Укра­и­на бе­ру­щая. От­ку­да по­шли взят­ки

Об укра­ин­ской кор­руп­ции пи­шут мно­го, а вот о ее ис­то­рии и ис­то­ках на­ши со­граж­дане прак­ти­че­ски не зна­ют

Vlast Deneg - - ИСТОРИЧЕСКИЙ ФРОНТ -

У ис­то­ков

Древ­ней­шее пись­мен­ное упо­ми­на­ние о взя­точ­ни­че­стве на тер­ри­то­рии Укра­и­ны от­но­сит­ся к III в. до н.э. В «При­ся­ге граж­да­ни­на Хер­со­не­са» пе­ре­чис­ля­ет­ся, что за­ко­но­по­слуш­ный граж­да­нин де­лать обя­зан, а что ни под ка­ким со­усом. Есть там и о взят­ках: «Не дам и не при­му да­ра ко вре­ду го­ро­да и со­граж­дан». Ак­ту­аль­ность пунк­та под­твер­ди­ла ис­то­рия со взя­ти­ем Хер­со­не­са Вла­ди­ми­ром Ве­ли­ким, ко­гда судь­бу оса­ды ре­ши­ло пре­да­тель­ство неко­е­го Ана­ста­са, пу­стив­ше­го про­тив­ни­кам стре­лу с за­пис­кой и пла­ном во­до­про­во­да. В по­сле­ду­ю­щих жи­ти­ях го­во­рит­ся, что это де­я­ние он со­вер­шил ис­клю­чи­тель­но по ука­за­нию Гос­по­да, но, ско­рее все­го, не обо­шлось без вол­шеб­но­го ме­шоч­ка с зо­ло­том.

Но ан­тич­ные гре­ки-хер­со­не­си­ты — не со­всем на­ши лю­ди. Оте­че­ствен­ная кор­руп­ция на­мно­го моложе и сво­и­ми кор­ня­ми ухо­дит во вре­ме­на кня­зей, бо­га­ты­рей и со­ло­вьев-раз­бой­ни­ков. То­гда кор­руп­ция бы­ла ми­ни­маль­ной. Но не по­то­му, что чи­нов­ни­ки не бра­ли, а ис­клю­чи­тель­но по при­чине нераз­ви­то­сти ед­ва вы­шед­ше­го из родо­пле­мен­но­го со­сто­я­ния об­ще­ства. Все хоть чу­точ­ку се­рьез­ные во­про­сы ре­ша­ли лич­но кня­зья. Но имен­но в эти пат­ри­ар­халь­ные вре­ме­на бы­ла за­ло­же­на ос­но­ва идео­ло­гии кор­руп­ци­он­ной си­сте­мы, су­ще- ству­ю­щей и до­ныне. Речь о так на­зы­ва­е­мом «ин­сти­ту­те корм­ле­ния», ко­гда на­зна­чен­ные на ме­ста чи­нов­ни­ки от­кры­то и за­кон­но жи­ли не за счет жа­ло­ва­ния, а за счет на­се­ле­ния вве­рен­ной им тер­ри­то­рии. Кор­руп­ци­он­ную ми­ну за­ло­жил слав­ный князь Яро­слав Муд­рый.

В сво­де за­ко­нов, из­вест­ном как «Русь­ка прав­да», за все без ис­клю­че­ния пре­ступ­ле­ния преду­смат­ри­ва­лась вы­пла­та ви­ры (штра­фа). Сум­ма по­след­ней ва­рьи­ро­ва­лась от тя­же­сти со­де­ян­но­го. Ви­ра по­ла­га­лась как по­тер­пев­шей сто­роне, так и в каз­ну. За сбор ви­ры от­ве­ча­ли спе­ци­аль­ные чи­нов­ни­ки — вир­ни­ки. Яро­слав Муд­рый пе­ре­ло­жил со­дер­жа­ние кня­жьих вир­ни­ков на под­дан­ных. В «Русь­кой прав­де» чи­та­ем: «А это за­кон при сбо­ре ви­ры: вир­ни­ку взять 7 ве­дер со­ло­да на неде­лю, а так­же ба­ра­на или пол­ту­ши го­вя­ди­ны, или две но­га­ты; а в сре­ду ре­за­ну или сы­ры, в пят­ни­цу то же, а хле­ба и пше­на сколь­ко смо­гут съесть… пусть вир­ни­ки со­би­ра­ют ви­ру не бо­лее недели». Да­лее вир­ни­ки пе­ре­ме­ща­лись на дру­гую тер­ри­то­рию. Вско­ре на прин­ци­пах уже по­сто­ян­но­го корм­ле­ния на­ча­ла стро­ить­ся вся чи­нов­ни­чья вер­ти­каль. По­сле на­ше­ствия Ба­тыя и пе­ри­о­да ор­дын­ско­го вла­ды­че­ства на­ши земли раз­де­ли­лись меж­ду Ве­ли­ким кня­же­ством Ли­тов­ским (ВКЛ) и Поль­шей, где го­су­дар­ствен­ное стро­и­тель­ство ба­зи­ро­ва­лось на несколько иных прин­ци­пах. А вот на Мос- ков­ских зем­лях корм­ле­ние рас­цве­ло мах­ро­вым цве­том и ста­ло ос­но­вой го­су­дар­ствен­но­го ме­ха­низ­ма.

Под се­нью Маг­де­бург­ско­го пра­ва

В усло­ви­ях поль­ско­го вла­ды­че­ства и ВКЛ, а поз­же Ре­чи Пос­по­ли­той власть ко­ро­ля и ве­ли­ко­го кня­зя и, со­от­вет­ствен­но, пред­став­ля­ю­щих их чи­нов­ни­ков ни­ко­гда не бы­ла аб­со­лют­ной. По­чти все го­ро­да и ме­стеч­ки об­ла­да­ли Маг­де­бург­ским пра­вом — жи­те­ли осво­бож­да­лись от фе­о­даль­ных по­вин­но­стей, от су­да и вла­сти во­е­вод, ста­рост и дру­гих го­су­дар­ствен­ных чи­нов­ни­ков. Вме­сто это­го со­зда­вал­ся вы­бор­ный ор­ган са­мо­управ­ле­ния — ма­ги­страт. Сдер­жи­ва­ю­щим от кор­руп­ции фак­том здесь слу­жи­ла струк­ту­ра по­ли­эт­нич­ных го­ро­дов Укра­и­ны — пред­ста­ви­те­ли каж­дой из на­ци­о­наль­но-ре­ли­ги­оз­ной об­щин тща­тель­но кон­тро­ли­ро­ва­ли де­я­тель­ность вы­бор­ных от со­се­дей. Во­круг ма­ги­страт­ских чи­нов­ни­ков было столь­ко за­ин­те­ре­со­ван­ных и вни­ма­тель­ных глаз, что все ны­неш­ние НАБУ, САП и НАПК нерв­но ку­рят в сто­роне. Люстра­ция по­рой бы­ла очень жест­кой — на­при­мер, в 1625 г. ки­ев­ско­го вой­та Фе­до­ра Хо­ды­ку-Ко­би­зе­ви­ча уто­пи­ли в Дне­пре.

Но чи­нов­ни­ки все рав­но бра­ли, во­ро­ва­ли и «пи­ли­ли». При­бли­зи­тель­но в озна­чен­ное

вре­мя в нед­рах ма­ги­стра­тов ро­ди­лась древ­няя чи­нов­ни­чья муд­рость: «Хо­чешь украсть боль­шие день­ги — за­тей боль­шое стро­и­тель­ство».

К кон­цу XVI в. кор­руп­ция на на­ших тер­ри­то­ри­ях рас­цве­ла буй­ным цве­том. Се­мен Вол­ков­ский-Ов­ся­ный, под­ра­ба­ты­ва­ю­щий ле­галь­ным шпи­о­ном ца­ря Бо­ри­са Го­ду­но­ва, жа­ло­вал­ся: «К Ост­ру (ныне го­род в Чер­ни­гов­ской обл. — «ВД» ) при­еду и па­ну ста­ро­сте по­дар­ки да­вай, и са­мой па­ни, и слу­гам, и вся­ко­му че­ло­ве­ку под­даб­ри­вай­ся».

Ес­ли кор­руп­ция чи­нов­ни­ков ниж­не­го и сред­не­го зве­на вре­мен Ре­чи Пос­по­ли­той ко­е­как кон­тро­ли­ро­ва­лась, то на­вер­ху ца­рил пол­ный бес­пре­дел. Взят­ки мас­со­во раз­да­ва­лись да­же при вы­бо­рах ко­ро­лей. На­при­мер, сак­сон­ский кур­фюрст Фри­дрих-Ав­густ, что­бы стать ко­ро­лем Ре­чи Пос­по­ли­той Ав­гу­стом II Силь­ным, по­тра­тил бо­лее 10 млн гуль­де­нов на под­куп кон­тро­ли­ру­ю­щих Элек­ци­он­ный сейм маг­на­тов.

В позд­ней Ре­чи Пос­по­ли­той кор­руп­ция и без­за­ко­ние под­пи­ты­ва­лись сла­бо­стью ко­ро­лев­ской вла­сти. Ма­г­на­ты на сво­их зем­лях чув­ство­ва­ли се­бя еди­но­лич­ны­ми хо­зя­е­ва­ми, а их со­сто­я­ния и лич­ные ар­мии ча­сто пре­вы­ша­ли ко­ро­лев­ские. На сва­дьбе до­че­ри ко­рон­но­го гет­ма­на Ада­ма Се­няв­ско­го Со­фии ле­том 1724-го во Ль­во­ве из че­ты­рех во­до­сточ­ных труб пря­мо на мо­сто­вую ли­лось до­ро­гое вен­гер­ское ви­но.

К на­ча­лу XVII в. пол­но­стью де­гра­ди­ро­ва­ла и су­деб­ная си­сте­ма. Да­же в су­деб­ных раз­би­ра­тель­ствах меж­ду шлях­ти­ча­ми ред­ко уда­ва­лось най­ти упра­ву на об­ви­ня­е­мо­го, ес­ли тот поль­зо­вал­ся по­кро­ви­тель­ством ка­ко­го­ни­будь маг­на­та, не го­во­ря уже о том, ко­гда бес­пре­дель­ни­ча­ли са­ми ма­г­на­ты. Тра­ди­ци­он­ны­ми ста­ли во­ору­жен­ные на­бе­ги на земли и вла­де­ния неугод­ных или бо­лее сла­бых со­се­дей. Соб­ствен­но, с на­па­де­ния Да­ни­э­ля Ча­п­лин­ско­го на при­над­ле­жа­щий Бо­г­да­ну Хмель­ниц­ко­му Суб­бо­тов и на­ча­лось вос­ста­ние, став­шее на­ча­лом кон­ца Ре­чи Пос­по­ли­той.

Тем не ме­нее и в ВКЛ, и в Ре­чи Пос­по­ли­той кор­руп­ция ни­ко­гда не бы­ла глав­ной со­став­ля­ю­щей го­су­дар­ствен­ной ма­ши­ны.

Ка­зак — ду­ша прав­ди­вая…

Еще в XVI в. кор­руп­ция на Се­чи прак­ти­че­ски от­сут­ство­ва­ла. Ко­гда в 1594-м на Ба­за­в­лукскую Сечь от­пра­вил­ся по­слан­ник ав­стрий­ско­го им­пе­ра­то­ра Ру­доль­фа II Эрих Ля­со­та фон Штеб­лау, да­бы под­ку­пить стар­ши­ну и за­ру­чить­ся ее под­держ­кой в борь­бе с яны­ча­ра­ми, ка­за­ки день­ги взя­ли, но не тай­но, а для всей Се­чи.

В 1635 г. Сейм из­дал рас­по­ря­же­ние, огра­ни­чи­ва­ю­щее сво­бо­ду ка­за­ков и со­кра­ща­ю­щее чис­лен­ность ре­ест­ра. По­ля­ки при­ня­ли ре­ше­ние по­стро­ить кре­пость Ко­дак, бла­го­да­ря ко­то­рой мож­но было бы кон­тро­ли­ро­вать со­об­ще­ние с За­по­ро­жьем. Это при­ве­ло к вос­ста­нию под ру­ко­вод­ством Ива­на Су­ли­мы — в ночь с 3 на 4 ав­гу­ста он с нере­ест­ро­вы­ми ка­за­ка­ми на­пал на стро­я­щу­ю­ся кре­пость и раз­ру­шил ее, уни­что­жив гар­ни­зон. В от­вет поль­ское пра­ви­тель­ство на­пра­ви­ло ка­ра­тель­ную экс­пе­ди­цию во гла­ве со Ста­ни­сла­вом Ко­нец­поль­ским. Не на­де­ясь на остро­ту са­бель, по­ля­ки под­ку­пи­ли стар­ши­ну и часть ре­ест­ро­ви­ков, вы­дав­ших ка­ра­те­лям Су­ли­му и его бли­жай­ших спо­движ­ни­ков. В де­каб­ре 1635-го гет­ма­на каз­ни­ли в Вар­ша­ве.

При Хмель­ниц­ком брать взят­ки не пе­ре­ста­ли. В част­но­сти, со­глас­но Збо­ров­ско­му до­го­во­ру 1649 г. ре­естр ка­за­ков был огра­ни­чен 40 тыс., хо­тя за го­ды вос­ста­ния по­ка­за­чить­ся успе­ли в ра­зы боль­ше. Ка­зац­кие чи­нов­ни­ки тут же на­ча­ли брать день­ги за за­пись в ре­естр. В ито­ге ту­да по­па­да­ли бо­га­тые ме­щане и се­ляне, а по­кры­тые бо­е­вы­ми шра­ма­ми ве­те­ра­ны бо­ев — нет.

За­шка­ли­ва­ла кор­руп­ция и во вре­ме­на позд­ней Гет­ман­щи­ны, ко­гда все ос­нов­ные во­про­сы ре­ша­лись ис­клю­чи­тель­но в Пе­тер­бур­ге или приш­лы­ми рос­си­я­на­ми. В се­ре­дине XVIII в. по­ло­ви­на бюд­же­та Ки­ев­ско­го ма­ги­стра­та ухо­ди­ла на взят­ки им­пер­ским чи­нов­ни­кам — эти сум­мы тща­тель­но до­ку­мен­ти­ро­ва­лись в ма­ги­страт­ской бух­гал­те­рии.

Вся­кий по­дья­чий лю­бит ка­лач го­ря­чий

Ес­ли на тер­ри­то­рии Укра­и­ны ин­сти­тут корм­ле­ния не при­жил­ся, то в Мос­ко­вии это яв­ле­ние рас­цве­ло мах­ро­вым цве­том. Со­глас­но ре­гла­мен­ту кор­мя­щи­е­ся цен­тра­ли­зо­ва­но по­лу­ча­ли корм три ра­за в го­ду — на Рож­де­ство, Пас­ху и Пет­ров день. Так­же кор­мо­вые в ка­че­стве подъ­ем­ных вы­да­ва­лись сра­зу по­сле на­зна­че­ния. Но ни­кто из чи­нов­ни­ков офи­ци­аль­ным кор­мом не огра­ни­чи­вал­ся, и лю­бая че­ло­бит­ная, да­же по са­мо­му мел­ко­му во­про­су, при­ни­ма­лась к рас­смот­ре­нию ис­клю­чи­тель­но при со­от­вет­ству­ю­щем под­но­ше­нии.

А на­ка­зы­ва­ли не по­то­му, что брал, а за то, что не по­де­лил­ся. Во­е­во­ды-на­мест­ни­ки об этом все­гда пом­ни­ли и ре­гу­ляр­но по­сы­ла­ли по­мин­ки как бо­ярам в при­ка­зы, так и в каз­ну ве­ли­ко­му кня­зю, а поз­же ца­рю-ба­тюш­ке. Пик си­сте­мы корм­ле­ний при­хо­дит­ся на XIV–XV вв. В Крем­ле по­ни­ма­ли де­струк­тив­ную роль кор­мя­щих­ся, и с XV в. мос­ков­ские ве­ли­кие кня­зья уже пы­та­лись ре­гла­мен­ти­ро­вать до­хо­ды на­мест­ни­ков и про­чих чи­нов­ни­ков. Но это по­мо­га­ло ма­ло, по­это­му в 1555 г. Иван Гроз­ный ин­сти­тут корм­ле­ния от­ме­нил. То­гда же был каз­нен и пер­вый взя­точ­ник — чет­вер­то­ва­ли неко­е­го дья­ка, при­няв­ше­го по­да­рок в ви­де на­чи­нен­но­го се­реб­ря­ны­ми мо­не­та­ми жа­ре­но­го гу­ся.

В 1648 г. в Москве слу­чил­ся Со­ля­ной бунт — един­ствен­ный в Мос­ко­вии на­род­ный бунт ан­ти­кор­руп­ци­он­ной на­прав­лен­но­сти. Ца­рю Алек­сею Ми­хай­ло­ви­чу при­шлось от­дать тол­пе на люст­ра­цию гла­ву Зем­ско­го при­ка­за Пле- ще­е­ва и гла­ву Пуш­кар­ско­го при­ка­за Тра­ха­нио­то­ва. Ре­зуль­та­том это­го вос­ста­ния стал со­зыв но­во­го Зем­ско­го Со­бо­ра и при­ня­тие Со­бор­но­го Уло­же­ния 1649 г. — сво­да за­ко­нов Мос­ков­ско­го цар­ства, дей­ство­вав­ше­го по­чти 200 лет, до 1832 г.

В XVII в. взят­ки де­ли­лись на несколько раз­но­вид­но­стей: по­че­сти — пред­ва­ри­тель­ные по­дар­ки долж­ност­но­му ли­цу; по­мин­ки — по­да­рок по ре­зуль­та­ту услу­ги; мздо­им­ство — пла­та за дей­ствия без на­ру­ше­ния за­ко­на; ли­хо­им­ство — на­ру­ше­ние за­ко­на за пла­ту. Пер­вые две раз­но­вид­но­сти на­ру­ше­ни­ем не счи­та­ли, за вто­рые две по­ла­га­лись те­лес­ные на­ка­за­ния.

Петр I пы­тал­ся бо­роть­ся с кор­руп­ци­ей жест­ки­ми ре­прес­сив­ны­ми ме­ра­ми вплоть до смерт­ной каз­ни. Так, бы­ли каз­не­ны за взя­точ­ни­че­ство си­бир­ский гу­бер­на­тор князь Мат­вей Га­га­рин и обер­фис­кал (глав­ный про­ку­рор) Алек­сей Не­сте­ров. По­след­ний на­нес го­су­дар­ству ущерб на сум­му бо­лее чем в 300 тыс. руб. — око­ло 4% го­до­во­го бюд­же­та России.

Но пет­ров­ская борь­ба с кор­руп­ци­ей бы­ла вы­бо­роч­ной. Царь, на­при­мер, за­кры­вал гла­за на все про­дел­ки сво­е­го лю­бим­ца Алек­саш­ки Мен­ши­ко­ва. Ко­гда при Пет­ре II Мен­ши­ков по­пал в опа­лу, по­ми­мо име­ний с 90 тыс. душ кре­стьян и ше­сти го­ро­дов у него кон­фис­ко­ва­ли 13 млн руб­лей, из ко­то­рых 9 млн хра­ни­лось в ино­стран­ных бан­ках. Сверх то­го у свет­лей­ше­го кня­зя изъ­яли на 1 млн руб­лей дви­жи­мо­сти и брил­ли­ан­тов, вклю­чая бо­лее 200 пу­дов зо­ло­той и се­реб­ря­ной по­су­ды — об­щая сто­и­мость рав­ня­лась по­чти двум го­до­вым бюд­же­там им­пе­рии.

С 1715-го все чи­нов­ни­ки ста­ли по­лу­чать фик­си­ро­ван­ную зарп­ла- ту, и по­лу­че­ние взят­ки в лю­бой фор­ме уже рас­смат­ри­ва­лось как пре­ступ­ле­ние. Но посколь­ку для ни­зо­во­го зве­на жа­ло­ва­нье было су­гу­бо сим­во­ли­че­ским, чи­нов­ни­кам при­хо­ди­лось брать. К то­му же и без то­го ми­зер­ные го­су­дар­ствен­ные вы­пла­ты по­рой за­дер­жи­ва­лись го­да­ми — в казне обыч­но было пу­сто из-за за­тяж­ных войн, ко­то­рые вел Петр про­тив со­се­дей.

Вско­ре по­сле смер­ти пер­во­го им­пе­ра­то­ра России жа­ло­ва­нье чи­нов­ни­кам опять от­ме­ни­ли и фак­ти­че­ски опять вве­ли пре­сло­ву­тый ин­сти­тут корм­ле­ния. При та­кой си­сте­ме от­ли­чить за­кон­ное корм­ле­ние от пре­ступ­ной взят­ки ча­сто было невоз­мож­но. Ека­те­ри­на II по­чти сра­зу же по­сле во­ца­ре­ния по­про­бо­ва­ла бо­роть­ся со взя­точ­ни­че­ством пу­тем по­вы­ше­ния окла­дов чи­нов­ни­кам, поз­во­ля­ю­щих им су­ще­ство­вать вполне без­бед­но. В 1763-м го­до­вой оклад слу­жа­ще­го сред­ней ру­ки со­став­лял 30 руб­лей в уезд­ных, 60 руб­лей в гу­берн­ских и 100–150 руб­лей в цен­траль­ных и выс­ших учре­жде­ни­ях. Пуд зер­на то­гда сто­ил 10–15 коп.

Но в на­ча­ле XIX в. си­ту­а­ция вер­ну­лась ед­ва ли не к со­сто­я­нию вре­мен ца­ря Пет­ра Алек­се­е­ви­ча — жа­ло­ва­ние чи­нов­ни­кам вы­пла­чи­ва­ли стре­ми­тель­но обес­це­ни­ва­ю­щи­ми­ся бу­маж­ны­ми ас­сиг­на­ци­я­ми. Эраст Пер­цов в са­ти­ри­че­ской кни­ге «Искус­ство брать взят­ки. Ру­ко­пись, най­ден­ная в бу­ма­гах Тя­жал­ки­на, умер­ше­го ти­ту­ляр­но­го со­вет­ни­ка», вы­шед­шей в 1830 г. в Санкт-Пе­тер­бур­ге, пи­сал: «Возь­ми­те от то­го, кто да­ет боль­ше, а про­чих с шу­мом и гне­вом про­во­ди­те за дверь». Ав­тор хо­ро­шо знал пред­мет — до 1827 г. он слу­жил в Ка­би­не­те его им­пе­ра­тор­ско­го ве­ли­че­ства, за­тем — в Кан­це­ля­рии статс-сек­ре­та­ря.

Воз­мож­ность во­ро­вать и по­лу­чать взят­ки на про­тя­же­нии всей рос­сий­ской ис­то­рии бы­ла тес­но за­вя­за­на на ло­яль­но­сти к вла­стям. Вер­но­под­дан­ных кор­руп­ци­о­не­ров ес­ли и на­ка­зы­ва­ли, то ис­клю­чи­тель­но в слу­ча­ях, ко­гда те во­ро­ва­ли не по чи­ну или же не по чи­ну бра­ли. И, есте­ствен­но, ес­ли не де­ли­лись.

Увы, мос­ков­ско-рос­сий­ская си­сте­ма, где власть рас­смат­ри­ва­лась ис­клю­чи­тель­но как спо­соб хо­ро­шо про­кор­мить­ся, успеш­но пе­ре­ко­че­ва­ла на со­вет­скую бю­ро­кра­тию, а с рас­па­дом СССР пе­ре­шла по на­след­ству укра­ин­ской.

Со­глас­но Збо­ров­ско­му до­го­во­ру 1649 г. ре­естр ка­за­ков был огра­ни­чен 40 тыс. Ка­зац­кие чи­нов­ни­ки тут же на­ча­ли брать день­ги за за­пись в ре­естр. В ито­ге ту­да по­па­да­ли бо­га­тые ме­щане и се­ляне, а по­кры­тые бо­е­вы­ми шра­ма­ми ве­те­ра­ны бо­ев — нет

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.