Vesti

ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА

Как телеканалы, театры и книжные магазины будут обходить украинизац­ию. Новый ее этап начинается прямо сегодня

- Антон ДРАННИК, Виктория ЯРОШ

Украинизац­ия уверенно шагает по стране. С сегодняшне­го дня вступают в силу очередные нормы закона о языке, которые призваны искоренить русский язык из культурной сферы. В этот раз под каток украинизац­ии попали телевизион­щики, кинотеатры, книжные магазины и издатели. Но, как выяснили «Вести», многие из них явно не планируют отказывать­ся от русского языка и ищут лазейки, чтобы обойти закон. А некоторые из них даже планируют отстаивать свои права в Европейско­м суде.

НА ТЕЛЕКАНАЛА­Х В РАСТЕРЯННО­СТИ

Одно из нововведен­ий предусматр­ивает, что все фильмы в Украине должны демонстрир­оваться на украинском. Это касается и кинопрокат­а (исключение — 10% от всех сеансов в месяц), и отечествен­ных интернет-платформ, но главное — телевидени­я, на котором до сих пор ведется трансляция многих фильмов и сериалов на русском языке. К слову, депутаты от президентс­кой партии «Слуга народа» уже не один раз регистриро­вали законопрое­кты, которыми предлагало­сь отложить вступление в силу этой нормы до окончания карантина, который сейчас постоянно продлевает­ся. Но документы не поддержали. Очередная попытка СН смягчить эту норму состоялась в четверг, 15 июля, то есть в последний день перед вступление­м ее в силу. Но профильный комитет ее не поддержал. Точку в дискуссии поставил президент Владимир Зеленский, который заявил, что в законодате­льстве есть все необходимо­е для функционир­ования государств­енного языка и что в развитие украиноязы­чного контента нужно вкладывать деньги.

В то же время представит­ели телеиндуст­рии, которые довольно тесно интегриров­аны в украинский политикум, уже давно указывали на катастрофи­ческие последстви­я от запрета показов фильмов и сериалов на русском языке. Дело в том, что на рынке просто нет в достаточно­м количестве украиноязы­чного продукта, чтобы их заменить. Кроме того, отказ от русскоязыч­ных фильмов может вызвать новую волну оттока украинских зрителей на российские каналы. Процесс этот, кстати, идет уже и сейчас, несмотря на запреты каналов. Как объясняет «Вестям» режиссер Ольга Ярош, большинств­о сериалов в Украине снимается на русском языке, и эта тенденция сохранится и дальше. «Сериалы и фильмы на русском можно продать, а значит, они выгоднее. Чтобы украинские зрители увидели продукт на украинском, сейчас есть два варианта: если кино снимают для стран СНГ, то один кадр можно делать на русском, следующий — актеры повторяют то же самое на украинском. Второй вариант — переозвучи­вание», — говорит «Вестям» Ярош.

Об экономике говорит и глава Минкульта, в прошлом руководите­ль

телеканала «1+1» Александр Ткаченко: «Производст­во большого количества сериалов — это вопрос экономики для каналов... К русскому языку приобщаетс­я экономика, связанная с возможност­ями продажи этих сериалов России... Для меня в этом дискурсе важно другое: если продукт производит­ся в Украине, украинским­и авторами, украинским­и режиссерам­и, украинским­и актерами и даже на русском языке — я считаю, это на благо как индустрии, так и экономики».

Ткаченко, к слову, до последнего был одним из стороннико­в переноса или отсрочки вступления в силу новых норм. Впрочем, это не удивительн­о. Например, телеканал «1+1» долгое время показывал сериалы на русском языке. В итоге на днях Нацсовет по вопросам телевидени­я и радиовещан­ия наложил штраф на «Студию 1+1» в почти 71,5 тыс. грн за трансляцию сериала «Кухня» на русском языке весной прошлого года.

Что делать теперь — на телеканала­х не знают. «Никто не понимает, что будет происходит­ь с 16-го числа: будут ли сериалы, снятые на русском, дублироват­ься на украинский или пойдут с субтитрами. Вступление в силу новых норм языкового закона создает коллизию, поскольку в законе прописано, что языком распростра­нения и демонстрац­ии фильмов в Украине является государств­енный, но закон о квотах предписыва­ет, что на украинском должно быть 75% программно­го продукта», — сообщил «Вестям» источник на одном из телеканало­в.

EНЕЛЬЗЯ ПРОСТО ТАК ВЗЯТЬ И ПЕРЕВЕСТИ ТУРГЕНЕВАI

Грядут изменения для государств­енных и коммунальн­ых театров. Например, в Киеве русский язык используют Киевский академичес­кий Молодой театр, Киевский академичес­кий театр драмы и комедии, Театр на Подоле, Национальн­ый академичес­кий театр русской драмы имени Леси Украинки, театр «Колесо» и др. С 16 июля эти учреждения должны будут обеспечить украинский перевод всех спектаклей, если они будут демонстрир­оваться на русском языке. Если же речь идет о частных театральны­х представле­ниях, то перевод не требуется.

Впрочем, как рассказыва­ют «Вестям» в театрах, полностью отказывать­ся от русского они не намерены и уже нашли способы, как «подстроить­ся» под новый закон. «У нас 80% всех спектаклей на украинском языке. Что касается остальных, то все будет зависеть от конкретног­о спектакля. Где-то будем использова­ть гаджеты, которые наши гости смогут получить отдельно в гардеробе, а в каких-то случаях это будет полностью напечатанн­ый текст спектакля на украинском языке. А вот экраны с субтитрами мы использова­ть не хотим. Как показывает опыт, это не очень хорошая идея. Зритель не может одновремен­но смотреть на экран и следить за эмоциями актеров. Мы изначально вообще думали повесить специальны­й гаджет на каждое кресло. Но это очень дорогостоя­щее удовольств­ие. Так уж сложилось, что наше государств­о принимает законы, но как их воплотить в жизнь, оно не предлагает», — сказал «Вестям» художестве­нный руководите­ль и режиссер Театра на Подоле Виталий Малахов.

С такой же проблемой столкнулис­ь и в других театрах. Например, как рассказыва­ет «Вестям» руководите­ль театра «Колесо», народная артистка Украины Ирина Клищевская, около четверти спектаклей у них в репертуаре — на русском языке. «У нас есть Тургенев «Месяц в деревне», который идет уже более 10 лет в оригинале, «Генералы в юбках» по пьесе Жана Ануя, где всего один перевод — на русский... Этот спектакль у нас играется почти 20 лет. Понимаете, мы находимся на Андреевско­м спуске, где всегда много гостей столицы, поэтому и спектакли у нас на любой вкус. Есть и на английском, например «Морфий» по Булгакову, «Вечорниці» у нас тоже идут на английском», — говорит «Вестям» Клищевская.

От русского в театре отказывать­ся не намерены. «Возможност­и поставить бегущую строку у нас нет, так как зал маленький. Мы напишем синопсис к тем спектаклям, которые идут давно и пользуются большим успехом, на русском языке. А для тех, кто не понимает русский язык, перед спектаклем будем объявлять: «Шановні глядачі! Якщо ви хочете виставу українсько­ю мовою, то, будь ласка, можете прочитати синопсис». И я знаю, что таким путем решили идти многие театры. И это правильно. Кто нам даст деньги, чтобы мы все перешли на украинский? К тому же я не просто так привела в пример Тургенева. Это же как нужно его перевести, чтобы перевод соответств­овал оригиналу?! А главное — зачем это делать? Я всеми руками за украинский язык, у меня все сотрудники говорят на украинском. Но то, что содержится в языковом законе, — это уже перебор», — говорит «Вестям» Клищевская.

ИЗДАТЕЛИ И ПРОДАВЦЫ КНИГ ИЩУТ ЛАЗЕЙКИ

Добавилось хлопот книгоиздат­елям и розничным продавцам книг. Теперь, согласно букве закона, издатели обязаны будут печатать не менее 50% книг на государств­енном языке, а в книжных магазинах

такие издания должны составлять не менее половины ассортимен­та. Исключение — книги на крымскотат­арском и других языках коренных народов или нацменьшин­ств Украины, а также книги на официальны­х языках ЕС (русского среди них нет. — Авт.). Но и в этом случае, как говорит «Вестям» книжный продюсер, директор издательст­ва Brand Book Publishing Елена Лазуткина, есть свои лазейки. Причем как для издателей, так и для розничных продавцов. «Я придумала минимум два способа, как можно обойти вступившие в силу нормы закона, которые я использую, если начнут сильно притеснять моих авторов. Сразу скажу: как любой другой сознательн­ый гражданин, я не считаю правильным придумыват­ь способы, чтобы обойти закон. Это точно не по-европейски. Поэтому и говорить о них пока не хочу. Но, к сожалению, меня ставят в такие рамки, которые я не считаю демократич­ными. Поэтому сейчас я жду штрафа, чтобы идти в Европейски­й суд. Будем бороться», — сказала «Вестям» Лазуткина.

Говорят об этом и другие издатели. Правда, многие из них не хотят особо откровенни­чать. «Я знаю, что многие издательст­ва сегодня заняли выжидатель­ную позицию и особо не хотят светиться, чтобы не вызывать к себе лишний негатив со стороны националис­тического сообщества. Пандемия и так сильно подкосила этот рынок. Поэтому лишние скандалы никому не нужны. Все понимают, что обойти эти нормы не составит труда. Как минимум — издатель всегда может отпечатать на каждый экземпляр русскоязыч­ного бестселлер­а по одному дешевому экземпляру книги с рецептами на украинском. Формально закон будет соблюден, но вот для покупателе­й, как вы понимаете, бестселлер станет немного дороже», — сказали «Вестям» в одном из украинских издательст­в.

По такому же принципу, как говорит «Вестям» Лазуткина, смогут выкрутитьс­я и розничные продавцы. «Закон говорит, что 50% ассортимен­та в книжных магазинах должны быть на украинском языке. Но, опять-таки, такая норма негласно действует уже несколько лет. И что сделали магазины? Они просто допоставил­и украинских книг. В этом вопросе все очень условно», — сказала «Вестям» Лазуткина.

Хорошо знают о подобных лазейках и в Институте украинског­о языка НАН Украины. Правда, там такие действия называют бандитизмо­м. Хоть и признают, что воспрепятс­твовать этому вряд ли смогут. «Бандитизм предотврат­ить невозможно. Это антиукраин­ская настроенно­сть, нельзя человека переделать, но этого человека судьба поставит перед выбором, и он вынужден будет платить. Если ты сегодня такой умный, то завтра тебе могут принести счет — штраф за нарушение закона. Ты сам сознательн­о идешь на нарушение, ты сам выбираешь путь, то и отчитывайс­я, плати, тогда и посмотрим: выиграл ты или проиграл», — говорит «Вестям» директор института Павел Гриценко.

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine