эли­на сви­то­ли­на

Толь­ко для Viva! са­мая ти­ту­ло­ван­ная укра­ин­ская тен­ни­сист­ка, тре­тья ра­кет­ка ми­ра Эли­на Сви­то­ли­на от­кро­вен­но го­во­рит о том, че­рез ка­кие тер­нии про­ле­га­ет путь к спор­тив­но­му олим­пу

Viva!Ukraine - - Contents - Фо­то: Ви­та­лий Ру­ден­ко Стиль: Оль­га Ипа­то­ва Ви­заж: Юлия Бе­ло­ус При­чес­ки: Оль­га Бон­дар­чук

Тре­тья ра­кет­ка ми­ра – о со­блаз­нах, стрес­сах и рас­ста­ва­нии с бой­френ­дом

Эли­на Сви­то­ли­на нечастая го­стья в Укра­ине. Гра­фик про­слав­лен­ной тен­ни­сист­ки рас­пи­сан на мно­го ме­ся­цев впе­ред. Тур­ни­ры и под­го­тов­ка к ним за­ни­ма­ют льви­ную до­лю ее вре­ме­ни. Из све­жих до­сти­же­ний Эли­ны – по­бе­да в мат­че с пер­вой ра­кет­кой ми­ра Си­мо­ной Ха­леп и чем­пи­он­ское зва­ние в тур­ни­ре в Ри­ме. Но на­ше об­ще­ние с Эли­ной про­хо­ди­ло вес­ной, сра­зу же по­сле ее три­ум­фа в тур­ни­ре в ОАЭ. За­е­хав бук­валь­но на несколь­ко дней в Укра­и­ну, спортс­мен­ка на­шла воз­мож­ность встре­тить­ся с на­ми, что­бы снять­ся в экс­клю­зив­ной фо­то­сес­сии и дать ин­тер­вью Viva!

– Эли­на, при­вет! Еще по­за­вче­ра вы бы­ли в Ду­бае, и вот вы в Ки­е­ве. Да, я очень ра­да, что вер­ну­лась, ведь здесь я мо­гу по­ви­дать­ся с се­мьей, дру­зья­ми. Я ведь не ча­сто бы­ваю в Укра­ине, мак­си­мум ра­за три-че­ты­ре в год дней по пять. По­это­му хо­чет­ся по­боль­ше до­ма по­быть – с ма­мой, па­пой, ба­буш­кой. – Да-да, о вол­шеб­ных ба­буш­ки­ных блин­чи­ках вы рас­ска­зы­ва­е­те по­чти во всех ин­тер­вью. ( Сме­ет­ся) Да, блин­чи­ки – это что-то! – Вся се­мья жи­вет в Одес­се? Ро­ди­те­ли – да, они ко мне ино­гда при­ез­жа­ют на неко­то­рые тур­ни­ры в Ев­ро­пе или в Лос-ан­дже­ле­се, где у ме­ня жи­вет стар­ший брат. По­это­му ко­гда я иг­раю в Аме­ри­ке, вся се­мья со­би­ра­ет­ся вме­сте. – Чем в Аме­ри­ке за­ни­ма­ет­ся брат? Он тре­нер по тен­ни­су. Ка­кое-то вре­мя он и ме­ня тре­ни­ро­вал. – Это бла­го­да­ря ему вы за­ня­лись боль­шим тен­ни­сом? Да. Юли­ан на­чал иг­рать в семь лет, что во­об­ще-то позд­но. – Позд­но?! А ко­гда же сле­ду­ет на­чи­нать? Ну, я на­ча­ла в три-че­ты­ре го­да ( сме­ет­ся). Брат, ко­то­рый стар­ше ме­ня на де­вять лет, по­сто­ян­но был на кор­те – ему нуж­но бы­ло мно­го тре­ни­ро­вать­ся, что­бы на­вер­стать упу­щен­ное вре­мя. Ну, а я, еще со­всем ма­лень­кая, си­де­ла ря­дыш­ком в ко­ляс­ке. По­том пе­ре­ме­сти­лась в пе­соч­ни­цу ( улы­ба­ет­ся).

– А по­том ло­пат­ка усту­пи­ла ме­сто ра­кет­ке? Со­вер­шен­но вер­но. – Для та­ких ма­лы­шей пред­по­ла­га­ют­ся ма­лень­кие ра­кет­ки? Ко­неч­но, есть ма­лень­кие ра­кет­ки спе­ци­аль­но для де­тей. И иг­ра­ют ма­лы­ши на пол­кор­та. Мя­чи­ки, кста­ти, то­же спе­ци­аль­ные – хоть и то­го же раз­ме­ра, но они мяг­кие, что­бы из­бе­жать травм. У ме­ня, прав­да, та­ких не бы­ло, я иг­ра­ла обыч­ны­ми мя­ча­ми. – А у вас есть тре­нер­ский опыт? Да, есть. Бук­валь­но на каж­дом тур­ни­ре я даю ма­стер-клас­сы для де­тей. Ино­гда спон­со­ры тур­ни­ра про­сят у ме­ня урок, и я иг­раю с ни­ми. – Посколь­ку вы вер­ну­лись из ОАЭ, не мо­гу не спро­сить: бы­ва­ли си­ту­а­ции, ко­гда вам по­сту­па­ло пред­ло­же­ние про­ве­сти ма­стер-класс для ка­ко­го-ни­будь шей­ха. Ведь из­вест­ны слу­чаи, ко­гда араб­ские пра­ви­те­ли при­гла­ша­ют, на­при­мер, для сво­их на­след­ни­ков, звезд фут­бо­ла или дру­гих зна­ме­ни­то­стей. Мне по­сту­па­ло пред­ло­же­ние по­ехать тре­ни­ро­вать­ся в До­хе. Один из та­мош­них шей­хов увле­ка­ет­ся тен­ни­сом. То есть ты мо­жешь тре­ни­ро­вать­ся, те­бе предо­став­ля­ют все усло­вия: про­жи­ва­ние, корт с су­пер­экс­тра­силь­ны­ми кон­ди­ци­о­не­ра­ми, на­пит­ка­ми и едой... Та­кая се­бе во­сточ­ная рос­кошь, до­ста­точ­но спе­ци­фи­че­ская… А за это один час в день ты дол­жен иг­рать с шей­хом в тен­нис. – И вы от­ка­за­лись от при­гла­ше­ния? И не от од­но­го: каж­дый год этот шейх ме­ня при­гла­ша­ет. Но я не мо­гу со­гла­сить­ся, по­то­му что у ме­ня не сов­па­да­ет гра­фик с да­та­ми, ко­то­рые вы­би­ра­ет он. – А он под ваш гра­фик не го­тов под­стра­и­вать­ся? Ну… да. Не го­тов ( сме­ет­ся). – Эли­на, вот вы го­во­ри­те о кор­тах с су­пер-пу­пер-кон­ди­ци­о­ни­ро­ва­ни­ем. А как мож­но иг­рать в 45-гра­дус­ную жа­ру? При та­кой тем­пе­ра­ту­ре про­сто на­хо­дить­ся на ули­це невоз­мож­но, а тут еще иг­рать, да еще и по­беж­дать? Ну, есть спе­ци­аль­ная под­го­тов­ка. Я тре­ни­ру­юсь в до­ста­точ­но теп­лых стра­нах, на тур­нир при­ез­жаю за несколь­ко дней, там про­ис­хо­дит ак­кли­ма­ти­за­ция. Нуж­но осо­бое пи­та­ние, ре­жим, что­бы быть го­то­вым иг­рать два с

по­ло­ви­ной – три ча­са. Ведь для это­го нуж­ны си­лы. – Три ча­са на рас­ка­лен­ном воз­ду­хе. Как к это­му в прин­ци­пе мож­но под­го­то­вить­ся? Мож­но, и на сто про­цен­тов. Хо­тя труд­но пред­ска­зать, как ты бу­дешь се­бя чув­ство­вать на кор­те. – В од­ном из ин­тер­вью вы за­ме­ти­ли, что ес­ли го­во­рить, пред­по­ло­жим, о сотне луч­ших ра­ке­ток ми­ра, то, в об­щем-то, по сте­пе­ни ма­стер­ства все при­бли­зи­тель­но оди­на­ко­вы. И что борь­ба идет не столь­ко тех­ни­че­ская, сколь­ко пси­хо­ло­ги­че­ская: кто ока­жет­ся бо­лее стой­ким. На са­мом де­ле, мож­но ска­зать, что спортс­ме­ны, вхо­дя­щие в сот­ню силь­ней­ших, мо­гут все: иг­рать и спра­ва и сле­ва, пе­ре­би­вать мяч че­рез сет­ку, очень хо­ро­шо на­прав­лять мяч. Даль­ше идет топ-20. Это лю­ди, ко­то­рые по­ка­зы­ва­ют бо­лее ста­биль­ный ре­зуль­тат в го­ду, они бо­лее силь­ны фи­зи­че­ски, тех­ни­че­ски и мен­таль­но. А даль­ше, ко­неч­но, идет топ-5. Это са­мый вы­со­кий уро­вень, ко­гда ты дол­жен быть сверх­силь­ным пси­хо­ло­ги­че­ски и фи­зи­че­ски, ко­гда те­бя по­сто­ян­но окру­жа­ет боль­шая ко­ман­да, ко­то­рая под­дер­жи­ва­ет. Ведь се­зон в тен­ни­се один из са­мых длин­ных в спор­те и очень мно­го тур­ни­ров в го­ду. Под­держ­ка при та­ком гра­фи­ке необ­хо­ди­ма. – Длин­ный се­зон – это сколь­ко? Ну, с ян­ва­ря (свой пер­вый матч я иг­ра­ла 1 ян­ва­ря) и до се­ре­ди­ны ок­тяб­ря. И в кон­це ок­тяб­ря – фи­наль­ный тур­нир. По­это­му, что­бы на­хо­дить­ся в топ-5, нуж­но иг­рать очень ста­биль­но весь год и быть все­гда в са­мой луч­шей фор­ме. – Как вы­гля­дит пси­хо­ло­ги­че­ская под­го­тов­ка? Это йо­га, ме­ди­та­ция, об­ще­ние с пси­хо­ло­гом? Рас­ска­жи­те, как вы дер­жи­те се­бя в фор­ме? Это со­во­куп­ность за­дач. Я не мо­гу ска­зать, что вы­пол­няю что-то од­но. Да, я за­ни­ма­юсь йо­гой, хо­жу на бокс, за­ни­ма­юсь в тре­на­жер­ном за­ле. Ра­бо­таю с пси­хо­ло­гом. Кро­ме то­го, у ме­ня есть тре­нер по тен­ни­су, спар­ринг-парт­нер, фит­нес-тре­нер, фи­зио­те­ра­певт. Ну, и, ко­неч­но, у ме­ня се­мья, ко­то­рая по­сто­ян­но ме­ня под­дер­жи­ва­ет. Все это долж­но по­мо­гать. – По­лу­ча­ет­ся, на ре­зуль­тат ра­бо­та­ет боль­шая ко­ман­да. Сколь­ко лю­дей с ва­ми на­хо­дят­ся в по­сто­ян­ном вза­и­мо­дей­ствии? Ну да, ес­ли чест­но, очень мно­го лю­дей, ко­то­рые все­гда ра­бо­та­ют со мной. Я уже го­во­ри­ла, что ря­дом со мной тре­нер, спар­ринг-парт­нер, фит­нес-тре­нер, фи­зио­те­ра­певт, пси­хо­лог, ди­е­то­лог. Кро­ме то­го, это мой агент, ме­ди­а­ко­ман­да. Ко­неч­но же, мои ро­ди­те­ли – это то­же часть ко­ман­ды, по­то­му что они все­гда са­мая на­деж­ная под­держ­ка и опо­ра. Для спортс­ме­на под­держ­ка близ­ких очень важ­на. – Так, по­лу­ча­ет­ся, вы big boss! Да, ме­ня так и на­зы­ва­ют в ко­ман­де! ( Улы­ба­ет­ся) Дей­стви­тель­но, глав­ный че­ло­век – это я, но без ко­ман­ды, каж­дый член ко­то­рой очень ва­жен, ни­че­го бы не бы­ло. И я очень це­ню лю­дей, ко­то­рые на­хо­дят­ся ря­дом со мной, по­то­му что они пол­но­стью от­да­ют­ся сво­ей ра­бо­те. На дан­ный мо­мент моя ко­ман­да по­ни­ма­ет, что мне нуж­но, они смог­ли при­вык­нуть к мо­им при­выч­кам, про­сто ко мне. Это то­же нелег­ко. – Пси­хо­ло­ги­че­ская сов­ме­сти­мость то­же важ­ный фак­тор. Ко­неч­но, ко­гда ты ви­дишь лю­дей каж­дый день и по мно­гу ча­сов, долж­на быть пол­ная сов­ме­сти­мость. Как в кос­ми­че­ском эки­па­же. – Вы мо­же­те се­бе поз­во­лить по окон­ча­нии тур­ни­ра хоть нена­дол­го за­быть о спор­тив­ном ре­жи­ме и по­свя­тить вре­мя сво­им сла­бо­стям: схо­дить на ве­че­рин­ку, вы­пить ви­на, про­ва­лять­ся день в по­сте­ли, устро­ить се­бе шо­пинг, с по­друж­ка- ми по­си­деть до но­чи и по­бол­тать? Во­об­ще, спортс­мен та­ко­го ран­га име­ет на это пра­во? Да, ко­неч­но. Обя­за­тель­но долж­ны быть та­кие пе­ри­о­ды, ко­гда ты дол­жен от­клю­чать­ся, устра­и­вать се­бе от­дых и не ду­мать по­сто­ян­но о спор­те и фи­зи­че­ских на­груз­ках.

В мо­ем слу­чае ре­лакс – это пляж­ный от­дых. Но во­об­ще, я люб­лю раз­но­об­ра­зие. Ино­гда в го­ры вы­ез­жаю на па­ру дней, ино­гда на мо­ре, до­мой в Одес­су при­ез­жаю – от­дых с се­мьей для ме­ня все­гда очень це­нен. Ино­гда с по­дру­га­ми про­во­жу вре­мя, ино­гда од­на, по­то­му что мне нуж­но вре­мя все об­ду­мать – все, что про­изо­шло, ведь тен­нис и спорт за­би­ра­ет

Год на­зад я по­зна­ко­ми­лась со Сла­вой Ва­кар­чу­ком. Схо­ди­ла на кон­церт «Оке­а­на Ель­зи» в Лос-ан­дже­ле­се. Пе­ред пес­ней «Я не здам­ся без бою» Сла­ва ска­зал, что по­свя­ща­ет ее мне.

очень мно­го энер­гии, и ты дол­жен пе­ре­за­ря­жать­ся. – Ва­ши по­дру­ги ро­дом из дет­ства или по­яви­лись уже во взрос­лой жиз­ни? У ме­ня очень ма­ло близ­ких дру­зей, по­то­му что в тен­ни­се ча­сто слу­ча­ет­ся так: ко­гда ты на вер­шине, все к те­бе тя­нут­ся, а по­том от­во­ра­чи­ва­ют­ся. По­это­му я це­ню ту друж­бу, ко­то­рая на­ча­лась, ко­гда мне бы­ло 13–14 лет, и я не бы­ла еще той Эли­ной Сви­то­ли­ной ( улы­ба­ет­ся). У ме­ня две по­дру­ги, и на­шей друж­бе уже бо­лее вось­ми лет. – Лю­би­мый че­ло­век – то­же важ­ная со­став­ля­ю­щая, что­бы спортс­мен­ка чув­ство­ва­ла се­бя уве­рен­ной. Уже год за­пад­ная прес­са пи­шет о ва­шем ро­мане с кри­ке­ти­стом из Бри­та­нии. На дан­ный мо­мент мы рас­ста­лись. Для ме­ня очень важ­но фо­ку­си­ро­вать­ся на тен­ни­се и на сво­ем бу­ду­щем, так как вре­мя спор­та очень ко­рот­кое. И ес­ли в от­но­ше­ни­ях что-то не вя­жет­ся, ес­ли что-то не идет лег­ко, я ста­ра­юсь это от­пус­кать. – То есть вы ка­рье­рист­ка, Эли­на! ( Сме­ет­ся) Да, во мне это вос­пи­та­ли ро­ди­те­ли. Они все­гда ме­ня на­стра­и­ва­ют на то, что ка­рье­ра долж­на быть на пер­вом ме­сте. Жизнь в даль­ней­шем, ко­неч­но, су­ще­ству­ет, но в спор­те ты ни­ко­гда не зна­ешь, что те­бя ждет впе­ре­ди: ты мо­жешь трав­ми­ро­вать­ся, те­бя мо­гут под­жи­дать неуда­чи… И да­же ес­ли без экс­цес­сов – все рав­но ра­но или позд­но ка­рье­ра за­кан­чи­ва­ет­ся. По­это­му я все­гда ста­ра­юсь жить каж­дым днем и от­да­вать­ся ка­рье­ре на все сто про­цен­тов. – Ой, да­вай­те не бу­дем о трав­мах. Не на­кли­кать бы бе­ду. Пусть на ва­шем пу­ти все бу­дет пре­крас­но. ( Улы­ба­ет­ся) Спа­си­бо, не воз­ра­жаю. – А, кста­ти, спортс­ме­ны суе­вер­ны? Я слы­ша­ла очень мно­го ис­то­рий по это­му по­во­ду. Но я не очень суе­вер­ная. Ко­неч­но, у ме­ня есть свои ру­ти­ны пе­ред мат­чем, пе­ред тур­ни­ром. – Что зна­чит «свои ру­ти­ны»? Ну, как я вы­пол­няю под­го­тов­ку, то есть сколь­ко ча­сов в день я долж­на тре­ни­ро­вать­ся пе­ред мат­чем, за неде­лю до мат­ча.

– Зна­чит, на та­лис­ман вы не по­ла­га­е­тесь, ни­ка­ко­го аму­ле­та у вас нет? У ме­ня есть та­лис­ман, это моя иг­ру­шеч­ная со­бач­ка, ко­то­рую мне ку­пи­ли еще в три го­да, и с тех пор она все­гда со мной. Игруш­ка бы­ла вез­де, где я иг­ра­ла, на всех тур­ни­рах.

Но во­об­ще, я ста­ра­юсь не за­ду­мы­вать­ся о ка­ких-то суе­вер­ных мо­мен­тах, по­то­му что это за­би­ра­ет мно­го энер­гии, и, ес­ли что-то пой­дет не так, мо­жет очень пси­хо­ло­ги­че­ски по­вли­ять. Не очень хо­ро­шо на этом за­цик­ли­вать­ся. – Да­вай­те по­го­во­рим о слу­ча­ях «ес­ли что-то пой­дет не так». Как вы от­но­си­тесь к по­ра­же­ни­ям? Ви­ни­те се­бя или пе­ре­кла­ды­ва­е­те ви­ну на дру­гих? Я все­гда ви­ню се­бя. Мож­но ска­зать, я са­мо­ед. Да, я очень пло­хо пе­ре­но­шу про­иг­ры­ши, осо­бен­но на боль­ших со­рев­но­ва­ни­ях, ко­гда знаю, что мо­гу по­бе­дить, что вы­сту­паю хо­ро­шо, но по­том что-то не скла­ды­ва­ет­ся. С дет­ства у ме­ня так сло­жи­лось: я очень пло­хо пе­ре­но­шу неуда­чи. Для то­го что­бы вос­ста­но­вить­ся, мне нуж­но па­ру дней, а ино­гда и неде­лю. – Вы пла­кать уме­е­те? Бы­ва­ет, слу­ча­ет­ся по­пла­кать. Сей­час уже на­мно­го ре­же, по­то­му что я уже очень мно­го мат­чей, мно­го тур­ни­ров вы­иг­ры­ваю ( улы­ба­ет­ся). По­след­ние пол­то­ра го­да все скла­ды­ва­ет­ся очень хо­ро­шо. И да­же ко­гда я про­иг­ры­ваю, знаю, что мне нуж­но сде­лать, над чем боль­ше ра­бо­тать, и что я сде­ла­ла не так, ка­кое ре­ше­ние бы­ло невер­ным. В об­щем, сей­час уже луч­ше пе­ре­но­шу про­иг­ры­ши. Но, ко­неч­но, все­гда обид­но, ко­гда что-то не по­лу­ча­ет­ся. – Эли­на, не сек­рет, что по­клон­ни­ки тен­ни­са осо­бен­но неж­но от­но­сят­ся к спортс­мен­кам сла­вян­ской внеш­но­сти, блон­дин­кам. Да и прес­са к та­ким кра­сот­кам бла­го­во­лит. Вы чув­ству­е­те, что вас как-то осо­бо вы­де­ля­ют сре­ди дру­гих спортс­ме­нок бла­го­да­ря эф­фект­ной внеш­но­сти? Ну, не знаю… Я это­го не чув­ствую. Ме­ня боль­ше ра­ду­ет то, что лю­дям нра­вят­ся мои вы­ступ­ле­ния, а прес­са уде­ля­ет мно­го вре­ме­ни тем ре­зуль­та­там, ко­то­рые я по­ка­зы­ваю. Я слы­шу и чи­таю при­зна­ния лю­дей, ко­то­рые го­во­рят, что я мо­ти­ви­рую их дви­гать­ся впе­ред. И я это­му очень ра­да. – То есть вы дей­стви­тель­но пре­бы­ва­е­те в уве­рен­но­сти, что муж­чи­ны оста­ют­ся невоз­му­ти­мы­ми при ви­де кра­си­вой блон­дин­ки на кор­тах в ко­рот­кой юбоч­ке? ( Сме­ет­ся) Ну, ду­маю, что нет… Дей­стви­тель­но, я по­лу­чаю от них мно­го лест­ных ком­мен­та­ри­ев. – При­ят­но по­лу­чать ком­пли­мен­ты? Ко­неч­но! А ко­му непри­ят­но? Это все­гда при­да­ет боль­ше уве­рен­но­сти не толь­ко вне кор­та, но и на кор­те. – У каж­дой тен­ни­сист­ки свой стиль по­ве­де­ния на кор­те. Кто-то очень эро­тич­но кри­чит: вспо­ми­на­ют­ся сто­ны Ма­рии Ша­ра­по­вой на Уим­бл­дон­ском тур­ни­ре, ко­то­рые не толь­ко воз­бу­ди­ли всю муж­скую часть бо­лель­щи­ков, но ста­ли ме­ло­ди­ей для мо­биль­ных те­ле­фо­нов. Кто-то слиш­ком эмо­ци­о­наль­но ре­а­ги­ру­ет на неуда­чи, вы­ме­щая злость на ра­кет­ке, а то и до­пус­кая мат. Кто-то на­де­ва­ет уль­тра­ко­рот­кую юб­ку и де­мон­стра­тив­но сек­су­аль­но на­кло­ня­ет­ся за мя­чом… У вас есть своя «фиш­ка»? Мне мно­гие уже го­во­ри­ли, что мой фир­мен­ный стиль – это со­сре­до­то­чен­ность. Я все­гда бо­рюсь до кон­ца, за каж­дое оч­ко, все­гда вы­кла­ды­ва­юсь на все сто про­цен­тов. Я не до­пус­каю рас­хля­бан­но­го от­но­ше­ния ни к под­го­тов­ке, ни к иг­ре. – А что со спор­тив­ной фор­мой? Во­об­ще жен­щи­на-иг­рок мо­жет се­бе под­би­рать фа­сон? Опре­де­лять пред­по­чти­тель­ную дли­ну юбоч­ки, фа­сон фор­мы? Ведь тен­нис – это зре­лищ­ное шоу, и мо­да на кор­тах при­вет­ству­ет­ся. ( Улы­ба­ет­ся) Ра­зу­ме­ет­ся. Но посколь­ку я ли­цо ком­па­нии Nike, то во всем по­ла­га­юсь на эту мар­ку. Они не толь­ко оде­ва­ют иг­ро­ков эс­те­тич­но, при­вле­ка­тель­но и по мо­де – у них все­гда все про­ду­ма­но до мель­чай­ших де­та­лей. Ведь на кор­те ни­че­го не долж­но ме­шать, все долж­но быть на вы­со­ком уровне и вы­со­ко­го ка­че­ства. – А в обыч­ной жиз­ни вы ка­кой стиль пред­по­чи­та­е­те? Спор­тив­ный? Я ча­сто бы­ваю на ме­ро­при­я­ти­ях, ку­да на­де­ваю пла­тья, юб­ки, каб­лу­ки. Мне очень нра­вят­ся изыс­кан­ные ве­щи, и я все­гда ста­ра­юсь что-то но­вое по­про­бо­вать. Нель­зя за­цик­ли­вать­ся на спор­тив­ном сти­ле. – А как вы к шо­пин­гу от­но­си­тесь? Ко­гда у ме­ня есть вре­мя, то, ко­неч­но, я люб­лю по­хо­дить по ма­га­зи­нам. Осо­бен­но люб­лю се­бя по­ба­ло­вать по­сле ка­ких-то по­бед ( улы­ба­ет­ся). Все­гда пе­ред тур­ни­ром я иду, при­смат­ри­ваю, что мне нра­вит­ся. Это мо­ти­ви­ру­ет ме­ня иг­рать на­мно­го луч­ше ( сме­ет­ся). – То есть вы са­ми се­бе опре­де­ля­е­те по­ощ­ри­тель­ный при­зо­вой фонд? По­лу­ча­ет­ся, что да ( улы­ба­ет­ся). – Вы се­бя ра­ду­е­те одеж­дой, юве­лир­кой, обу­вью, ак­сес­су­а­ра­ми? Мо­жет быть, что-то при­смат­ри­ва­е­те для квар­ти­ры? Слож­но вы­брать. Но ни­че­го осо­бен­но­го. – Как вы к юве­лир­ным укра­ше­ни­ям от­но­си­тесь? Я очень люб­лю брас­ле­ты. У ме­ня есть три брас­ле­та, я все­гда их но­шу. Я да­же иг­раю в них – они мне не ме­ша­ют.

Еще недав­но у ме­ня бы­ло со­труд­ни­че­ство с ита­льян­ской ком­па­ни­ей, и они сде­ла­ли для ме­ня ком­плект – се­реж­ки и под­вес­ку в ви­де тен­нис­ных мя­чи­ков с брил­ли­ан­ти­ка­ми. На мат­чи я то­же на­де­ваю этот ком­плект. – Эли­на, вы са­ми под­би­ра­е­те се­бе гар­де­роб? У ме­ня глав­ный со­вет­чик – ма­ма, ко­то­рая по­сто­ян­но все дер­жит под кон­тро­лем ( сме­ет­ся). В мо­ем гар­де­робе очень мно­го на­ря­дов от Ли­лии Пу­сто­вит. Мне нра­вят­ся не толь­ко ее ве­щи, но и она са­ма – очень теп­лый че­ло­век, я все­гда ра­да ее ви­деть. – А как вы по­зна­ко­ми­лись? Са­ми на нее вы­шли, или она к вам об­ра­ти­лась с пред­ло­же­ни­ем со­труд­ни­че­ства? Это бы­ла сов­мест­ная идея. Мне из­на­чаль­но нра­ви­лись на­ря­ды Ли­ли, а для нее бы­ла важ­ной те­ма по­пу­ля­ри­за­ции Укра­и­ны в ми­ре. Да и я гор­жусь тем, что на­де­ваю ве­щи укра­ин­ских ди­зай­не­ров. На­при­мер, на всех ме­ро­при­я­ти­ях, где я по­яв­ля­юсь – в Нью-йор­ке, Мель­бурне, Па­ри­же, Лон­доне, – я оде­та в оте­че­ствен­ный бренд. – Так вы ам­бас­са­дор Ли­лии Пу­сто­вит? ( Улы­ба­ет­ся) Ну, да. У нее очень кра­си­вые на­ря­ды, все про­ду­ма­но, и с ду­шой, с укра­ин­ски­ми ма­лень­ки­ми де­та­ля­ми, ко­то­рые все­гда мне на­по­ми­на­ют об Укра­ине. – С кем вы еще зна­ко­мы из ми­ра укра­ин­ской куль­ту­ры, шоу-биз­не­са, ки­не­ма­то­гра­фа? Год на­зад по­зна­ко­ми­лась со Сла­вой Ва­кар­чу­ком. Схо­ди­ла на кон­церт «Оке­а­на Ель­зи» в Лос-ан­дже­ле­се – я как раз иг­ра­ла тур­нир непо­да­ле­ку. По­лу­чи­ла мас­су эмо­ций на его кон­цер­те, это бы­ло неве­ро­ят­но! – Он знал, что вы при­шли? Да, знал. И да­же пе­ред пес­ней «Я не здам­ся без бою» ска­зал, что по­свя­ща­ет ее мне. Это бы­ло неве­ро­ят­ное ощу­ще­ние ( улы­ба­ет­ся). По­сле кон­цер­та мы встре­ти­лись и по­об­ща­лись. С тех пор мы дру­жим. Он при­гла­ша­ет ме­ня на свои кон­цер­ты, я его – на мат­чи. Сла­ва очень класс­ный че­ло­век, та­кой ду­шев­ный! – А вы по­е­те? В ос­нов­ном в ду­ше ( сме­ет­ся). – Да­вай­те ги­по­те­ти­че­ски пред­по­ло­жим, что ваш стар­ший брат за­ни­мал­ся бы не тен­ни­сом, а брал бы вас с со­бой, на­при­мер, в сту­дию зву­ко­за­пи­си или на съе­моч­ную пло­щад­ку. Из­ме­ни­лась бы то­гда ва­ша судь­ба? Нет. Все рав­но бы­ло бы что-то свя­зан­ное со спор­том, по­то­му что у ме­ня спор­тив­ная се­мья: па­па за­ни­мал­ся борь­бой, ма­ма в свое вре­мя – и ка­ра­те, и дру­ги­ми ви­да­ми спор­та. Ну, и я за­ни­ма­лась и гим­на­сти­кой, и бас­кет­бо­лом, и бе­гом. Ко­неч­но, сей­час мне нра­вит­ся и на те­ле­ви­де­нии ин­тер­вью да­вать, и участ­во­вать в раз­ных

На дан­ный мо­мент мы рас­ста­лись с бой­френ­дом. Для ме­ня очень важ­но фо­ку­си­ро­вать­ся на тен­ни­се и на сво­ем бу­ду­щем, так как вре­мя спор­та очень ко­рот­кое.

свет­ских ме­ро­при­я­ти­ях, но ведь та­кая воз­мож­ность по­яви­лась имен­но бла­го­да­ря тен­ни­су ( улы­ба­ет­ся). – Эли­на, ва­ши ро­ди­те­ли жи­вут в Одес­се, брат в Лос-ан­дже­ле­се. А где жи­ве­те вы? У ме­ня дом и вид на жи­тель­ство в Мо­на­ко, но сей­час я жи­ву в Лон­доне.

Я там тре­ни­ру­юсь, и там же, кста­ти, жи­вет по­ло­ви­на мо­ей ко­ман­ды. Но так как мой глав­ный тре­нер из Па­ри­жа, я при­ез­жаю тре­ни­ро­вать­ся и в Па­риж. Ес­ли у ме­ня есть па­ра недель, то я про­во­жу по­ло­ви­ну в Па­ри­же, по­ло­ви­ну – в Лон­доне. – Ка­кой го­род бли­же вам по ду­ху? Сей­час уже Лон­дон. Там у ме­ня своя квар­ти­ра, где я чув­ствую се­бя как до­ма, там у ме­ня иде­аль­ные усло­вия для тре­ни­ро­вок. В этом го­ро­де мне ком­форт­но. – С ко­ро­лев­ской се­мьей ни­как не пе­ре­се­ка­лись? Нет, хо­тя ее чле­ны все­гда при­хо­дят на Уим­бл­дон, осо­бен­но Кейт сла­вит­ся лю­бо­вью к тен­ни­су. В прин­ци­пе, есть воз­мож­ность с ни­ми по­об­щать­ся. На­де­юсь, в этом го­ду я смо­гу с ней уви­деть­ся. – А вам бы хо­те­лось за­муж за прин­ца? ( Улы­ба­ет­ся) Ну, на­вер­ное, хо­те­лось бы. Не ду­маю, что есть та­кие де­вуш­ки, ко­то­рые бы не хо­те­ли стать прин­цес­са­ми. Но при этом по­до­зре­ваю, что в тен­ни­се я вряд ли смог­ла бы так по­стро­ить свою ка­рье­ру. Хо­тя по­че­му бы и нет? В об­щем, не знаю… – От меч­ты на­ив­ной – к мечте ре­аль­ной. О чем меч­та­ет тре­тья ра­кет­ка ми­ра Эли­на Сви­то­ли­на? О по­бе­де на тур­ни­ре Боль­шо­го шле­ма? Да. Для ме­ня Боль­шой шлем – это од­на из за­дач. В иде­а­ле я хо­чу вы­иг­рать ми­ни­мум пять Шле­мов ( сме­ет­ся). И, ко­неч­но, пер­вая ра­кет­ка ми­ра – для ме­ня это то­же очень важ­но. Это не зна­чит, что осталь­ные по­бе­ды ме­ня не ин­те­ре­су­ют. На каж­дую неде­лю, на каж­дый тур­нир у ме­ня все­гда сто­ит са­мая вы­со­кая план­ка. Я все­гда став­лю за­вы­шен­ные за­да­чи для се­бя, по­то­му что нуж­но дви­гать­ся впе­ред, все­гда что-то долж­но те­бя ждать впе­ре­ди.

Мно­гие уже го­во­ри­ли, что мой фир­мен­ный стиль – это со­сре­до­то­чен­ность. На кор­те я все­гда бо­рюсь до кон­ца, за каж­дое оч­ко, вы­кла­ды­ва­юсь на все сто про­цен­тов. Я не до­пус­каю рас­хля­бан­но­го от­но­ше­ния ни к под­го­тов­ке, ни к иг­ре.

Ко­гда у ме­ня есть вре­мя, я люб­лю по­хо­дить по ма­га­зи­нам. Осо­бен­но люб­лю се­бя по­ба­ло­вать по­сле ка­ких-то по­бед. Все­гда пе­ред тур­ни­ром иду, при­смат­ри­ваю, что мне нра­вит­ся. Это мо­ти­ви­ру­ет ме­ня иг­рать на­мно­го луч­ше.

Я за­ни­ма­юсь йо­гой и еще в тре­на­жер­ном за­ле, хо­жу на бокс. Ра­бо­таю с пси­хо­ло­гом. Кро­ме то­го, у ме­ня есть тре­нер по тен­ни­су, спар­ринг­парт­нер, фит­нес-тре­нер и фи­зио­те­ра­певт.

У ме­ня очень ма­ло близ­ких дру­зей, по­то­му что в тен­ни­се ча­сто слу­ча­ет­ся так: ко­гда ты на вер­шине, все к те­бе тя­нут­ся, а по­том от­во­ра­чи­ва­ют­ся. По­это­му я це­ню ту друж­бу, ко­то­рая на­ча­лась, ко­гда мне бы­ло 13–14 лет, и я не бы­ла еще той Эли­ной Сви­то­ли­ной. У ме­ня две по­дру­ги, и на­шей друж­бе уже бо­лее вось­ми лет.

Я ча­сто бы­ваю на ме­ро­при­я­ти­ях, ку­да на­де­ваю пла­тья, юб­ки, каб­лу­ки. Мне очень нра­вят­ся изыс­кан­ные ве­щи, и я все­гда ста­ра­юсь что-то но­вое по­про­бо­вать для се­бя. Нель­зя за­цик­ли­вать­ся на спор­тив­ном сти­ле.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.