егор гор­де­ев

Viva!Ukraine - - Кайли Миноуг - Та­тья­на Ви­тязь

Жур­на­лист, фи­ло­соф, те­ле­ве­ду­щий и все еще хо­ло­стяк: «От­но­ше­ния – большая ра­бо­та, а мне, бы­ва­ет, лень тра­тить на это вре­мя. Но это все до пер­вой вспыш­ки!»

Фи­ло­соф, жур­на­лист, те­ле­ве­ду­щий, ме­ло­ман, пу­те­ше­ствен­ник, меч­та­тель, кра­сав­чик, хо­ло­стяк… Все это о ве­ду­щем утрен­не­го шоу «Сні­да­нок з 1+1» Его­ре Гор­де­е­ве. О жиз­нен­ной по­зи­ции, об уме­нии по­лу­чать удо­воль­ствие от ра­бо­ты, об от­но­ше­ни­ях с про­ти­во­по­лож­ным по­лом – в экс­клю­зив­ном ин­тер­вью для Viva!

С28-лет­ним Его­ром Гор­де­е­вым об­щать­ся – од­но удо­воль­ствие. Он ис­то­ча­ет по­зи­тив, энер­гию и оп­ти­мизм. Умен, об­ра­зо­ван, ха­риз­ма­ти­чен и оба­я­те­лен. И при этом ни те­ни звезд­но­сти и сно­биз­ма, ко­то­ры­ми гре­шат не­ко­то­рые ме­диа персоны. А еще Егор влюб­лен – в свою ра­бо­ту, в путешествия, в са­му жизнь. Обо всем этом и не толь­ко – наш раз­го­вор.

– Итак, впер­вые в Viva! Егор Гор­де­ев. Красиво зву­чит со­че­та­ние име­ни и фа­ми­лии, гор­до. Се­рьез­но? Ну, не знаю… Я уже при­вык. Кста­ти, по пас­пор­ту я Дуд­чен­ко. – Чем же те­бя не устра­и­ва­ла эта фа­ми­лия? Всем устра­и­ва­ла. Про­сто, ко­гда я в 16 лет по­сту­пил на фи­ло­соф­ский фа­куль­тет Ки­ев­ско­го уни­вер­си­те­та, по­чти сра­зу пошел ра­бо­тать жур­на­ли­стом, и пи­сал в раз­лич­ные из­да­ния. А по­сколь­ку из­да­ний бы­ло мно­го, что­бы не по­вто­рять­ся, взял се­бе псев­до­ним. – Ку­да ты пи­сал, я спро­шу поз­же. А вот чем ру­ко­вод­ству­ет­ся 16-лет­ний юно­ша, ко­гда идет учить­ся на фи­ло­со­фа? Здесь как раз клю­че­вое сло­во «ре­бе­нок». В столь юном воз­расте че­ло­век не мо­жет еще сфор­ми­ро­вать чет­кое по­ни­ма­ние, кем кон­крет­но он хо­чет стать. Ко­неч­но, есть некие оп­ции. Смут­но ты пред­став­ля­ешь, чем бы по­тен­ци­аль­но мог за­нять­ся, но ни­ка­кой кон­кре­ти­ки по­ка нет. И вот для то­го что­бы в го­ло­ве все улег­лось и при­шло в нор­му, су­ще­ству­ет фа­куль­тет фи­ло­со­фии ( улы­ба­ет­ся).

Я, ко­гда первого сен­тяб­ря за­шел в ауди­то­рию, по­нял, что в груп­пе пред­став­ле­ны все суб­куль­ту­ры: и пан­ки, и эмо, и го­ты, и «бо­та­ны»… Под од­ной кры­шей со­бра­лись лю­ди со­вер­шен­но раз­ных со­ци­аль­ных про­сло­ек, из раз­ных го­ро­дов, го­во­ря­щие на раз­ных язы­ках! Это бы­ла ми­ни­мо­дель Укра­и­ны, в ко­то­рой хо­те­лось бы жить. Со­бра­лись мо­ло­дые лю­ди, ко­то­рым, ка­за­лось бы, не о чем по­го­во­рить друг с дру­гом, но они на­шли об­щий язык, и им бы­ло класс­но и ве­се­ло друг с дру­гом.

А ка­кие пред­ме­ты нам пре­по­да­ва­ли! Мы во­об­ще не по­ни­ма­ли вна­ча­ле, что та­кое ме­та­фи­зи­ка и он­то­ло­гия. Ко­гда же нам пре­по­да­ва­тель, до­цент кафедры фи­ло­со­фии, на при­ме­ре ко­роб­ки спи­чек и пач­ки си­га­рет объ­яс­нил, что та­кое мир по Кан­ту, мы про­сто рты ра­зи­ну­ли и бы­ли уве­ре­ны, что ни­ко­гда в жиз­ни не сда­дим эк­за­мен. Но по­том как-то все ста­ло бо­лее-ме­нее по­нят­но.

Так вот, я воз­вра­ща­юсь к то­му, по­че­му пошел на фил­фак. Я на­учил­ся ду­мать, мыс­лить, снос­но го­во­рить, ана­ли­зи­ро­вать тек­сты, ана­ли­зи­ро­вать аудио, ви­део. По край­ней ме­ре, уче­ба да­ла мне некую тех­но­ло­гию. У нас бы­ла ло­ги­ка, ко­то­рую я очень лю­бил. Я счи­таю, ее нуж­но пре­по­да­вать во всех ву­зах и по несколь­ко се­мест­ров. – Те­перь да­вай вер­нем­ся к жур­на­ли­сти­ке. Как те­бя, адеп­та Кан­та, во вторую древ­ней­шую про­фес­сию за­нес­ло? Хо­те­лось ка­кой-то сво­бо­ды, как и каж­до­му, я ду­маю. А на ро­ди­тель­ские день­ги жить бы­ло как-то не ко­миль­фо. – Сво­бо­ды, в том чис­ле и фи­нан­со­вой, хо­чет­ся всем, но да­ле­ко не каж­дый не то что в 16, а и в 36 что-то пред­при­ни­ма­ет, дабы ее об­ре­сти. Нет, ну, слу­шай­те, 36 – это уже, мне ка­жет­ся, вы пе­ре­ги­ба­е­те ( улы­ба­ет­ся). Хо­тя, ко­неч­но, все лю­ди раз­ные.

Но моя ло­ги­ка бы­ла про­ста и мер­кан­тиль­на: ты хо­чешь ку­шать, вы­пи­вать, хо­дить на сви­да­ния, узна­вать мир, ез­дить, а вы­пра­ши­ва­ешь на это день­ги у ро­ди­те­лей – это уни­зи­тель­но. По­это­му я выбрал для се­бя бо­лее удоб­ную мо­дель: за­ра­ба­ты­вать день­ги са­мо­му. Я сел и по­раз­мыс­лил: что я умею де­лать? Да ни­че­го я не умею де­лать! Но я все­гда лю­бил пи­сать. Школь­ные со­чи­не­ния мне уда­ва­лись. Пи­сал эс­се, в дет­стве да­же сти­ха­ми ба­ло­вал­ся. – Они со­хра­ни­лись? ( Со сме­хом) Да, но это читать нель­зя, безум­но стыд­но. Так же, как смот­реть свои ста­рые эфи­ры. Ужас­ные стихи, они пред­став­ля­ют ин­те­рес боль­ше для пси­хо­ло­га, чем для лю­би­те­лей по­э­зии. Итак, я на­чал ис­кать ра­бо­ту. Про­смот­рел в Google: «ва­кан­сии жур­на­лист, ре­дак­тор, Ки­ев». На­шел ка­кие-то стран­ные из­да­ния и разо­слал ре­зю­ме. От­клик­ну­лось толь­ко од­но – по­ли­ти­че­ское, ко­то­рое из­да­ва­ла из­вест­ная на то вре­мя пар­тия. Фак­ти­че­ски, это бы­ла пар­тий­ная га­зе­та. Кста­ти, ко­гда ме­ня уже при­ня­ли, моя ру­ко­во­ди­тель­ни­ца призна­лась: «Я те­бя при­ня­ла по двум кри­те­ри­ям: я то­же бы­ла сту­дент­кой фи­ло­соф­ско­го фа­куль­те­та, и ты был един­ствен­ным, кто на­пи­сал ре­зю­ме без грам­ма­ти­че­ских оши­бок». ( Сме­ет­ся) А даль­ше по­шла жа­ра. Я учил­ся ре­ме­с­лу жур­на­ли­ста с ну­ля. Ра­бо­та с ин­фор­ма­ци­ей, вы­ра­бот­ка сво­е­го сти­ля. Это был по­тря­са­ю­щий опыт – и про­фес­си­о­наль­ный и че­ло­ве­че­ский. Пи­сал на по­ляр­но про­ти­во­по­лож­ные те­мы – от ре­пор­та­жей с пар­тий­но­го съез­да до ост­рых со­ци­аль­ных про­блем. Ком­му­ни­ци­ро­вать при­хо­ди­лось и с функ­ци­о­не­ра­ми, и с го­род­ски­ми су­ма­сшед­ши­ми... – А ес­ли бы был вы­бор, в ка­кой раз­дел от­пра­вить­ся, о чем пи­сать, что бы ты выбрал? В ито­ге, по­том я пи­сал о мно­гом, в раз­ных от­де­лах ра­бо­тал и в раз­ных из­да­ни­ях. Был да­же ко­лум­ни­стом GQ, чем очень гор­жусь. Да мне, в прин­ци­пе, бы­ло все рав­но, о чем пи­сать. Мне нра­вил­ся про­цесс: изу­че­ние те­мы, ме­ха­низм со­зда­ния ста­тьи. Я не от те­ма­ти­ки иду, а от струк­ту­ры, по­это­му мне очень нра­вят­ся ме­диа как та­ко­вые. Мне нра­вит­ся быть сто­ри­тей­ле­ром, рас­сказ­чи­ком. В этом плане «Сні­да­нок» – уни­каль­ная пло­щад­ка для то­го, что­бы рас­ска­зы­вать ис­то­рии, адап­ти­ро­вать их для ши­ро­кой ауди­то­рии. По­это­му ре­ги­о­наль­ная по­ли­ти­ка – ок, куль­ту­ра – ок, со­ци­ал­ка – от­лич­но! Хо­тя, ко­неч­но, про тру­бы пи­сать не так ве­се­ло, как про кон­церт лю­би­мой груп­пы ( улы­ба­ет­ся). – И ка­кая у те­бя лю­би­мая груп­па? Уже пя­тый год пы­та­юсь по­пасть на кон­церт Radiohead. Я да­же два­жды по­ку­пал би­ле­ты. Но один раз ба­сто­ва­ли фран­цуз­ские же­лез­но­до­рож­ни­ки, и я про­сто опоз­дал на кон­церт, а вто­рой раз не по­лу­чи­лось при­е­хать из-за ра­бо­ты. – Мо­жет быть, ес­ли го­ра не идет к Ма­го­ме­ту, то Ма­го­мет идет к го­ре? И твои лю­бим­цы при­едут в Ки­ев? Я не на­ив­ный ( сме­ет­ся). По­это­му коп­лю день­ги, что­бы ку­пить би­лет на один из их за­ру­беж­ных кон­цер­тов. Во­об­ще, я сей­час под­сел на кон­церт­ный ту­ризм: да­же ес­ли ты при­ез­жа­ешь в го­род все­го на день-два, все рав­но по­гру­жа­ешь­ся в его ат­мо­сфе­ру, а ве­чер­нее шоу до­бав­ля­ет эмо­ций. Кон­церт – это един­ствен­ное мас­со­вое сбо­ри­ще, ко­то­рое мне нра­вит­ся. Все осталь­ное не по мне – ни ре­во­лю­ции, ни фут­бо­лы, ни де­мон­стра­ции. – Ска­жи, те­бя на ули­цах узна­ют? Ду­маю, да. По край­ней ме­ре, улы­ба­ют­ся. Осо­бен­но де­вуш­ки. – Это долж­но вдох­нов­лять… Да, но не все­гда по­ни­ма­ешь, по ка­кой при­чине они улы­ба­ют­ся: про­сто по­то­му что вес­на и хо­ро­шее на-

Уже пя­тый год пы­та­юсь по­пасть на кон­церт Radiohead . Я да­же два­жды по­ку­пал би­ле­ты. Но один раз ба­сто­ва­ли фран­цуз­ские же­лез­но­до­рож­ни­ки, а вто­рой раз не по­лу­чи­лось при­е­хать из-за ра­бо­ты.

стро­е­ние, по­то­му что узна­ли те­бя или ты сим­па­ти­чен им как пред­ста­ви­тель про­ти­во­по­лож­но­го по­ла? ( Улы­ба­ет­ся) Я, на­при­мер, ис­пы­ты­ваю нелов­кость, ко­гда ме­ня узна­ют. Осо­бен­но та­кие слу­чаи уча­сти­лись по­сле мо­е­го пе­ре­хо­да с «ТСН» на «Сні­да­нок». Ведь спе­ци­фи­ка утрен­не­го шоу такова, что мы, его ве­ду­щие, ста­но­вим­ся бук­валь­но чле­на­ми се­мьи. По­это­му, ко­гда те­бя ви­дят на улице, встре­ча­ют и об­ни­ма­ют как луч­ше­го дру­га, по­чти род­ствен­ни­ка. – Егор, как из служ­бы но­во­стей ты по­пал в «Снi­да­нок»? Это бы­ло твое же­ла­ние, или ру­ко­вод­ство ка­на­ла уви­де­ло те­бя в но­вом ам­плуа? У ме­ня ис­то­рия немнож­ко слож­нее. Я ушел из «ТСН» и уехал ра­бо­тать в Пра­гу, где аме­ри­кан­цы от­кры­ли канал ино­ве­ща­ния. Год я жил и ра­бо­тал в Пра­ге. Это был очень ин­те­рес­ный опыт. В первую оче­редь, в про­фес­си­о­наль­ном плане. Со­бра­лась меж­ду­на­род­ная ко­ман­да жур­на­ли­стов, сре­ди ко­то­рых бы­ли ос­но­ва­те­ли те­ле­ка­на­лов «Аль-джа­зи­ра», «Дождь»... Я на­сла­ждал­ся ра­бо­той с ин­те­рес­ны­ми людь­ми и про­фес­си­о­на­ла­ми сво­е­го де­ла. – Что же не так бы­ло в этом ме­ду, что ты все­го год там про­был? ( Улы­ба­ет­ся). В ме­ду – вы пра­виль­но сказали, по­то­му что усло­вия ра­бо­ты и жиз­ни там бы­ли пре­крас­ные: вы­со­кие го­но­ра­ры, кра­си­вый го­род в центре Ев­ро­пы, от­ку­да рукой по­дать до Бер­ли­на, Ве­ны, Па­ри­жа… Но так слу­чи­лось, что во вре­мя ка­ко­го-то раз­го­во­ра с ис­пол­ни­тель­ным про­дю­се­ром «Сні­дан­ку з 1+1» Юли­ей Жма­ки­ной она пред­ло­жи­ла мне по­про­бо­вать­ся в ка­че­стве ве­ду­ще­го утрен­не­го шоу. «Слу­шай, – ска­за­ла она мне, – ры­нок ме­ня­ет­ся, и мы хо­тим немно­жеч­ко по­ме­нять фор­мат про­грам­мы, до­ба­вить ин­фор­ма­тив­но­сти, а-ля Good morning, America или Good morning, Britain. Мне ка­жет­ся, у те­бя по­лу­чи­лось бы. И те­бе это долж­но быть ин­те­рес­но. Подумай». – То есть Юлия Жма­ки­на и ста­ла тем зме­ем-ис­ку­си­те­лем, за­ро­нив­шим со­мне­ния: «А так ли уж хо­ро­ша Пра­га?» Шту­ка в том, что мне все­гда ин­те­рес­ны бы­ли эти жи­вые ме­дий­ные про­ек­ты, я все­гда за­смат­ри­вал­ся на аме­ри­кан­ский, бри­тан­ский, фран­цуз­ский те­лек. И я по­ду­мал: сде­лать что-то по­хо­жее здесь, гос­по­ди, это же кру­то! Но как? По­лу­чит­ся ли? У нас же ауди­то­рия дру­гая. И Юля го­во­рит: «Ну, что те­бе сто­ит? Ты же при­е­дешь как-ни­будь в Ки­ев по сво­им де­лам, вот и зай­ди к нам ра­ди ин­те­ре­са на трак­ты! Нет так нет, вер­нешь­ся на­зад. По край­ней ме­ре, про­сто по­прак­ти­ку­ешь­ся». Ну, вот и все, соб­ствен­но. Алек­сандр Тка­чен­ко и весь со­став с первого ра­за ме­ня утвер­ди­ли, и, в прин­ци­пе, мне уже на­зад до­ро­ги не бы­ло ( сме­ет­ся).

И я ста­ра­юсь, и мы все вме­сте ста­ра­ем­ся сде­лать «Сні­да­нок» луч­ше и луч­ше – не толь­ко по кар­тин­ке, но и по из­ме­не­ни­ям в жиз­ни на­ших зри­те­лей. Мы хо­тим да­вать на­деж­ду и по­мо­гать ре­шать про­бле­мы. Мы про­во­дим бла­го­тво­ри­тель­ные ма­ра­фо­ны, на­при­мер, со­би­ра­ем сред­ства на ис­пол­не­ние меч­та­ний тя­же­ло­боль­ных де­ток, на шко­лу для ма­лень­ких па­ци­ен­тов Ох­мат­де­та. У нас ча­сто в го­стях бы­ва­ют на­ши зри­те­ли по раз­ным по­во­дам. – Егор, а что у нас с де­вуш­ка­ми? Толь­ко не го­во­ри, что ты «же­нат на ра­бо­те». Хо­тя, по­до­зре­ваю, так и есть. Нет, я не же­нат на ра­бо­те, гос­подь с ва­ми! Я, ко­гда при­е­хал из Пра­ги, в род­ном го­ро­де все на­чал с ну­ля. У ме­ня бы­ло несколь­ко по­пы­ток на­чать от­но­ше­ния. Но к ним нуж­но от­но­сит­ся ли­бо очень се­рьез­но, ли­бо со­вер­шен­но не при­да­вать им зна­че­ния. Тем бо­лее был опыт, как и у мно­гих, на­вер­ное, ко­гда бы­ло боль­но. Так вот, для ме­ня это очень большая ра­бо­та, и ча­сто, бы­ва­ет, лень тра­тить на это вре­мя. То ли де­ло ка­кие-то там крат­ко­сроч­ные ис­то­рии ( сме­ет­ся). И при­ят­но, и ни к че­му не обя­зы­ва­ет. – Егор, ну как же так! Нет, ну прав­да: в дан­ное вре­мя у ме­ня нет ни энер­ге­ти­че­ских сил, ни же­ла­ния что-то воз­во­дить на ве­ка. Но бу­ду от­кро­ве­нен: все это до пер­вой вспыш­ки. Ко­гда она слу­чит­ся, все изменится. Но до тех пор я не хо­чу за­во­дить от­но­ше­ния ра­ди отношений, про­сто для га­лоч­ки. Это боль­шой труд. Мне неко­гда над этим ра­бо­тать, мне не хо­чет­ся тра­тить энер­гию на это… Сей­час, по край­ней ме­ре. А там по­смот­рим: ли­бо энер­гия по­явит­ся, ли­бо ста­нет лю­бо­пыт­но, ли­бо по­явит­ся та са­мая вспыш­ка – и то­гда уже все осталь­ное бу­дет по­фиг ( улы­ба­ет­ся).

Мне очень хо­те­лось сво­бо­ды, как и каж­до­му мо­ло­до­му че­ло­ве­ку, я ду­маю. А на ро­ди­тель­ские день­ги жить бы­ло как-то не ко­миль­фо.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.