love story

Viva!Ukraine - - Кайли Миноуг - Та­тья­на Ви­тязь

Поль и Еле­на Ма­нон­диз: чем за­кон­чи­лась ро­ман­ти­че­ская ис­то­рия зна­ком­ства фран­цуз­ско­го пев­ца и укра­ин­ской де­вуш­ки

О том, что они со­зда­ны друг для дру­га, на­ши ге­рои по­ня­ли с первого по­це­луя… Уже три го­да Еле­на и Поль Ма­нон­диз – муж и же­на. И жи­вут в Ки­е­ве. «Укра­и­на – мой рай », – утвер­жда­ет Поль, ко­то­рый не про­сто об­рел здесь се­мью и вто­рой дом, но и успеш­но стро­ит во­каль­ную ка­рье­ру.

Их ис­то­рия вполне мог­ла бы лечь в ос­но­ву сце­на­рия романтического филь­ма: од­на­ж­ды на Мон­март­ре ху­дож­ник по име­ни Максим уго­во­рил укра­ин­скую де­вуш­ку Еле­ну по­зи­ро­вать ему и раз­ме­стил го­то­вый порт­рет на сво­ей стра­нич­ке в соц­се­ти. Об­раз де­вуш­ки на­столь­ко за­ин­три­го­вал дру­га ху­дож­ни­ка, пев­ца По­ля, что он за­дал­ся це­лью во что бы то ни ста­ло по­зна­ко­мить­ся с ней… Че­рез несколь­ко ме­ся­цев пе­ре­пис­ки Ле­на и Поль встре­ти­лись в Па­ри­же, что­бы уже не рас­ста­вать­ся...

– Ле­на, Поль, у вас та­кая кра­си­вая ис­то­рия зна­ком­ства… Еле­на: Да, все про­изо­шло бла­го­да­ря Мак­си­му, дру­гу По­ля, с ко­то­рым они вме­сте лю­би­ли выпить крас­но­го ви­на. – Нор­маль­ная па­риж­ская бо­ге­ма! Е.: Со­вер­шен­но вер­но ( улы­ба­ет­ся). И вот од­на­ж­ды, во вре­мя од­но­го из та­ких «те­ма­ти­че­ских» вин­ных ве­че­ров, Максим по­обе­щал По­лю, что обя­за­тель­но по­зна­ко­мит его с бу­ду­щей же­ной. Поль: Да, мы бы­ли немно­го пья­ны, и я толь­ко от­мах­нул­ся от слов Мак­си­ма. Е.: И вот шесть лет на­зад я отправилась в пу­те­ше­ствие по Ев­ро­пе. Это бы­ла моя меч­та. При­ез­жаю в Па­риж, иду на Мон­мартр, и один из ху­дож­ни­ков пред­ла­га­ет на­ри­со­вать мой порт­рет. У ме­ня до­воль­но огра­ни­чен­ный бюд­жет, на лиш­ние тра­ты я не на­стро­е­на, но Максим сни­жа­ет це­ну все­го до 25 евро. Для Па­ри­жа это не день­ги, и я со­гла­ша­юсь. Уди­ви­тель­но, но ес­ли бы я по­жад­ни­ча­ла, не встре­ти­лась бы с По­лем… В об­щем, порт­рет был го­тов, а зна­ком­ство с Мак­си­мом мы про­дол­жи­ли уже в Фейс­бу­ке, где Поль и уви­дел мою фо­то­гра­фию и порт­рет.

Так мы по­зна­ко­ми­лись, по­ка за­оч­но. Но пе­ре­пис­ка бы­ла очень ак­тив­ной. Как-то Поль на­пи­сал: «Од­на­ж­ды ты ста­нешь мо­ей же­ной». П.: На тот мо­мент Ле­на бы­ла в Шри-лан­ке, но спу­стя три ме­ся­ца при­е­ха­ла ко мне в Па­риж. На­ша пер­вая встре­ча бы­ла как в ки­но: слов­но в за­мед­лен­ной съем­ке, на­встре­чу мне дви­га­лась строй­ная, лег­кая, с раз­ви­ва­ю­щи­ми­ся свет­лы­ми во­ло­са­ми Моя Бу­ду­щая Же­на. – О, как это ро­ман­тич­но!

Е.: Да, все красиво, но у нас был нелег­кий путь в Па­ри­же. Эй­фо­рия от пер­вой встре­чи, первого по­це­луя про­шла, усту­пив ме­сто ре­аль­но­сти: нуж­но бы­ло ис­кать ра­бо­ту, сни­мать квар­ти­ру. У ме­ня же не бы­ло ви­да на жи­тель­ство, а неле­га­лом я не хо­те­ла быть. Но как-то вы­кру­ти­лась: офор­ми­ла два пас­пор­та. По од­но­му три ме­ся­ца си­дишь во Фран­ции, за­тем воз­вра­ща­ешь­ся в Укра­и­ну, бе­решь вто­рой пас­порт и сно­ва на три ме­ся­ца едешь об­рат­но.

С ра­бо­той то­же как-то на­ла­ди­лось: я ра­бо­та­ла и ня­ней и гра­фи­че­ским ди­зай­не­ром. В об­щем, это был драйв, настоящий рокн-ролл ( улы­ба­ет­ся). – А чем за­ни­мал­ся Поль в Па­ри­же? П.: Я му­зы­кант, пи­шу пес­ни. У ме­ня бы­ли вы­ступ­ле­ния на раз­лич­ных пло­щад­ках, в клу­бах. Я люб­лю жизнь! Ко­гда есть день­ги, я их тра­чу – ве­че­рин­ки, дру­зья. Но они по­че­му-то быст­ро за­кан­чи­ва­ют­ся. Па­риж очень до­ро­гой го­род ( сме­ет­ся). – По­это­му вы и ре­ши­ли пе­ре­ехать в Укра­и­ну? П.: Не в этом де­ло. Мы при­е­ха­ли по­зна­ко­мить­ся с се­мьей Ле­ны, пла­ни­ро­ва­ли по­го­стить ме­сяц. Но мне так по­нра­ви­лось здесь, что мы оста­лись на вто­рой ме­сяц, а на тре­тий – ре­ши­ли по­же­нить­ся и остать­ся здесь жить. Я влю­бил­ся в Укра­и­ну. – Вы ко­рен­ной па­ри­жа­нин? П.: Нет, я ро­дил­ся в Брюс­се­ле, но жил в Па­ри­же. Моя ма­ма па­ри­жан­ка, а отец уро­же­нец Си­ци­лии. – Что же вас так по­тряс­ло в Укра­ине? П.: Ва­ша стра­на пре­крас­на, здесь жи­вут ду­шев­ные, теп­лые, сим­па­тич­ные лю­ди, с ко­то­ры­ми так лег­ко и при­ят­но об­щать­ся. За пер­вые три ме­ся­ца я по­бы­вал и во Ль­во­ве, и в Одес­се, и в дру­гих го­ро­дах. Они очень кра­си­вы, у каж­до­го свое ли­цо! Мне нра­вит­ся укра­ин­ская куль­ту­ра, очень ин­те­рес­на укра­ин­ская му­зы­ка. Од­ним сло­вом, мне здесь нра­вит­ся все ( улы­ба­ет­ся). – Вы жи­ве­те в Ки­е­ве уже боль­ше трех лет. Не по­жа­ле­ли, что ре­ши­ли остать­ся? П.: Ни ра­зу! Ни в ка­кой дру­гой стране не хо­чу жить, я укра­и­нец. Ви­ди­те, да­же в вы­ши­ван­ке при­шел к вам на встре­чу ( сме­ет­ся). – Поль, укра­ин­ская же­на – это луч­ший ва­ри­ант? П.: Да это же рок-н-ролл! ( Сме­ет­ся) Укра­ин­ки об­ла­да­ют очень силь­ным ха­рак­те­ром. При этом они очень жен­ствен­ны. И очень вы­год­но от­ли­ча­ют­ся от фран­цу­же­нок, у ко­то­рых фе­ми­низм при­об­рел уже ка­кой-то экс­тре­маль­ный ха­рак­тер. Е.: Это прав­да. С первого взгля­да мы ка­жем­ся ми­лы­ми, класс­ны­ми, хо­ро­ши­ми, но на са­мом де­ле мы креп­кие ореш­ки ( сме­ет­ся). П.: У ме­ня же­на – ан­гел. Прав­да, со сталь­ным ха­рак­те­ром. – Ле­на, а ка­ко­во это – быть за­му­жем за му­зы­кан­том? Да еще и за фран­цу­зом? Е.: Слож­но, по­то­му что и Поль и я – твор­че­ские лич­но­сти. Он – му­зы­кант, я – ху­дож­ник. Каж­дый тре­бу­ет к се­бе осо­бо­го вни­ма­ния. П.: Не со­всем со­гла­сен! Ско­рее мне нуж­на толь­ко сце­на, что­бы петь, а не вни­ма­ние. – А вы его не уде­ля­е­те лю­би­мой жене? П.: Как это не уде­ляю?! Да я сни­маю же­ну во всех сво­их кли­пах! Е.: Ну, не во всех, а толь­ко в трех. Хо­тя, ду­маю, это­го до­ста­точ­но. Я уже устала от съе­мок. П.: Я го­тов те­бя сни­мать во всех сво­их кли­пах! Те­бе нуж­но вни­ма­ние? Вот же оно! Е.: Ну, спа­си­бо ( сме­ет­ся). П.: А еще я с утра до вечера до­ма пою Лене под ги­та­ру се­ре­на­ды. Мы как Ро­мео и Джу­льет­та ( сме­ет­ся). – Поль, а что про те­щу укра­ин­скую мо­же­те ска­зать? Ведь Ли­лия Ру­бан не про­сто ма­ма ва­шей же­ны, она ваш про­дю­сер. П.: Я знаю, что для Укра­и­ны это нети­пич­но, ко­гда зять и те­ща жи­вут ду­ша в ду­шу. Но я люб­лю свою те­щу. Бо­лее то­го, нас объ­еди­ня­ет ра­бо­та – мы с Ли­лей со­про­дю­се­ры. Е.: Это ма­ма учи­ла По­ля укра­ин­ским тра­ди­ци­ям, при­ви­ла ему любовь к на­шей куль­ту­ре, му­зы­ке. Она очень мно­го для По­ля сде­ла­ла. Без ее со­дей­ствия он вряд ли смог бы за два го­да сде­лать та­кой ры­вок в сво­ей ка­рье­ре. П.: Да, за этот ко­рот­кий срок на мо­ем сче­ту два ту­ра, один из ко­то­рых про­шел сов­мест­но с Ни­ной Матвиенко, уча­стие в рок-опе­ре «Мо­царт», несколь­ко соль­ных кон­цер­тов, а так­же уча­стие в бла­го­тво­ри­тель­ных кон­цер­тах. Я со­гла­сен с Ле­ной: без нее и Ли­ли я бы не смог де­лать то, что де­лаю. 8 июня вы­хо­дит мой пер­вый соль­ный альбом «Мій рай». В него во­шло 14 пе­сен в сти­ле рок, поп, фолк, и все они по­свя­ще­ны Укра­ине, ко­то­рую я люб­лю.

Я ви­дел мно­го до­ку­мен­таль­ных филь­мов об Укра­ине, и в них сплош­ной нега­тив: вой­на, кор­руп­ция, де­прес­сия… А я ви­жу Укра­и­ну как пре­крас­ную стра­ну, в ко­то­рой жи­вут очень та­лант­ли­вые лю­ди. И та­кой Укра­и­ну я хо­чу показать. У ме­ня на­ме­ча­ют­ся вы­ступ­ле­ния в Нью-йор­ке, Мон­ре­а­ле, Неа­по­ле. Я бу­ду петь для укра­ин­ской диас­по­ры на укра­ин­ском язы­ке. – Фран­цуз, по­пу­ля­ри­зи­ру­ю­щий укра­ин­скую куль­ту­ру. Это лю­бо­пыт­но. П.: Мо­жет быть, в этом моя мис­сия – ска­зать «спа­си­бо» стране, ко­то­рая ста­ла мо­ей вто­рой ро­ди­ной? Л.: 8 июня у По­ля день рож­де­ния, и в этот же день за­пла­ни­ро­ван кон­церт-пре­зен­та­ция это­го аль­бо­ма. Все день­ги от про­дан­ных билетов Поль пе­ре­даст де­тям, чьи ро­ди­те­ли по­гиб­ли в АТО.

Уже три го­да па­ри­жа­нин Поль Ма­нон­диз жи­вет в Укра­ине и уве­рен, что он по­пал в настоящий рай

«Я ро­дил­ся в Брюс­се­ле, но жил в Па­ри­же. Моя ма­ма па­ри­жан­ка, а отец уро­же­нец Си­ци­лии», – го­во­рит Поль.

С пер­вой встре­чи с Ле­ной я от­чет­ли­во по­нял: она – моя судь­ба

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.