36 жан гри­ц­фельдт

Viva!Ukraine - - Monatik - Ири­на Пи­ку­ля

Эпа­таж­ный укра­ин­ский ди­зай­нер: « Са­мое худ­шее – быть бес­по­лез­ным, ко­гда ты впу­стую про­жи­ва­ешь, про­еда­ешь жизнь »

Те­ле­ве­ду­щая Ка­тя Осад­чая, пе­ви­цы LOBODA и LAYAH, груп­пы «ВИАГ ра» и KADNAY оде­ва­ют­ся у это­го ди­зай­не­ра. Его на­ря­ды яр­кие, дерз­кие, сме­лые, экс­тра­ва­гант­ные, соб­ствен­но, как и сам ав­тор.

Жан Гри­ц­фельдт – это не псев­до­ним, как мо­гут по­ду­мать мно­гие. У ди­зай­не­ра дей­стви­тель­но есть немец­кие кор­ни, по­это­му над звуч­ным псев­до­ни­мом, о ко­то­ром за­ду­мы­ва­ют­ся мно­гие твор­че­ские лю­ди, ему не при­шлось ло­мать го­ло­ву. Шить кра­си­вые и мод­ные пла­тья Жан хо­тел с дет­ства, но свою первую кол­лек­цию по­ка­зал, как он по­ла­га­ет, до­воль­но позд­но – в пе­ри­од уче­бы в Уни­вер­си­те­те тех­но­ло­гий и ди­зай­на. «Ди­зай­нер – это все­гда и ме­не­джер, и биз­нес­мен, и фи­нан­сист, и кре­а­тив­щик. Но у ме­ня есть, пус­кай и не все­гда по­сто­ян­ная, ко­ман­да, ко­то­рая по­мо­га­ет во­пло­тить мои са­мые безум­ные идеи, за что им огром­ное спа­си­бо!» – го­во­рит наш ге­рой.

– Не мо­гу не спро­сить о тво­их кра­си­вых длин­ных во­ло­сах. Ты прям как биб­лей­ский Сам­сон, у ко­то­ро­го вся си­ла бы­ла за­клю­че­на в во­ло­сах. Сколь­ко ты их рас­тишь? Го­да че­ты­ре-пять, сей­час они уже ни­же по­я­са. Ко­гда я хо­тел по­пасть в мо­дель­ный биз­нес, один друг пред­ло­жил: «По­про­буй отрас­тить во­ло­сы». У ме­ня как раз бы­ла дли­на, ко­гда ты не по­ни­ма­ешь, стричь­ся или нет. Я при­слу­шал­ся к со­ве­ту, и ме­ня ста­ли ак­тив­но при­гла­шать сни­мать­ся. Вот с тех пор и не стри­гусь. – То есть во­ло­сы ста­ли «две­рью» в мир мо­дель­но­го биз­не­са? А в ка­кой мо­мент ты по­нял, что боль­ше хо­чешь быть ди­зай­не­ром, чем мо­де­лью? А я все­гда хо­тел быть ди­зай­не­ром, мо­дель­ный биз­нес – это хоб­би. У ме­ня все­гда бы­ло чет­кое по­ни­ма­ние то­го, чем я дол­жен за­ни­мать­ся в жиз­ни. У всех у нас есть ка­кое-то пред­на­зна­че­ние в ми­ре. То, в чем че­ло­век может при­не­сти наи­боль­шую поль­зу. По­то­му что са­мое худ­шее – быть бес­по­лез­ным это­му ми­ру, ко­гда ты впу­стую про­жи­ва­ешь, про­еда­ешь свою жизнь… – Пом­нишь свою первую кол­лек­цию? С чем это срав­ни­мо – с пер­вым по­це­лу­ем, пер­вым сек­сом, на­при­мер? Или это неваж­но? Су­пер­важ­но! Но у ме­ня каж­дые три ме­ся­ца про­ис­хо­дит «уда­ле­ние ста­рых

фай­лов», я ма­ло что за­по­ми­наю из про­шло­го. Оста­ют­ся про­сто ощу­ще­ния, де­та­лей не пом­ню. Вот не пом­ню дет­ство аб­со­лют­но, есть толь­ко ощу­ще­ния важ­но­сти, че­го-то хо­ро­ше­го, при­ят­но­го. Я уве­рен, что вче­ра, се­го­дня и зав­тра су­ще­ству­ют од­но­вре­мен­но, то есть все се­го­дня. – Ска­жи, для то­го что­бы те­бя на­зы­ва­ли успеш­ным ди­зай­не­ром, ка­кие со­став­ля­ю­щие необ­хо­ди­мы: что­бы кол­лек­ции пол­но­стью рас­хо­ди­лись, что­бы бы­ли ма­га­зи­ны по все­му ми­ру, бы­ли на­ла­же­ны он­лайн-про­да­жи? Долж­но быть внут­рен­нее со­сто­я­ние удо­воль­ствия от то­го, как ты чув­ству­ешь се­бя в про­фес­сии. Мож­но сде­лать кол­лек­цию, не про­дать ее ни­ко­му, но при этом быть аб­со­лют­но гар­мо­нич­ным, уми­ро­тво­рен­ным и ра­дост­ным. А мож­но про­дать ее, но при этом не чув­ство­вать ни кап­ли удо­воль­ствия. Я нена­ви­жу де­лать ве­щи «в стол». Мне нра­вит­ся, ко­гда лю­ди их но­сят, и это до­став­ля­ет им удо­воль­ствие. – Мне ка­жет­ся, у ди­зай­не­ра од­на из са­мых тя­же­лых про­фес­сий: на­до каж­дые пол­го­да вы­да­вать но­вую кол­лек­цию. Му­зы­кант может год или два пи­сать аль­бом. Как ты се­бя сти­му­ли­ру­ешь к ра­бо­те? Да, су­пер­тя­же­лая! На­ша ра­бо­та си­стем­ная. Это все­гда ка­кой-то моз­го­вой про­цесс. Идея все­гда есть. Ино­гда мо­гут быть ка­кие-то сдви­ги во вре­мен­ном про­из­вод­стве. По­то­му что в этом биз­не­се, как ни в ка­ком дру­гом, ты за­ви­сишь от огром­но­го ко­ли­че­ства лю­дей. У те­бя ра­бо­чие, под­ряд­чи­ки, по­мощ­ни­ки, ис­пол­ни­те­ли… Су­ще­ству­ет че­ло­ве­че­ский фак­тор: кто-то за­бо­лел, кто-то уехал от­ды­хать, у ко­го-то непред­ви­ден­ные об­сто­я­тель­ства, еще что-то. Ди­зай­нер дол­жен быст­ро ре­а­ги­ро­вать, нет вре­ме­ни на дол­гие раз­ду­мья. На­до быст­ро при­ни­мать ре­ше­ния. И от это­го ино­гда за­ви­сит все. Ес­ли ты не во­вре­мя сде­лал или сре­а­ги­ро­вал, ты от­стал. – А по­че­му у те­бя про­хо­дят шоу в необыч­ных ме­стах – в цир­ке, му­зее, на ле­до­вой арене? По­че­му не по­ка­зать кол­лек­цию про­сто на по­ди­у­ме? От­ку­да этот эпа­таж? Преж­де все­го мне хо­чет­ся ис­сле­до­вать эти тер­ри­то­рии, по­то­му что каж­дая те­ма – это це­лый мир. Ду­маю, ди­зай­нер – это все­гда ис­сле­до­ва­тель. Та­кой, немно­го су­ма­сшед­ший. Устро­ить кол­лек­цию в необыч­ном ме­сте до­бав­ля­ет мно­го слож­но­стей, но они не со­из­ме­ри­мы с уров­нем удо­воль­ствия, ко­то­рое ты по­лу­ча­ешь. – Кста­ти, я знаю, что ты по­лу­ча­ешь удо­воль­ствие еще и от ди­дже­ин­га. Те­бя ча­сто мож­но услы­шать на ве­че­рин­ках. Но ты же не со­би­ра­ешь­ся бро­сать мо­ду? Нет, ко­неч­но. Сей­час пес­ни пи­шу. При­хо­дят ме­ло­дии, рит­мы, и на­до это уже как-то си­сте­ма­ти­зи­ро­вать, что-то из это­го со­зда­вать. Это бу­дет некий му­зы­каль­ный про­ект. Я по­ка не со­би­ра­юсь петь и ста­но­вить­ся соль­ным ар­ти­стом. По­ка… А как там даль­ше бу­дет, ни­кто не зна­ет ( улы­ба­ет­ся).

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.