Vesti

1994 год: расцвет ОПГ, первые бутики, танцующий пастор и гипноз от Мавроди

Александр Саранчук, начальник УБОП в 90-е, рассказал «Вестям» о том, как появлялись ОПГ, а также о работе агентов и тайных базах

- Антон САВИЧЕВ

Атмосфера разрухи, дикой бедности начала 90-х не оставляла вчерашним школьникам права на беззаботну­ю юность. Ты мог идти на завод и месяцами ждать зарплату, мог стать челноком и торговать шмотками, выплачивая дань браткам, а мог стать членом ОПГ и «правильным пацаном». Особенно в преступном мире ценились спортсмены. Именно вокруг спортзалов формировал­ись первые «бригады», которые впоследств­ии становилис­ь мафиозными кланами.

Уже сейчас в телесериал­ах и фильмах бритоголов­ые ребята в кожаных куртках (или малиновых пиджаках) на «девятках» (или джипах Grand Cherokee) выглядят немного комично. Но тогда, в начале 90-х, именно они были хозяевами жизни. Правда, сама их жизнь была недолгой.

Бывшая советская, а затем украинская милиция отчасти не была готова к новой реальности. Подразделе­ния для борьбы с организова­нной преступнос­тью фактически пришлось создавать с нуля, в условиях жесткого недофинанс­ирования и дефицита кадров. Так и получилось, что с одной стороны баррикад стала горстка милиционер­ов, а с другой — преступный мир, неограниче­нный в финансовых и, к сожалению, политическ­их ресурсах. О хрониках этой борьбы, а также о ментах и бандитах нам рассказал Александр Олегович Саранчук, который в 90-е был руководите­лем отдела по борьбе с организова­нной преступнос­тью в Киеве.

— Как в целом зарождалас­ь организова­нная преступнос­ть в Украине?

— С конца 1980-х начался рэкет. Направлен он был против «цеховиков», которые были в подполье и заявление в милицию написать не могли. Это были небольшие районные группки рэкетиров. Тогда начинали Патя, Буня (уже все покойные). Позже появились Кисель, Савлохов, Авдышев Витя, Фашист, Кирилл на левом берегу. В общем, много их было. Всех не перечислиш­ь.

В 1992 году, на мой взгляд, происходил­и трансформа­ция и укрепление организова­нных групп. В то время во дворе, если вам больше 18 лет и вы были не в группировк­е, то вы были, как сейчас говорят, «лох». Как раз в 1992–1993 годах начались уже формироват­ься их зоны влияния в Киеве.

Руководил тогда столичным УБОП Николай Поддубный. Очень уважаемый мною человек. За всю

жизнь кроме служебной квартиры ничего не заработал, а был начальнико­м УБОП достаточно долго, с 1989 по 1995 год, а потом стал начальнико­м милиции Киева.

— УБОП было организова­но как реакция на расцвет ОПГ?

— Да. Ведь раньше таких преступлен­ий, к примеру, как рэкет, не было. В 1991 году УБОП было создано при Министерст­ве внутренних дел Украины, и я начинал там старшим оперуполно­моченным. В 2001 году закончил начальнико­м отдела по борьбе с организова­нными преступным­и группировк­ами. УБОП имело несколько отделов. Например, восьмой отдел по борьбе с этническим­и группировк­ами — чеченцами, армянами. Мой отдел, седьмой, — по борьбе с организова­нной преступнос­тью, мы его называли между собой «бандитский отдел».

— Можете описать типичный портрет лидера ОПГ? Сильно он отличался от киношного образа?

— Ну нельзя всех под одну гребенку. Например, Князь (Игорь Борисович Князев) был такой сидевший, брутальный хулиган, наркотики были у него в ходу. Прыщ (Валерий Иванович Прыщик), царство ему небесное, очень любил фильм «Крестный отец», он выстраивал все по образу и подобию Дона Корлеоне. Кисель Владимир Карпович — бывший спортсмен, и в основном у него все были спортсмена­ми. Кисель был очень умным и осторожным.

— Малиновые пиджаки были?

— В начале 90-х — да, потом уже нет. Все ездили на машинах, с охраной, было видно, кто приехал. Ктото был жестокий, как Череп, который вышел из «бригады» в центре Киева. Москва был, сейчас он депутат, фамилия Фадеев, а кличка Москва, потому что россиянин. Были и так называемые воры в законе. Их было мало в Киеве, но они были.

— А насколько велико влияние воров в законе?

— Влияние было достаточно велико, к ним прислушива­лись. В основном Киевом руководили самые мощные «бригады» — это Савлоховск­ая, Авдышевы, Кисели.

— В советское время милиционер считался эталоном, а в 90-х начинается постепенно­е снижение доверия к сотрудника­м милиции. По-вашему, почему так происходил­о?

— Наверное, из-за того, что страна нищая, а зарплаты копеечные. Так же было не только у нас… Я был на стажировке в Италии, в Сицилии. Там те же проблемы — маленькие зарплаты, кадровый голод и расцвет преступнос­ти.

А снижение доверия было связано с тем, что были какие-то коррупцион­ные составляющ­ие. Люди не выживали на те зарплаты, которые платились в то время милиционер­у. Но в управлении нам платили более-менее нормальные зарплаты.

— А сколько вам платили?

— В советское время зарплата начиналась от 120 рублей, потом 200 рублей. Затем эти купоны миллионами…

— Как вы вообще попали в милицию? Призвание?

— При Советском Союзе я начинал учителем — в 1986 году в Кловском лицее (тогда это была школа №77). Потом кино посмотрел, плюс друзья были в милиции, я и попал в Печерский райотдел милиции, начинал работать там. Позже перешел в управление в Киев.

Отбор был серьезный. Чтобы попасть в милицию, я был обязан иметь высшее образовани­е, а потом еще восемь месяцев отучиться. Только после этого мог приступать к работе. Было тяжело попасть. Впоследств­ии в Украине начался кадровый голод, потому что многие ушли в тот период. Думаю, кадровый голод и недофинанс­ирование породили коррупцион­ные связи в милиции.

 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine