От­мо­тать Брекзит. Как рас­па­дет­ся Со­еди­нен­ное Ко­ро­лев­ство, ес­ли Те­ре­за Мэй дой­дет до кон­ца

Ко­рень про­бле­мы — в са­мой Ве­ли­ко­бри­та­нии, а так­же в по­ли­ти­ке ее пра­ви­тель­ства, пы­та­ю­ще­го­ся осед­лать вол­ны об­ще­ствен­но­го мне­ния

Vlast Deneg - - ГЕОПОЛИТИКА -

В се­ре­дине ок­тяб­ря те­ку­ще­го го­да пред­се­да­тель Ев­ро­со­ве­та До­нальд Туск кон­ста­ти­ро­вал, что ва­ри­ант, при ко­то­ром Ве­ли­ко­бри­та­ния вый­дет из ЕС без со­гла­ше­ния с Брюс­се­лем, на дан­ном эта­пе пред­став­ля­ет­ся очень ве­ро­ят­ным. Как ви­дим, да­же на тре­тий год со­су­ще­ство­ва­ния с аб­сур­дом Брекзи­та Ев­ро­со­юз стре­мит­ся до­бить­ся мак­си­маль­но­го про­грес­са для до­сти­же­ния со­гла­ше­ния, од­на­ко си­ту­а­ция, как вы­нуж­ден был при­знать гла­ва Ев­ро­со­ве­та, «ока­за­лась бо­лее слож­ной, чем неко­то­рые мог­ли пред­по­ло­жить». Слож­нее неку­да — к при­ме­ру, от­клю­че­ние Ве­ли­ко­бри­та­нии от ев­ро­пей­ских про­странств мо­жет озна­чать да­же необ­хо­ди­мость до­за­прав­ки са­мо­ле­тов флаг­ман­ской British Airways в воз­ду­хе (невоз­мож­ная, ра­зу­ме­ет­ся, для граж­дан­ской авиа­ции — про это как бы «по­шу­тил» Жан-Клод Юн­кер).

Вы­пи­лить нель­зя оста­вить

По­хо­же, за­яв­ле­ние Тус­ка ста­ло ре­ак­ци­ей на опуб­ли­ко­ван­ную в Telegraph ста­тью недав­не­го ми­ни­стра ино­стран­ных дел Ве­ли­ко­бри­та­нии Бо­ри­са Джон­со­на. По мне­нию экс-гла­вы бри­тан­ско­го МИД, Брюс­сель, до­пус­кая из­ме­не­ние кон­сти­ту­ци­он­но­го устрой­ства Ве­ли­ко­бри­та­нии, относится к Лон­до­ну «с яв­ным пре­зре­ни­ем». «По­сле бо­лее чем двух лет без­жа­лост­но­го по­мы­ка­ния со сто­ро­ны ЕС при­шло вре­мя, что­бы Ве­ли­ко­бри­та­ния на­ча­ла сопротивляться», — на­пи­сал он.

Экс-гла­ва МИД на­звал «оши­боч­ным» про­ект бри­тан­ско­го пра­ви­тель­ства, со­глас­но ко­то­ро­му Лон­дон на­ме­рен уста­но­вить осо­бый по­гра­нич­ный ре­жим на ир­ланд­ской гра­ни­це по­сле Брекзи­та. Та­кой сце­на­рий, по его мне­нию, не поз­во­лит Се­вер­ной Ир­лан­дии участ­во­вать в сдел­ках в рам­ках со­гла­ше­ния о сво­бод­ной тор­гов­ле, за­клю­чен­ных Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей с дру­ги­ми стра­на­ми (и, в об­щем, Джон­сон прав — дру­гое де­ло, что эта ме­ра рас­смат­ри­ва­ет­ся как «по­жар­ная» на тот слу­чай, ес­ли обе­ща­е­мый два с по­ло­ви­ной го­да Брекзит так и не со­сто­ит­ся). На от­сут­ствии ис­клю­че­ния для Се­вер­ной Ир­лан­дии на­ста­и­ва­ет и пар­тия оль­стер­ских уни­о­ни­стов, на чьи шты­ки в пар­ла­мен­те вы­нуж­де­на по­ла­гать­ся пре­мьер Те­ре­за Мэй, не су­мев­шая по­лу­чить для то­ри боль­шин­ство на до­сроч­ных вы­бо­рах.

Бо­лее то­го, речь идет о со­хра­не­нии Ве­ли­ко­бри­та­нии в об­щей та­мо­жен­ной тер­ри­то­рии ЕС — «как буд­то Со­еди­нен­ное Ко­ро­лев­ство яв­ля­ет­ся неким фран­цуз­ским де­пар­та­мен­том», воз­му­ща­ет­ся вли­я­тель­ный член пра­вя­щей Кон­сер­ва­тив­ной пар­тии, в оче­ред­ной раз вы­ра­жая недо­воль­ство пра­ви­тель­ствен­ным пла­ном, став­шим, на­до ска­зать, при­чи­ной для его гром­кой от­став­ки. Джон­сон и ряд дру­гих кон­сер­ва­то­ров-ев­рос­кеп­ти­ков вы­сту­па­ют за за­клю­че­ние с ЕС со­гла­ше­ния по Брекзи­ту по так на­зы­ва­е­мо­му ка­над­ско­му ва­ри­ан­ту, ко­гда за мо­дель бе­рет­ся со­гла­ше­ние о

все­объ­ем­лю­щей зоне сво­бод­ной тор­гов­ли (СЕТА) меж­ду ЕС и Ка­на­дой.

Но вспом­ним, что ЕС и Ка­на­да шли к СЕТА мно­гие го­ды, и неод­но­крат­но этот про­цесс пре­ры­вал­ся. Не­смот­ря на стрем­ле­ние ре­шить во­прос, в Брюс­се­ле не счи­та­ют, что Лон­дон дол­жен сра­зу по­лу­чить та­кой огром­ный пря­ник, да и во­об­ще — со сто­ро­ны бри­тан­цев, есте­ствен­но, то­же име­ет ме­сто же­ла­ние со­хра­нить мно­гие при­ви­ле­гии член­ства в ЕС без вы­пол­не­ния со­от­вет­ству­ю­щих обя­за­тельств.

Офи­ци­аль­ные пе­ре­го­во­ры меж­ду Лон­до­ном и Брюс­се­лем в от­но­ше­нии усло­вий, на ко­то­рых Ве­ли­ко­бри­та­ния вый­дет из ЕС, на­ча­лись в бель­гий­ской сто­ли­це 19 июня 2017 г. За год до это­го на ре­фе­рен­ду­ме по дан­но­му во­про­су в Со­еди­нен­ном Ко­ро­лев­стве по­бе­ду с ре­зуль­та­том 51,9% одер­жа­ли про­тив­ни­ки ев­ро­ин­те­гра­ции. Все ча­ще по по­во­ду это­го ре­зуль­та­та вы­ска­зы­ва­ют­ся со­мне­ния в том смыс­ле, что на него мог­ла по­вли­ять Москва, вы­стро­ив­шая сеть про­мы­ва­ния моз­гов как в ин­тер­не­те, так и в де­ло­вой и по­ли­ти­че­ской си­сте­ме стра­ны, и те­перь все боль­шую по­пу­ляр­ность об­ре­та­ет идея по­втор­но­го ре­фе­рен­ду­ма. Но по­ка она не офор­ми­лась в пункт по­ли­ти­че­ской по­вест­ки дня, да и не вполне яс­но, на­сколь­ко во­об­ще воз­мож­но от­мо­тать си­ту­а­цию на­зад. Так что ре­жим вы­хо­да на дан­ный мо­мент со­хра­ня­ет­ся.

В но­яб­ре до­стиг­ну­тую сдел­ку долж­ны одоб­рить Ев­ро­пар­ла­мент и Вест­мин­стер. Сам Брекзит со­сто­ит­ся 29 мар­та 2019 г., по­сле че­го, со­глас­но пла­ну, дол­жен на­сту­пить пе­ре­ход­ный пе­ри­од, ко­то­рый про­длит­ся до 31 де­каб­ря 2020 г. Но, не­смот­ря на ста­ра­ния как Те­ре­зы Мэй, так и ее сто­рон­ни­ков внут­ри и вовне стра­ны, так на­зы­ва­е­мо­го «аль­ян­са за здра­вый смысл», риск про­ва­ла пе­ре­го­во­ров оста­ет­ся вы­со­ким. Да­же ны­неш­няя то­наль­ность пре­мье­ра под­вер­га­ет­ся ярост­ным на­пад­кам из­нут­ри соб­ствен­ной пар­тии.

Иг­ра Те­ре­зы

Те­ре­зе Мэй при­хо­дит­ся иг­рать в очень тон­кую иг­ру, ко­то­рая у нее все ча­ще пло­хо по­лу­ча­ет­ся. С од­ной сто­ро­ны — «лас­кать» тра­ди­ци­он­ный ост­ров­ной изо­ля­ци­о­низм (сыг­рав­ший столь дра­ма­ти­че­скую роль в судь­бе ЕС), а с дру­гой — не упу­стить тех вы­год, ко­то­рые при­но­сил и при­но­сит Ве­ли­ко­бри­та­нии ста­тус од­но­го из цен­тров гло­баль­ной эко­но­ми­ки, а так­же ин­фор­ма­ци­он­но­го и куль­тур­но­го про­из­вод­ства. И луч­шей фор­мой та­ко­го ба­лан­са пред­став­ля­ет­ся иг­ра в им­пе­рию — пусть и до по­нят­ной сте­пе­ни «пост­мо­дер­нист­ская» или ими­та­ци­он­ная.

Ос­но­вой для та­кой иг­ры Лон­дон рас­по­ла­га­ет — это огром­ное Бри­тан­ское со­дру­же­ство. Эле­мент «от­дель­но­сти» со­сто­ит в бри­тан­ском стан­дар­те, в част­но­сти, в об­ра­зо­ва­нии, фи­нан­со­вых прак­ти­ках и да­же в спор­те, ко­то­рый и се­год­ня от­ча­сти про­ти­во­по­став­лен кон­ти­нен­таль­но­му и аме­ри­кан­ско­му. Кста­ти, не­смот­ря на то что раз­вод с ЕС да­лек от за­вер­ше­ния, граж­дан стран ЕС как от­дель­ную ка­те­го­рию в Ве­ли­ко­бри­та­нии уже успе­ли вы­бро­сить из мно­же­ства до­ку­мен­тов.

В свою оче­редь, де­мон­таж остат­ков со­ци­аль­но­го го­су­дар­ства То­ни Бл­э­ра — тех его эле­мен­тов, ко­то­рые не успел раз­ру­шить Дэ­вид Кэме­рон, — по­тен­ци­аль­но смо­жет сде­лать Ве­ли­ко­бри­та­нию бо­лее кон­ку­рен­то­спо­соб­ной. Что, во-пер­вых, бы­ло бы невоз­мож­но осу­ще­ствить в рам­ках глу­бо­ко со­ци­а­ли­сти­че­ско­го по сво­ей «урав­ни­тель­ной» фи­ло­со­фии ЕС. А во-вто­рых, что офи­ци­аль­но, ко­неч­но, не про­воз­гла­ша­ет­ся пре­мье­ром Мэй — ее ри­то­ри­ку, на­обо­рот, счи­та­ют крайне ле­вац­кой (да­же для лей­бо­ри­стов), про­сто по­да­ва­е­мой под со­усом ост­ров­но­го кон­сер­ва­тиз­ма. Сам же кон­сер­ва­тизм кро­ме непри­яз­ни к ино­стран­цам се­год­ня ма­ло в чем про­яв­ля­ет­ся.

В стра­те­ги­че­ском от­но­ше­нии (в первую оче­редь во­ен­но-по­ли­ти­че­ском) эта об­нов­лен­ная Ве­ли­ко­бри­та­ния мог­ла бы взять на се­бя свое­об­раз­ное «шеф­ство» над Цен­траль­ной и Во­сточ­ной Ев­ро­пой, чьи от­но­ше­ния со Ста­рой Ев­ро­пой все бо­лее охла­жда­ют­ся.

Ины­ми сло­ва­ми, Брекзит не кон­струк­тив­но вос­при­ни­мать как ка­та­стро­фу, тем бо­лее что как ми­ни­мум офи­ци­аль­ная ли­ния Лон­до­на по от­но­ше­нию к Москве не да­ет ос­но­ва­ний го­во­рить об из­ме­не­ни­ях, небла­го­при­ят­ных для внеш­не­по­ли­ти­че­ских ин­те­ре­сов укра­ин­ско­го го­су­дар­ства. Ско­рее — на­обо­рот.

Не рас­счи­та­ли

Тем не ме­нее ев­ро­пей­ские про­ва­лы Мэй про­дол­жа­ют да­вать ос­но­ва­ния го­во­рить о том, что по­ли­ти­че­ская жизнь Ве­ли­ко­бри­та­нии взя­ла курс на но­вые пар­ла­мент­ские вы­бо­ры (услов­но «до­сроч­ные», хо­тя чет­кие сро­ки мест­ной по­ли­ти­че­ской тра­ди­ци­ей не уста­нав­ли­ва­ют­ся — по­те­ряв боль­шин­ство, ка­би­нет идет в от­став­ку).

Де­ло в том, что в июне 2017 г. кон­сер­ва­то­рам под ру­ко­вод­ством Мэй не уда­лось взять од­но­знач­но­го боль­шин­ства на объ­яв­лен­ных ею же са­мой (пре­мье­ру хо­те­лось стать са­мо- сто­я­тель­ной фи­гу­рой, а не пре­ем­ни­цей Дэ­ви­да Кэме­ро­на) до­сроч­ных вы­бо­рах. Так­же она хо­те­ла утвер­жде­ния в ка­че­стве «управ­ля­ю­щей Брекзи­том» в той фор­ме, в ко­то­рой она его ви­дит, — дол­го­го про­цес­са с мак­си­маль­но ща­дя­щи­ми усло­ви­я­ми, тран­зи­та Ве­ли­ко­бри­та­нии в ста­тус от­но­ше­ний с ЕС, схо­жий, ска­жем, с нор­веж­ским.

Но Мэй ед­ва удер­жа­ла власть, и эти год и че­ты­ре ме­ся­ца бы­ли, к ее со­жа­ле­нию, вы­дер­жа­ны в со­вер­шен­но дру­гой, рва­ной ди­на­ми­ке. Сра­зу по­сле вы­бо­ров она ли­ши­лась бли­жай­ших со­вет­ни­ков, взяв­ших на се­бя от­вет­ствен­ность за низ­кий ре­зуль­тат то­ри. А те­перь уни­о­ни­сты в кри­ти­че­ские мо­мен­ты на­ту­раль­ным об­ра­зом бе­рут Да­у­нинг-стрит за гор­ло.

В июле же ны­неш­не­го го­да про­изо­шел рас­кол пра­ви­тель­ства из-за про­ек­та мяг­ко­го вы­хо­да из ЕС, ко­то­рый пра­вые со­юз­ни­ки пре­мье­ра на­зва­ли ка­пи­ту­ля­ци­ей. По их мне­нию, Лон­дон ли­ша­ет­ся го­ло­са в ев­ро­пей­ских де­лах, но при этом про­дол­жа­ет за­ви­сеть от ЕС да­же в из­ме­не­ни­ях соб­ствен­ных за­ко­нов. Пра­вые то­ри, ве­до­мые Джон­со­ном, не оце­ни­ли усту­пок ЕС. К при­ме­ру, то­го, что Брюс­сель за­сек­ре­тил сум­му по­тен­ци­аль­ных бри­тан­ских ком­пен­са­ций за вы­ход, а так­же то­го, что сум­ма эта яв­но не так ве­ли­ка, как из­на­чаль­но пред­по­ла­га­лось.

Оче­вид­но так­же, что идео­ло­ги­че­ские во­жди Брекзи­та пе­ре­оце­ни­ли зна­че­ние Ве­ли­ко­бри­та­нии в эко­но­ми­ке ЕС: ока­за­лось, что Лон­дон го­раз­до боль­ше за­ви­сит от парт­не­ров по со­ю­зу, чем они — от Ве­ли­ко­бри­та­нии. Но те­перь «ев­ро­се­па­ра­ти­сты» хо­те­ли бы спря­тать­ся за спи­на­ми из­би­ра­те­лей, убеж­дая их в том, что раз по­ли­ти­че­ский ма­зо­хизм не удал­ся, на­до по­про­бо­вать по­ли­ти­че­ский са­дизм — рез­кий од­но­сто­рон­ний раз­рыв всех свя­зей с кон­ти­нен­том.

С кон­ти­нен­таль­ной же точ­ки зре­ния, нель­зя участ­во­вать в еди­ном рын­ке на тех усло­ви­ях, ко­то­рые хо­тел бы Лон­дон. Так, Но­р­ве­гия и Швей­ца­рия не рвут­ся в чле­ны ЕС, но и не тре­бу­ют для се­бя осо­бой ро­ли.

При­ме­ча­тель­но, что Мэй осо­зна­ет: ны­неш­няя ли­ния Лон­до­на прак­ти­че­ски неиз­беж­но при­ве­дет к раз­ва­лу Ве­ли­ко­бри­та­нии. Так, пре­мьер-ми­нистр под­черк­ну­ла недо­пу­сти­мость эко­но­ми­че­ско­го от­де­ле­ния Се­вер­ной Ир­лан­дии от осталь­ной Ве­ли­ко­бри­та­нии, а так­же ва­ри­ан­та, при ко­то­ром стра­на оста­нет­ся в ев­ро­пей­ской эко­но­ми­че­ской зоне и про­дол­жит под­чи­нять­ся всем ев­ро­пей­ским пра­ви­лам.

По­чти Разъ­еди­нен­ное Ко­ро­лев­ство

Про­бле­ма, в об­щем, в са­мой Ве­ли­ко­бри­та­нии и по­ли­ти­ке ее пра­ви­тель­ства, пы­та­ю­ще­го­ся осед­лать вол­ны об­ще­ствен­но­го мне­ния. Мэй ка­те­го­ри­че­ски от­вер­га­ет идею про­ве­де­ния вто­ро­го ре­фе­рен­ду­ма. И очень зря, по­сколь­ку имен­но в этом на­прав­ле­нии на­чал раз­во­ра­чи­вать­ся ко­рабль об­ще­ствен­ных на­стро­е­ний. К по­втор­но­му го­ло­со­ва­нию

Те­перь «ев­ро­се­па­ра­ти­сты» хо­те­ли бы спря­тать­ся за спи­на­ми из­би­ра­те­лей, убеж­дая их в том, что раз по­ли­ти­че­ский ма­зо­хизм не удал­ся, на­до по­про­бо­вать по­ли­ти­че­ский са­дизм — рез­кий од­но­сто­рон­ний раз­рыв всех свя­зей с кон­ти­нен­том

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.