КАК ЖАР ГОРЯ

Как юве­лир ЖО­ЭЛЬ РО­ЗЕН­ТАЛЬ из­ме­нил спрос на укра­ше­ния, рас­ска­зы­ва­ет вла­де­лец лон­дон­ской юве­лир­ной га­ле­реи Symbolic & Chase Мар­тин Тре­вис

VOGUE UA - - JEWELLERY - Текст: НА­ТА­ЛЬЯ ФИЛАТОВА. Кол­лаж: MONIQUE BAUMANN

Створ­че­ством Жо­э­ля Ро­зен­та­ля я по­зна­ко­мил­ся, на­чав ра­бо­тать в Christie’s: в Лон­дон я пе­ре­брал­ся из про­вин­ци­аль­но­го го­род­ка, где ра­бо­тал в неболь­шом аук­ци­он­ном до­ме. В про­вин­ции не так ча­сто по­па­да­ют­ся юве­лир­ные ше­дев­ры, осо­бен­но XX ве­ка, по­это­му мно­гие со­вре­мен­ные ра­бо­ты ста­ли для ме­ня на­сто­я­щим от­кры­ти­ем — в том чис­ле и JAR. Со­зда­тель брен­да Жо­эль Ро­зен­таль, ко­неч­но, в юве­лир­ном ди­зайне из­ме­нил все — ма­те­ри­а­лы, вос­при­я­тие укра­ше­ний и от­но­ше­ния меж­ду за­каз­чи­ком и ма­сте­ром.

Он на­чал ра­бо­тать в Па­ри­же в 1980-х — пе­ре­ехал ту­да из Нью-йор­ка по­сле по­лу­че­ния ди­пло­ма фа­куль­те­та ис­то­рии ис­кусств и фи­ло­со­фии Гар­вард­ско­го уни­вер­си­те­та. По ле­ген­де, в Па­ри­же он пе­ре­би­вал­ся раз­ны­ми твор­че­ски­ми ра­бо­та­ми — от на­пи­са­ния сце­на­ри­ев до ху­до­же­ствен­ных экс­пе­ри­мен­тов с цвет­ной пря­жей. Од­на­ж­ды Ро­зен­та­ля по­про­си­ли при­ду­мать опра­ву для дра­го­цен­но­го кам­ня — так на­ча­лась его юве­лир­ная ка­рье­ра. О нем зна­ли немно­гие, за­ка­зать его из­де­лия мог­ли из­бран­ные, но ин­фор­ма­ция сре­ди ин­сай­де­ров рас­про­стра­ни­лась до­воль­но быст­ро. Ко­гда в 2001-м Жо­эль пред­ста­вил сот­ню сво­их ра­бот на вы­став­ке в Лон­доне, весь юве­лир­ный мир в вос­тор­ге за­та­ил ды­ха­ние.

Каж­дое но­вое его укра­ше­ние ме­ня­ло ланд­шафт биз­не­са. Он на­учил­ся лег­ко со­че­тать бас­но­слов­но до­ро­гие ма­те­ри­а­лы с недра­го­цен­ны­ми: дре­ве­си­ну с зо­ло­том, алю­ми­ний с сап­фи­ра­ми. Он мог ком­би­ни­ро­вать брил­ли­ан­ты ста­рой (ме­нее свер­ка­ю­щей) огран­ки и но­вой, что ме­ня­ло вид укра­ше­ния в за­ви­си­мо­сти не толь­ко от осве­ще­ния, но и от уг­ла зрения. С кам­ня­ми он по­сту­пал как жи­во­пи­сец. Что­бы до­бить­ся пе­ре­хо­да цве­тов как в при­ро­де (осо­бен­но он лю­бил со­зда­вать укра­ше­ния-скульп­ту­ры в фор­ме цве­тов и ба­бо­чек), Жо­эль при­ду­мал за­креп­ку па­ве для юве­лир­ных кам­ней — что до него еще не прак­ти­ко­ва­лось, а по­сле ста­ло об­щим ме­стом. Бла­го­да­ря ему все за­го­во­ри­ли о юве­лир­ном ди­зайне как о са­мо­сто­я­тель­ной от­рас­ли, а не при­ло­же­нии к кам­ням или ан­ти­ква­ри­а­ту, и о юве­ли­ре как о ху­дож­ни­ке, фан­та­зия ко­то­ро­го ле­га­ли­зи­ро­ва­на его под­пи­сью и узна­ва­е­мым твор­че­ским сти­лем.

Я зна­ком с Жо­элем и мо­гу утвер­ждать, что он ви­дит укра­ше­ния как ни­кто дру­гой. Для него нет огра­ни­че­ний, будь то фор­ма, тра­ди­ции, раз­мер или функ­ция, — есть толь­ко об­раз, цвет, пла­сти­ка. И в этом его пред­на­зна­че­ние ху­дож­ни­ка. Он, без­услов­но, ге­ний. Неве­ро­ят­но да­ле­кий от то­го над­мен­но­го и за­кры­то­го об­ра­за, ко­то­рый сам се­бе со­здал. Мяг­кий, кор­рект­ный, без­упреч­но веж­ли­вый — я его знаю та­ким. Ко­гда слы­шу ис­то­рии о том, как он ко­го-то спу­стил с лест­ни­цы в сво­ем па­риж­ском ате­лье на Ван­дом­ской пло­ща­ди, я по­ни­маю, что этот че­ло­век ни­ко­гда с ним да­же не об­щал­ся.

В от­ли­чие от ис­кус­ства и ан­ти­ква­ри­а­та, юве­лир­ная от­расль на пер­вый взгляд ка­жет­ся крайне ло­гич­ной. У вас есть два брил­ли­ан­та од­но­го раз­ме­ра, и один из них про­да­ет­ся втрое до­ро­же дру­го­го. Чи­стая ма­те­ма­ти­че­ская кра­со­та — разо­брав­шись в раз­ни­це чи­сто­ты, цве­та и огран­ки, мож­но разо­брать­ся и в раз­ни­це цен. На са­мом де­ле с юве­лир­ны­ми укра­ше­ни­я­ми все ина­че: они ни­ко­гда не рав­ны сто­и­мо­сти ма­те­ри­а­лов, из ко­то­рых сде­ла­ны. Это все­гда ма­гия, по­э­зия и ми­сти­ка. Два го­да на­зад мы про­да­ли брас­лет Алек­сандра Кол­де­ра за сот­ни ты­сяч фун­тов — про­стой се­реб­ря­ный брас­лет без еди­но­го дра­го­цен­но­го кам­ня. С JAR та же ис­то­рия — он не под­чи­ня­ет­ся ма­те­ма­ти­ке. Всплес­ком ин­те­ре­са к тво­ре­ни­ям Жо­э­ля Ро­зен­та­ля сто­ит счи­тать соль­ную вы­став­ку в 2013-м в Мет­ро­по­ли­тен-му­зее (он един­ствен­ный из жи­ву­щих юве­ли­ров удо­сто­ен та­кой че­сти). То­гда, ка­за­лось, по­ку­па­те­лям ста­ло не­важ­но, что за укра­ше­ние, как оно вы­гля­дит, глав­ное — клей­мо ма­сте­ра. В це­нах с Кол­де­ром JAR по­ка ни ра­зу не срав­нял­ся, но еще не вечер.

Од­но из са­мых зна­чи­тель­ных укра­ше­ний в на­шей кол­лек­ции — это со­туар JAR: уни­каль­ное, един­ствен­ное в сво­ем ро­де из­де­лие с ис­то­ри­че­ским жел­тым брил­ли­ан­том ве­сом 130 ка­рат. Но мне при­ят­но ду­мать, что по­ку­па­тель, ко­то­рый сей­час при­смат­ри­ва­ет­ся к этой ве­щи, хо­чет ее ку­пить ско­рее по­то­му, что это JAR, а не по­то­му, что это один из са­мых боль­ших жел­тых брил­ли­ан­тов в ми­ре. Точ­нее, по со­во­куп­но­сти этих при­чин, ведь это уни­каль­ность в квад­ра­те: ред­кий ка­мень и ра­бо­та ред­ко­го ху­дож­ни­ка. Бла­го­да­ря Ро­зен­та­лю кам­ни ста­ли вос­при­ни­мать­ся ча­стью ху­до­же­ствен­но­го за­мыс­ла укра­ше­ния, а не его глав­ной со­став­ля­ю­щей.

Сей­час на рын­ке есть ин­те­рес­ная тен­ден­ция к внеш­ней скром­но­сти. Ко­неч­но, это не зна­чит, что пе­ре­ста­нут по­ку­пать брил­ли­ан­ты,— про­сто кри­те­рии вы­бо­ра ста­но­вят­ся ины­ми. Я люб­лю на­блю­дать, как ме­ня­ет­ся от­но­ше­ние лю­дей к укра­ше­ни­ям. Они при­хо­дят к нам, зна­ко­мят­ся с ра­бо­та­ми, и по­сте­пен­но их на­чи­на­ет вол­но­вать не сколь­ко это сто­ит и нас­коль­ко мо­жет быть вос­тре­бо­ва­но, а ис­то­рия и юве­лир­ные тра­ди­ции, ко­то­рые сто­ят за этим укра­ше­ни­ем, тех­ни­ки и ма­стер­ство, цен­ность ху­до­же­ствен­но­го вы­ска­зы­ва­ния. Это уди­ви­тель­ная транс­фор­ма­ция. Ста­но­вит­ся непри­лич­ным де­мон­стри­ро­вать бо­гат­ство, ча­ще хо­тят по­ка­зать вкус и по­ни­ма­ние. Чис­ло лю­дей, за­ин­те­ре­со­ван­ных в ис­кус­стве боль­ше, чем в ка­ра­тах, по­сто­ян­но рас­тет. Мно­гое для это­го сде­лал JAR: его нестан­дарт­ный под­ход к вы­бо­ру ма­те­ри­а­лов сыг­рал свою роль.

Брошь Tulip, се­реб­ро, зо­ло­то, эмаль, ру­би­ны, брил­ли­ан­ты, ро­зо­вые сап­фи­ры, гра­на­ты, JAR

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.