ОДЕЖ­ДЫ АНГГЕЛОВ

АТЕЛЬЕ ANGELS COSTUMES ПРИН­ЦИП II: ПОМНИТЬ ВСЕ

Vokrug Sveta - - РАБОЧИЙ МОМЕНТ -

« Мы ши­ли фор­му для офи­це­ров дип­кор­пу­са в Первую ми­ро­вую, одеж­ду для мас­ка­ра­дов ко­ро­лев­ской се­мьи, ко­стю­мы для Сти­ве­на Хо­кин­га »

(1 Garrick Rd, London) Бри­тан­ский се­мей­ный биз­нес по со­зда­нию ко­стю­мов для те­ат­ра и ки­но ве­дет свою ис­то­рию с 1840 го­да, ко­гда Мор­рис и Да­ни­ель Эн­дже­лы от­кры­ли ма­га­зин по про­да­же по­но­шен­ных муж­ских ко­стю­мов. Се­го­дня про­дук­ция Angels Costumes бли­ста­ет на ки­но­экра­нах все­го ми­ра. За ко­стю­мы, со­здан­ные в ателье, 37 раз при­суж­да­лась пре­мия «Оскар». В 2016 го­ду са­мая круп­ная ко­стю­мер­ная в мире бы­ла удо­сто­е­на пре­мии Бри­тан­ской ака­де­мии ки­но и те­ле­ви­зи­он­ных ис­кусств (BAFTA). Ны­неш­ний ис­пол­ни­тель­ный ди­рек­тор Тим Эн­джел яв­ля­ет­ся пред­ста­ви­те­лем седь­мо­го по­ко­ле­ния вла­дель­цев Angels Costumes. — На­зо­ви­те лю­бой шедевр ми­ро­во­го ки­но, — го­во­рит улы­ба­ю­щий­ся Дже­ре­ми Эн­джел, кре­а­тив­ный ди­рек­тор Angels Costumes и один из на­след­ни­ков ко­стю­мер­ной им­пе­рии. Мы идем по про­хо­ду меж­ду ве­шал­ка­ми с клет­ча­ты­ми пи­джа­ка­ми начала XX ве­ка и пест­ры­ми до­маш­ни­ми ха­ла­та­ми в ки­тай­ском сти­ле. — «Ин­ди­а­на Джонс», — на­угад бро­саю я. — Его ко­стюм, от жи­лет­ки до шля­пы, был со­здан в на­шем ателье. Да­вай­те еще.

На­зы­ваю «Звезд­ные вой­ны», «Шер­ло­ка», «Клео­пат­ру»… И каж­дый раз по­па­даю в точ­ку.

— Про­сто мы са­мое ува­жа­е­мое ко­стю­мер­ное ателье, — сме­ет­ся Дже­ре­ми. — Мно­гим ка­жет­ся, что глав­ное в ки­но — сце­на­рий и ак­тер­ская иг­ра, и неваж­но, ка­кие бо­тин­ки на герое. Но одеж­да — ключ к по­ни­ма­нию характера. Для зри­те­ля это часть ис­то­рии, для ак­те­ра — спо­соб вжить­ся в роль. По­это­му ко­стю­мы ста­но­вят­ся сим­во­ла­ми пер­со­на­жей. Вот уже 178 лет мы со­зда­ем та­кой узна­ва­е­мый про­дукт, сле­дуя прин­ци­пам, ко­то­рые помогли Angels Costumes стать луч­ши­ми в сво­ем де­ле.

ПРИН­ЦИП I: УВА­ЖАТЬ ИС­ТО­РИЮ

В про­стор­ном хол­ле, раз­ло­жив на жур­наль­ном сто­ли­ке эс­ки­зы ко­стю­ма, спо­рят трое ди­зай- неров. У них в но­гах со­пит ан­глий­ский буль­дог Поп­пи, мест­ная лю­би­ми­ца. Об­ста­нов­ку до­пол­ня­ют фо­то­гра­фии на сте­нах: Эм­ма Уот­сон, Бе­не­дикт Кам­бер­б­этч, Гэ­ри Ол­д­мен, Ме­рил Стрип и дру­гие зна­ме­ни­тые ак­те­ры. Здесь биз­нес тесно свя­зан с се­мей­ны­ми тра­ди­ци­я­ми.

Все на­ча­лось в 1813 го­ду, ко­гда порт­ной­эми­грант Да­ни­ель Эн­джел при­е­хал в Лон­дон, пред­по­ло­жи­тель­но, из Франк­фур­та, и по­се­лил­ся в ев­рей­ском квар­та­ле. Же­нил­ся, за­вел пя­те­рых де­тей и от­крыл лав­ку по­дер­жан­ной мужской одеж­ды.

— Та­ких ла­вок бы­ли де­сят­ки, — го­во­рит Дже­ре­ми, — все они разо­ря­лись че­рез па­ру лет: сда­вать одеж­ду в се­конд-хенд то­гда бы­ло не в моде. Но у ос­но­ва­те­ля на­шей фир­мы был сек­рет. По­сколь­ку де­нег не хва­та­ло, Да­ни­ель устро­ил­ся сто­ро­жем на клад­би­ще воз­ле си­на­го­ги, а ма­га­зи­ном стал за­ве­до­вать его 15-лет­ний сын Мор­рис. По од­ной из се­мей­ных ле­генд, маль­чиш­ка хо­дил на по­хо­ро­ны и уго­ва­ри­вал вдов про­дать остав­ши­е­ся от му­жей ко­стю­мы. По дру­гой — бы­ва­ло, что ко­стюм, в ко­то­ром вче­ра хо­ро­ни­ли бо­га­то­го ев­рея, на­ут­ро об­на­ру­жи­вал­ся сре­ди про­чих, но Да­ни­ель был не слиш­ком ще­пе­ти­лен и про­сто от­да­вал одеж­ду прач­ке. В лю­бом слу­чае во вре­мя со­труд­ни­че­ства с клад­би­щем ас­сор­ти­мент ма­га­зи­на из­ряд­но рас­ши­рил­ся, цены сни­зи­лись, но го­то­вые ко­стю­мы при­хо­ди­лось пе­ре­ши­вать под но­вых кли­ен­тов. И то­гда в 1840 го­ду Да­ни­ель и Мор­рис от­кры­ли свое ателье.

Дже­ре­ми ве­дет ме­ня по ко­ри­до­ру вдоль ста­рин­ных афиш. На од­ной из стен — бу­ма­га с за­ка­зом и ав­то­гра­фом Чар­лза Дик­кен­са. Пи­са­тель арен­до­вал ко­стю­мы для се­бя и под­би­рал одеж­ду для ак­те­ров, ко­то­рые иг­ра­ли в по­ста­нов­ках по его кни­гам.

— Как так по­лу­чи­лось, что по­чтен­ная еврей­ская лав­ка вдруг стала шить ко­стю­мы для те­ат­ров и ва­рье­те?

— Ак­те­ры бед­ных те­ат­ров обыч­но са­ми ис­ка­ли се­бе ко­стю­мы. Но го­но­ра­ры не поз­во­ля­ли им к каж­дой по­ста­нов­ке по­ку­пать но­вое платье. По­сколь­ку Эн­дже­лы жи­ли в «ак­тер­ском» квар­та­ле, к Мор­ри­су ча­сто об­ра­ща­лись с прось­бой одол­жить одеж­ду по-со­сед­ски. Но отец на­учил его то­му, что в сло­ва­ре успеш­но­го биз­не­сме­на нет сло­ва «одол­жить», за­то есть сло­во­со­че­та­ние «сдать в арен­ду». Так ателье ста­ло не толь­ко про­да­вать ко­стю­мы, но и да­вать их на­про­кат, под­ши­вая и рас­ши­вая под каж­до­го но­во­го кли­ен­та. А ко­гда не­ко­то­рые ак­те­ры при­об­ре­ли из­вест­ность, уже са­ми те­ат­ры на­ча­ли об­ра­щать­ся к Эн­дже­лам за гар­де­робом.

— А как ва­ши ко­стю­мы по­па­ли на экра­ны?

— Пер­вым филь­мом, для ко­то­ро­го на­ша фир­ма со­зда­ва­ла одеж­ду, был «Жи­лец», сня­тый в 1927 го­ду ни­ко­му еще не из­вест­ным Аль­фре­дом Хич­ко­ком. Го­ды спу­стя, уехав де­лать ка­рье­ру в Гол­ли­вуд, он не за­был о на­шей скром­ной се­мье, и об Angels Costumes узна­ли дру­гие име­ни­тые ре­жис­се­ры. За­ка­зов для ки­но, те­ат­ра и мю­зик­лов ста­ло боль­ше. Се­го­дня мы так­же сда­ем ко­стю­мы в арен­ду для ве­че­ри­нок и шоу ко­с­пле­е­ров. В на­шем ро­ду все­гда бы­ло принято сле­дить за мод­ны­ми тен­ден­ци­я­ми. Воз­мож­но, по­это­му мы до сих пор не про­сто оста­ем­ся на пла­ву, а воз­глав­ля­ем ко­стю­мер­ную ин­ду­стрию.

Вый­дя на внут­рен­ний бал­кон, я за­ми­раю от вос­тор­га. Пе­ре­до мной цен­траль­ное хра­ни­ли­ще — огром­ный зал, где на ве­шал­ках вы­со­той в три эта­жа ви­сят пла­тья и кам­зо­лы всех вре­мен и, ка­жет­ся, на­ро­дов. В уз­ких про­хо­дах су­е­тят­ся лю­ди со спис­ка­ми: длин­ны­ми пал­ка­ми они сни­ма­ют от­дель­ные пла­тья и скла­ды­ва­ют их в те­леж­ки и пла­сти­ко­вые кон­тей­не­ры. Это по­хо­же на огром­ный су­пер­мар­кет одеж­ды для пу­те­ше­ствен­ни­ков во вре­ме­ни.

— Ес­ли по­ста­вить все эти ве­шал­ки в од­ну ли­нию, по­лу­чит­ся до­ро­га в 12 ки­ло­мет­ров, — хва­ста­ет­ся Дже­ре­ми. — У нас есть го­то­вые ре­ше­ния на лю­бое со­сло­вие и эпо­ху.

Спу­стив­шись на пер­вый этаж, мы углуб­ля­ем­ся в ла­би­ринт из шер­сти и тви­да. Крон­штей­ны сто­ят так тесно, что слож­но прой­ти, не ка­са­ясь лок­тя­ми ру­ка­вов и юбок. По­вер­нув за ряд из би­сер­ных пла­тьев начала XX ве­ка, я на­ты­ка­юсь на стел­лаж яр­ких сви­те­ров.

— За­чем вам здесь со­вре­мен­ная одеж­да, ес­ли ее мож­но ку­пить в лю­бом ма­га­зине?

— Во-пер­вых, у ре­жис­се­ров нет вре­ме­ни хо­дить по ма­га­зи­нам. Сни­ма­ют ли они XIV век, ис­то­рию Вто­рой ми­ро­вой вой­ны или фильм

про под­рост­ков из 2000-х — все рав­но об­ра­ща­ют­ся к нам. А во-вто­рых, то, что ак­ту­аль­но сей­час, че­рез 70 лет ста­нет ис­то­ри­ей. К джин­сам и то­пи­кам на­ши со­труд­ни­ки от­но­сят­ся с та­кой же вни­ма­тель­но­стью, как и к кор­се­там и кам­зо­лам. О бу­ду­щем сто­ит ду­мать уже се­го­дня.

— А как со­труд­ни­ки ори­ен­ти­ру­ют­ся в этом ле­су стел­ла­жей?

— По па­мя­ти. Мы при­сту­пи­ли к оциф­ров­ке ар­хи­вов, но на это уй­дет несколь­ко лет. А по­ка мы про­сто зна­ем, где что ле­жит. К при­ме­ру, ес­ли мы на­ни­ма­ем но­во­го порт­но­го, пер­вые три ме­ся­ца он ни­че­го не шьет, а ра­бо­та­ет в хра­ни­ли­ще и за­по­ми­на­ет прин­цип сор­ти­ров­ки. Не­ко­то­рые старые ра­бот­ни­ки так хо­ро­шо пом­нят, где что ви­сит, что за два-три ча­са ра­бо­ты умуд­ря­ют­ся со­брать до 200 ком­плек­тов одеж­ды для несколь­ких по­ста­но­вок.

— Но у вас боль­ше мил­ли­о­на пред­ме­тов. Слу­ча­лось ли по­те­рять здесь что-ни­будь?

— Ско­рее слу­ча­лось най­ти. В 2006 го­ду один из со­труд­ни­ков узнал сре­ди мо­на­ше­ско­го оде­я­ния ман­тию Оби-Ва­на Ке­но­би из филь­ма «Звезд­ные вой­ны IV: Но­вая на­деж­да» 1977 го­да. Уже мно­го лет ателье сда­ва­ло эту ман­тию в про­кат как «ко­стюм сред­не­ве­ко­во­го мо­на­ха». О ней про­сто все за­бы­ли. Ни­кто не пред­по­ла­гал, что «Звезд­ные вой­ны» будут так по­пу­ляр­ны. Мы вос­поль­зо­ва­лись мо­мен­том: в 2007-м этот ко­стюм дже­дая вы­ста­ви­ли на аук­ци­он и про­да­ли за 54 000 фун­тов стер­лин­гов.

— А ча­сто ли ко­стю­мы ис­поль­зу­ют по­втор­но?

— По­чти все ко­стю­мы по­сле съе­мок по­сту­па­ют в об­щий цех и, ес­ли под­хо­дят под но­вый за­каз, сно­ва от­прав­ля­ют­ся в ра­бо­ту. На­при­мер, ки­тай­ские на­ря­ды, ис­поль­зо­ван­ные в «Им­пе­рии Солн­ца» Сти­ве­на Спил­бер­га, бы­ли пе­ре­ра­бо­та­ны в одеж­ду сол­дат ше­ри­фа Нот­тин­ге­ма в филь­ме «Ро­бин Гуд: Принц во­ров». Ес­ли есть несо­от­вет­ствия, на­ши ма­сте­ра быст­ро их устра­ня­ют. Ки­но­сту­дия нуж­да­ет­ся в пя­ти кре­мо­вых дву­борт­ных ко­стю­мах 1970-х го­дов, а у нас есть толь­ко пять бе­лых? Не про­бле­ма — пе­ре­кра­сим. Раз­мер ред­ко име­ет зна­че­ние: мож­но ушить или рас­ши­рить лю­бое платье так, что ни­кто не за­ме­тит. Но мы ни­ко­гда не от­ре­жем от на­ших ко­стю­мов ни ку­соч­ка, ина­че их нель­зя бу­дет ис­поль­зо­вать сно­ва. И толь­ко ес­ли у нас на скла­де не ока­жет­ся со­всем ни­че­го под­хо­дя­ще­го, то­гда эс­ки­зы от­пра­вят порт­ным и ателье при­мет­ся за создание но­во­го об­ра­за.

ПРИН­ЦИП III: РАБОТАТЬ ГО­ЛО­ВОЙ И РУ­КА­МИ

В по­ши­воч­ном це­хе вме­сто стен огром­ные ок­на. Под лег­кую му­зы­ку порт­ные ри­су­ют ме­лом на тка­ни, сши­ва­ют вы­крой­ки, при­ме­ря­ют бу­маж­ные пла­тья на ма­не­кен с ватными на­клад­ка­ми в нуж­ных ме­стах. Вез­де раз­ло­же­ны кар­тон­ные ле­ка­ла, а на проб­ко­вую дос­ку при­ко­ло­ты ста­рин­ные фо­то­гра­фии.

— Одеж­ду мы шьем толь­ко в трех слу­ча­ях: ес­ли у нас еще не бы­ло та­ко­го пла­тья, ес­ли ко­стюм со­би­ра­ют­ся уни­что­жить в хо­де съе­мок и ес­ли ре­жис­се­ру нужно несколь­ко оди­на­ко­вых ком­плек­тов. Ко­гда мы де­ла­ем ко­стюм на за­каз, мы учи­ты­ва­ем ис­то­рию пер­со­на­жа, жанр филь­ма и да­же цвет дру­гих ко­стю­мов. Важ­ны и дей­ствия пер­со­на­жа в кадре: для со­зда­ния эф­фек­та нелов­ко­сти мож­но сшить одеж­ду на раз­мер мень­ше, для раз­ма­хи­ва­ния мечом ну­жен удоб­ный крой. К при­ме­ру, для Ка­пи­та­на Дже­ка из се­ри­а­ла «Док­тор Кто» мы со­зда­ли три паль­то: обыч­ное для боль­шин­ства сцен, уко­ро­чен­ное для бе­га и удли­нен­ное для дра­ма­тич­ных сцен на вет­ру. Та­кой гиб­кий под­ход при­хо­дит с де­сят­ка­ми лет опы­та.

— Как вы до­би­ва­е­тесь исто­ри­че­ской до­сто­вер­но­сти?

— Для слож­ных ис­то­ри­че­ских за­ка­зов мы на­ни­ма­ем экс­пер­тов, но ча­ще ис­сле­до­ва­тель­скую ра­бо­ту про­де­лы­ва­ют са­ми со­труд­ни­ки. Ес­ли речь о ко­стю­мах по­сле 1920-х го­дов, то у нас есть мно­го ори­ги­на­лов, по ко­то­рым мож­но изу­чить спо­соб кроя, ви­ды швов, ти­пы под­кла­док. Для ис­сле­до­ва­ния бо­лее ран­них пе­ри­о­дов мы свя­зы­ва­ем­ся с му­зе­я­ми. Кро­ме то­го, в ателье со­бра­на уни­каль­ная биб­лио­те­ка ред­ких ил­лю­стри­ро­ван­ных книг по ис­то­рии ко­стю­ма и моды. Есть ста­рин­ные вы­крой­ки и чер­те­жи. Ча­сто мож­но услы­шать, как в ко­ри­до­рах порт­ные спо­рят о том, что мог­ла носить мать Сталина или ка­кие пла­тья долж­ны

бы­ли ви­сеть в шка­фу у Мар­га­рет Тэт­чер. Мо­ло­дые со­труд­ни­ки, к со­жа­ле­нию, боль­ше по­ла­га­ют­ся на Google и «Ви­ки­пе­дию», и пер­вое, че­му нам при­хо­дит­ся их учить, — поль­зо­вать­ся бу­маж­ны­ми ис­точ­ни­ка­ми.

На сто­лах у порт­ных — кни­ги, рас­пе­чат­ки, нит­ки с игол­ка­ми, по­ду­шеч­ки для ши­тья. Я ви­жу в ком­на­те все­го один не слиш­ком со­вре­мен­ный ком­пью­тер и швей­ную ма­шин­ку, при­та­ив­шу­ю­ся в уг­лу под чех­лом.

— А где же но­вей­шая порт­нов­ская тех­ни­ка?

— У нас по­чти все де­ла­ет­ся вруч­ную, да­же эс­ки­зы ри­су­ют­ся от ру­ки. Пред­ставь­те се­бе, в 2018 го­ду на­ши порт­ные ста­ра­ют­ся со­блю­дать те же технологии, что и в ателье 1840-го. Здесь счи­та­ют, что так одеж­да ста­но­вит­ся бо­лее «жи­вой». Со­вре­мен­ные ма­сте­ра слиш­ком по­ла­га­ют­ся на тех­ни­ку, мы же про­сто зна­ем, как из­бе­жать оши­бок. К при­ме­ру, первую ко­пию ко­стю­ма все­гда шьем из де­ше­во­го хлоп­ка. Так мож­но оце­нить, как одеж­да ся­дет по фи- гу­ре, что нужно пе­ре­де­лать, от­ре­зать или вер­нуть. Этот спо­соб по­мо­га­ет сэко­но­мить, ко­гда по­том ра­бо­та­ешь с до­ро­гой тка­нью. На­ши ма­сте­ра могут так рас­кро­ить мужской пи­джак, что все об­рез­ки по­ме­стят­ся в на­пер­сток.

ПРИН­ЦИП IV: НИ­ЧЕ­ГО НЕ ВЫБРАСЫВАТЬ

В Angels Costumes есть 15 от­дель­ных мастер­ских и ма­лень­ких хра­ни­лищ, где мож­но по­до­брать все — от ко­ро­ны до па­ры чу­лок. В це­хе пу­го­виц и на­ши­вок вдоль стен вы­стро­и­лись шка­фы с де­сят­ка­ми ящич­ков. На каж­дом воз­ле руч­ки скот­чем на­кле­ен об­ра­зец то­го, что ле­жит внут­ри. Несколь­ко ча­сов на­зад здесь под­ши­ва­ли во­ен­ную фор­му, и сей­час по по­лу рас­сы­па­ны де­сят­ки пу­го­виц. Я хо­чу взять од­ну на па­мять. Но Дже­ре­ми мо­та­ет го­ло­вой: да­же сло­ман­ная пу­го­ви­ца мо­жет при­го­дить­ся ко­стю­ме­ру.

— Ну нере­аль­но же со­хра­нить все… А что вы бу­де­те де­лать, ес­ли це­лый ко­стюм вер­нет­ся со съе­мок ис­пор­чен­ным?

Что­бы не пор­тить одеж­ду, Angels Costumes за­па­тен­то­ва­ли спе­ци­аль­ный со­став, ко­то­рый ими­ти­ру­ет кровь, грязь и тра­вя­ные раз­во­ды

— Ко­неч­но, мы вы­ста­вим ки­но­ком­па­нии штраф, но не бу­дем то­ро­пить­ся от­ка­зы­вать­ся от ис­пор­чен­ной одеж­ды. В ателье оце­нят, что мож­но сде­лать: ис­пра­вить по­вре­жде­ния, ис­поль­зо­вать одеж­ду для ро­ли бед­ня­ка или про­дать ко­стюм фа­на­там. Лю­бое по­но­шен­ное платье то­же для че­го-то сго­дит­ся. К при­ме­ру, у мо­ей ба­буш­ки ис­тре­па­лись туфли. Па­па при­нес их на склад и че­рез па­ру лет они при­го­ди­лись для ки­но­филь­ма «Ле­ди в фур­гоне»: обувь по­до­шла Мэг­ги Смит. Ба­буш­ка очень этим гор- дит­ся. Прав­да, ее послушать, так она буд­то бы предо­ста­ви­ла ак­три­се весь гардероб, вклю­чая шарф, пер­чат­ки и да­же, воз­мож­но, пан­та­ло­ны.

На вы­хо­де из ма­стер­ской сто­ят ме­тал­ли­че­ские ба­ки, пол­ные мя­той во­ен­ной фор­мы. На руч­ке ка­тал­ки на­пи­са­но «Хим­чист­ка № 2».

— Об­ра­ти­те вни­ма­ние, — го­во­рит Дже­ре­ми и вы­тас­ки­ва­ет ки­тель, весь в за­пек­ших­ся бу­рых пят­нах, — этот ко­стюм по­бы­вал на съем­ках в око­пах вре­мен Пер­вой ми­ро­вой вой­ны и со­всем не по­стра­дал. Да-да! Де­ло в том, что Angels Costumes за­па­тен­то­ва­ли спе­ци­аль­ный со­став, ко­то­рый поз­во­ля­ет ими­ти­ро­вать кровь, грязь и тра­вя­ные раз­во­ды. Эти кра­си­те­ли лег­ко смы­ва­ют­ся при обыч­ной стир­ке. Про­сто в ка­кой-то мо­мент в се­мье ре­ши­ли: ес­ли в кон­трак­те ого­во­ре­но, что кам­зол дол­жен быть вет­хим и по­тер­тым, мы луч­ше са­ми его «ис­пор­тим», чем до­ве­рим непро­фес­си­о­на­лам.

« На­ши ма­сте­ра могут так рас­кро­ить мужской пи­джак, что все об­рез­ки по­ме­стят­ся в на­пер­сток »

Дже­ре­ми по­ка­зы­ва­ет на ма­не­кен, оде­тый в алый мун­дир бри­тан­ско­го офи­це­ра ко­ло­ни­аль­ных войск. Пле­чи и спи­на кам­зо­ла силь­но вы­го­ре­ли на солн­це.

— Мы очень гор­дим­ся этой ра­бо­той. То, что вы ви­ди­те, — не ре­зуль­тат мно­го­ча­со­во­го пре­бы­ва­ния под ин­дий­ским солн­цем. Это то­же ил­лю­зия. Но та­кая ед­ва за­мет­ная на пер­вый взгляд де­таль мо­жет рас­ска­зать ис­то­рию пер­со­на­жа или да­же дать спой­лер к со­дер­жа­нию се­рии. Кста­ти, о спой­ле­рах…

ПРИН­ЦИП V: ХРА­НИТЬ ТАЙНУ

Сле­ду­ю­щий цех весь уве­шан зна­ка­ми, за­пре­ща­ю­щи­ми фо­то­гра­фи­ро­вать. Дже­ре­ми про­сит ме­ня ни­ко­му не рас­ска­зы­вать о ко­стю­мах, ко­то­рые я здесь уви­жу. — За­чем же вы мне их по­ка­зы­ва­е­те? — Тон­ко­сти юри­ди­че­ско­го кон­трак­та. Мы мо­жем по­ка­зы­вать свою ра­бо­ту, но не долж­ны раз­гла­шать, над ка­ким филь­мом ра­бо­та­ем. Вы точ­но не до­га­да­е­тесь, но кто-то из ки­но­ин­ду­стрии по ва­ше­му опи­са­нию — мо­жет. Мой пра­пра­де­душ­ка не знал, что та­кое за­щи­та ав­тор­ских прав, а те­перь в ателье все­гда есть ра­бо­та для юри­стов. — Ка­кие еще сек­ре­ты вы хра­ни­те? — На­при­мер, вре­мя при­ез­да ак­те­ра на при­мер­ку, а так­же лич­ные па­ра­мет­ры звезд. У нас есть спе­ци­аль­ная кни­га, ку­да уже несколь­ко де­сят­ков лет за­пи­сы­ва­ют мер­ки кли­ен­тов. Там есть име­на Джу­да Лоу, Джон­ни Деп­па, Мар­ти­на Фри­ма­на, Леонардо Ди Ка­прио и дру­гие. Тай­на их раз­ме­ров со­блю­да­ет­ся так же стро­го, как бан­ков­ская или ме­ди­цин­ская. Мы да­же филь­мам да­ем ко­до­вые на­зва­ния, по ко­то­рым они про­хо­дят в до­ку­мен­тах. «Зо­ло­той век», к при­ме­ру, фи­гу­ри­ро­вал как «Вир­джи­ния», а «Бо­е­вой конь» но­сил имя «Дарт­мур». Для ки­но­лен­ты под ко­до­вым на­зва­ни­ем «Пла­не­та льда» мы из­го­то­ви­ли 1400 ко­стю­мов. — Это что-то про кос­мос? — А вот и нет! Но там был ко­рабль и ги­гант­ский ку­сок льда. Уже до­га­да­лись? Да­же не пом­ню, в ка­кой мо­мент у ме­ня на гла­за на­во­ра­чи­ва­лись сле­зы: ко­гда то­нул Ди Ка­прио или ко­гда я пред­став­лял, сколь­ко вре­ме­ни на­ши ко­стю­мы про­ве­ли в во­де. — А есть ли у тайн сро­ки дав­но­сти? — Обыч­но сра­зу по­сле премьеры наш «обет мол­ча­ния» пе­ре­ста­ет дей­ство­вать, а сда­вать ис­поль­зо­ван­ный гардероб в арен­ду мы на­чи­на­ем еще рань­ше, ко­гда фильм на­хо­дит­ся на эта­пе мон­та­жа. Но не­ко­то­рые сту­дии пред­по­чи­та­ют до­пла­тить за то, что­бы мы при­дер­жа­ли ко­стю­мы еще на год-два по­сле окон­ча­ния съе­мок филь­ма или дру­го­го ме­ро­при­я­тия. Возь­мем, на­при­мер, Олим­пий­ские иг­ры в Лон­до-

не: для их от­кры­тия мы предо­став­ля­ли де­сят­ки пла­тьев и кам­зо­лов. Це­лый год нам нель­зя бы­ло сда­вать их в про­кат и го­во­рить о том, что мы за­ни­ма­лись их из­го­тов­ле­ни­ем. Сей­час все эти ко­стю­мы уже на ве­шал­ках и рас­пре­де­ле­ны по це­ху в со­от­вет­ствии с эпо­хой и цве­том пла­тья.

ПРИН­ЦИП VI: ДЕР­ЖАТЬ НОС ПО ВЕТ­РУ

— Ес­ли ко­стю­мер про­сто хо­ро­шо де­ла­ет свое де­ло, ни­кто не за­ме­ча­ет его ра­бо­ту, — счи­та­ет Дже­ре­ми. — По­лу­чить при­быль мож­но, ес­ли чет­ко улав­ли­ва­ешь конъ­юнк­ту­ру, чув­ству­ешь, ку­да ду­ет ве­тер. Мы ни­ко­гда не упус­ка­ли воз­мож­но­сти за­ра­бо­тать: ши­ли для офи­це­ров дип­кор­пу­са во вре­мя Пер­вой ми­ро­вой вой­ны, по­став­ля­ли смо­кин­ги и пла­тья для ра­дио­ве­ду­щих, оде­ва­ли со­труд­ни­ков круп­ных го­сти­нич­ных се­тей, ма­сте­ри­ли одеж­ду для до­маш­них мас­ка­ра­дов ко­ро­лев­ской се­мьи и со­зда­ва­ли ко­стю­мы для Сти­ве­на Хо­кин­га. — А ку­да ве­тер ду­ет сей­час? — В сто­ро­ну ви­део­игр, — улы­ба­ет­ся Дже­ре­ми. — Они ста­но­вят­ся все бо­лее ре­а­ли­стич­ны­ми, и ху­дож­ни­кам нужно на чем-то ос­но­вы­вать­ся, ко­гда они ри­су­ют при­ду­ман­ных ге­ро­ев. По на­шим ко­стю­мам гейм-ди­зай­не­ры де­ла­ют фо­то­гра­фии, 3D- модели, ска­ни­ру­ют фак­ту­ру. Бла­го­да­ря та­ко­му со­труд­ни­че­ству мы де­ла­ем лю­би­мое де­ло и по­лу­ча­ем за это день­ги.

— Но, сле­дуя за мо­дой, не бо­и­тесь ли вы по­те­рять те прин­ци­пы, ко­то­рым ва­ша се­мья сле­ду­ет уже семь по­ко­ле­ний?

— В на­шем ро­ду есть тра­ди­ция: стар­ше­го сы­на на­зы­вать Мор­рис или Да­ни­ель — в честь ос­но­ва­те­лей Angels Costumes. За 178 лет у ру­ля сто­я­ли семь ан­ге­лов (обя­за­тель­но на­пи­ши­те с маленькой бук­вы!), еще 15 в ней про­сто ра­бо­та­ли. Лю­ди огром­ной ве­ры, та­лан­та и тер­пе­ния. Мы тво­рим на сты­ке ма­гии и ка­му­фля­жа, каж­дый раз за­став­ляя зри­те­лей ве­рить, что пе­ред ни­ми но­вый че­ло­век. Мы ме­ня­ем ак­те­ра до неузна­ва­е­мо­сти. Мы опе­ре­жа­ем вре­мя: де­ла­ем ко­стю­мы для филь­мов, ко­то­рых еще нет. По­лу­ча­ет­ся, что бу­ду­щее — и моды в том чис­ле — на­чи­на­ет­ся в на­ших за­лах ста­ро­го пла­тья. ≠

« По на­шим ко­стю­мам гейм­ди­зай­не­ры де­ла­ют фо­то­гра­фии, 3D- модели, ска­ни­ру­ют фак­ту­ру для ви­део­игр »

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.