Сли­я­ние и по­гло­ще­ние. Как укра­ин­ской ав­то­но­мии при­шел ко­нец

XVIII в. по­ло­жил ко­нец го­су­дар­ству Бо­г­да­на Хмель­ниц­ко­го и, ка­за­лось бы, окон­ча­тель­но по­хо­ро­нил «укра­ин­ский во­прос», оста­вив его в эк­зо­ти­ке ис­то­ри­че­ско­го про­шло­го. Од­на­ко это во мно­гом бы­ло лишь ви­ди­мо­стью

Vlast Deneg - - ШОПОМАН–ПРОМО -

К на­ча­лу сто­ле­тия Укра­и­на бы­ла раз­де­ле­на в ос­нов­ном меж­ду Рос­си­ей и Поль­шей. Пра­во­бе­ре­жье на юг от Ки­е­ва, опу­стев­шее в Ру­и­ну, бы­ло то сти­хий­но, то ор­га­ни­зо­ван­но сно­ва ко­ло­ни­зи­ро­ва­но укра­ин­ским на­се­ле­ни­ем, вспа­ха­но и за­се­я­но. Там же воз­рож­да­ет­ся ка­за­че­ство с из­веч­ной функ­ци­ей кон­тро­ля ис­лам­ской гра­ни­цы. Оно име­ло свои неиз­мен­ные при­выч­ки и на­клон­но­сти, так что уже в 1700–1704 гг. во­е­ва­ло с Ре­чью Пос­по­ли­той. С при­хо­дом ле­во­бе­реж­ных войск Ма­зе­пы пра­во­бе­реж­ные пол­ки в 1704– 1709 гг. вли­лись в его ар­мию.

По­сле рус­ско-ту­рец­кой вой­ны 1711– 1713 гг., Ад­ри­а­но­поль­ско­го ми­ра Рос­сии и Тур­ции (1712) и Кар­ло­вац­ко­го трак­та­та Поль­ши и Тур­ции (1714) Пра­во­бе­ре­жье за­кре­пи­лось за Ре­чью Пос­по­ли­той до вто­ро­го раз­де­ла Поль­ши (1793). Ухо­дя с тех тер­ри­то­рий, рос­сий­ская ар­мия сно­ва пе­ре­гна­ла на­се­ле­ние на ле­вый бе­рег. Но укра­ин­цы вновь вспа­ха­ли и за­се­я­ли Пра­во­бе­ре­жье. Ми­гра­ции с од­но­го бе­ре­га на дру­гой, при­ход но­вых ко­ло­ни­стов и их оче­ред­ные де­пор­та­ции — все это объ­яс­ня­ет та­кую схо­жесть ан­тро­по­ло­ги­че­ско­го ти­па цен­траль­ной Укра­и­ны, на­се­ле­ние ко­то­рой бы­ло неод­но­крат­но пе­ре­ме­ша­но меж­ду обо­и­ми бе­ре­га­ми.

Об­щим ито­гом пра­во­бе­реж­ных со­бы­тий ста­ло вос­ста­нов­ле­ние поль­ско­го зем­ле­вла­де­ния, а един­ствен­ным во­пло­ще­ни­ем ка­зац­ких тра­ди­ций — гай­да­мац­кое по­встан­че­ское дви­же­ние (с апо­ге­ем в ви­де Ко­ли­ив­щи­ны в 1768-м), под­креп­лен­ное бли­зо­стью За­по­ро­жья. Ес­ли на ле­вом бе­ре­гу сфор­ми­ро­ва­лась про­слой­ка мест­ной стар­шин­ской эли­ты, то на пра­вом «по­ли­ти­че­ским клас­сом» оста­лись лишь поль­ские шлях­ти­чи. По­се­му, несмот­ря на пре­иму­ще­ствен­но укра­ин­ское на­се­ле­ние, бу­ду­щий «Юго-За­пад­ный край Рос­сии» счи­тал­ся небла­го­на­деж­ным, «поль­ским» и при­ни­мал уча­стие в поль­ских вос­ста­ни­ях (прав­да, без уча­стия се­лян). Впо­след­ствии рос­сий­ские вла­сти за­мет­ным об­ра­зом от­ли­ча­ли этот ре­ги­он от бо­лее близ­кой и по­нят­ной им Ле­во­бе­реж­ной Ма­ло­рос­сии. Ка­кая-то своя, укра­ин­ская по про­ис­хож­де­нию, эли­та оста­лась лишь на Ле­во­бе­ре­жье, что по­том поз­во­ли­ло рос­сий­ским и со­вет­ским учеб­ни­кам по­ме­стить Пра­во­бе­ре­жье в «аду», где про­цве­тал «со­ци­аль­ный, на­ци­о­наль­ный и ре­ли­ги­оз­ный гнет».

А те­перь пе­ре­се­чем Дне­пр в во­сточ­ном на­прав­ле­нии. По­сле Ма­зе­пы гет­ма­ном стал Иван Ско­ро­пад­ский (1708–1722) — фи­гу­ра до­ста­точ­но сла­бая, не склон­ная к про­яв­ле- нию ма­зе­пин­ства. Раз­гон Се­чи за­ста­вил по­след­нюю «пе­ре­ехать» в ту­рец­кие вла­де­ния в ни­зо­вьях Дне­пра (Олеш­ков­ская Сечь). В са­мой Гет­ман­щине жи­ло око­ло мил­ли­о­на че­ло­век, из ко­то­рых по­ло­ви­ну со­став­ля­ли се­ляне, чьи пра­ва со­кра­ща­лись, — сво­бод­ных сел оста­ва­лось око­ло 10%. Ос­нов­ная мас­са небо­га­тых ка­за­ков по­сте­пен­но при­рав­ни­ва­лась в бес­пра­вии к се­ля­нам.

Здесь по­сто­ян­но на­хо­ди­лось несколь­ко пол­ков ре­гу­ляр­ной цар­ской ар­мии, чис­ло ко­то­рых су­ще­ствен­но воз­рас­та­ло с каж­дой рус­ско-ту­рец­кой вой­ной (ими XVIII в. был оби­лен). Укра­и­на слу­жи­ла ба­зой для их снаб­же­ния и нес­ла со­от­вет­ству­ю­щие тя­го­ты бес­ко­неч­ных кон­флик­тов. Эко­но­ми­че­ская по­ли­ти­ка Пет­ра І по пе­ре­ори­ен­та­ции Ма­ло­рос­сии на внут­рен­ний рос­сий­ский ры­нок до­ста­точ­но быст­ро при­ве­ла к де­гра­да­ции мест­ных го­ро­дов.

Смерть Ско­ро­пад­ско­го в 1722-м, че­рез год по­сле про­воз­гла­ше­ния Рос­сий­ской им­пе­рии, об­лег­чи­ла внед­ре­ние в Укра­ине рос­сий­ской ад­ми­ни­стра­ции в ли­це Ма­ло­рос­сий­ской кол­ле­гии во гла­ве с бри­га­ди­ром Ве­лья­ми­но­вым. Ука­зом ца­ря укра­ин­ским мо­на­сты­рям бы­ло за­пре­ще­но пе­ча­тать свет­ские тек­сты, а по­сколь­ку нецер­ков­ных ти­по­гра­фий в Ма­ло-

рос­сии то­гда не су­ще­ство­ва­ло, то этот указ сде­лал невоз­мож­ным пуб­ли­ка­цию лю­бых про­из­ве­де­ний мест­ной укра­ин­ской ли­те­ра­ту­ры. Ее уде­лом ста­ли лишь ру­ко­пи­си. Древ­ней­шую на Ру­си Ки­ев­скую мит­ро­по­лию «по­ни­зи­ли в зва­нии» до ар­хи­епи­ско­пии (до 1745 г.). Яр­ким вы­ра­зи­те­лем это­го пе­ре­ход­но­го пе­ри­о­да, по­след­них всплес­ков сво­бо­до­лю­бия стал на­каз­ной (вре­мен­ный) гет­ман Пав­ло По­лу­бо­ток, окон­чив­ший свои дни в Пет­ро­пав­лов­ской кре­по­сти. По­лу­бо­ток — один из ле­ген­дар­ных пер­со­на­жей укра­ин­ской осво­бо­ди­тель­ной тра­ди­ции. С ним свя­зы­ва­ют и па­те­ти­че­скую речь про­тив «при­тес­не­ний по мос­ков­ско­му обы­чаю», и ле­ген­дар­ный огром­ный клад из лич­ных средств гет­ма­на и каз­ны вой­ска, от­прав­лен­ный пе­ред аре­стом в ан­глий­ский банк. Вер­нуть­ся вклад дол­жен был толь­ко в неза­ви­си­мую Укра­и­ну. (Увы, «сбер­книж­ка» где-то за­те­ря­лась.)

При­бли­же­ние вой­ны с Тур­ци­ей за­ста­ви­ло пи­тер­ские вла­сти «при­лас­кать на­се­ле­ние», и укра­ин­ской стар­шине в 1727-м бы­ло раз­ре­ше­но сно­ва вы­брать гет­ма­на. Им стал Да­ни­ло Апо­стол (1727–1734), пол­но­мо­чия ко­то­ро­го огра­ни­чи­ва­лись так на­зы­ва­е­мы­ми «Ре­ши­тель­ны­ми пунк­та­ми», ко­то­рые несколь­ко смяг­ча­ли жест­кую ли­нию Пет­ра, но не воз­вра­ща­ли преды­ду­щих воз­мож­но­стей. Уси­лия Апо­сто­ла по на­ве­де­нию по­ряд- ка в Гет­ман­щине (в част­но­сти, раз­ре­ше­ние иму­ще­ствен­ных кон­флик­тов и уни­фи­ка­ция прав, ко­то­рые по­том на­зва­ли «Пра­ва, по ко­то­рым су­дит­ся ма­ло­рос­сий­ский на­род») уже ма­ло что мог­ли из­ме­нить в до­ми­ни­ру­ю­щем про­цес­се по «вмон­ти­ро­ва­нию» Ма­ло­рос­сии во все бо­лее мощ­ное «те­ло» Рос­сий­ской им­пе­рии. Все эти юри­ди­че­ские уси­лия долж­ны бы­ли быть по­хо­ро­не­ны по ме­ре уни­фи­ка­ции про­стран­ства и ад­ми­ни­стра­ции им­пе­рии как «ре­гу­ляр­но­го го­су­дар­ства». Тут не бы­ло ка­кой-то осо­бой нена­ви­сти к укра­ин­цам-ма­ло­рос­си­я­нам как та­ко­вым — про­сто у им­пе­рии по­ря­док та­кой, а тра­ди­ции «прав и воль­но­стей» для Рос­сии бы­ли по­ня­ти­ем, пря­мо ска­жем, незна­ко­мым.

По­сле смер­ти Апо­сто­ла власть бы­ла пе­ре­да­на «Прав­ле­нию гет­ман­ско­го уря­да» (1734–1750) из трех рус­ских офи­це­ров и трех ка­зац­ких стар­шин — кол­ле­ги­аль­но­го ор­га­на, сно­ва брав­ше­го на се­бя функ­ции гет­ма­на. Тай­ные ин­струк­ции им­пе­ра­три­цы Ан­ны Ио­ан­нов­ны го­во­ри­ли, что эта де­кла­ра­тив­ная вре­мен­ная ме­ра долж­на бы­ла на са­мом де­ле стать окон­ча­тель­ной. Од­на­ко необ­хо­ди­мость укреп­лять гра­ни­цу вы­ну­ди­ла в 1734-м сно­ва при­нять под по­кро­ви­тель­ство ра­нее из­гнан­ных Пет­ром се­че­ви­ков, ко­то­рые вер­ну­лись из осман­ско­го в рос­сий­ское под­дан­ство. Воз­ни­ка­ет Но­вая Сечь. В бла­го­дар­ность Ека­те­ри­на ІІ че­рез 40 лет раз- го­нит се­че­ви­ков, и они опять вер­нут­ся в Тур­цию, уже на Ниж­ний Ду­най.

Но во вполне праг­ма­тич­ный про­цесс «сли­я­ния и по­гло­ще­ния» вме­ша­лись амур­ные стра­сти — ро­ман Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны с пев­чим при­двор­ной ка­пел­лы укра­ин­ским ка­за­ком Алек­се­ем Ра­з­умов­ским (в «де­ви­че­стве» — про­сто Ро­зум). В 1744-м Ра­з­умов­ский ста­но­вит­ся гра­фом, что бы­ло ре­зуль­та­том его тай­но­го бра­ка с го­су­да­ры­ней. Во вре­мя ви­зи­та в Укра­и­ну Ели­за­ве­та бла­го­склон­но от­нес­лась к про­ше­ни­ям зем­ля­ков му­жа о вос­ста­нов­ле­нии бы­лых воль­но­стей. Воз­вра­ще­но бы­ло и гет­ман­ство, «чи­сто слу­чай­но» до­став­ше­е­ся бра­ту Алек­сея — юно­му Ки­рил­лу Ра­з­умов­ско­му (1750–1764).

По­лу­чив ев­ро­пей­ское об­ра­зо­ва­ние, вос­пи­тан­ный при дво­ре и же­на­тый на род­ствен­ни­це ца­ри­цы де­ви­це На­рыш­ки­ной, Ки­рилл Ра­з­умов­ский при­нес на род­ную зем­лю оче­вид­ные ин­но­ва­ции: гет­ман­ская сто­ли­ца вер­ну­лась в ма­зе­пин­ский Ба­ту­рин, воз­во­ди­лись пред­ста­ви­тель­ные «на­ци­о­наль­ные стро­е­ния», про­изо­шла ре­фор­ма су­до­про­из­вод­ства, ре­ани­ми­ро­вав­шая речь­поспо­лит­ские шля­хет­ские воль­но­сти (ко­то­рые долж­ны бы­ли ка­сать­ся ка­зац­кой стар­ши­ны), вво­ди­лись стар­шин­ские съез­ды для об­суж­де­ния важ­ных дел, ана­ло­гич­ные шля­хет­ским сей­ми­кам, воз­ник­ла идея об ос­но­ва­нии, на­ря­ду с по су­ти цер­ков­ной Ки­е­во-Мо­ги­лян­ской

ака­де­ми­ей, еще и свет­ско­го уни­вер­си­те­та. Пы­та­ясь встать во гла­ве мо­дер­ни­зи­ро­ван­но­го ав­то­ном­но­го об­ра­зо­ва­ния, Ра­з­умов­ский не ле­ле­ял се­па­ра­тист­ских пла­нов — он был про­дук­том санкт-пе­тер­бург­ско­го дво­ра. Но по­че­му бы не стать еще и на­след­ствен­ным гет­ма­ном? Идею пе­ре­да­чи бу­ла­вы по на­след­ству в ро­ду Ра­з­умов­ских под­дер­жа­ли на съез­де стар­ши­ны в 1763-м.

Но тут на­шла ко­са на ка­мень, по­сколь­ку на троне по­сле очень удоб­ной «без­вре­мен­ной кон­чи­ны» Пет­ра ІІІ уже на­хо­ди­лась его су­пру­га Со­фия-Фре­де­ри­ка Ан­гальт-Цербст­ская, то бишь «ма­туш­ка-ца­ри­ца» Ека­те­ри­на ІІ. Она, как из­вест­но, лю­би­ла гвар­дей­цев, но не от­ли­ча­лась ши­ро­той на­ту­ры Ели­за­ве­ты и не поз­во­ля­ла сво­им мно­го­чис­лен­ным лю­бов­ни­кам лиш­не­го в по­ли­ти­ке. Ека­те­ри­на мыс­ли­ла Рос­сию ве­ли­кой дер­жа­вой, управ­ле­ние ко­то­рой долж­но бы­ло быть ре­ор­га­ни­зо­ва­но по ра­ци­о­наль­но­му прин­ци­пу: все ра­зум­но, про­ду­ма­но, уни­фи­ци­ро­ва­но. Это бы­ло при­ме­не­ни­ем на рос­сий­ской поч­ве тех же идей Про­све­ще­ния, ко­то­рые на дру­гом кон­це Ев­ро­пы по­ро­ди­ли ло­зунг «сво­бо­да, ра­вен­ство и брат­ство». Но, как из­вест­но и из уче­ния Хри­ста, и из уче­ния Кар­ла Марк­са, раз­ные лю­ди сде­ла­ли очень раз­ные вы­во­ды.

Ека­те­ри­на II ис­хо­ди­ла из опре­де­лен­ных ре­ля­ций (до­кла­дов) о си­ту­а­ции в Ма­ло­рос­сии, в ко­то­рых, в част­но­сти, пи­са­лось, что ее (Ма­ло­рос­сии) пра­во­вые нор­мы, «для рес­пуб­ли­кан­ско­го прав­ле­ния учре­жден­ные, весь­ма несвой­ствен­ны уже ста­ли и непри­лич­ны ма­ло­рус­ско­му на­ро­ду, в са­мо­дер­жав­ном вла­де­нии пре­бы­ва­ю­ще­му».

Дей­стви­тель­но, ну по­ми­луй­те, ка­кое уж тут «рес­пуб­ли­кан- ское прав­ле­ние»? Это пусть воль­те­рьян­цы на «про­гнив­шем За­па­де» ша­лят, а здесь — «про­све­щен­ная мо­нар­хия». На­прав­лен­ность уни­фи­ка­ции вполне яс­но фор­му­ли­ру­ет ин­струк­ция Ека­те­ри­ны про­ку­ро­ру Се­на­та кня­зю Алек­сан­дру Вя­зем­ско­му: «Ма­лая Рос­сия, Ли­ф­лян­дия и Фин­лян­дия [Ка­ре­лия] суть про­вин­ции, ко­то­рые пра­вят­ся да­ро­ван­ны­ми им при­ви­ле­ги­я­ми. Раз­ру­шать эти при­ви­ле­гии сра­зу бы­ло бы непри­стой­но, но и нель­зя счи­тать эти про­вин­ции чу­жи­ми и от­но­сить­ся к ним как к чу­жим зем­лям, это бы­ло бы глу­по­стью. Эти про­вин­ции… нуж­но удоб­ны­ми спо­со­ба­ми при­ве­сти к то­му, что­бы они об­ру­се­ли и пе­ре­ста­ли смот­реть, как вол­ки в лес… Ко­гда же у Ма­ло­рос­сии не бу­дет гет­ма­на, то нуж­но до­бить­ся, что­бы век и имя гет­ма­нов ис­чез­ли…»

Что, соб­ствен­но, и бы­ло ис­пол­не­но. Ра­з­умов­ско­му, для его же бла­га, при­шлось от гет­ман­ства от­речь­ся в 1764-м, его за­ме­ни­ла вто­рая Ма­ло­рос­сий­ская кол­ле­гия, ко­то­рую воз­гла­вил небезыз­вест­ный рос­сий­ский пол­ко­во­дец Петр Ру­мян­цев. В под­чи­не­ние кол­ле­гии по­сте­пен­но ото­шли мест­ные су­деб­ные ор­га­ны и кан­це­ля­рия, де­ло­вод­ство пе­ре­шло на об­ще­им­пер­ские стан­дар­ты. Па­рал­лель­но ге­не­рал Ру­мян­цев да­ро­вал пред­ста­ви­те­лям мест­ной стар­ши­ны об­ще­им­пер­ские чи­ны, дабы по­ка­зать пер­спек­ти­вы рос­сий­ской ка­рье­ры.

Ту­рец­кая вой­на 1768–1774 гг. от­влек­ла уси­лия но­вой ад­ми­ни­стра­ции и при­нес­ла Рос­сии меж­ду­ре­чье Юж­но­го Бу­га и Дне­пра. Вме­ша­тель­ство в крым­ские де­ла при­ве­ло к пер­вой де­пор­та­ции из Кры­ма 40 тыс. хри­сти­ан­ско­го на­се­ле­ния и рас­се­ле­нию его в При­азо­вье (ви­ди­мо, что­бы не пу­сто­ва­ло по­сле из­гна­ния от­ту­да та­тар­ских ко­че­вий). Окон­ча­тель­но Крым был при­со­еди­нен к им­пе­рии в 1783-м. Его за­хват в си­ту­а­ции то­гдаш­них внут­рен­них усо­биц в хан­ской ди­на­стии при­нес Рос­сии важ­ней­ший стра­те­ги­че­ский фор­пост на Чер­ном мо­ре. Был ли то­гда Крым «рос­сий­ским»? По фак­ту за­хва­та — да, но до Крым­ской вой­ны он оста­вал­ся це­ли­ком та­тар­ским, а срав­ня­лось рус­ское на­се­ле­ние с мест­ным лишь в на­ча­ле ХХ в.

По окон­ча­нии вой­ны услу­ги хо­ро­шо по­во­е­вав­ших про­тив ба­сур­ман 11 тыс. за­по­рож­ских ка­за­ков уже бы­ли не нуж­ны, и воз­вра­ща­ю­щи­е­ся с вой­ны рус­ские ча­сти за­хва­ты­ва­ют и раз­ру­ша­ют Сечь.

В 1765-м во­сточ­ный укра­ин­ский аре­ал вне Ма­ло­рос­сии — Сло­бод­ская Укра­и­на — пре­об­ра­зо­вы­ва­ет­ся из пя­ти пол­ко­вых окру­гов в Сло­бод­ско-Укра­ин­скую гу­бер­нию (1765–1835) с об­ще­им­пер­ски­ми ор­га­на­ми управ­ле­ния, а пол­ки — в ре­гу­ляр­ные ка­ва­ле­рий­ские ча­сти. В 1781-м упразд­ня­ет­ся ад­ми­ни­стра­тив­ное пол­ко­вое устрой­ство и в Гет­ман­щине, ко­то­рое за­ме­ня­ет­ся Ма­ло­рос­сий­ским ге­не­рал­гу­бер­на­тор­ством, раз­де­лен­ным на три гу­бер­нии (или на­мест­ни­че­ства). Ав­то­ном­ная ад­ми­ни­стра­ция и су­до­про­из­вод­ство пре­кра­ща­ют дей­ство­вать.

В 1783-м за­пре­ща­ют­ся пе­ре­хо­ды кре­стьян с их мест про­жи­ва­ния, что озна­ча­ет за­вер­ше­ние про­цес­са за­кре­по­ще­ния. В том же го­ду ка­за­ки (во­ен­ное со­сло­вие) ста­но­вят­ся «ка­зен­ны­ми зем­ле­паш­ца­ми», то есть го­су­дар­ствен­ны­ми кре­стья­на­ми, из ко­то­рых ре­кру­ти­ру­ют­ся сол­да­ты в ре­гу­ляр­ные «ка­ра­би­нер­ские» пол­ки.

Стар­ши­на по­лу­чи­ла воз­мож­ность стать «та­бель­ны­ми чи­на­ми», при­рав­нять­ся к рос­сий­ско­му слу­жи­ло­му дво­рян­ству. Ко­гда в 1785-м Ека­те­ри­на про­воз­гла­си­ла «пра­ва, воль­но­сти и пре­иму­ще­ства» рос­сий­ско­го дво­рян­ства, ма­ло­рос­сий­ской стар­шине толь­ко и оста­ва­лось, что до­ка­зать свою шля­хет­скую ге­не­а­ло­гию — по­чти 25 тыс. че­ло­век, по­пав­ших в рос­сий­ское дво­рян­ство, об­ре­ли неогра­ни­чен­ные воз­мож­но­сти для ка­рье­ры в ве­ли­кой дер­жа­ве. Они по­лу­чи­ли в соб­ствен­ность кре­стьян­ские ду­ши, а за это долж­ны бы­ли ис­пол­нять стат­скую и во­ен­ную служ­бу го­су­дар­ству.

В 1783-м за­пре­ща­ют­ся пе­ре­хо­ды кре­стьян с их мест про­жи­ва­ния, что озна­ча­ет за­вер­ше­ние про­цес­са за­кре­по­ще­ния. В том же го­ду ка­за­ки (во­ен­ное со­сло­вие) ста­но­вят­ся «ка­зен­ны­ми зем­ле­паш­ца­ми», то есть го­су­дар­ствен­ны­ми кре­стья­на­ми

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.