Ге­рой или пре­да­тель. По­че­му «ма­зе­пин­цев» вы­тес­ни­ли толь­ко «бан­де­ров­цы»

Жизнь Ма­зе­пы за­кон­чи­лась ка­та­стро­фой, но его ре­ше­ние вы­сту­пить про­тив Пет­ра I для мно­гих по­ко­ле­ний лю­дей пре­вра­ти­лось в сим­вол ве­ры

Vlast Deneg - - ИСТОРИЧЕСКИЙ ФРОНТ -

Вско­ре (4 но­яб­ря) гря­дет оче­ред­ная го­дов­щи­на из укра­ин­ских ис­то­ри­че­ских «ев­ро­ин­те­гра­ций» — со­юз со Шве­ци­ей 1708 г. Что при­ве­ло к нему? Ка­кие слу­чай­ные или неумо­ли­мые об­сто­я­тель­ства?

В 1687 г. то ли из­бран, то ли на­зна­чен был укра­ин­ским гет­ма­ном Иван Ма­зе­па — од­на из наи­бо­лее по­ляр­но оце­ни­ва­е­мых фи­гур укра­ин­ской ис­то­рии. Рос­сий­ская ис­то­рия его до сих пор счи­та­ет пре­иму­ще­ствен­но из­мен­ни­ком (ис­клю­че­ние со­став­ля­ют ра­бо­ты Та­тья­ны Та­и­ро­вой-Яко­вле­вой). Укра­ин­цы же на­зы­ва­ют его на­ци­о­наль­ным ге­ро­ем. И у тех и у дру­гих есть свои ар­гу­мен­ты. Ин­те­рес­но, что ни один дру­гой де­я­тель укра­ин­ской ис­то­рии не ста­но­вил­ся ге­ро­ем та­ко­го чис­ла за­ру­беж­ных ху­до­же­ствен­ных про­из­ве­де­ний. Ма­зе­пе по­свя­ти­ли свои тво­ре­ния Бай­рон, Гю­го, Пуш­кин, Юли­уш Сло­вац­кий, о нем на­пи­са­ны кар­ти­ны Бу­лан­же, Верне, Же­ри­ко, Де­ла­круа.

На служ­бе Моск­вы

Прав­ле­ние Ма­зе­пы на­ча­лось с под­пи­са­ния оче­ред­ных «ста­тей», ко­то­рые про­дол­жи­ли тра­ди­цию уре­за­ния гет­ман­ской ав­то­но­мии. В них, в част­но­сти, утвер­жда­лось: «На­род ма­ло­рос­сий­ский вся­ки­ми ме­ра­ми и спо­со­ба­ми с ве­ли­ко­рос- сий­ским со­еди­нять и в неразо­рван­ное и креп­кое со­гла­сие при­во­дить, дабы ни­кто го­ло­сов та­ких не ис­пу­щал, что Ма­ло­рос­сий­ский край — гет­ман­ско­го ре­ги­мен­ту (управ­ле­ния), а от­зы­ва­лись бы вез­де еди­но­глас­но — Их Цар­ско­го Пре­свет­ло­го Ве­ли­че­ства са­мо­дер­жав­ной дер­жа­вы».

Иван Сте­па­но­вич Ма­зе­па-Ко­ле­дин­ский про­ис­хо­дил из бе­ло­цер­ков­ской шлях­ты, учил­ся в Ки­е­во-Мо­ги­лян­ской и Кра­ков­ской ака­де­ми­ях, был па­жом ко­ро­ля Яна Ка­зи­ми­ра, во­ен­ное де­ло изу­чал в Гол­лан­дии, бы­вал во Фран­ции, Гер­ма­нии, Ита­лии. Знал ла­тынь, поль­ский, рус­ский, ита­льян­ский, немец­кий язы­ки. Пре­бы­вал на ди­пло­ма­ти­че­ской служ­бе при поль­ском дво­ре, тес­но об­щал­ся с пра­во­бе­реж­ной стар­ши­ной вре­мен Ива­на Вы­гов­ско­го, Юрия Хмель­ниц­ко­го, Павла Те­те­ри, слу­жил и вы­пол­нял по­ру­че­ния Пет­ра До­ро­шен­ко. Же­нил­ся на доч­ке бе­ло­цер­ков­ско­го пол­ков­ни­ка. С по­сла­ни­я­ми До­ро­шен­ко Ма­зе­па по­пал в плен к за­по­рож­цам, а те пе­ре­да­ли его Са­мой­ло­ви­чу. Судь­ба До­ро­шен­ко на тот мо­мент бы­ла уже прак­ти­че­ски ре­ше­на, так что с ле­во­бе­реж­ным гет­ма­ном у Ма­зе­пы воз­ни­ка­ет хо­ро­ший кон­такт: он де­ла­ет ка­рье­ру при его дво­ре, ча­сто по­се­ща­ет Моск­ву.

В те вре­ме­на Ма­зе­па вряд ли был «за­бро­шен» в Рос­сию как глу­бо­ко за­кон­спи­ри­ро­ван- ный агент за­пад­ных спец­служб: его дей­ствия опре­де­ля­лись как ам­би­ци­я­ми, так и оче­вид­ны­ми жиз­нен­ны­ми ре­а­ли­я­ми. Все­гда ха­рак­тер­ны­ми для Ма­зе­пы бы­ли необы­чай­ное оба­я­ние, ора­тор­ское ис­кус­ство и уме­ние оча­ро­вы­вать лю­дей — это про­яв­ля­лось и в от­но­ше­ни­ях с Са­мой­ло­ви­чем, и с фа­во­ри­том ца­рев­ны Со­фьи Ва­си­ли­ем Го­ли­цы­ным, и с Пет­ром І.

Ма­зе­па опре­де­лен­но не был по­пу­ли­стом, что ему по­том весь­ма до­ро­го обо­шлось. С дру­гой сто­ро­ны, мы не мо­жем его и слиш­ком су­ро­во за это осуж­дать: не­смот­ря на все «воль­но­сти» Ре­чи Пос­по­ли­той и ка­зац­ко­го гет­ма­на­та, они все же ка­са­лись пре­иму­ще­ствен­но во­ору­жен­но­го со­сло­вия, а для тех за­дач, ко­то­рые сто­я­ли пе­ред гет­ман­ским го­су­дар­ством, имен­но оно и бы­ло нуж­нее все­го. На­та­лия Яко­вен­ко ука­зы­ва­ет на то, что Ма­зе­па не умел ма­ни­пу­ли­ро­вать на­стро­е­ни­я­ми чер­ни так, как ко­гда-то Хмель­ниц­кий. Но Хмель­ниц­кий этим за­ни­мал­ся во вре­мя все­о­хва­ты­ва­ю­щей вой­ны, имея го­раз­до боль­ше неза­ви­си­мо­сти, и имен­но то­гда, ко­гда эта ма­ни­пу­ля­ция бы­ла ему осо­бен­но нуж­на.

Ес­ли воз­ни­ка­ют со­мне­ния в том, на­сколь­ко то­гдаш­няя Гет­ман­щи­на бы­ла «го­су­дар­ством» (в на­шем пред­став­ле­нии это нечто вполне неза­ви­си­мое), то мож­но ска­зать, что на­столь­ко же, на­сколь­ко Мол­да­вия и Тран­силь­ва­ния. Они

бы­ли вас­са­ла­ми Осман­ской им­пе­рии, но по­рой ве­ли вполне са­мо­сто­я­тель­ную внеш­нюю по­ли­ти­ку, не го­во­ря уже о внут­рен­ней. В ре­а­ли­ях той эпо­хи, ко­гда со­вре­мен­ных на­ци­о­наль­ных го­су­дарств еще не су­ще­ство­ва­ло, боль­шая часть Ев­ро­пы со­сто­я­ла из та­ких «ав­то­ном­ных го­су­дар­ствен­ных об­ра­зо­ва­ний». Бы­ли «гет­ман­ские ста­тьи», ко­то­рые слу­жи­ли фор­маль­ной ос­но­вой от­но­ше­ний вас­са­ла (гет­ма­на) и сю­зе­ре­на (ца­ря), но на прак­ти­ке все за­ви­се­ло от лич­ных и нефор­маль­ных от­но­ше­ний гет­ма­на с ца­рем и при­двор­ны­ми груп­пи­ров­ка­ми. Ес­ли от­но­ше­ния скла­ды­ва­лись хо­ро­шие и «вза­и­мо­вы­год­ные», гет­ман мог в сво­их «пре­де­лах» ощу­щать се­бя пол­но­власт­ным гос­по­ди­ном. Яс­но, что недо­воль­ные из стар­ши­ны все­гда бы­ли го­то­вы на­пи­сать в Моск­ву до­нос, но и эта про­бле­ма бы­ла ре­ша­е­ма. Там праг­ма­тич­но опре­де­ля­ли, ис­хо­дя из об­сто­я­тельств, по­ве­рить или не по­ве­рить. Нуж­но так­же учи­ты­вать, что гет­ман пра­вил не один: он опи­рал­ся на со­гла­сие стар­ши­ны, ко­то­рая то­же бы­ла праг­ма­тич­на. Ес­ли ее кор­по­ра­тив­ные ин­те­ре­сы удо­вле­тво­ря­лись, она не жаж­да­ла из­ме­не­ний, ес­ли же, на­обо­рот, ощу­ща­ла угро­зу, то на­чи­на­ла роп­тать. Не сек­рет, что пе­ре­ход Ма­зе­пы на сто­ро­ну шве­дов в гря­ду­щей Се­вер­ной войне был санк­ци­о­ни­ро­ван и вос­тре­бо­ван зна­чи­тель­ной ча­стью ка­зац­кой вер­хуш­ки.

Сме­на мо­нар­ха в Москве — к вла­сти при­шел энер­гич­ный и мо­ло­дой Петр І — не при­ве­ла к смене гет­ма­на. Ма­зе­па вполне со­от­вет­ство­вал тем про­за­пад­ным на­стро­е­ни­ям, ко­то­рые бы­ли свой­ствен­ны мо­ло­до­му го­су­да­рю. В ка­кой-то ме­ре гет­ман дол­жен был не толь­ко по об­ра­зо­ва­тель­ным и куль­тур­ным пред­по­чте­ни­ям Пет­ра слу­жить при­ме­ром мос­ков­ским бо­ярам, но и внешне: царь по­про­сил Ма­зе­пу сбрить бо­род­ку, ко­то­рую тот но­сил на фран­цуз­ский ма­нер. Но по­след­нее бы­ло от­нюдь не глав­ным: огром­ный по­ли­ти­че­ский и ди­п­ло­ма­ти­че­ский опыт Ма­зе­пы мно­го лет ак­тив­но ис­поль­зо­вал­ся на поль­зу Мос­ков­ско­му го­су­дар­ству. Че­рез него шел огром­ный объ­ем ди­пло­ма­ти­че­ской пе­ре­пис­ки, к его со­ве­ту при­слу­ши­ва­лись. Очень мно­гие по­ли­ти­че­ские ре­ше­ния при­ни­ма­лись с уче­том его мне­ния или ре­ко­мен­да­ций. Не бу­дет пре­уве­ли­че­ни­ем ска­зать, что до 1707-го Ма­зе­па внес огром­ный вклад в укреп­ле­ние по­зи­ций Мос­ков­ско­го го­су­дар­ства. Прав­да, у ис­то­ри­ков, склон­ных к чер­но-бе­ло­му ви­де­нию, он те­перь по­да­ет­ся лишь од­но­знач­но: ли­бо он из­на­чаль­но за­ду­мы­вал «из­ме­ну» ца­рю, ли­бо же все вре­мя ста­рал­ся из­ме­нить за­ви­си­мый ста­тус Укра­и­ны. В ре­аль­ной жиз­ни все не так од­но­знач­но: по­зи­ция Ма­зе­пы за­ви­се­ла от то­го, как он ощу­щал по­ло­же­ние и пер­спек­ти­вы Гет­ман­щи­ны. По­ка по­ли­ти­ка Крем­ля со­от­вет­ство­ва­ла ее ин­те­ре­сам (и ин­те­ре­сам гет­ма­на, и ин­те­ре­сам стар­ши­ны), он был вполне ло­я­лен, ко­гда же си­ту­а­ция из­ме­ни­лась, ему при­шлось сде­лать тя­же­лый, но необ­хо­ди­мый вы­бор.

Во­ен­ная ре­фор­ма как угро­за

Се­вер­ная вой­на, на­чав­ша­я­ся в 1700 г., ис­то­ща­ла ре­сур­сы Гет­ман­щи­ны — как на­ло­га­ми, так и огра­ни­че­ни­ем внеш­ней тор­гов­ли (все те­перь происходило че­рез да­ле­кий Санкт­Пе­тер­бург), ка­зац­кие ча­сти с боль­ши­ми по­те­ря­ми во­е­ва­ли вда­ли от ро­ди­ны, и по­сколь­ку в пет­ров­ской ре­гу­ляр­ной ар­мии за лю­дей не счи­та­лись, не бы­ли в вос­тор­ге от этой ненуж­ной им вой­ны. На­се­ле­ние роп­та­ло из-за слиш­ком про­мос­ков­ской по­зи­ции гет­ма­на. Но са­мы­ми угро­жа­ю­щи­ми ока­за­лись пла­ны во­ен­ной ре­фор­мы ка­за­че­ства и са­мо­го устрой­ства Гет­ман­щи­ны.

Петр был скло­нен в рус­ле по­пу­ляр­ных в Ев­ро­пе идей ра­ци­о­на­лиз­ма пе­ре­стро­ить все в огром­ной стране на свой праг­ма­тич­ный лад — со­здать цен­тра­ли­зо­ван­ное и, по су­ти, по­ли­цей­ское го­су­дар­ство. Вой­на со Шве­ци­ей шла с пе­ре­мен­ным успе­хом и тре­бо­ва­ла огром­ных уси­лий и за­трат. За­ро­ди­лась идея пре­вра­тить укра­ин­ское ка­за­че­ство в ре­гу­ляр­ные ча­сти и из­ба­вить­ся от ненуж­ной пест­ро­ты во­ен­ных по­ряд­ков. Пла­ны упразд­не­ния укра­ин­ской ав­то­но­мии вы­на­ши­ва­лись с 1703-го.

Нам те­перь по­ня­тие «во­ен­ная ре­фор­ма» не ка­жет­ся чем-то страш­ным: что та­ко­го в со­зда­нии ре­гу­ляр­ных ча­стей? Но не сто­ит за­бы­вать

о са­мой при­ро­де и сущ­но­сти ка­зац­кой го­су­дар­ствен­но­сти. Ведь Гет­ман­щи­на — это ско­рее ка­би­нет­ный тер­мин, а на­зы­ва­лась она Вой­ском За­по­рож­ским. И хо­тя непред­ска­зу­е­мая Сечь оста­ва­лась от­дель­ной са­мо­сто­я­тель­ной си­лой, са­мо устрой­ство тер­ри­то­рии Вой­ска со­сто­я­ло из пол­ков и со­тен, а вся ад­ми­ни­стра­ция — из ка­зац­ких пол­ков­ни­ков, пол­ко­вых пи­са­рей и про­чих во­ен­ных долж­но­стей. От­ме­нить тер­ри­то­ри­аль­ный ха­рак­тер фор­ми­ро­ва­ния ка­зац­ких пол­ков — это лик­ви­ди­ро­вать са­мо Вой­ско и его ав­то­но­мию. «Во­ен­ная ре­фор­ма» ста­ла бы пол­ным кра­хом то­го по­ряд­ка ве­щей, ко­то­рый су­ще­ство­вал со вре­мен Хмель­ниц­ко­го и с та­ким тру­дом был со­хра­нен уси­ли­я­ми Са­мой­ло­ви­ча и Ма­зе­пы. Имен­но по­это­му ка­зац­кая стар­ши­на, на ко­то­рую опи­рал­ся гет­ман, вдруг силь­но за­со­мне­ва­лась, сто­ит ли и даль­ше со­блю­дать вер­ность Мос­ков­ско­му го­су­дар­ству. По мне­нию стар­ши­ны, Вой­ско воль­но бы­ло из­би­рать се­бе внеш­не­го «про­тек­то­ра», как это уже де­ла­ло в 1654-м и неод­но­крат­но поз­же. Эли­та же Гет­ман­щи­ны за пол­ве­ка успе­ла при­вык­нуть к то­му, что путь вы­жи­ва­ния ле­жит в ба­лан­си­ро­ва­нии меж­ду бо­лее силь­ны­ми окру­жа­ю­щи­ми го­су­дар­ства­ми. Со­от­вет­ствен­но, при смене гео­по­ли­ти­че­ских и во­ен­ных об­сто­я­тельств умест­но пе­рей­ти на сто­ро­ну то­го, кто ме­нее по­ку­ша­ет­ся на мест­ные по­ряд­ки.

Уже по­до­зре­вав­ший худ­ший ва­ри­ант раз­ви­тия со­бы­тий, Ма­зе­па пы­та­ет­ся со­хра­нить при се­бе по­боль­ше вер­ных под­раз­де­ле­ний ка­за­ков и сер­дю­ков (на­ем­но­го гет­ман­ско­го вой­ска), но его си­лы все рав­но оста­ют­ся весь­ма неве­ли­ки. По­пыт­ки швед­ско­го ко­ро­ля Кар­ла ХІІ в 1708-м про­бить­ся к Москве не при­нес­ли ему успе­ха, и, от­тес­ня­е­мый на юг, он со сво­ей ар­ми­ей при­шел на се­вер Гет­ман­щи­ны. Так­ти­ка «скиф­ской вой­ны», при­ме­ня­е­мая мос­ков­ски­ми вой­ска­ми, опу­сто­ша­ла мест­ность во­круг вра­га, остав­ляя вы­жжен­ную зем­лю. При­ход вой­ны на укра­ин­ские зем­ли обе­щал им пол­ное ра­зо­ре­ние. Ста­рый гет­ман, ко­то­рый адек­ват­но оце­ни­вал свои и Кар­ла шан­сы в этих об­сто­я­тель­ствах, го­во­рил в серд­цах: «Дья­вол его (Кар­ла) сю­да несет! Все за­мыс­лы мои ис­пор­тит и вой­ска ве­ли­ко­рос­сий­ские за со­бой в се­ре­ди­ну Укра­и­ны при­ве­дет на окон­ча­тель­ную ее ру­и­ну и на­шу по­ги­бель!»

Кру­ше­ние дер­жа­вы

Петр І, для ко­то­ро­го ре­ше­ние Ма­зе­пы под­дер­жать Кар­ла ока­за­лось шо­ки­ру­ю­щим, на­чал мстить «во­ру»: сто­ли­ца гет­ма­на Ба­ту­рин бы­ла за­хва­че­на вой­ска­ми Мен­ши­ко­ва, а гар­ни­зон и на­се­ле­ние вы­ре­за­ны. В спо­рах со­вре­мен­ных укра­ин­ских и рос­сий­ских ис­то­ри­ков о точ­ном ко­ли­че­стве жертв ба­ту­рин­ской рез­ни мы мо­жем оста­но­вить­ся на дан­ных ар­хео­ло­ги­че­ских рас­ко­пок: не столь важ­но, сколь­ко имен­но ты­сяч бы­ло уби­то, но жен­ские и дет­ские ске­ле­ты со сле­да­ми ру­бя­щих уда­ров яв­ля­ют­ся оче­вид­ным до­ка­за­тель­ством фак­та убе­ди­тель­ной по­бе­ды рус­ско­го ору­жия. Как за­ме­тил один рос­сий­ский во­ен­ный ис­то­рик: «Так ведь бы­ло за что — Ма­зе­па же пе­ре­шел на сто­ро­ну вра­га». В ту эпо­ху всех со­про­тив­ля­ю­щих­ся нещад­но ка­ра­ли — и шве­ды, и рус­ские. Но факт-то не вы­черк­нешь из ис­то­рии: бы­ва­ли и та­кие рус­ско-укра­ин­ские от­но­ше­ния. За­од­но за­ме­чу, что в со­вре­мен­ных ин­тер­пре­та­ци­ях со­бы­тий Се­вер­ной вой­ны в Рос­сии все вре­мя по­че­му-то го­во­рят о «швед­ской агрес­сии». Это стран­но, по­сколь­ку вой­ну-то, соб­ствен­но, на­ча­ла Рос- сия со сво­и­ми со­юз­ни­ка­ми про­тив Шве­ции — это Моск­ву как раз и не устра­и­ва­ла си­ту­а­ция на Бал­ти­ке. На ло­гич­ный во­прос мо­е­го укра­ин­ско­го кол­ле­ги по по­во­ду ис­поль­зо­ва­ния та­ко­го некор­рект­но­го тер­ми­на был по­лу­чен очень ин­те­рес­ный от­вет: «Так Рос­сии же был ну­жен вы­ход к Бал­тий­ско­му мо­рю!» Это все рав­но, как ес­ли бы весь мир по­счи­тал 22 июня 1941-го агрес­со­ром Со­вет­ский Со­юз, по­сколь­ку Гит­ле­ру бы­ли нуж­ны ба­кин­ские неф­тя­ные ме­сто­рож­де­ния. Но оста­вим груст­ную со­вре­мен­ность и вер­нем­ся на 300 лет на­зад: то­гда, прав­да, все то­же бы­ло неве­се­ло.

По­сле бит­вы под Пол­та­вой Ма­зе­па покидает ро­ди­ну с остат­ка­ми со­рат­ни­ков. 3 ок­тяб­ря 1709-го пре­ста­ре­лый гет­ман уми­ра­ет воз­ле кре­по­сти Бен­де­ры (со­вре­мен­ная Мол­до­ва).

Чест­но при­зна­юсь: я не хо­тел бы ока­зать­ся на его ме­сте. Ма­зе­па доль­ше всех был укра­ин­ским гет­ма­ном, боль­ши­ми уси­ли­я­ми, муд­ро­стью и преду­смот­ри­тель­но­стью под­няв свою неболь­шую стра­ну из Ру­и­ны, лю­бов­но вы­стро­ил Ба­ту­рин, под­нял к небу де­сят­ки хра­мов, был весь­ма обес­пе­чен­ным че­ло­ве­ком, и оста­вай­ся он до кон­ца с Пет­ром — го­ря бы не ве­дал… Не знаю, что в дей­стви­тель­но­сти его толк­ну­ло на тот от­кро­вен­но жерт­вен­ный шаг. Но по­ни­маю, по­че­му он умер вско­ре по­сле Ба­ту­ри­на и Пол­та­вы: жут­ко ви­деть кру­ше­ние все­го, что со­став­ля­ло твою жизнь, ин­те­ре­сы и на­деж­ды. Но я знаю и то, че­го не знал Ма­зе­па: все по­сле­ду­ю­щее укра­ин­ское дви­же­ние, по­ня­тия и пред­став­ле­ния ко­то­ро­го бы­ли бы во мно­гом гет­ма­ну непо­нят­ны, все­гда нес­ло на се­бе то ли клей­мо, то ли по­чет­ный ти­тул ма­зе­пин­цев. Его жизнь за­кон­чи­лась ка­та­стро­фой, и мож­но вос­при­ни­мать его как неудач­ни­ка, но очень ма­ло лю­дей в ис­то­рии смог­ли бы по­хва­стать­ся тем, что их од­но-един­ствен­ное ре­ше­ние для мно­гих и мно­гих по­ко­ле­ний лю­дей пре­вра­ти­лось в сим­вол ве­ры. Что мно­гие по­вто­ри­ли этот тра­ги­че­ский путь — и че­рез 200, и че­рез 250 лет по­сле него. Зву­чит это, воз­мож­но, чрез­мер­но па­фос­но, но и в на­ча­ле ХХ в. для рос­сий­ской ад­ми­ни­стра­ции сло­во «ма­зе­пин­ство» зна­чи­ло очень мно­гое. Вышло оно из упо­треб­ле­ния лишь по­сле по­яв­ле­ния «пет­лю­ров­цев» и «бан­де­ров­цев».

В со­вре­мен­ных ин­тер­пре­та­ци­ях со­бы­тий Се­вер­ной вой­ны в Рос­сии все вре­мя по­че­му-то го­во­рят о «швед­ской агрес­сии». Это стран­но, по­сколь­ку вой­ну-то, соб­ствен­но, на­ча­ла Рос­сия со сво­и­ми со­юз­ни­ка­ми

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.