в ин­фек­ци­он­ную боль­ни­цу из обыч­ной ме­ня ни­кто не со­би­рал­ся. Пред­ло­жи­ли вы­звать так­си и ехать сво­им хо­дом. С ди­а­гно­зом — корь… Врач сам вы­звал для ме­ня так­си, посколь­ку мой те­ле­фон раз­ря­дил­ся.

ПО­КОЙ НАМ ТОЛЬ­КО СНИТ­СЯ

Это был день оче­ре­дей и сюр­при­зов. При­е­хав по ад­ре­су, ку­да ме­ня на­пра­ви­ли док­то­ра, я вы­яс­ни­ла, что ин­фек­ци­он­ная боль­ни­ца здесь уже па­ру лет как не ра­бо­та­ет. По­хо­див воз­ле зда­ния и по­за­гля­ды­вав в ок­на без штор, я, чест­но го­во­ря, хо­те­ла од­но­го — упасть вме­сте с сум­кой под за­бо­ром, пусть слу­чай­ные про­хо­жие вы­зо­вут ско­рую и пусть ме­ня хоть ку­да­то уже за­бе­рут. Толь­ко бы по­ле­жать.

Но, как на­зло, в ту­пич­ке и про­хо­жих не бы­ло. При­шлось та­щить­ся на со­сед­нюю ули­цу, хва­тать за ру­кав про­хо­же­го и про­сить опять вы­звать мне так­си. Сла­ва Бо­гу, что дис­пет­чер так­си зна­ла, ку­да пе­ре­нес­ли взрос­лую ин­фек­ци­он­ную боль­ни­цу, и ме­ня, на­ко­нец-то, при­вез­ли по пра­виль­но­му ад­ре­су.

Оформ­ляв­шая ме­ня врач ки­ва­ла го­ло­вой, слу­шая, как я сквозь ка­шель пы­та­юсь ска­зать, кто я, от­ку­да, сколь­ко мне лет и как дав­но у ме­ня по­яви­лась сыпь. «Очень тя­же­лая!» — был за­клю­чи­тель­ный вер­дикт. Ме­ня про­ве­ли в бокс, где я упа­ла на кро­вать. Как ока­за­лось, зря — по­то­му что каш­лять на со­вет­ской кро­ва­ти с пан­цир­ной сет­кой, рас­тя­нув­шей­ся ед­ва ли не до по­ла, ока­за­лось крайне неудоб­но. Ме­ня на­ча­ли ко­лоть и ка­пать.

К ве­че­ру ка­шель немно­го утих и тем­пе­ра­ту­ра то­же ста­ла по­ни­жать­ся. Врач пре­ду­пре­ди­ла, что сыпь долж­на пой­ти по все­му те­лу, а по­том пой­дет на спад — у ме­ня об­сы­па­ло ру­ки. Оста­ва­лись еще но­ги.

ЖИТЬ МОЖ­НО

В бок­се я ока­за­лась не од­на. По со­сед­ству ле­жа­ла жен­щи­на по­стар­ше. Она ме­ня и об­ра­до­ва­ла тем, что мне еще по­вез­ло — сей­час мне вво­дят ан­ти­био­тик Ло­рак­сон по 100 гри­вен за ам­пу­лу. Все­го на­до две ам­пу­лы в день. А вот тем, у ко­го корь с пнев­мо­ни­ей, при­пи­сы­ва­ют два­жды в день ан­ти­био­тик уже по 500 гри­вен за ам­пу­лу. Ну как тут бы­ло не по­ра­до­вать­ся? Впро­чем, вдо­ба­вок к ка­пель­ни­цам и ан­ти­био­ти­кам мне про­пи­са­ли до­воль­но вну­ши­тель­ный спи­сок мед­пре­па­ра­тов.

«Ес­ли вкрат­це — то корь на­чи­на­ет­ся из­нут­ри. Об­сы­па­ет все — рот, гор­ло, гла­за, лег­кие и да­же «там»…» — де­ли­лась сво­и­ми по­зна­ни­я­ми моя со­сед­ка. Вот мне и при­шлось при­об­ре­сти це­лый арсенал ле­карств.

А на­ут­ро вто­ро­го дня сыпь по­шла и по но­гам. Ага, зна­чит ско­ро пой­дет на убыль.

Так по­тек­ло вре­мя в ин­фек­ци­он­ной боль­ни­це. Нас с со­сед­кой ко­ло­ли, ка­па­ли, мы при­ни­ма­ли все необ­хо­ди­мые пре­па­ра­ты и стро­го вы­пол­ня­ли рас­по­ря­же­ние док­то­ра — мно­го пить, не мыть­ся, а к боль­нич­но­му пи­та­нию раз­ре­ши­ли до­ба­вить толь­ко ке­фир.

Ес­ли от­бро­сить неудоб­ную кро­вать, хо­лод­ный сан­узел и аб­со­лют­но пост­ные су­пы, в ко­то­рых пла­ва­ли толь­ко де­ше­вые кру­пы и па­ра ку­соч­ков кар­то­фе­ля — жить мож­но бы­ло. К то­му же мед­сест­ра по сек­ре­ту нам со­об­щи­ла, что род­ствен­ни­ки мо­гут при­не­сти га­лет­но­го пе­че­нья и ва­ре­ную ку­ри­ную груд­ку — глав­ное, что­бы про­дук­ты бы­ли неал­лер­ген­ны­ми. Пост­ный суп с ку­ри­ной груд­кой и ке­фир с га­лет­ным пе­че­ньем так-сяк скра­ши­ва­ли скуд­ный ра­ци­он.

С пе­ре­да­ча­ми то­же бы­ли слож­но­сти: их при­ни­ма­ла, ви­ди­мо, недо­воль­ная жиз­нью да­ма, ко­то­рая на­от­рез от­ка­зы­ва­лась при­но­сить нам в па­ла­ты боль­ше двух бу­ты­лок во­ды на че­ло­ве­ка. Де­скать, ей тя­же­ло тас­кать во­ду в бу­тыл­ках на вто­рой этаж. А этой пор­ции хва­та­ло как раз на день. Так что на­ве­щать сво­их боль­ных родне при­хо­ди­лось еже­днев­но.

Че­рез несколь­ко дней мне по­зво­ни­ла жен­щи­на, пред­ста­вив­шись со­труд­ни­ком СЭС — ска­за­ла, что они ве­дут ста­ти­сти­ку, спро­си­ла, бы­ла ли у ме­ня при­вив­ка? По­след­няя при­вив­ка КПК у ме­ня бы­ла еще в дет­стве. Со­труд­ни­ца СЭС по­про­си­ла вы­яс­нить но­мер пар­тии вак­ци­ны, ко­то­рой ме­ня при­ви­ва­ли в шко­ле. Как это сде­лать, я не пред­став­ля­ла. К то­му же очень хо­те­лось ей рас­ска­зать, как я ко­ле­си­ла пол­дня по го­ро­ду с ди­а­гно­зом корь. И лишь ка­шель ме­ня оста­но­вил.

Ко­гда вы­пи­са­ли мою со­сед­ку, в оди­но­че­стве я не оста­лась. Боль­ных ко­рью в го­ро­де очень мно­го, и мне сра­зу же под­се­ли­ли но­вую со­сед­ку. «Вот, по­лю­буй­ся, это ты та­кой по­сту­пи­ла», — ска­за­ла мне ле­ча­щий врач, ко­то­рая осмат­ри­ва­ла но­вую со­сед­ку в па­ла­те.

Зре­ли­ще бы­ло ужа­са­ю­щим — вся спи­на и грудь жен­щи­ны бы­ли по­кры­ты сы­пью, но осо­бен­но удру­ча­ло ли­цо. «За­то пе­ре­бо­ле­ем и боль­ше не под­це­пим», — успо­ка­и­ва­ла се­бя моя но­вая со­сед­ка.

Но на­ша ле­ча­щий врач разо­ча­ро­ва­ла ее сра­зу. Ока­за­лось, что, по ее соб­ствен­ным на­блю­де­ни­ям, по­сле 1986 го­да и вет­рян­кой, и ко­рью, и дру­ги­ми ин­фек­ци­он­ны­ми за­бо­ле­ва­ни­я­ми лю­ди мо­гут за­бо­леть и по несколь­ку раз.

Вы­пи­са­ли ме­ня из боль­ни­цы спу­стя 10 дней — с усло­ви­ем при­хо­дить на про­вер­ки и при­дер­жи­вать­ся ди­е­ты. А еще — не мыть­ся в пер­вый же день и не мыть го­ло­ву. А во вре­мя оче­ред­ной пла­но­вой про­вер­ки, на ко­то­рую я при­шла на днях, я узна­ла, что с утра в на­шем неболь­шом го­род­ке с ко­рью по­сту­пи­ло 19 боль­ных...

«Ве­сти» об­ра­ти­лись в Мин­здрав за ком­мен­та­ри­я­ми о том, как об­сто­ит си­ту­а­ция с ко­рью, но от­ве­та мы не до­жда­лись до сих пор. Что ждет укра­ин­скую ме­ди­ци­ну в 2019 году

Чи­тай­те на сай­те По на­блю­де­ни­ям вра­ча, по­сле 1986 го­да и вет­рян­кой, и ко­рью лю­ди мо­гут за­бо­леть и по несколь­ку раз

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.