Сло­мать нель­зя оста­вить. Что де­лать Ев­ро­пе с об­наг­лев­шим со­ци­аль­ным го­су­дар­ством

Па­риж­ские по­гро­мы вы­ве­ли на пе­ред­ний край об­ще­ев­ро­пей­ской — и не толь­ко — дис­кус­сии во­прос о прин­ци­пи­аль­ной жиз­не­спо­соб­но­сти той мо­де­ли со­ци­аль­но­го рас­пре­де­ле­ния, ко­то­рая мно­гие де­ся­ти­ле­тия «в сред­нем» до­ми­ни­ру­ет в За­пад­ной Ев­ро­пе

Vlast Deneg - - ГЕОПОЛИТИКА -

Со­ци­аль­ная спра­вед­ли­вость с ого­вор­ка­ми

Пре­жде все­го, сле­ду­ет ого­во­рить­ся, что в ны­неш­нем ЕС нель­зя гре­сти всех под од­ну гре­бен­ку. Речь, пре­жде все­го, идет о Фран­ции, в зна­чи­мой сте­пе­ни — об Италии и в опре­де­лен­ной сте­пе­ни — о Гер­ма­нии. Ни­дер­лан­ды и Бель­гия (в ко­то­рой то­же по­пы­та­лось раз­вер­нуть­ся стран­но­ва­тое дви­же­ние «жел­тых жи­ле­тов») за­мет­но от­ли­ча­ют­ся, Шве­ция и Да­ния по­сте­пен­но ото­шли от сво­е­го ста­ро­го со­ци­а­лиз­ма, Но­р­ве­гия яв­ля­ет­ся стра­ной-ран­тье, а Фин­лян­дия внут­ренне сба­лан­си­ро­ва­на. Ис­па­ния и Пор­ту­га­лия, со сво­ей сто­ро­ны, за де­сять лет про­шли сквозь тя­же­лей­ший пе­ри­од от­ча­сти сти­му­ли­ро­ван­ных ЕС ре­форм и в ка­кой-то сте­пе­ни ста­би­ли­зи­ро­ва­лись (хо­тя глу­хой про­тест в «яд­ре» масс на­се­ле­ния этих стран очень чув­ству­ет­ся). Че­рез мас­штаб­ные огра­ни­че­ния про­шла и лю­бя­щая по­шу­меть Гре­ция, все-та­ки ока­зав­ша­я­ся спо­соб­ной пе­рей­ти к ро­сту. А вот род­ствен­ный ей Кипр се­год­ня вы­чи­ща­ет­ся дру­ги­ми струк­ту­ра­ми, в об­щем, да­же не ев­ро­пей­ски­ми и по дру­гой при­чине — той же, что и в за­ни­ма­ю­щих наи­выс­шие строч­ки в рей­тин­гах эко­но­ми­че­ской сво­бо­ды стра­нах Бал­тии. При­чи­на эта — ток­сич­ные рос­сий­ские ка­пи­та­лы.

Ины­ми сло­ва­ми, ныне го­во­рить об упа­доч­ных со­ци­аль­ных мо­де­лях Ев­ро­пы позд­не­го про­мыш­лен­но­го пе­ри­о­да «в це­лом» при­хо­дит­ся с осто­рож­но­стью. Два­дца­ти­ле­тие ре­ву­щей тор­го­во-эко­но­ми­че­ской и ре­гу­ля­тор­ной гло­ба­ли­за­ции, а так­же два кри­зи­са — ипо­теч­ный в США и дол­го­вой внут­ри ев­ро­зо­ны — на­ло­жи­ли глу­бо­кий от­пе­ча­ток на то, как по-на­сто­я­ще­му функ­ци­о­ни­ру­ет со­вре­мен­ная Ев­ро­па, раз­ная и слож­ная. Тем бо­лее что мы уже за­го­дя — фик­си­руя су­ще­ству­ю­щий тренд — вы­во­дим за рам­ки этой дис­кус­сии Ве­ли­ко­бри­та­нию с ее спе­ци­фи­че­ской на­ци­о­наль­ной си­сте­мой охра­ны здо­ро­вья, на­ли­чию ко­то­рой не­ко­то­рые по­че­му-то под­дер­жав­шие кан­ди­да­ту­ру До­наль­да Трам­па в США про­грес­сив­ные мил­ли­ар­де­ры (к при­ме­ру, Пи­тер Тиль) про­дол­жа­ют за­ви­до­вать.

Тем не ме­нее в си­лу про­пор­ций Гер­ма­ния, Фран­ция и Ита­лия пред­став­ля­ют со­бой льви­ную до­лю эко­но­ми­ки Кон­ти­нен­та, оста­ю­щей­ся (воз­мож­но, вре­мен­но) без Бри­та­нии, и мо­дель социальной гар­мо­нии в этих стра­нах пред­став­ля­ет­ся все бо­лее про­бле­ма­тич­ной.

Бо­лее то­го, уже за­мет­но, что не­ко­то­рые раз­бо­га­тев­шие пост­ком­му­ни­сти­че­ские стра- ны Ев­ро­со­ю­за, при­чем раз­бо­га­тев­шие пре­иму­ще­ствен­но на воз­мож­но­стях, предо­став­лен­ных ев­ро­пей­ской ин­те­гра­ци­ей, — та­кие как Поль­ша — то­же ста­ли «рас­слаб­лять­ся». И рас­ши­рять па­ке­ты предо­став­ля­е­мых граж­да­нам (и не толь­ко) со­ци­аль­ных прав, при­чем в усло­ви­ях прав­ле­ния яко­бы пра­во­кон­сер­ва­тив­ных пар­тий, от­че­го за­кра­ды­ва­ет­ся тре­вож­ная мысль — не ра­но ли?

Ведь, на­при­мер, в слу­чае даль­ней­шей де­гра­да­ции об­ще­ев­ро­пей­ской со­ли­дар­но­сти раз­вра­ще­ние пе­ре­жив­ших дра­ма­ти­че­ский про­цесс транс­фор­ма­ции граж­дан та­ких стран (пусть и при­знан­ных раз­ви­ты­ми, но все-та­ки по­ка вто­ро­го, ес­ли не тре­тье­го эше­ло­на) мо­жет обер­нуть­ся ка­та­стро­фой ис­то­ри­че­ско­го мас­шта­ба. При­чем ка­та­стро­фой в сво­ем ро­де но­во­го ти­па, посколь­ку она мо­жет разо­ча­ро­вать не толь­ко зре­лые, но и срав­ни­тель­но мо­ло­дые по­ко­ле­ния, и не толь­ко в ев­ро­пей­ском про­ек­те, но и в де­мо­кра­тии как та­ко­вой. При­том что с де­мо­кра­ти­ей в той же Поль­ше се­год­ня и так не все хо­ро­шо.

В мень­шем мас­шта­бе, но что-то вро­де со­ци­аль­но­го па­тро­на­та пар­тий­но­го го­су­дар­ства начало раз­ви­вать­ся и в Вен­грии, до кри­зи­са 2008 г. пред­став­ляв­шей со­бой об­раз­цо­вую уче­ни­цу ры­ноч­но­го тран­зи­та и об­ще­ствен­ной мо­дер­ни­за­ции. Прав­да, в вен­гер­ском слу­чае по­доб­ная по­ли­ти­ка ка­са­ет­ся все­го лишь несколь­ких сек­то­ров, чув­стви­тель­ных с точ­ки зре­ния ста­биль­но­сти эк­зо­ти­че­ско­го прав­ле­ния Вик­то­ра Ор­ба­на и пар­тии «Фи­дес».

Так что, в об­щем, это не толь­ко пробле­ма кон­ти­нен­таль­ной трой­ки — Фран­ции, Италии и Гер­ма­нии, и об этом необ­хо­ди­мо на­по­ми­нать как ми­ни­мум ра­ди объ­ек­тив­но­сти, посколь­ку те­перь не­ко­то­рые го­су­дар­ства ЕС слов­но на­це­ли­лись на по­иск по­во­дов, ак­ту­а­ли­за­ция ко­то­рых спо­соб­на рас­крыть дис- кри­ми­на­цию и другие оби­ды извне в от­но­ше­нии се­бя.

Вме­сте с тем — и в осо­бен­но­сти как след­ствие изъ­я­тия Ве­ли­ко­бри­та­нии, слу­жив­шей в неко­то­ром смыс­ле кон­сер­ва­тив­ным про­ти­во­ве­сом лю­бо­го уско­ре­ния в де­ле про­дви­же­ния ЕС к некой кон­фе­де­ра­ции — те­перь путь стан­дар­ти­за­ции той или иной по­ли­ти­ки вы­гля­дит наи­бо­лее оче­вид­ным. Несо­мнен­но, при до­ра­ба­ты­ва­ю­щей свой срок и крайне несчаст­ли­вой (по срав­не­нию с дву­мя сро­ка­ми Ма­ну­э­ля Бар­ро­зу) Ев­ро­ко­мис­сии под ру­ко­вод­ством Жан-Кло­да Юн­ке­ра ни­че­го за­мет­но­го уже не про­изой­дет, ей бы как-то спра­вить­ся с по­ряд­ком под­на­до­ев­шим уже всем Брекзи­том.

Так что, по­хо­же, ес­ли ка­кой-то про­цесс углуб­ле­ния, рас­ши­ре­ния, а так­же бо­лее спра­вед­ли­во­го рас­пре­де­ле­ния рис­ков и вы­год ин­те­гра­ции и пой­дет, то это бу­дет про­ис­хо­дить уже по­сле ве­сен­них вы­бо­ров в Ев­ро­пар­ла­мент. В ко­то­ром, оче­вид­но, сфор­ми­ру­ет­ся бо­лее вли­я­тель­ная, неже­ли сей­час (по­лу­чив­ша­я­ся по ито­гам вы­бо­ров 2014 г.), фрак­ция ев­рос­кеп­ти­ков, а луч­ше ска­зать — нена­вист­ни­ков Ев­ро­пы.

От­дель­но сле­ду­ет упо­мя­нуть и вот что: ри­су­нок вы­бо­ров в Ев­ро­пей­ский пар­ла­мент те­перь так­же на­по­ми­на­ет ал­го­ритм вы­бо­ров в гер­ман­ский Бун­дес­таг, как струк­ту­ра ис­пол­ни­тель­ной и су­деб­ной вет­вей вла­сти Ев­ро­пы — фран­цуз­скую бю­ро­кра­ти­че­скую си­сте­му. Бла­го­да­ря по­сте­пен­но­му раз­ви­тию прак­ти­ки внед­ре­ния ев­ро­пей­ских до­го­во­ров, Объ­еди­нен­ная Ев­ро­па как «об­ла­ко ин­сти­ту­тов» раз­ви­лась в та­кое по­ли­ти­че­ское яв­ле­ние, ко­то­рое (во­брав в се­бя древ­нюю Ган­зу и тра­ди­цию Свя­щен­ной Рим­ской Им­пе­рии), невзи­рая на фан­та­зии «аль­тер­на­тив­ных пра­вых», разо­рвать уже фи­зи­че­ски невоз­мож­но.

Мо­дер­ни­за­ция по Мер­кель

От­сю­да и про­ис­те­ка­ет по­ни­ма­ние то­го, что мо­дер­ни­зи­ро­вать со­ци­аль­ные мо­де­ли про­блем­ных стран ЕС на на­ци­о­наль­ном уровне ес­ли и не во­все невоз­мож­но, то крайне слож­но. В то же вре­мя за по­след­нее де­ся­ти­ле­тие да­же в этих про­блем­ных стра­нах все-та­ки пред­при­ни­ма­лись по­пыт­ки что-то из­ме­нить. Пер­вая по­ло­ви­на канц­лер­ства Ан­ге­лы Мер­кель в Гер­ма­нии, пре­зи­дент­ства Сар­ко­зи и Ол­лан­да во Фран­ции и ряд ита­льян­ских пра­ви­тельств с пе­ре­мен­ным успе­хом пы­та­лись огра­ни­чить раз­рос­ше­е­ся со­ци­аль­ное го­су­дар­ство в сво­их стра­нах.

За го­ды канц­лер­ства Ан­ге­ла Мер­кель так и не смог­ла, хо­тя со­би­ра­лась, ни ре­фор­ми­ро­вать, ни сло­мать со­ци­аль­ное го­су­дар­ство в Гер­ма­нии Вам есть что ска­зать по те­ме ста­тьи? Пи­ши­те нам на элек­трон­ную по­чту [email protected]

К при­ме­ру, в пе­ри­од вы­бо­ров в Бун­дес­таг 2005 г. Ан­ге­ла Мер­кель в од­ном из сво­их вы­ступ­ле­ний об­ви­ни­ла канц­ле­ра Гер­хар­да Шре­де­ра в том, что его про­грам­ма «По­вест­ка дня» нере­а­ли­стич­на, что она изоби­лу­ет обе­ща­ни­я­ми, ис­пол­нить ко­то­рые пра­ви­тель­ство не в со­сто­я­нии. Еще в 2000 г., на­хо­дясь в оп­по­зи­ции, Ан­ге­ла Мер­кель раз­ра­бо­та­ла до­ку­мент «о но­вой социальной ры­ноч­ной эко­но­ми­ке», который по сво­им по­ло­же­ни­ям ба­зи­ро­вал­ся на кон­цеп­ци­ях «со­ци­аль­но­ори­ен­ти­ро­ван­ной ры­ноч­ной эко­но­ми­ки» Лю­дви­га Эр­хар­та, углуб­ляя и раз­ви­вая их.

Эта про­грам­ма долж­на бы­ла сов­ме­стить пре­иму­ще­ства ка­пи­та­лиз­ма с прин­ци­па­ми со­ци­аль­но­го го­су­дар­ства, за­фик­си­ро­ван­ны­ми в немец­кой кон­сти­ту­ции. Но­во­го в этом было немно­го, и да­же мно­гие де­я­те­ли ХДС при­зна­ва­ли, что в це­лом кон­цеп­ция «но­во­го со­ци­аль­но­го рын­ка» вы­гля­дит очень неопре­де­лен­но.

Но став фе­де­раль­ным канц­ле­ром, Мер­кель не сра­зу ста­ла про­во­дить «контр­ре­фор­мы» по от­но­ше­нию к «По­вест­ке дня-2010». Соб­ствен­но, смысл социальной по­ли­ти­ки, про­во­ди­мой Мер­кель, со­сто­ял лишь в по­сле­до­ва­тель­ной лик­ви­да­ции ин­сти­ту­тов со­ци­аль­но­го го­су­дар­ства: умень­ше­нии соц­вы­плат, со­кра­ще­нии чис­ла дет­ских са­дов, сво­ра­чи­ва­нии си­стем бес­плат­но­го об­ра­зо­ва­ния и ме­ди­цин­ской по­мо­щи.

Пред­по­ла­га­лось, что при этом долж­ны бы­ли со­кра­щать­ся на­ло­ги, ак­ти­ви­зи­ро­вать­ся биз­нес, со­зда­вать­ся но­вые ра­бо­чие ме­ста. Но та­кая по­ли­ти­ка ма­ло чем от­ли­ча­лась от то­го, что де­лал Шре­дер. При этом курс Мер­кель яв­но уси­ли­вал тен­ден­цию к уве­ли­че­нию раз­ры­ва меж­ду до­хо­да­ми бо­га­тых и бед­ных. Од­на­ко рез­ких из­ме­не­ний кур­са в 2007–2009 гг. так и не по­сле­до­ва­ло.

В 2009-м Мер­кель со­хра­ни­ла пост канц­ле­ра, сфор­ми­ро­вав новое пра­ви­тель­ство. Хри­сти­ан­ско-де­мо­кра­ти­че­ский со­юз и его ба­вар­ский по­ли­ти­че­ский парт­нер Хри­сти­ан­ско-со­ци­аль­ный со­юз раз­ра­бо­та­ли про­грам­му, в ос­но­ве ко­то­рой ле­жа­ли сле­ду­ю­щие за­да­чи: сни­же­ние по­до­ход­ных на­ло­гов, уве­ли­че­ние фи­нан­си­ро­ва­ния сфе­ры об­ра­зо­ва­ния и защита окру­жа­ю­щей сре­ды. Немец­кий из­би­ра­тель ожи­да­е­мо по­ве­рил этой про­грам­ме. Впо­след­ствии Мер­кель под­чер­ки­ва­ла, что глав­ной це­лью ее сле­ду­ю­ще­го пра­ви­тель­ства бу­дет рост за­ня­то­сти и со­зда­ние со­ци­аль­ных га­ран­тий, но не за счет будущих по­ко­ле­ний. «Со­ци­аль­ная ры­ноч­ная эко­но­ми­ка — наш ком­пас».

Од­на­ко, в кон­це кон­цов, пра­ви­тель­ство Мер­кель воз­ро­ди­ло те идеи, про­тив ко­то­рых она са­ма и вы­сту­па­ла ра­нее. В ос­но­ве про­грам­мы оче­ред­но­го (чет­вер­то­го) ка­би­не­та, вновь сфор­ми­ро­ван­но­го боль­шой ко­а­ли­ци­ей со все те­ми же эсде­ка­ми, ле­жат идеи сни­же­ния по­до­ход­но­го на­ло­га, уве­ли­че­ния фи­нан­си­ро­ва­ния сфе­ры об­ра­зо­ва­ния и про­дол­же­ние ре­фор­мы здра­во­охра­не­ния, су­ще­ствен­ные на­ло­го­вые льго­ты для мно­го­дет­ных се­мей.

Ины­ми сло­ва­ми, Мер­кель не смог­ла — по раз­ным, так­ти­че­ским и стра­те­ги­че­ским при­чи­нам — ни ре­фор­ми­ро­вать, ни сло­мать со­ци­аль­ное го­су­дар­ство в Гер­ма­нии.

Как в эпо­ху взрыв­но­го ро­ста — «туч­ных го­дов», — так и в пе­ри­од ев­ро­пей­ских кри­зи­сов вы­ше­опи­сан­ное по­ли­ти­че­ское по­ве­де­ние гер­ман­ско­го канц­ле­ра было во мно­гом стан­дарт­ным для кру­га про­блем­ных стран. Прав­да, юж­ные стра­ны Ев­ро­со­ю­за во­об­ще не об­суж­да­ли со­ци­аль­ные ре­фор­мы, ку­па­ясь в мо­ре до­ступ­но­го, суб­си­ди­ро­ван­но­го ев­ро­пей­ски­ми и ми­ро­вы­ми фи­нан­со­вы­ми кон­сор­ци­у­ма­ми кре­ди­та. В эти вре­ме­на о бу­ду­щем ли­бо не ду­ма­ли, ли­бо пред­став­ля­ли его в са­мых оп­ти­ми­сти­че­ских и свет­лых то­нах.

Три пу­ти для Фран­ции и один ту­пик Италии

Фран­цуз­ский при­мер еще бо­лее крас­но­ре­чив. Ко­гда Фран­с­уа Ол­ланд пы­тал­ся, — не имея, кста­ти, и близ­ко то­го боль­шин­ства, ко­то­рым се­год­ня об­ла­да­ет пре­зи­дент Ма­крон, — хо­тя бы по­ку­сить­ся на «со­ци­аль­ные пра­ва» фран­цу­зов, его жда­ло пред­ска­зу­е­мое разо­ча­ро­ва­ние. Ол­ланд столк­нул­ся ес­ли и не с бо­лее агрес­сив­ны­ми, то с бо­лее мас­штаб­ны­ми, бло­ки­ру­ю­щи­ми эко­но­ми­ку про­те­ста­ми со­граж­дан (в част­но­сти, ка­са­е­мо пер­во­го ра­бо­че­го ме­ста), в ито­ге мах­нув на все эти бо­лез­нен­ные ре­фор­мы. Так что в ли­це силь­но и да­ле­ко сдав­ше­го на­зад Ма­кро­на, который по ито­гам бун­та еще и на­бро­сил бо­ну­сы «тру­дя­щим­ся», мы ви­дим уже вто­рую мас­штаб­но про­ва­лив­шу­ю­ся по­пыт­ку социальной мо­дер­ни­за­ции. При этом всем у Ма­кро­на те­перь есть толь­ко три пу­ти.

Во-пер­вых, лич­но­го по­ли­ти­че­ско­го вре­ме­ни у него се­год­ня еще мно­го, так что, немно­го усы­пив про­тест, он мо­жет сделать еще один (мак­си­мум — два) за­хо­да на цель, од­на­ко в де­ле по­дав­ле­ния проф­со­ю­зов у него фак­ти­че­ски нет со­юз­ни­ков внут­ри стра­ны.

Во-вто­рых, на­вя­зать фран­цу­зам боль­шую кон­ку­рен­то­спо­соб­ность пра­ви­тель­ство мог­ло бы че­рез их го­ло­ву — ме­няя об­щую по­ли­ти­ку ЕС, при­чем па­рал­лель­но смяг­чая эту «боль» пред­ло­же­ни­я­ми вро­де стан­дар­ти­за­ции пен­си­он­ной по­ли­ти­ки в ЕС, ка­ко­вая се­год­ня проч­но на­хо­дит­ся в ру­ках на­ци­о­наль­ных пен­си­он­ных фон­дов. А ведь та­кая оп­ция мог­ла бы быть при­вле­ка­тель­ной, посколь­ку со сво­и­ми пен­си­я­ми фран­цу­зы мог­ли бы жить в тех стра­нах Ев­ро­со­ю­за, где уро­вень цен зна­чи­тель­но ни­же. Как, кста­ти го­во­ря, уже не пер­вый год по­лу­офи­ци­аль­но де­ла­ют нем­цы, в част­но­сти, в стра­нах Бал­кан — тех из них, ко­то­рые вхо­дят в ЕС.

В-тре­тьих, Ма­крон мо­жет пой­ти по про­то­рен­ной фран­цуз­ски­ми ли­де­ра­ми до­ро­ге до него — мах­нуть ру­кой на со­ци­аль­ные пре­об­ра­зо­ва­ния, ре­гу­ляр­но жа­лу­ясь на кон­ку­рен­цию со сто­ро­ны ази­а­тов и аме­ри­кан­цев (а вско­ре не толь­ко их), и за­ни­мать­ся ис­клю­чи­тель­но во­про­са­ми внеш­ней по­ли­ти­ки. Что, на­до ска­зать, вы­год­но на­шей стране. Но уже в сред­не­сроч­ной пер­спек­ти­ве — не са­мой Фран­ции.

Что ка­са­ет­ся Италии, то сто­ит вспом­нить, от­ку­да имен­но воз­ник­ло ее ны­неш­нее хи­ме­ри­че­ское пра­ви­тель­ство пра­вых и ле­вых по­пу­ли­стов. Из про­иг­ран­но­го пред­ше­ствен­ни­ка­ми ре­фе­рен­ду­ма, ко­то­рым пред­по­ла­га­лось огра­ни­чить за­ко­но­да­тель­ные пра­ва верх­ней па­ла­ты пар­ла­мен­та. Эта верх­няя па­ла­та име­ет оди­на­ко­вые пра­ва с ниж­ней, но из­би­ра­ет­ся по слож­ной схе­ме с уча­сти­ем мест­но­го са­мо­управ­ле­ния. Та­кая схе­ма поз­во­ля­ет про­ни­кать в цен­траль­ную власть пред­ста­ви­те­лям раз­но­об­раз­ных кла­нов, не­ред­ко свя­зан­ным с ма­фи­ей.

Од­на­ко в стране оста­но­вив­ше­го­ся мно­го лет на­зад ро­ста из­би­ра­тель не скло­нен под­дер­жи­вать да­же наи­бо­лее про­стые и здра­вые идеи — он про­сто го­ло­су­ет про­тив вла­сти, что бы она ни де­ла­ла и что бы ни пред­ла­га­ла. Так по­лу­чи­лось и в Италии — те­перь ее от­кро­вен­но стран­но­ва­тое пра­ви­тель­ство тор­гу­ет­ся с Брюс­се­лем за раз­мер де­фи­ци­та бюд­же­та, от ко­то­ро­го за­ви­сит по­кры­тие дру­ги­ми стра­на­ми — чле­на­ми ЕС ги­гант­ских дол­гов Италии. Вре­ме­на, ко­гда в Ита­лию устрем­ля­лись по­то­ки укра­ин­ских ра­бо­чих, про­шли, се­год­ня это глу­бо­ко за­стой­ная стра­на, бу­ду­щее ко­то­рой ту­ман­но.

Этот ту­ман мо­жет раз­ве­ять лишь жест­кая, не по­та­ка­ю­щая со­ци­аль­ным ил­лю­зи­ям власть, кон­тро­ли­ру­ю­щая новое ин­фор­ма­ци­он­ное про­стран­ство. Хо­те­лось бы нам то­го или нет, но спо­соб­ной на нечто по­доб­ное вы­гля­дит толь­ко ста­рая пар­тия Силь­вио Бер­лу­с­ко­ни.

Из ны­неш­не­го ту­пи­ка про­блем­ные стра­ны За­пад­ной Ев­ро­пы спо­соб­ны вы­ве­сти во­все не «жел­тые жи­ле­ты», а толь­ко несколько адап­ти­ро­вав­ши­е­ся ста­рые, эли­тист­ские кон­сер­ва­тив­ные пар­тии. И в усло­ви­ях се­рьез­ной во­ен­ной угро­зы. А так­же в тес­ном со­ю­зе с Аме­ри­кой. И, вполне оче­вид­но, что Кон­ти­нент уже вы­шел на грань по­доб­ных вы­зо­вов.

Со сво­и­ми пен­си­я­ми фран­цу­зы мог­ли бы жить в тех стра­нах Ев­ро­со­ю­за, где уро­вень цен зна­чи­тель­но ни­же. Как, кста­ти го­во­ря, уже не пер­вый год по­лу­офи­ци­аль­но де­ла­ют нем­цы, в част­но­сти, в стра­нах Бал­кан — тех из них, ко­то­рые вхо­дят в ЕС

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.