Песнь пес­ней

Viva!Ukraine - - Светлана Тарабарова - Та­тья­на Ви­тязь

Са­мая сол­неч­ная и по­зи­тив­ная пе­ви­ца укра­ин­ско­го шоу-биз­не­са Свет­ла­на Та­ра­ба­ро­ва в сен­тяб­ре го­то­вит­ся стать ма­мой. Это бу­дет пер­вый ре­бе­нок Свет­ла­ны и ее му­жа, про­дю­се­ра Алек­сея Бон­да­ря. О том, ко­го ждет па­ра – де­воч­ку или мальчика, об уди­ви­тель­ных ме­та­мор­фо­зах, про­ис­хо­дя­щих в жиз­ни бу­ду­щей ма­мы, о «бе­ре­мен­ном» гар­де­робе и ве­щих снах – в экс­клю­зив­ном ин­тер­вью для Viva!

Kо­гда жен­щи­на ждет ре­бен­ка, она ма­ги­че­ским об­ра­зом пре­об­ра­жа­ет­ся: на­чи­на­ет све­тить­ся внут­рен­ним све­том, от нее ис­хо­дит уди­ви­тель­ное спо­кой­ствие, уми­ро­тво­ре­ние, оча­ро­ва­ние. Она – но­си­тель­ни­ца Тай­ны, ис­пол­ни­тель­ни­ца Мис­сии. Она – под за­щи­той выс­ших сил. Свет­ла­на Та­ра­ба­ро­ва имен­но такова. В ее по­ры­ви­стых дви­же­ни­ях по­яви­лась плав­ность, а го­лос при­об­рел мяг­кость и глу­би­ну. «Я очень из­ме­ни­лась за по­след­нее вре­мя, – при­зна­ет­ся бу­ду­щая ма­ма. – И мне очень нра­вят­ся пе­ре­ме­ны в се­бе».

– Све­та, рас­ска­жи, как из­ме­ни­лась твоя жизнь в свя­зи с бе­ре­мен­но­стью? Кар­ди­наль­но из­ме­ни­лась! Сей­час-то я на седь­мом ме­ся­це и уже при­вык­ла. А пер­вые несколь­ко ме­ся­цев не мог­ла по­нять, что со мной про­ис­хо­дит: на мне ни­че­го не схо­дит­ся, я быст­ро устаю, ак­тив­ность па­да­ет, не мо­гу вы­дер­жи­вать тот гра­фик, к ко­то­ро­му при­вык­ла. Ну, и ток­си­коз... Как же он ме­ня му­чил! При­чем имен­но «бла­го­да­ря» ему я уз­на­ла, что бе­ре­мен­на. – А ты ре­ши­ла, что съе­ла что-то не то? Точ­но! ( Сме­ет­ся) Это за­бав­ная ис­то­рия. Для на­ча­ла неболь­шое от­ступ­ле­ние: мы с Ле­шей пол­то­ра го­да меч­та­ли о ре­бен­ке. Ста­ра­лись, но не по­лу­ча­лось. Но мы не па­ни­ко­ва­ли, не бе­га­ли по вра­чам: «По­мо­ги­те!» Упор­но пы­та­лись за­чать ре­бен­ка, но без­ре­зуль­тат­но. По­ка в ка­кой-то мо­мент не успо­ко­и­лись и не пе­ре­клю­чи­лись на дру­гую те­му. Мы по­гру­зи­лись в ра­бо­ту. Я вы­бро­си­ла все ка­лен­да­ри­ки, где вы­счи­ты­ва­ла да­ты, и с удво­ен­ной энер­ги­ей за­ня­лась твор­че­ством. Был но­ябрь-де­кабрь, это са­мая стра­да для ар­ти­стов – кор­по­ра­ти­вы, кон­цер­ты, за­пись но­во­год­них шоу… Толь­ко в но­во­год­нюю ночь у нас бы­ло три ра­бо­ты!

А в пер­вых чис­лах ян­ва­ря дру­зья, Со­ло­мия Вит­виц­кая с му­жем, при­гла­си­ли нас в Гер­ма­нию по­го­стить на несколь­ко дней. И как-то утром, пом­ню, еще вкус­но так по­зав­тра­ка­ла: вме­сто скуч­ной ов­сян­ки за­ка­за­ла ита­льян­ский зав­трак с са­ля­ми, ко­то­рую я обо­жаю, но ни­ко­гда не ем, по­то­му что она безум­но жир­ная. Так вот, ров­но че­рез час по­сле это­го га­стро­празд­ни­ка мне рез­ко ста­ло пло­хо. И я ре­ши­ла, что отра­ви­лась. От за­па­хов ме­ня во­об­ще вы­во­ра­чи­ва­ло на­изнан­ку. Да­же от ко­фе, хо­тя я жут­кий ко­фе­ман!

Я ста­ла пить ак­ти­ви­ро­ван­ный уголь, се­ла на ри­со­вую ди­е­ту. А по­том зво­ню сво­е­му врачу, и она ин­те­ре­су­ет­ся: «Свет­ла­ноч­ка, а вы тест сде­ла­ли?» Я го­во­рю: «О! От­лич­ная идея! И в че­ты­ре утра я уви­де­ла дол­го­ждан­ные две по­ло­соч­ки. Раз­бу­ди­ла Ле­шу в пол­ной эй­фо­рии ( сме­ет­ся). Ко­неч­но, мы уже не усну­ли: смеялись, плакали, стро­и­ли пла­ны – в об­щем, мы бы­ли счаст­ли­вы. – И на­ча­лись ме­ся­цы по­зна­ния се­бя. Ты од­на про­хо­дишь этот путь или ак­тив­но при­вле­ка­ешь к это­му про­цес­су му­жа? Ко­неч­но вдво­ем! Мне бы­ло очень пло­хо пер­вые два ме­ся­ца – 24 ча­са в сут­ки. Но мы при­ня­ли ре­ше­ние ни­ко­му ни­че­го не го­во­рить, по­это­му на съем­ках или на кон­цер­тах я вы­нуж­де­на бы­ла со­брать во­лю в ку­лак и улы­бать­ся. И ра­бо­тать, как ни в чем не бы­ва­ло. По­че­му же ме­ня и на­зы­ва­ют кон­спи­ра­то­ром: я умуд­ри­лась до седь­мо­го ме­ся­ца со­хра­нить тай­ну. На чет­вер­том ме­ся­це сни­ма­ли мой са­мый мас­штаб­ный клип «Ма­ни­фест». Ра­бо­та над ним дли­лась 30 ча­сов, 12 из ко­то­рых я провела на каб­лу­ках. При этом ни­кто из мо­ей ко­ман­ды да­же ни­че­го не за­по­до­зрил. Вот по­смот­ри­те этот клип, там нет и на­ме­ка на жи­вот. Я да­же не ду­ма­ла, что на та­ком сро­ке бу­ду так тан­це­вать на каб­лу­ках. Бе­ре­мен­ным во­об­ще нель­зя это­го де­лать. Но я до­го­ва­ри­ва­лась с жи­во­ти­ком, я его упра­ши­ва­ла: «По­мо­ги мне». На­до от­дать долж­ное: бу­ду­щий ре­бе­нок очень ло­яль­но се­бя ве­дет, с ним мож­но до­го­во­рить­ся. Я его про­шу, и он, как го­во­рит­ся, не де­ла­ет мне нер­вы. ( Сме­ет­ся) Пе­ред каж­дым кон­цер­том я уго­ва­ри­ваю: «Сей­час нам нуж­но пой­ти по­ра­бо­тать, а по­том будем отдыхать». – Све­та, ты хо­дишь на йо­гу для бу­ду­щих мам, на фит­нес? Вче­ра по­сле кон­цер­та мы как раз смеялись, что мои вы­ступ­ле­ния – это и есть фит­нес. Ча­со­вая про­грам­ма – а у нас все по­стро­е­но на об­ще­нии со зри­те­лем, на тан­це­валь­ных флеш­мо­бах – про­хо­дит очень ди­на­мич­но, мы ре­аль­но ка­ча­ем зал. Свет­лые пес­ни и ак­тив­ные дви­же­ния – что мо­жет быть луч­ше? По­сле кон­цер­та я пря­мо кре­па­ту­ру чув­ствую в ру­ках и но­гах ( сме­ет­ся). – Муж те­бя ба­лу­ет? Ну, ко­неч­но. На­при­мер, мне уже тя­же­ло обу­вать­ся са­мо­сто­я­тель­но. По­это­му ему при­шлось узнать, что та­кое жен­ские бо­со­нож­ки с за­сте­жеч­ка­ми. Ле­ша за­сте­ги­ва­ет, а я ко­ман­дую: не так, неудоб­но, да­вай еще раз ( сме­ет­ся). Он у ме­ня во­об­ще луч­ший муж. Ни­ко­гда не по­вы­ша­ет го­лос, не раз­дра­жа­ет­ся. Ино­гда я бы са­ма се­бя от­ру­га­ла. Все-та­ки бе­ре­мен­ные – это очень ка­приз­ные со­зда­ния. Но я го­во­рю Ле­ше: «Вот ко­гда за­бе­ре­ме­не­ешь ты, то­гда по­ме­ня­ем­ся ро­ля­ми: ты бу­дешь ка­приз­ни­чать, а я те­бе во всем по­та­кать» ( сме­ет­ся). А во­об­ще, у нас с Ле­шей в от­но­ше­ни­ях пол­ная гар­мо­ния: нам нра­вят­ся од­ни и те же ве­щи, у нас оди­на­ко­вый взгляд на жизнь. Мы оба лю­бим спо­кой­ствие, семейный до­суг. Нам не нра­вит­ся бы­вать на шум­ных ве­че­рин­ках… – Я знаю, что сей­час вы жи­ве­те за го­ро­дом. Да, мы сня­ли за­го­род­ный дом, по­даль­ше от го­род­ско­го шу­ма и су­е­ты. И от за­га­зо­ван­ных улиц. Я по­чув­ство­ва­ла жут­кую нехват­ку кис­ло­ро­да, мне ста­ло тя­же­ло ды­шать в го­ро­де. Рань­ше я это­го не за­ме­ча­ла. И еще, ко­гда ты бе­ре­мен­ная, у те­бя обост­ря­ет­ся по­треб­ность в окру­жа­ю­щей кра­со­те. Го­раз­до при­ят­нее смот­реть на жи­во­пис­ные пей­за­жи, чем на грязь и ма­ши­ны.

В го­ро­де, ко­неч­но, мож­но хо­дить в пар­ки. Но по­ка ты со­бе­решь­ся, по­ка до­едешь, по­ка пе­ре­фо­то­гра­фи­ру­ешь­ся со все­ми же­ла­ю­щи­ми ( сме­ет­ся). У нас же лю­ди очень ис­крен­ние: ес­ли лю­бят на­шу му­зы­ку, то сра­зу об­ни­ма­ют те­бя. Ино­гда это да­же опас­но. По­это­му мы при­ня­ли ре­ше­ние пе­ре­ехать за го­род, где я мо­гу проснуть­ся, в ха­ла­те вый­ти на лу­жай­ку и быть уве­рен­ной, что ме­ня ни­кто не ви­дит. Ну, и, ко­неч­но, хо­чет­ся, что­бы наш ма­люк бе­гал по трав­ке. – Стоп! Ты ска­за­ла «ма­люк»? Вы жде­те мальчика? Да! – Чест­но ска­зать, я так и ду­ма­ла. Очень те­бе под­хо­дит имен­но маль­чиш­ка – та­кой же ры­жий, сол­неч­ный, ак­тив­ный и ше­бут­ной, как ма­ма. Зна­ешь, мне по­след­ние два го­да снил­ся один и тот же сон: маль­чик лет пя­ти... сто­ит в джин­си­ках, смот­рит на ме­ня сни­зу вверх и улы­ба­ет­ся. Я от­чет­ли­во ви­жу его ли­цо. У него чер­ные куд­ри и го­лу­бые, как у Ле­ши, глаза. И ямоч­ки на щеч­ках то­же, как у Ле­ши. Его ма­ма, Ве­ра Ива­нов­на, их обо­жа­ет. Есть се­мей­ная ис­то­рия. Ко­гда она ро­ди­ла, пер­вый во­прос док­то­ру был: «А ямоч­ки у него есть»? ( Сме­ет­ся) Для нее это бы­ло осо­бен­но важ­но. – Пред­став­ля­ешь, ес­ли у те­бя ро­дит­ся дей­стви­тель­но маль­чик из сна. Да я с ума сой­ду! По­лу­ча­ет­ся, я мо­гу ви­деть ве­щие сны? Ой, он там та­кой кра­си­вый! – Вы имя уже по­до­бра­ли? Да, уже дав­но. Но, ка­жет­ся, до рож­де­ния нель­зя го­во­рить. Пло­хая при­ме­та. А по­ка мы его на­зы­ва­ем па­цан ( сме­ет­ся). Ле­ша его до пя­то­го ме­ся­ца на­зы­вал «пер­чин­ка». Не пом­ню, ка­кая не­де­ля бы­ла, и в опи­са­нии раз­ви­тия ре­бен­ка бы­ло на­пи­са­но: «Ваш ма­лыш уже ве­ли­чи­ной с пер­чин­ку». Так за ним про­зви­ще это и за­кре­пи­лось. По­том он стал яб­лоч­ком, за­тем до­рос до пер­си­ка. Но эти «фрук­ты» нас по­че­му-то не так уми­ля­ли, а вот пер­чин­ка за­тро­ну­ла за жи­вое! ( Сме­ют­ся) Па­цан-пер­чин­ка. На­де­юсь, у него не бу­дет ха­рак­тер с пер­чин­кой. Хо­тя, ко­неч­но же, бу­дет. Ес­ли пой­дет в ме­ня. – Не­ко­то­рые по ста­рин­ке счи­та­ют, что бе­ре­мен­ным нель­зя кра­сить и стричь во­ло­сы… Цвет тво­их во­лос – очень вы­ра­зи­тель­ный «от­вет Чем­бер­ле­ну». Да, кста­ти, мои кра­ше­ные во­ло­сы – это те­ма, ко­то­рая сей­час не да­ет по­коя мно­гим. Но, по­слу­шай­те, на дво­ре 21-й век! И по­том, это же не хи­ми­че­ская крас­ка с ам­ми­а­ком. Это со­вер­шен­но без­вред­ный то­ник, по­это­му я поль­зу­юсь им со­вер­шен­но спо­кой­но. – К че­му ты еще спо­кой­но от­но­сишь­ся? Ко все­му, ес­ли чест­но. Го­во­рят: «Это не пей, это не ешь». А я чув­ствую, что, ес­ли я очень хо­чу, то чуть-чуть мож­но. И на­обо­рот: ес­ли вра­чи на­сто­я­тель­но ре­ко­мен­ду­ют мне что-то на­чать есть, по­то­му что это по­лез­но, я не спе­шу по­гло­щать этот про­дукт ки­ло­грам­ма­ми. Все по­не­мно­гу, во всем зо­ло­тая се­ре­ди­на. Де­лю все на 75, не знаю по­че­му. Буд­то вклю­чил­ся ин­стинкт са­мо­со­хра­не­ния ка­кой-то. Буд­то ор­га­низм сам под­ска­зы­ва­ет, что ему нуж­но. – Ко­гда со­ве­ты бу­дут да­вать ка­са­е­мо ре­бен­ка: чем кор­мить, как уха­жи­вать – ты то­же бу­дешь все де­лить на 75? Или тре­вож­ная ма­ма – это о те­бе? Я все­гда го­во­рю Ле­ше: «По­жа­луй­ста, да­вай по­пы­та­ем­ся не стать фа­на­тич­ны­ми родителями». Ко­неч­но, будем рас­тить ре­бен­ка в люб­ви, но без край­но­стей. Мы же по­ни­ма­ем, что наш сын нач­нет га­стро­ли­ро­вать вме­сте с на­ми, фак­ти­че­ски рас­ти за ку­ли­са­ми. Так что, ес­ли он во­вре­мя не съест па­ро­вую кот­лет­ку, ис­те­рить

по это­му по­во­ду я не ста­ну. По край­ней ме­ре, я на­де­юсь, что бу­ду имен­но та­кой ма­мой. А там, как знать? Вдруг пе­ре­кли­нит ( сме­ет­ся). – И ты уй­дешь в де­крет на три го­да. Нет, в де­крет точ­но не уй­ду. Кро­ме то­го, мою ра­бо­ту и ра­бо­той-то не на­зо­вешь. Мне врач ска­зал: са­мое важ­ное для ре­бен­ка и для вас – по­зи­тив­ные эмо­ции. А са­мые по­зи­тив­ные эмо­ции для ме­ня – это петь для лю­дей, вме­сте с людь­ми, нести им свет и ра­дость. – Ска­жи, а вдох­но­ви­ла ли те­бя бе­ре­мен­ность на соз­да­ние но­вых пе­сен? Да, я пи­шу пес­ни. Те­ма­ти­ка оста­лась та­кой же свет­лой, по­ме­ня­лось толь­ко вре­мя су­ток, в ко­то­рое я ста­ла тво­рить. Рань­ше для ме­ня са­мым про­дук­тив­ным вре­ме­нем бы­ла ночь, а сей­час я пи­шу с ше­сти утра. Ста­ла очень ра­но про­сы­пать­ся – ма­лыш ме­ня бу­дит, по­то­му что хо­чет есть ( сме­ет­ся). И как бы ра­но ни бы­ло, и как бы я ни хо­те­ла спать, уснуть по­том не мо­гу. За­то в эти утрен­ние ча­сы во мне про­сы­па­ет­ся вдох­но­ве­ние. И вот так мы вдво­ем с ма­лы­шом на­пи­са­ли прак­ти­че­ски це­лый альбом, ко­то­рый сей­час за­пи­сы­ва­ем в сту­дии. На сен­тябрь, ко­гда у нас за­пла­ни­ро­ва­но по­яв­ле­ние на­ше­го чу­да, мы по­да­рим лю­дям еще и альбом музыки, ко­то­рую я со­зда­ла вдво­ем со сво­им ма­лы­шом. – Вот ты го­во­ришь, что вы скры­ва­ли бе­ре­мен­ность прак­ти­че­ски ото всех. А кто сле­ду­ю­щим по­сле Ле­ши узнал но­вость? Моя ма­ма. Так по­лу­чи­лось, что по­сле Гер­ма­нии мы сра­зу по­е­ха­ли к мо­им род­ствен­ни­кам в Хер­сон. Я не успе­ла еще рта рас­крыть, что­бы рас­ска­зать маме, а она все сра­зу по­ня­ла. Го­во­рит, что по­чув­ство­ва­ла. И сест­ра сра­зу ме­ня рас­ку­си­ла: «Ты же све­тишь­ся! Это сра­зу вид­но». От мо­их жен­щин ни­че­го не скро­ешь ( улы­ба­ет­ся). – А как у те­бя со све­кро­вью скла­ды­ва­ют­ся от­но­ше­ния? Пре­вос­ход­но! Ве­ра Ива­нов­на неве­ро­ят­ная жен­щи­на, очень тро­га­тель­ная. Вос­пи­та­ла са­ма дво­их сы­но­вей, она для нас боль­шой при­мер и ав­то­ри­тет. Во­об­ще, у Ле­ши за­ме­ча­тель­ная се­мья. Все спо­кой­ные, доб­ро­же­ла­тель­ные, без нега­ти­ва. Та­кая се­мья вдох­нов­ля­ет, ко­неч­но.

А еще Ве­ра Ива­нов­на очень вкус­но го­то­вит. По­сто­ян­но зво­нит: «Что те­бе при­го­то­вить? Чем те­бя по­ба­ло­вать?» Я ино­гда поль­зу­юсь мо­мен­том, за­ка­зы­ваю ( сме­ет­ся). Ка­кие она вкус­няш­ки го­то­вит! На­при­мер, блин­чи­ки с мя­сом или с тво­ро­гом. Объ­еде­ние! – Ты на чью по­мощь рас­счи­ты­ва­ешь, ко­гда ма­лыш ро­дит­ся? Ко­неч­но же, у нас бу­дет ня­ня. И ба­бу­шек будем про­сить о по­мо­щи. Кон­тро­ли­ро­вать ня­ню ( сме­ет­ся). – Род­дом ты уже вы­бра­ла? Не по­ве­ри­те, но еще нет. Ока­за­лось, так слож­но сде­лать вы­бор. Очень мно­го со­ве­тов. Един­ствен­ное, что мо­гу точ­но ска­зать: ро­жать бу­ду в Укра­ине. У ме­ня очень кру­той доктор – Ма­рья­на Пет­ров­на. Ее на­зы­ва­ют «звезд­ный ги­не­ко­лог». У нее и Сла­ва Ка­мин­ская на­блю­да­лась, да и во­об­ще ку­ча звезд. Так что, ду­маю, она по­мо­жет мне опре­де­лить­ся с род­до­мом. А во­об­ще, мы оста­ви­ли все эти хло­по­ты на по­след­ний ме­сяц. ( Сме­ет­ся)

Вес­на у нас бы­ла на­сы­щен­ная: съем­ки кли­па, премия Таврий­ских игр «Зо­ло­тая Жар-пти­ца», мно­го кон­цер­тов. По­это­му мы не за­би­ва­ли го­ло­ву ка­ки­ми-то про­бле­ма-

У нас с Ле­шей пол­ная гар­мо­ния: нам нра­вят­ся од­ни и те же ве­щи, у нас оди­на­ко­вый взгляд на жизнь и да­же пред­по­чте­ния в еде. Мы оба лю­бим спо­кой­ствие, семейный до­суг. Нам не нра­вит­ся бы­вать на шум­ных ве­че­рин­ках…

ми, по­ни­мая, что их мож­но ре­шить в по­след­ние ме­ся­цы. Ос­нов­ную ба­зу мы за­ло­жи­ли: пе­ре­еха­ли в эко­ло­ги­че­ское ме­сто, на­шли от­лич­но­го ги­не­ко­ло­га, по­стро­и­ли гра­фик так, что по­след­ние два ме­ся­ца я бу­ду отдыхать и по­свя­щать вре­мя толь­ко се­бе и бу­ду­ще­му ма­лы­шу. Хо­тя, по­до­зре­ваю, что сой­ду с ума от без­де­лья ( сме­ет­ся). – Бу­дешь пи­нет­ки вя­зать сы­ноч­ку. Мне ино­гда ре­ко­мен­ду­ют по­быть до­ма хоть де­нек, по­ле­жать. И я ле­жу, а к ве­че­ру на­хо­жу се­бе безум­ное ко­ли­че­ство дел по дому. Это пе­ре­ста­ви­ла, то пе­ре­сти­ра­ла, это пе­ре­су­ши­ла. Здесь по­ме­ня­ла. Ле­ша при­хо­дит, а я уже пе­ре­ста­нов­ку в квар­ти­ре сде­ла­ла. Я не мо­гу без­дей­ство­вать, вот шты­рит ме­ня, и все! Вид­но, ма­лыш хо­чет энер­гию по­лу­чить. Еще я гу­ляю, хо­жу пеш­ком по ча­су в день. – А по­езд­ки, путешествия ка­кие-то воз­мож­ны? Раз­ре­ша­ют вам на это вре­мя ку­да-то сле­тать? Рань­ше не раз­ре­ша­ли. Я каж­дый раз при­хо­ди­ла: «Ма­рья­на Пет­ров­на, ну по­жа­луй­ста, ну от­пу­сти­те!» А она: «Ро­ди­те – бу­де­те ле­тать». У нее раз­го­вор ко­рот­кий. По­это­му мы ста­ра­лись брать кон­цер­ты, ку­да мо­жем до­е­хать ав­то­мо­би­лем. Сей­час уже ле­тать мож­но, и мы вос­поль­зу­ем­ся этим обя­за­тель­но. Хо­тим все-та­ки на мо­ре по­пасть. Я мо­ре обо­жаю, жить без него не мо­гу. В июне про­хо­дит дет­ский фе­сти­валь в Бол­га­рии, и мы ду­ма­ем сов­ме­стить по­лез­ное с при­ят­ным. – Ча­сто жен­щи­ны в по­ло­же­нии ста­но­вят­ся сен­ти­мен­таль­ны­ми, ра­ни­мы­ми, мо­гут рас­пла­кать­ся из-за пу­стя­ка. Ты за со­бой за­ме­ча­ла та­кие из­ме­не­ния? Я все­гда бы­ла очень сен­ти­мен­таль­ной. Мог­ла за­пла­кать от хо­ро­ше­го филь­ма, при ви­де ка­кой-ни­будь тро­га­тель­ной ба­буш­ки на улице или ко­гда ре­бе­нок да­рил мне от­кры­точ­ку, на ко­то­рой на­ри­со­вал ме­ня с ка­ки­ми-то безум­но ры­жи­ми во­ло­са­ми. Я все­гда бы­ла очень чув­стви­тель­на. Сей­час это усу­гу­би­лось. А еще сей­час мне все де­ла­ют ком­пли­мен­ты, го­во­рят, что я по­хо­ро­ше­ла, ста­ла бо­лее жен­ствен­ной. Я не чув­ствую это­го, но ком­пли­мен­ты мне нра­вят­ся ( сме­ет­ся). – Жен­щи­ны де­лят­ся на две ка­те­го­рии. Те, кто лю­бит де­тей в прин­ци­пе: за­гля­ды­ва­ют­ся на ма­лы­шей, те­теш­ка­ют­ся с ни­ми, уми­ля­ют­ся. А есть те, кто рав­но­ду­шен к чу­жим де­тям. Ты к ка­ко­му ти­пу при­над­ле­жишь? Пер­вый тип – это обо мне. Я обо­жаю де­тей, и это зна­ют все. Ко­гда мы при­ез­жа­ем к дру­зьям в го­сти, я ни­ко­гда да­же не си­жу за взрос­лым сто­лом. Не знаю ни од­ной сплет­ни, ко­то­рые рас­ска­зы­ва­ют за ужи­ном, по­то­му что все вре­мя си­жу с дет­ка­ми. Мы иг­ра­ем в раз­ные иг­ры, ма­лыш­ня на­зы­ва­ет ме­ня сво­ей по­друж­кой, а ро­ди­те­ли – луч­шим ани­ма­то­ром.

У ме­ня ма­ма – вос­пи­та­тель в дет­ском са­ди­ке. Мо­жет быть, это пе­ре­да­лось мне от ма­мы? У нее стаж 40 лет, она лю­бит свою ра­бо­ту, лю­бит де­тей, она вос­пи­та­ла не од­но по­ко­ле­ние. И я очень быст­ро на­хо­жу об­щий язык с детьми, умею их за­ин­те­ре­со­вать. Мне все­гда бы­ло про­ще най­ти об­щий язык с ре­бен­ком, неже­ли со взрос­лы­ми. Сколь­ко пом­ню, мне го­во­ри­ли: «Ну, да­вай уже, сво­е­го ро­жай!» – Ты по­ку­па­ешь ве­щи на пе­ри­од бе­ре­мен­но­сти? И ес­ли да, то не жал­ко ли ра­ди несколь­ких ме­ся­цев тра­тить­ся? Мне при­хо­дит­ся об­нов­лять гар­де­роб, по­то­му что в преж­ние ве­щи, осо­бен­но в брю­ки, фи­зи­че­ски невоз­мож­но влезть. Я ведь бы­ла очень ху­дая. А сей­час уве­ли­чил­ся объ­ем. Так смеш­но при­ме­рять ка­кие-то про­шло­год­ние лет­ние шор­ти­ки. Я смот­рю: мои лю­би­мые джин­со­вые шор­ты на­ла­зят мне толь­ко на од­ну но­гу ( сме­ет­ся). Так что хо­чешь не хо­чешь, а новая одеж­да нуж­на. Мно­го укра­ин­ских ди­зай­не­ров са­ми про­яв­ля­ют ини­ци­а­ти­ву и при­сы­ла­ют мне кра­си­вые пла­тья. Это очень при­ят­но! Лю­ди так от­кры­ва­ют­ся. На по­след­нем кон­цер­те ко мне по­до­шла де­воч­ка и по­да­ри­ла

кон­церт­ный на­ряд, ко­то­рый сши­ла спе­ци­аль­но для ме­ня. Я бы­ла по­тря­се­на, и что­бы сде­лать ей при­ят­ное, на этом же кон­цер­те его и на­де­ла. – Мне ка­жет­ся, ты прак­ти­че­ски не по­пра­ви­лась. Та­кая же изящ­ная. Толь­ко жи­во­тик по­явил­ся, да и он ак­ку­рат­ный. Да, в прин­ци­пе, я не сильно по­пра­ви­лась. Но да­же это­го бы­ло до­ста­точ­но, что­бы я несколь­ко ме­ся­цев очень ком­плек­со­ва­ла, ко­гда ак­тив­но на­ча­ла на­би­рать вес. У ме­ня на­ча­лась па­ни­ка. А мне вну­ша­ли: «Ус­по­кой­ся, ты не тол­стая, ты бе­ре­мен­ная и долж­на лю­бить се­бя». Я про­ра­бо­та­ла эту те­му и по­лю­би­ла се­бя. Но ино­гда мо­гу встать пе­ред зер­ка­лом и на­чать ка­ню­чить: «Ле­ша, я та­кая тол­стая-я-я!» ( Сме­ет­ся) – И что Ле­ша на это го­во­рит? Ты та­кая кра­си­вая! Он за­сы­па­ет ме­ня ком­пли­мен­та­ми, осо­бен­но с утра. Во­об­ще, утро – это на­ше са­мое теп­лое вре­мя су­ток. Ве­че­ром мы уже устав­шие, а утром мы об­ни­ма­ем­ся и уже меч­та­ем, как будем ле­жать в этой по­стель­ке втро­ем. – То есть вы пе­ре­пол­не­ны оп­ти­миз­мом и пер­спек­ти­ву вы ви­ди­те толь­ко в самых ра­дуж­ных крас­ках? А что, со­всем нет стра­ха? Неде­лю на­зад ста­ло очень страшно. Ме­ня пря­мо под­бро­си­ло в 5.30 утра с та­ким чув­ством тревоги: как эти ро­ды прой­дут, все ли бу­дет хо­ро­шо? От­кры­ваю в Ин­тер­не­те спе­ци­аль­ный ка­лен­дарь и чи­таю: «28-я не­де­ля, у бе­ре­мен­ной по­яв­ля­ет­ся пред­ро­до­вой страх. Глав­ное в этой си­ту­а­ции – не па­ни­ко­вать, так вас го­то­вит ор­га­низм. Вы долж­ны за этот ме­сяц успо­ко­ить­ся, и страх прой­дет». И я та­кая: «О’кей, все идет пла­ну» ( сме­ет­ся).

Ну, я на­де­юсь, все бу­дет хо­ро­шо. Не хо­чу па­ни­ко­вать. Я се­бя на­стра­и­ваю, что бу­ду силь­ной бе­ре­мен­ной. Мой врач го­во­рит, что та­кие, как я, са­ми за ру­лем на ро­ды при­ез­жа­ют и ру­ко­во­дят там все­ми, рас­ска­зы­ва­ют вра­чам, что им де­лать. Впра­во, вле­во, по­дой­ди, уй­ди, так, ды­ши пра­виль­но, так, да­вай. В ме­ня ве­рят. И я на­де­юсь, что не под­ве­ду их.

В опи­са­нии раз­ви­тия ре­бен­ка я про­чи­та­ла: «Ваш ма­лыш уже ве­ли­чи­ной с пер­чин­ку». Так за ним про­зви­ще это и за­кре­пи­лось. По­том он стал яб­лоч­ком, за­тем до­рос до пер­си­ка. Но «фрук­ты» нас по­че­му-то не так уми­ля­ли, а вот пер­чин­ка за­тро­ну­ла за жи­вое!...

У ме­ня во­об­ще луч­ший муж. Ни­ко­гда не по­вы­ша­ет го­лос, не раз­дра­жа­ет­ся. Ино­гда я бы са­ма се­бя от­ру­га­ла. Все-та­ки бе­ре­мен­ные – это очень ка­приз­ные со­зда­ния. Но я го­во­рю Ле­ше: «Вот ко­гда за­бе­ре­ме­не­ешь ты, то­гда по­ме­ня­ем­ся ро­ля­ми: ты бу­дешь ка­приз­ни­чать, а...

В де­крет я точ­но не уй­ду. Кро­ме то­го, мою ра­бо­ту и ра­бо­той-то не на­зо­вешь. Мне врач ска­зал: «Са­мое важ­ное для ре­бен­ка и для вас – по­зи­тив­ные эмо­ции». А са­мые по­зи­тив­ные эмо­ции для ме­ня – это петь для лю­дей, вме­сте с людь­ми, нести им свет и ра­дость . На...

Са­мое глав­ное – это чув­ство­вать свой ор­га­низм, при­слу­ши­вать­ся к се­бе. Устала – оста­но­вись, по­си­ди. Хо­чешь ве­се­лья – ве­се­лись. Хо­чешь в ки­но – иди, хо­чешь клуб­ни­ку, да­же ес­ли те­бе ее за­пре­ща­ют, – съешь!

Я все­гда бы­ла очень сен­ти­мен­таль­ной. Мог­ла за­пла­кать от хо­ро­ше­го филь­ма, ме­ня мог рас­тро­гать ре­бе­нок, по­да­рив­ший мне от­кры­точ­ку. Сей­час эта чув­стви­тель­ность толь­ко усу­гу­би­лась. На фо­то: ко­ляс­ка-транс­фор­мер Mima Xari Yellow Limited Edition.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.