Под зон­ти­ком МВФ. Ка­кие мегаполномочия мо­гут достаться НА­БУ

Vlast Deneg - - ПОЛИТИКА -

Ве­дом­ство Ар­те­ма Сыт­ни­ка же­ла­ет оку­нуть­ся с го­ло­вой не столь­ко в де­ла о взя­точ­ни­че­стве, от­мы­ва­нии де­нег, во­ров­стве го­си­му­ще­ства и дру­гих су­гу­бо кор­руп­ци­он­ных пре­ступ­ле­ни­ях, сколь­ко в про­бле­ма­ти­ку неза­кон­но­го обо­га­ще­ния и кон­флик­та ин­те­ре­сов

Что­бы по­лу­чить $3,9 млрд от МВФ по но­вой про­грам­ме stand-by, Укра­и­на со­гла­си­лась на ряд усло­вий. Их гло­баль­но три — это по­вы­ше­ние цен на газ, сба­лан­си­ро­ва­ние гос­бюд­же­та и све­жие тре­бо­ва­ния по борь­бе с кор­руп­ци­ей. Пер­вое усло­вие бы­ло опе­ра­тив­но вы­пол­не­но в ок­тяб­ре: це­на на газ для на­се­ле­ния вы­рос­ла на 23,5%. Вто­рое по­сле при­ня­тия гос­бюд­же­та-2019 в пер­вом чте­нии на­хо­дит­ся уже фак­ти­че­ски на фи­ниш­ной пря­мой (пред­ло­жен­ный Ка­б­ми­ном де­фи­цит бюд­же­та в 2,3% ВВП яв­ля­ет­ся аб­со­лют­но при­ем­ле­мым для МВФ). За­то ре­а­ли­за­ция ан­ти­кор­руп­ци­он­ной со­став­ля­ю­щей со­гла­ше­ния с меж­ду­на­род­ным кре­ди­то­ром опять име­ет все шан­сы за­вис­нуть в Вер­хов­ной Ра­де. По­то­му что по­ми­мо ак­тив­но­го со­дей­ствия официальным Ки­е­вом пол­но­цен­но­му за­пус­ку Выс­ше­го ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го су­да в мар­те 2019-го и про­ве­де­нию ауди­та На­ци­о­наль­но­го ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го бю­ро с обя­за­тель­ным со­гла­со­ва­ни­ем дей­ствий ауди­то­ров с экс­пер­та­ми МВФ на ко­ну сто­ят из­ме­не­ния в укра­ин­ское за­ко­но­да­тель­ство, зна­чи­тель­но уси­ли­ва­ю­щие пол­но­мо­чия НА­БУ. В прин­ци­пе все это де­ла­ет­ся по тем же ан­ти­кор­руп­ци­он­ным ле­ка­лам, апро­би­ро­ван­ным в Ру­мы­нии, но с на­ши­ми на­ци­о­наль­ны­ми осо­бен­но­стя­ми, ко­то­рые мо­гут возы­меть эф­фект, обрат­ный в це­лом успеш­но­му ру­мын­ско­му опы­ту.

Пла­ны по про­слуш­ке и по­гло­ще­нию НАПК

По­сто­ян­ные жа­ло­бы Сыт­ни­ка на от­сут­ствие у его ве­дом­ства пол­но­мо­чий са­мо­сто­я­тель­но про­во­дить скры­тые след­ствен­ные дей­ствия в ви­де про­слуш­ки те­ле­фон­ных пе­ре­го­во­ров и на­руж­но­го на­блю­де­ния дав­но ста­ли эле­мен­том фир­мен­но­го сти­ля. И вот те­перь в про­ек­те но­во­го ме­мо­ран­ду­ма о со­труд­ни­че­стве Укра­и­ны с МВФ од­ним из под­пунк­тов зна­чит­ся предо­став­ле­ние НА­БУ «воз­мож­но­сти для са­мо­сто­я­тель­ной опе­ра­тив­ной ра­бо­ты», что под­ра­зу­ме­ва­ет имен­но пра­во на про­слуш­ку, ак­ку­рат­но за­вер­ну­тое в столь неброс­кую фор­му­ли­ров­ку.

При этом сто­ит на­пом­нить, что еще год на­зад Ген­про­ку­ра­ту­ра воз­бу­ди­ла уго­лов­ное де­ло в от­но­ше­нии со­труд­ни­ков НА­БУ, ко­то­рые в 2016 г. без со­от­вет­ству­ю­щих раз­ре­ше­ний след­ствен­но­го судьи осу­ществ­ля­ли про­ве­де­ние опе­ра­тив­но-тех­ни­че­ских ме­ро­при­я­тий (ОТМ), в част­но­сти, от­сле­жи­ва­ли пе­ре­дви­же­ния от­дель­ных граж­дан по тер­ри­то­рии стра­ны и тра­фик звон­ков меж­ду або­нен­та­ми 114 те­ле­фо­нов. То есть за­ни­ма­лись дан­ной прак­ти­кой без необ­хо­ди­мо­го за­ко­но­да­тель­но­го уре­гу­ли­ро­ва­ния. То­гда след­ствие уста­но­ви­ло, что ан­ти­кор­руп­ци­он­ные де­тек­ти­вы неза­кон­но осу­ществ­ля­ли ОТМ от­но­си­тель­но долж­ност­ных лиц Глав­но­го управ­ле­ния раз­вед­ки Ми­но­бо­ро­ны, Служ­бы внеш­ней раз­вед­ки, ор­га­нов Нац­по­ли­ции, СБУ, Управ­ле­ния го­со­хра­ны, Го­су­прав­де­ла­ми, за­ме­сти­те­лей ми­ни­стров, ор­га­нов Гос­фин- служ­бы, су­дей выс­ших су­дов, пред­се­да­те­лей рай­су­дов в Ки­е­ве, ру­ко­во­ди­те­лей ву­зов и так да­лее. Дан­ные пра­во­на­ру­ше­ния тя­ну­ли на две ста­тьи — «пре­вы­ше­ние вла­сти» и «слу­жеб­ный под­лог».

Впро­чем, это уго­лов­ное про­из­вод­ство не име­ло ни­ка­ко­го про­дол­же­ния, тем бо­лее что в мар­те 2018-го его за­тмил бо­лее гран­ди­оз­ный скан­дал, ко­гда в ак­ва­ри­уме в ка­би­не­те гла­вы Спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной ан­ти­кор­руп­ци­он­ной про­ку­ра­ту­ры На­за­ра Хо­лод­ниц­ко­го на­шли жу­чок, уста­нов­лен­ный под­чи­нен­ны­ми Сыт­ни­ка сов­мест­но с под­раз­де­ле­ни­ем ГПУ по эко­но­ми­че­ским пре­ступ­ле­ни­ям. Но и в этом слу­чае все све­лось к дис­кус­си­ям о внут­рен­ней кон­ку­рен­ции меж­ду НА­БУ и САП. При­ме­ча­тель­но, что в пер­вом ва­ри­ан­те про­ек­та ме­мо­ран­ду­ма с МВФ, по дан­ным «ВД», бы­ло пря­мое тре­бо­ва­ние уво­лить Хо­лод­ниц­ко­го, од­на­ко по­сле ре­дак­ти­ро­ва­ния тек­ста в ва­шинг­тон­ской штаб-квар­ти­ре фон­да оно пре­вра­ти­лось в раз­мы­тую сен­тен­цию о пе­ре­смот­ре си­сте­мы ра­бо­ты САП. Но это так, к сло­ву.

Сей­час же гла­ва Ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го бю­ро, учу­яв «ве­тер с За­па­да», во­об­ще стал утвер­ждать, что не он и его де­тек­ти­вы за­ни­ма­ют­ся про­слуш­кой, а, на­про­тив, их про­слу­ши­ва­ют со­труд­ни­ки по­ли­ции, СБУ и во­ен­ной раз­вед­ки. «Про­слуш­ку под НА­БУ об­на­ру­жи­ва­ли очень мно­го раз. Но мы к это­му спо­кой­но от­но­сим­ся. Сто­ит ав­то­мо­биль под НА­БУ и сни­ма­ет ин­фор­ма­цию. Мы по­до­шли и ска­за­ли: ре­бя­та, мы вас уви­де­ли, мо­же­те ехать. Или ви­зу­аль­ное на­блю­де­ние, хо­дят за на­ши­ми ра­бот­ни­ка­ми. Я все­гда го­во­рю кол­ле­гам: ре­бя­та, мы долж­ны ра­бо­тать с осо­зна­ни­ем то­го, что нас по­сто­ян­но про­слу­ши­ва­ют и за на­ми по­сто­ян­ное наб­лю- де­ние. И это дей­стви­тель­но так. Но мы не пы­та­ем­ся их бло­ки­ро­вать, бить, за­дер­жи­вать», — раз­от­кро­вен­ни­чал­ся Сыт­ник в сво­ем ок­тябрь­ском «про­грамм­ном» ин­тер­вью пар­ла­мент­ской га­зе­те «Го­лос Укра­и­ны». И сра­зу же по­се­то­вал, что за­ко­но­про­ект о пра­ве НА­БУ сни­мать ин­фор­ма­цию с ка­на­лов свя­зи ле­жит в пар­ла­мен­те уже два го­да без ка­ких-ли­бо по­дви­жек, хо­тя о дру­гих се­рьез­ных за­ко­но­да­тель­ных ини­ци­а­ти­вах «под зон­ти­ком МВФ» преду­смот­ри­тель­но умол­чал. А зря, по­то­му что вы­гля­дят они ку­да ин­те­рес­нее.

Речь идет о предо­став­ле­нии ве­дом­ству Сыт­ни­ка пол­но­мо­чий от­но­си­тель­но рас­ши­рен­но­го до­сту­па к про­вер­ке чи­нов­ни­чьих элек­трон­ных де­кла­ра­ций, мо­ни­то­ринг ко­то­рых нын­че пре­бы­ва­ет пол­но­стью в ве­де­нии дру­го­го ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го ор­га­на — На­ци­о­наль­но­го агент­ства по во­про­сам предот­вра­ще­ния кор­руп­ции. А жест­кая кон­ку­рен­ция этих ве­домств ста­ла по­нят­на еще в про­шлом го­ду, ко­гда в от­мест­ку за пред­пи­са­ние НАПК в от­но­ше­нии де­тек­ти­ва НА­БУ Иго­ря Се­ма­ка о на­ру­ше­нии им эти­че­ско­го по­ве­де­ния бю­ро за­по­до­зри­ло то­гдаш­нюю ру­ко­во­ди­тель­ни­цу на­ца­гент­ства На­та­лью Кор­чак уже са­му в кон­флик­те ин­те­ре­сов.

Те­перь же ока­за­лось, что в ак­ту­аль­ных пла­нах Сыт­ни­ка до­бить­ся как ми­ни­мум пол­ной под­от­чет­но­сти де­я­тель­но­сти НАПК в во­про­се про­вер­ки е-де­кла­ра­ций, а как мак­си­мум — во­об­ще по­гло­тить дан­ный ор­ган. И в свя­зи с под­держ­кой за­пад­ной тя­же­лой ар­тил­ле­рии в ви­де МВФ у НА­БУ дей­стви­тель­но есть все шан­сы про­да­вить это ре­ше­ние, пре­вра­тив­шись в на­сто­я­ще­го мо­но­по­ли­ста по борь­бе с кор­руп­ци­ей, при­чем над­го­су­дар­ствен­но­го и де-фа­кто ни­кем не кон­тро­ли­ру­е­мо­го, кро­ме раз­ве что от­дель­ных за­оке­ан­ских то­ва­ри­щей.

Един­ствен­ной си­лой, спо­соб­ной по­ме­шать про­цес­су, оста­ет­ся Вер­хов­ная Ра­да, ес­ли, ко­неч­но, боль­шин­ство на­род­ных де­пу­та­тов бу­дут дей­ство­вать со­об­ща, хо­тя бы ис­хо­дя из ин­стинк­та са­мо­со­хра­не­ния. Од­на­ко вре­мя для на­де­ле­ния НА­БУ ме­га­пол­но­мо­чи­я­ми вы­бра­но до­ста­точ­но под­хо­дя­щее: на но­су и пре­зи­дент­ские, и пар­ла­мент­ские вы­бо­ры, так что за­хо­тят ли ве­ду­щие по­ли­ти­че­ские иг­ро­ки на­ры­вать­ся на об­ви­не­ния в со­про­тив­ле­нии по­пу­ляр­ной в на­ро­де ан­ти­кор­руп­ци­он­ной борь­бе — боль­шой во­прос. Ско­рее на­обо­рот — на этой те­ме мно­гие за­хо­тят за­ра­бо­тать до­пол­ни­тель­ные пред­вы­бор­ные бал­лы.

Два за­вет­ных крюч­ка НА­БУ

По­че­му, спра­ши­ва­ет­ся, ве­дом­ство Сыт­ни­ка ста­ло так неров­но ды­шать в сто­ро­ну по­ка еще экс­клю­зив­ных пол­но­мо­чий НАПК? От­ве­тить на этот во­прос мож­но, по­про­сту взгля­нув на функ­ции дан­но­го цен­траль­но­го ор­га­на ис­пол­ни­тель­ной вла­сти,

В про­ек­те но­во­го ме­мо­ран­ду­ма о со­труд­ни­че­стве Укра­и­ны с МВФ од­ним из под­пунк­тов зна­чит­ся предо­став­ле­ние НА­БУ «воз­мож­но­сти для са­мо­сто­я­тель­ной опе­ра­тив­ной ра­бо­ты», что под­ра­зу­ме­ва­ет пра­во на про­слуш­ку, ак­ку­рат­но за­вер­ну­тое в столь неброс­кую фор­му­ли­ров­ку

опре­де­лен­ные за­ко­ном о предот­вра­ще­нии кор­руп­ции. Глав­ная из них — пре­вен­тив­ная, в част­но­сти, по осу­ществ­ле­нию кон­тро­ля и про­вер­ки де­кла­ра­ций гос­слу­жа­щих и сти­ля их жиз­ни. То есть не толь­ко рас­кры­тие лю­бой ин­фор­ма­ции от­но­си­тель­но фак­тов кор­руп­ции или зло­упо­треб­ле­ния долж­но­стью, но и вы­яв­ле­ние кор­руп­цио­ген­ных рис­ков, свя­зан­ных с так на­зы­ва­е­мым неза­кон­ным обо­га­ще­ни­ем.

Кро­ме это­го, к пол­но­мо­чи­ям НАПК относится мо­ни­то­ринг и кон­троль за вы­пол­не­ни­ем ак­тов за­ко­но­да­тель­ства по во­про­сам эти­че­ско­го по­ве­де­ния, предот­вра­ще­ния и уре­гу­ли­ро­ва­ния кон­флик­та ин­те­ре­сов в де­я­тель­но­сти лиц, упол­но­мо­чен­ных на вы­пол- нение функ­ций го­су­дар­ства или мест­но­го са­мо­управ­ле­ния и при­рав­нен­ных к ним лиц. И как раз НА­БУ дав­но же­ла­ет оку­нуть­ся с го­ло­вой не столь­ко в де­ла о взя­точ­ни­че­стве, от­мы­ва­нии де­нег, во­ров­стве го­си­му­ще­ства и дру­гих су­гу­бо кор­руп­ци­он­ных пре­ступ­ле­ни­ях, сколь­ко в про­бле­ма­ти­ку неза­кон­но­го обо­га­ще­ния и кон­флик­та ин­те­ре­сов.

Что, меж­ду про­чим, лишь под­твер­жда­ет­ся ак­ту­аль­ной ста­ти­сти­кой тех про­из­водств, ко­то­рые в дан­ное вре­мя наи­бо­лее ак­тив­но ве­дут ан­ти­кор­руп­ци­он­ные де­тек­ти­вы. Ведь прак­ти­че­ски все гром­кие де­ла НА­БУ по­след­не­го вре­ме­ни ка­са­ют­ся пре­иму­ще­ствен­но неза­кон­но­го обо­га­ще­ния. О чем точ­но не да­дут со­врать ли­дер Ра­ди­каль­ной пар­тии Олег Ляш­ко, ми­нистр ин­фра­струк­ту­ры Вла­ди­мир Оме­лян, гла­ва Ми­ню­ста Па­вел Пет­рен­ко, на­род­ные де­пу­та­ты Ан­тон Ге­ра­щен­ко и Руслан Дем­чак, пер­вый за­мгла­вы Служ­бы внеш­ней раз­вед­ки Сер­гей Се­моч­ко и мно­гие дру­гие топ-чи­нов­ни­ки, по­лу­чив­шие по­до­зре­ние от НА­БУ имен­но по ста­тье Уго­лов­но­го ко­дек­са о неза­кон­ном обо­га­ще­нии.

За­ча­стую та­кие де­ла воз­буж­да­ют­ся бла­го­да­ря вни­ма­тель­но­му про­чте­нию е-де­кла­ра­ций по­до­зре­ва­е­мых, ко­то­рые для всех же­ла­ю­щих до­ступ­ны на еди­ном го­сре­ест­ре. Так что в слу­чае на­де­ле­ния НА­БУ пол­но­мо­чи­я­ми по до­пол­ни­тель­ной про­вер­ке де­кла­ран­тов на ариф­ме­ти­че­ские несов­па­де­ния цифр эта нехит­рая де­я­тель­ность зай­мет, ви­ди­мо, все ра­бо­чее вре­мя де­тек­ти­вов.

За­чем во­об­ще где-то мерз­нуть «под при­кры­ти­ем» ли­бо про­яв­лять дру­гую опе­ра­тив­ную сме­кал­ку без га­ран­тий на ре­зуль­та­тив­ность, ко­гда мож­но весь­ма эф­фект­но ра­пор­то­вать, не вста­вая из-за сто­ла, о «вы­ве­де­нии на чи­стую во­ду» оче­ред­но­го пуб­лич­но­го пер­со­на­жа. Не го­во­ря уже о том, что в та­кой си­сте­ме ко­ор­ди­нат под­ве­сить на «неза­кон­но обо­га­щен­ный» крю­чок мож­но фак­ти­че­ски всех гос­слу­жа­щих — ка­те­го­рий «А», «Б» и «В». А это по­вле­чет за со­бой опре­де­ля­ю­щее по­ли­ти­че­ское вли­я­ние все­го лишь од­но­го ор­га­на вла­сти прак­ти­че­ски на все про­цес­сы в стране.

До­сти­же­ние та­кой же «ши­ро­ты ма­нев­ра» пла­ни­ру­ет­ся для НА­БУ и со вто­рым за­вет­ным его крюч­ком на всех — кон­флик­том ин­те­ре­сов, ко­то­рый, как из­вест­но, мо­жет быть как ре­аль­ным, так и по­тен­ци­аль­ным. Что, соб­ствен­но, вкла­ды­ва­ет в это по­ня­тие вы­ше­упо­мя­ну­тый за­кон о предот­вра­ще­нии кор­руп­ции? Со­глас­но дан­но­му за­ко­но­да­тель­но­му ак­ту «ре­аль­ный кон­фликт ин­те­ре­сов — про­ти­во­ре­чие меж­ду част­ным ин­те­ре­сом ли­ца и его слу­жеб­ны­ми или пред­ста­ви­тель­ски­ми пол­но­мо­чи­я­ми, что вли­я­ет на объ­ек­тив­ность или бес­при­страст­ность при­ня­тия ре­ше­ний, ли­бо на со­вер­ше­ние или несо­вер­ше­ние дей­ствий при вы­пол­не­нии ука­зан­ных пол­но­мо­чий». По­сле че­го при­ла­га­ет­ся чет­кий по­ря­док его уре­гу­ли­ро­ва­ния, но ни­как не на­ка­за­ния.

Что же ка­са­ет­ся по­тен­ци­аль­но­го кон­флик­та ин­те­ре­сов, за­кон го­во­рит о сле­ду­ю­щем: «На­ли­чие у ли­ца част­но­го ин­те­ре­са в сфе­ре, в ко­то­рой оно вы­пол­ня­ет свои слу­жеб­ные или пред­ста­ви­тель­ские пол­но­мо­чия, что мо­жет по­вли­ять на объ­ек­тив­ность или бес­при­страст­ность при­ня­тия им ре­ше­ний, ли­бо на со­вер­ше­ние или несо­вер­ше­ние дей­ствий при вы­пол­не­нии ука­зан­ных пол­но­мо­чий». То есть во вто­ром, по­тен­ци­аль­ном слу­чае это во­об­ще умо­зри­тель­ная си­ту­а­ция, и не до­пус­кать ее воз­ник­но­ве­ния при­зва­но сей­час НАПК. Но ес­ли дан­ная функ­ция пе­рей­дет в ве­де­ние НА­БУ, то сле­ду­ю­щим ша­гом ве­дом­ства Сыт­ни­ка ста­нет ини­ци­а­ти­ва вне­се­ния из­ме­не­ний в Уго­лов­ный ко­декс, что­бы за кон­фликт ин­те­ре­сов ка­рать, а не му­чить­ся с его уре­гу­ли­ро­ва­ни­ем и предот­вра­ще­ни­ем, как сей­час.

НА­БУ по-ру­мын­ски. В чем Сыт­ник не по­хож на Ко­ве­ши

Ру­мы­ния дей­стви­тель­но дол­гое вре­мя счи­та­лась са­мой кор­рум­пи­ро­ван­ной стра­ной Ев­ро­со­ю­за. На­при­мер, в 2002 г., за пять лет до вступ­ле­ния это­го пост­со­ци­а­ли­сти­че­ско­го го­су­дар­ства в ЕС, в рей­тин­ге вос­при­я­тия кор­руп­ции (Corruption Perceptions Index, CPI), ко­то­рый еже­год­но со­став­ля­ет меж­ду­на­род­ная ор­га­ни­за­ция Transparency International (TI), у Ру­мы­нии бы­ло все­го 26 бал­лов (чем мень­шее у стра­ны зна­че­ние ин­дек­са, тем боль­шая в ней кор­руп­ция). Что вы­гля­де­ло да­же ху­же, чем сей­час у Укра­и­ны, име­ю­щей в CPI-2017 30 бал­лов.

Те­перь же ру­мын­ские по­ка­за­те­ли в ин­дек­се TI вы­рос­ли по­чти в два ра­за, до­стиг­нув по ре­зуль­та­там оцен­ки кор­руп­ции за 2017 г. зна­че­ния 48. Ко­неч­но же, это еще да­ле­ко не Да­ния (88 бал­лов), Син­га­пур (84), Ка­на­да с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей (по 82) или, до­пу­стим, Гер­ма­ния (81). Но Ру­мы­ния уже по­чти до­гна­ла Италию (50) и Хо­рва­тию (49), срав­ня­лась с Гре­ци­ей и оста­ви­ла по­за­ди Вен­грию (45) и Бол­га­рию (43). При этом ес­ли рас­смат­ри­вать ди­на­ми­ку по го­дам, наи­боль­шие ру­мын­ские при­ро­сты в рей­тин­ге CPI на­блю­да­лись три­жды и скач­ко­об­раз­но — в 2007-м (год вступ­ле­ния Ру­мы­нии в ЕС), в 2012-м и в 2015–2016 гг.

В пред­по­след­нем слу­чае на про­гресс яв­но по­вли­ял окон­ча­тель­ный вы­бор фор­ма­та ан­ти­кор­руп­ци­он­ной борь­бы, так как, на­чи­ная с 2002 г., глав­ный ор­ган в Ру­мы­нии по борь­бе с кор­руп­ци­ей име­но­вал­ся то На­ци­о­наль­ным управ­ле­ни­ем, то На­ци­о­наль­ным де­пар­та­мен­том, то На­ци­о­наль­ной ан­ти­кор­руп­ци­он­ной про­ку­ра­ту­рой. По­ка, на­ко­нец, не по­явил­ся На­ци­о­наль­ный ан­ти­кор­руп­ци­он­ный ди­рек­то­рат (DNA) со сво­и­ми по­ли­цей­ски­ми и про­ку­ро­ра­ми, нечто по­доб­ное то­му, ес­ли бы у нас объ­еди­нить НА­БУ и САП. А успех по­след­них лет нераз­рыв­но свя­зан с име­нем ру­ко­во­ди­тель­ни­цы DNA, глав­но­го про­ку­ро­ра ве­дом­ства Ла­у­ры Кодру­цы Ко­ве­ши.

Ее на­зна­чил на долж­ность в 2013 г. экс­пре­зи­дент Ру­мы­нии Тра­ян Бэ­сес­ку. По­на­ча­лу счи­та­лось, что Ко­ве­ши, ко­то­рая уже ра­бо­та­ла при его пре­зи­дент­стве ген­про­ку­ро­ром, яв­ля­ет­ся ору­ди­ем в ру­ках гла­вы го­су­дар­ства про­тив кон­ку­рен­тов. Дан­ные по­до­зре­ния уси­ли­лись, ко­гда в ян­ва­ре 2014-го по об­ви­не­нию DNA в по­лу­че­нии взят­ки в 630 тыс. ев­ро по­лу­чил че­ты­ре го­да тюрь­мы быв­ший ру­мын­ский пре­мьер Ад­ри­ан Нэс­та­се, про­иг­рав­ший вто­рой тур пре­зи­дент­ских вы­бо­ров-2004 имен­но Бэ­сес­ку. В та­ком же клю­че — све­де­ние сче­тов — мож­но бы­ло рас­смат­ри­вать и за­дер­жа­ние в сен­тяб­ре 2015 г. по об­ви­не­нию в кор­руп­ции мэ­ра Бу­ха­ре­ста Со­ри­на Опрес­ку. Но даль­ней­шие со­бы­тия пол­но­стью опро­верг­ли за­ви­си­мость Ко­ве­ши от Бэ­сес­ку.

В июне 2016-го сел на че­ты­ре го­да млад­ший брат экс-пре­зи­ден­та Мир­ча Бэ­сес­ку — в су­де ан­ти­кор­руп­ци­он­ны­ми про­ку­ро­ра­ми бы­ло до­ка­за­но тре­бо­ва­ние им взят­ки от семейства ро­мов вза­мен на осво­бож­де­ние од­но­го из ром­ских ба­ро­нов из тюрь­мы. Па­рал­лель­но пле­мян­ник Бэ­сес­ку ока­зал­ся под след­стви­ем из-за по­до­зре­ний в под­дел­ке раз­ре­ши­тель­ных до­ку­мен­тов. До­че­ри Бэ­сес­ку Ио­ане ста­ли ин­кри­ми­ни­ро­вать от­мы­ва­ние де­нег, а быв­шая ми­нистр ре­ги­о­наль­но­го раз­ви­тия и ту­риз­ма Еле­на Уд­ря (ру­мын­ская «жел­тая прес­са» на­зы­ва­ет ее лю­бов­ни­цей Бэ­сес­ку) ста­ла од­ним из цент- раль­ных фи­гу­ран­тов большого де­ла DNA о кор­руп­ци­он­ной схе­ме, в ко­то­рой ком­па­ния Microsoft про­да­ва­ла свое про­грамм­ное обес­пе­че­ние ру­мын­ским го­сор­га­нам по за­вы­шен­ной цене. Да и сам Тра­ян Бэ­сес­ку стал, как на ра­бо­ту, хо­дить на до­про­сы ан­ти­кор­руп­ци­он­ных сле­до­ва­те­лей по очень ста­ро­му эпи­зо­ду: яко­бы он, бу­дучи в 2002–2004 гг. мэ­ром Бу­ха­ре­ста, по за­ни­жен­ной цене пе­ре­дал мест­но­му пред­при­ни­ма­те­лю боль­шой зе­мель­ный уча­сток со­всем не «за кра­си­вые гла­за».

Впро­чем, ве­дом­ство Ко­ве­ши ста­ло силь­но бить не толь­ко по быв­шим топ-чи­нов­ни­кам, но и по дей­ству­ю­щим по­ли­ти­кам, вхо­дя­щим в ныне пра­вя­щую ко­а­ли­цию Со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии и Аль­ян­са ли­бе­ра­лов и де­мо­кра­тов. Под раз­да­чу по­па­ли мно­гие, в том чис­ле быв­ший пре­мьер-эсдек Вик­тор Пон­та (про­иг­рал во вто­ром ту­ре пре­зи­дент­ских вы­бо­ров-2014 ны­неш­не­му пре­зи­ден­ту Ру­мы­нии Клау­су Йо­хан­ни­су) и те­пе­реш­ний ли­дер со­ци­ал-де­мо­кра­тов, гла­ва ниж­ней па­ла­ты ру­мын­ско­го пар­ла­мен­та Ли­виу Дра­г­ня. Кста­ти, в июне это­го го­да Дра­г­ня был при­го­во­рен к 3,5 го­дам заключения по об­ви­не­нию в под­стре­ка­тель­стве к зло­упо­треб­ле­нию слу­жеб­ным по­ло­же­ни­ем. А уже в июле пре­зи­дент Йо­хан­нис, по иро­нии до­ли по­бе­див­ший на вы­бо­рах пре­иму­ще­ствен­но на ан­ти­кор­руп­ци­он­ных ло­зун­гах, от­пра­вил Ко­ве­ши в от­став­ку с по­ста гла­вы DNA. Прав­да, сде­лал он это вы­нуж­ден­но, под­чи­ня­ясь со­от­вет­ству­ю­ще­му тре­бо­ва­нию Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да стра­ны.

Дан­ный вер­дикт стал ре­зуль­та­том мно­го­лет­не­го со­про­тив­ле­ния пра­ви­тель­ства и пар­ла­мен­та ан­ти­кор­руп­ци­он­но­му кат­ку, на­крыв­ше­му всю ру­мын­скую по­ли­ти­че­скую и биз­нес-эли­ту. Од­на­ко на про­тя­же­нии 2017–2018 гг. неод­но­крат­ные по­пыт­ки ра­ди­каль­но смяг­чить за­ко­но­да­тель­ство в сфе­ре борь­бы с кор­руп­ци­ей по­сто­ян­но при­во­ди­ли к мас­со­вым про­те­стам граж­дан, ре­корд­ным со вре­мен па­де­ния ре­жи­ма Ни­ко­лае Ча­у­шеску, и гром­ким от­став­кам как от­дель­ных ми­ни­стров, так и двух пре­мье­ров.

В свою оче­редь, объ­еди­нив­ший­ся про­тив DNA и его глав­но­го про­ку­ро­ра Ко­ве­ши зна­чи­тель­ный сег­мент по­ли­ти­че­ско­го клас­са Ру­мы­нии та­ки празд­но­вал то­чеч­ные по­бе­ды. То уда­лось ли­шить ан­ти­кор­руп­ци­он­ный ди­рек­то­рат пра­ва пе­ре­хва­ты­вать раз­го­во­ры юри­стов с кли­ен­та­ми, то вне­сти в Уго­лов­ный ко­декс но­вое опре­де­ле­ние зло­упо­треб­ле­ния слу­жеб­ным по­ло­же­ни­ем, сужа­ю­щее рам­ки пре­ступ­ле­ния и, сле­до­ва­тель­но, от­кры­ва­ю­щее воз­мож­ность за­крыть неко­то­рые гром­кие де­ла.

Те­перь пе­ред экс-гла­вой DNA, ко­то­рая сде­ла­ла свое ве­дом­ство по­пу­ляр­ней в на­ро­де, чем да­же Ру­мын­ская пра­во­слав­ная цер­ковь, ныне от­кры­ты прак­ти­че­ски неогра­ни­чен­ные по­ли­ти­че­ские пер­спек­ти­вы. По­то­му что пя­ти­лет­ку ее пре­бы­ва­ния в крес­ле глав­но­го ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го про­ку­ро­ра бу­дут пом­нить еще очень дол­го, ведь за это вре­мя в суд бы­ли на­прав­ле­ны де­ла на 68 выс­ших чи­нов, из ко­то­рых 14 — ми­ни­стры или быв­шие ми­ни­стры, 53 де­пу­та­та пар­ла­мен­та и один де­пу­тат Ев­ро­пар­ла­мен­та. Из этих 68-ми в от­но­ше­нии 37-ми по­лу­чен об­ви­ни­тель­ный при­го­вор (де­вять ми­ни­стров или быв­ших ми­ни­стров, 27 де­пу­та­тов пар­ла­мен­та и один де­пу­тат Ев­ро­пар­ла­мен­та), про­цент оправ­да­тель­ных су­деб­ных вер­дик­тов упал до 10%, а срок от от­кры­тия ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го про­из­вод­ства до при­го­во­ра в су­де стал со­став­лять в сред­нем не бо­лее го­да. Все­го же за ре­шет­кой ока­за­лись ты­ся­чи кор­руп­ци­о­не­ров.

При­чем в DNA с ухо­дом Ко­ве­ши ма­ло что из­ме­ни­лось — за­дер­жа­ния чи­нов­ни­ков по по­до­зре­нию в кор­руп­ции про­дол­жа­ют­ся, так как ме­ха­низм ра­бо­ты про­ве­рен­ных го­да­ми со­труд­ни­ков ве­дом­ства про­ду­ман до ме­ло­чей, и все уже по­про­сту идет по на­ка­тан­ной. Ес­ли взят­ка пре­вы­ша­ет 10 тыс. ев­ро ли­бо на­не­сен ущерб бо­лее 200 тыс. ев­ро, та­кое пре­ступ­ле­ние ав­то­ма­ти­че­ски под­па­да­ет под юрис­дик­цию На­ци­о­наль­но­го ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го ди­рек­то­ра­та.

А во­про­са­ми кон­флик­тов ин­те­ре­сов оза­бо­чен со­всем дру­гой ор­ган — На­ци­о­наль­ное агент­ство по во­про­сам доб­ро­де­те­ли (ANI), аб­со­лют­ный ана­лог укра­ин­ско­го НАПК. Его спе­ци­а­ли­сты при­зва­ны де­таль­но изу­чать бо­лее 300 тыс. де­кла­ра­ций не толь­ко всех ру­мын­ских го­счи­нов­ни­ков, но и чле­нов со­ве­та ди­рек­то­ров круп­ных кор­по­ра­ций.

Гла­ва НА­БУ по­сто­ян­но ссы­ла­ет­ся на на­сле­до­ва­ние успеш­но­го опы­та борь­бы с кор­руп­ци­ей в Ру­мы­нии. Но на­сколь­ко умест­но про­ве­де­ние по­доб­ных ана­ло­гий? Вам есть что ска­зать по те­ме ста­тьи? Пи­ши­те нам на элек­трон­ную по­чту oleg.polyschuk@ukr.net

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.