Ми­ни­маль­ные ЦЕННОСТИ

Дра­го­цен­но­сти без по­зы и боль­шой це­ны – ос­но­ва юве­лир­но­го гар­де­роба Фо­то: PAOLO DI LUCENTE. Стиль: INA LEKIEWICZ. Текст: ЕКАТЕРИНА ИСТОМИНА

VOGUE UA - - JEWELLERY - Пла­тье из шел­ка и шер­сти, шер­стя­ное паль­то, шел­ко­вый пла­ток, все — Valentino. Серь­га, зо­ло­то, жем­чуг, коль­цо, зо­ло­то, жем­чуг, все — Anissa Kermiche

Гла­вен­ство ве­ли­ко­го ис­кус­ства High Jewellery, так или ина­че, счаст­ли­во про­дли­лось до кон­ца эпо­хи dolce vita. Апо­фе­о­зом стал так на­зы­ва­е­мый стиль Bvlgari – вар­вар­ски рос­кош­ный, во­пи­ю­щий, дерз­кий. Се­год­ня в мо­де – ми­ни­ма­лист­ский ба­зо­вый юве­лир­ный гар­де­роб, лег­кий и – что глав­ное – еже­днев­ный.

Все ре­ши­тель­но из­ме­ни­лось в на­ча­ле 1970-х, ко­гда dolce vita при­шел за­ко­но­мер­ный ко­нец,– хо­тя буй­ный стиль Bvlgari все еще про­дол­жал про­цве­тать и ко­ло­сить­ся на ста­ту­ар­ной шее аме­ри­кан­ской ки­но­ди­вы Эли­за­бет Тей­лор, глав­ной кли­ент­ки До­ма.

Для из­ме­не­ний бы­ли две клю­че­вые при­чи­ны. Пер­вая: при­ход в 1974 го­ду в ве­ли­кую аме­ри­кан­скую юве­лир­ную мар­ку Tiffany & Co. по­клон­ни­цы Ан­то­нио Га­уди – ху­дож­ни­цы и мо­де­ли Эль­зы Пе­рет­ти. Она се­рьез­но «по­дви­ну­ла» на арт-по­зи­ци­ях ку­ми­ра США дра­го­цен­ных 1960-х Жа­на Шлюм­бер­же, чье по­ра­зи­тель­но слож­ное и мно­го­гран­ное твор­че­ство по­ис­ти­не до­стой­но клас­си­че­ско­го му­зея.

Но му­зея до­стой­но и то, что пред­ло­жи­ла длин­но­но­сая ху­до­соч­ная блон­дин­ка Эль­за Пе­рет­ти. Это бы­ли «пла­ву­чие», по­хо­жие на до­и­сто­ри­че­ские ис­ко­па­е­мые, «био­ло­ги­че­ские» укра­ше­ния из де­мо­кра­тич­но­го се­реб­ра, ма­те­ри­а­ла, неха­рак­тер­но­го для Tiffany & Co., – ес­ли, ко­неч­но, речь не идет о ми­лой «лож­ке на пер­вый зу­бик». Те са­мые ве­щи, ко­то­рые жен­щи­на вы­би­ра­ет и по­ку­па­ет се­бе ис­клю­чи­тель­но са­ма, – в этом и со­сто­ит идео­ло­ги­че­ская ос­но­ва со­вре­мен­но­го ба­зо­во­го юве­лир­но­го гар­де­роба. То, что сде­ла­ла Пе­рет­ти, сто­ит счи­тать ис­тин­ной ци­ви­ли­за­ци­он­ной и куль­тур­ной ре­во­лю­ци­ей.

Вто­рой ре­зон: при­бли­зи­тель­но в это же вре­мя (в 1972 го­ду) по дру­гую сто­ро­ну Ат­лан­ти­ки дру­гая ве­ли­кая юве­лир­ная мар­ка – Cartier – раз­ра­ба­ты­ва­ет ин­но­ва­ци­он­ную Must de Cartier – кон­цеп­цию ма­лень­ких и бюд­жет­ных юве­лир­ных укра­ше­ний, ря­до­вых ду­хов, обыч­ных оправ и солн­це­за­щит­ных оч­ков, шел­ко­вых плат­ков-ка­ре, бре­ло­ков, пись­мен­ных при­над­леж­но­стей. Да­же за­жи­гал­ки из зо­ло­та, ко­то­рые Дом де­лал в эпо­ху ар-де­ко, сме­ни­ли на сталь­ные с ла­ком. Смысл гран­ди­оз­ных пе­ре­мен (хо­тя с «вы­со­кой» юве­лир­кой в Cartier и не ду­ма­ли рас­ста­вать­ся: флаг­ман­ское укра­ше­ние эпо­хи – два пе­ре­кре­щен­ных зо­ло­тых кро­ко­ди­ла для мек­си­кан­ской ак­три­сы Ма­рии Фе­ликс) за­клю­чал­ся в том, что­бы лю­бой че­ло­век – муж­чи­на или жен­щи­на – смог ку­пить се­бе «что-ни­будь от Cartier». Под «ядер­ный мар­ке­тин­го­вый удар» по­па­ли да­же ле­ген­дар­ные ма­роч­ные ча­сы ком­па­нии. Це­на са­мых бюд­жет­ных Tank de Cartier в пе­ре­сче­те на ны­неш­ние день­ги не пре­вы­ша­ла 1000 ев­ро – за несколь­ко ку­пюр лю­ди при­об­ре­та­ли свя­щен­ное имя Cartier.

Кон­цеп­ция Must de Cartier мгно­вен­но об­ре­ла по­пу­ляр­ность: по­сле­ре­во­лю­ци­он­ный Па­риж с ра­до­стью и бла­го­го­ве­ни­ем от­нес­ся к этой здо­ро­вой идее. От­ме­тим, что се­год­ня и из­де­лия Эль­зы Пе­рет­ти, и ба­зо­вые ве­щи Cartier про­дол­жа­ют поль­зо­вать­ся спро­сом. Бо­лее то­го, при­гла­шен­ные в Tiffany & Co. по­сле Пе­рет­ти ди­зай­не­ры, в том чис­ле и Па­ло­ма Пи­кассо, бы­ли вы­нуж­де­ны учи­ты­вать «сию­ми­нут­ность» соб­ствен­ных юве­лир­ных пред­ме­тов – ле­ген­дар­ные Olives Па­ло­мы су­ще­ству­ют и в се­реб­ря­ном ва­ри­ан­те.

Ра­ди прав­ды, впро­чем, сто­ит от­ме­тить и иной фо­кус. Ве­ли­кий фран­цуз­ский юве­лир­ный дом Van Cleef & Arpels еще в ре­во­лю­ци­он­ном 1968 го­ду пред­ста­вил ха­риз­ма­тич­ную кол­лек­цию Alhambra. Ее ос­но­ва – де­мо­кра­тич­ный со­туар, цен­траль­ное укра­ше­ние в сти­ле ар-де­ко с по­лу­дра­го­цен­ны­ми и да­же по­де­лоч­ны­ми кам­ня­ми: ла­зу­ри­том, ма­ла­хи­том, сер­до­ли­ком, чер­ным оник­сом, пер­ла­мут­ром и би­рю­зой. За со­туа­ром Alhambra, ко­то­рый ак­тив­но ре­кла­ми­ро­вал­ся в прес­се (ибо сна­ча­ла про­да­вал­ся пло­хо), по­сле­до­ва­ли коль­ца и серь­ги. Их жен­щи­ны стали по­ку­пать са­мо­сто­я­тель­но, но­сить еже­днев­но и прак­ти­че­ски круг­ло­су­точ­но. Они с успе­хом де­ла­ют это и се­год­ня – осо­бен­но биз­нес-ле­ди, для ко­то­рых пол­ный бо­е­вой ком­плект Alhambra – та­кой же «ста­тус», как и Birkin Hermès.

Ка­жет­ся, что все это очень про­сто. У каж­дой мар­ки есть «вы­со­кие» укра­ше­ния, ком­мер­че­ские и ба­зо­вые ве­щи. Но фор­му­ла не все­гда ра­бо­та­ет. В 2008-м в сво­ем стрем­ле­нии к де­мо­кра­тич­но­сти фран­цуз­ский юве­лир­ный дом Chaumet, чьи укра­ше­ния но­си­ли На­по­ле­он Бо­на­парт и две его су­пру­ги, сде­лал ба­зо­вые ве­щи из ке­ра­ми­ки (кол­лек­ция Liens Ceramic). В ис­то­рии ком­па­нии мо­тив из­ве­стен с 1780 го­да: пе­ре­пле­тен­ная лен­та укра­ша­ла ти­а­ры и па­рад­ные бро­ши. Из­лишне де­мо­кра­тич­ное ре­ше­ние не при­жи­лось – ли­ней­ку из ке­ра­ми­ки сня­ли с про­из­вод­ства. Что­бы под­черк­нуть куль­то­вый ста­тус кол­лек­ции, в 2013-м Дом по­ка­зал ее «вы­со­ко­ю­ве­лир­ное» про­дол­же­ние – две­на­дцать ко­лец с круп­ны­ми и ред­ки­ми кам­ня­ми вро­де тан­за­ни­тов и тур­ма­ли­нов Па­раи­ба.

У Boucheron един­ствен­ной ба­зо­вой мож­но счи­тать кол­лек­цию Quatre. Та­лант­ли­вую по­пыт­ку «опу­стить план­ку» в на­ча­ле 2000-х пред­при­ня­ла юве­лир Со­ланж Аза­гу­ри-партридж под ру­ко­вод­ством ее па­тро­на То­ма Фор­да. Фран­цу­жен­ка ма­рок­кан­ско­го про­ис­хож­де­ния вы­пу­сти­ла несколь­ко бюд­жет­ных кол­лек­ций. Сре­ди из­де­лий осо­бо вы­де­ля­лось коль­цо в фор­ме над­ку­сан­но­го ку­соч­ка шо­ко­лад­ной плит­ки, а так­же рас­кры­тые зо­ло­тые гу­бы (Not Bourgeois). Все это при­во­ди­ло в шок и тре­пет ста­рых се­до­вла­сых по­клон­ни­ков До­ма, при­вык­ших к мил­ли­он­ным «пав­ли­ньим пе­рьям» и «укра­ше­ни­ям для ма­ха­ра­джей» Boucheron. Фор­да и Аза­гу­ри-партридж быст­ро от­стра­ни­ли от ра­бо­ты с на­сле­ди­ем.

Ин­те­рес­но по­сту­пил фран­цуз­ский ис­то­ри­че­ский Дом Mauboussin (они же – «юве­ли­ры цве­тов»), ко­то­рый при­нял ре­ше­ние во­об­ще от­ка­зать­ся от сег­мен­та High Jewellery. В 2003 го­ду Дом вы­пу­стил про­стень­кие ко­леч­ки со звез­доч­ка­ми Etoile по цене 1 200 ев­ро. И еще умуд­рил­ся от­крыть ма­га­зин бук­валь­но «на про­ход­ной» – на Ели­сей­ских По­лях, где сро­ду не сту­па­ла но­га при­лич­но­го юве­ли­ра (ис­клю­че­ние – Cartier, для ко­то­ро­го По­ля все-та­ки бы­ли ис­то­ри­че­ской точ­кой).

Да­же ве­ли­кий бри­та­нец Garrard три го­да на­зад вы­пу­стил бюд­жет­ные «бан­ти­ки» (the bow), а ведь эти лю­ди де­ла­ли бри­тан­ские ти­а­ры, часть из ко­то­рых хра­нит­ся в Тау­э­ре. В кон­це 1990-х сори­ен­ти­ро­ва­лись и в Piaget: их из­на­чаль­но сва­деб­ная ли­ней­ка Possession быст­ро ста­ла ба­зо­вой. В этом клю­че от­кро­вен­но вы­сту­па­ют и в немец­ком Montblanc: у них как раз очень мно­го се­реб­ра.

Ба­зо­вый юве­лир­ный гар­де­роб – еже­днев­ный, ед­ва за­мет­ный, все­гда умест­ный и ко все­му под­хо­дя­щий (от пре­сло­ву­той бе­лой фут­бол­ки с джин­са­ми до ма­лень­ко­го чер­но­го пла­тья и смо­кин­га Saint Laurent) – да­ет воз­мож­ность рож­дать­ся и про­цве­тать мно­гим мар­кам. Сре­ди них са­мая мо­биль­ная – фран­цуз­ская Messika, ос­но­ван­ная в 2005 го­ду в Па­ри­же ху­дож­ни­цей Ва­ле­ри Мес­си­кой (ее отец Ан­дре – круп­ный тор­го­вец бе­лы­ми и цвет­ны­ми ал­ма­за­ми). Свою фи­ло­со­фию Ва­ле­ри объ­яс­ня­ет сле­ду­ю­щим об­ра­зом: «Моя цель – жен­щи­на. Она са­ма вы­би­ра­ет мои ве­щи, са­ма их но­сит – ко­гда со­чтет нуж­ным, са­ма от них из­бав­ля­ет­ся. Это лег­кое от­но­ше­ние к укра­ше­ни­ям. Я лич­но не при­даю им ни­ка­ко­го зна­че­ния». Ее ве­щи – клас­си­ка жан­ра: пус­се­ты, це­поч­ки с со­ли­те­ром, на­бор ми­ни­а­тюр­ных ко­лец на два паль­ца, тон­чай­шие брас­ле­ты-це­поч­ки.

Дра­го­цен­но­сти – без спе­ци­аль­но­го на­зна­че­ния, дра­го­цен­но­сти – без це­ли, дра­го­цен­но­сти – без по­зы и боль­шой це­ны. Вот что та­кое ба­зо­вый юве­лир­ный гар­де­роб. И клю­че­вое сло­во здесь – «гар­де­роб»: эти ве­щи но­сят лег­ко, как лет­ний са­ра­фан, офис­ную ру­баш­ку или да­же по­все­днев­ную шу­бу. И в этом их бес­цен­ность. Они лег­ки, они да­ют сво­бо­ду – это и есть их ко­зырь и ло­ги­ка их су­ще­ство­ва­ния.

Топ из вис­ко­зы, Dries Van Noten (mytheresa.com); шер­стя­ной блей­зер,Band of Outsiders. Ко­лье, зо­ло­то (18 ка­рат), брил­ли­ан­ты, коль­цо, зо­ло­то (18 ка­рат), брил­ли­ан­ты, все — Chopard Фо­то: Paolo Di Lucente Стиль: Ina Lekiewicz При­чес­ка и ма­ки­яж: Emil Zed Ас­си­стент сти­ли­ста: Karolina Jarosz Ка­стинг: Jessica Martinelli Про­из­вод­ство: Ane Kruse Мо­дель: Annely Bouma

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.