БАНАНОНОНОВЫЙ РРАЙ

ЧТО­БЫ УВИ­ДЕТЬ, КАК И ОТ­КУ­ДА НА­ЧИ­НА­ЕТ­СЯ ПУТЬ 90% БА­НА­НОВ НА ПОЛ­КИ НА­ШИХ СУ­ПЕР­МАР­КЕ­ТОВ, «ВО­КРУГ СВЕ­ТА» ОТ­ПРА­ВИЛ­СЯ В ЭК­ВА­ДОР

Vokrug Sveta - - РАБОЧИЙ МОМЕНТ - Текст ЕЛЕ­НА СРАПЯН Фото АЛЕК­САНДР ФЕ­ДО­РОВ

Ма­ши­на Лу­и­са Го­ме­са Ми­нуч­чи, эк­ва­дор­ца ита­льян­ско­го про­ис­хож­де­ния, под­пры­ги­ва­ет на уха­бах: се­го­дня на его план­та­ции сни­ма­ют уро­жай, и Лу­ис то­ро­пит­ся к на­ча­лу ра­бо­ты, при­хва­тив с со­бой ме­ня и фо­то­гра­фа Алек­сандра. План­та­ция ве­ли­ка: Лу­ис вла­де­ет 80 гек­та­ра­ми зем­ли на юге стра­ны, при­мер­но в 20 ки­ло­мет­рах от Ма­ча­лы, и на каж­дом гек­та­ре по­чти пол­то­ры ты­ся­чи рас­те­ний. Ров­ный зе­ле­ный ко­вер тя­нет­ся до го­ри­зон­та.

— «Зо­на ба­на­не­ра» в Эк­ва­до­ре про­сти­ра­ет­ся от Гу­а­я­ки­ля до Ма­ча­лы. Это ты­ся­чи гек­та­ров план­та­ций, вы­са­жен­ных еще в се­ре­дине про­шло­го ве­ка, — го­во­рит Лу­ис. — Кста­ти, хо­ти­те ба­на­нов? Вот, бе­ри­те! Они у ме­ня в ма­шине все­гда име­ют­ся! Я лег­ко съе­даю по два-три ки­ло­грам­ма каж­дый день. Не ве­ри­те? Я обо­жаю ба­на­ны!

При­е­хав на план­та­цию, мы в ком­па­нии Лу­и­са ны­ря­ем в за­рос­ли. Ба­нан по­хож на де­ре­во вы­со­той три-че­ты­ре мет­ра, но это не де­ре­во — ско­рее ги­гант­ская тра­ва со спи­раль­но рас­по­ло­жен­ны­ми ли­стья­ми.

В ТЕ­НИ БАНАНОВЫХ ЛИСТЬЕВ

— Эй, че­ре­па­ха! Да­вай, по­ше­ве­ли­вай­ся! — кричат от­ку­да-то сле­ва. Я рас­те­рян­но огля­ды­ва­юсь по сто­ро­нам. Ока­зы­ва­ет­ся, Тор­ту­га — про­зви­ще пар­ня по име­ни Хо­се, ко­то­рый с за­вид­ной для че­ре­па­хи ско­ро­стью бе­га­ет меж­ду ба­на­но­вы­ми рас­те­ни­я­ми и вы­чис­ля­ет «го­то­вые» гроз­ди по пла­сти­ко­вым мет­кам­лен­точ­кам.

Как толь­ко на­чи­на­ет фор­ми­ро­вать­ся со­пло­дие, к нему при­вя­зы­ва­ют лен­точ­ку опре­де­лен­но­го цве­та. У гроз­дей-ро­вес­ниц мет­ки од­но­го цве­та. У ба­на­нов нет се­зо­на, пло­ды вы­зре­ва­ют каж­дую неде­лю. Рас­те­ние по­ги­ба­ет, дав од­ну ба­на­но­вую гроздь. Но к это­му мо­мен­ту во­круг ство­ла уже по­яв­ля­ют­ся дру­гие рост­ки, по­боль­ше и по­мень­ше — они и да­дут но­вый уро­жай. Пе­ри­од фор­ми­ро­ва­ния и вы­зре­ва­ния од­ной гроз­ди ино­гда за­ни­ма­ет боль­ше го­да, по­это­му за пре­де­ла­ми тро­пи­че­ских ши­рот вы­ра­щи­вать ба­на­ны прак­ти­че­ски невоз­мож­но.

На план­та­ции Лу­и­са, как и на лю­бой дру­гой, ба­на­ны сре­за­ют зе­ле­ны­ми — че­рез

Ба­нан по­хож на де­ре­во вы­со­той три- че­ты­ре мет­ра, но это ско­рее ги­гант­ская тра­ва со спи­раль­но рас­по­ло­жен­ны­ми ли­стья­ми

во­семь-де­вять ме­ся­цев по­сле по­яв­ле­ния пер­во­го рост­ка. Что­бы со­зреть, пло­дам по­тре­бу­ет­ся еще 16 недель, но в спе­лом ви­де ба­на­ны нетранс­пор­та­бель­ны, они про­сто сгни­ют по до­ро­ге к по­тре­би­те­лю.

Уро­жай со­би­ра­ют толь­ко два ра­за в неде­лю, но Хо­се каж­дый день при­ез­жа­ет на ра­бо­ту из Ма­ча­лы, ведь у него мно­го дру­гих за­бот: осмат­ри­вать рас­те­ния на пред­мет па­ра­зи­тов или гриб­ка, кон­тро­ли­ро­вать ав­то­ма­ти­че­ский по­лив, вы­па­лы­вать сор­ня­ки.

Се­го­дня со­би­ра­ют гроз­ди с си­ни­ми лен­точ­ка­ми. Тор­ту­га ору­ду­ет острой тяп­кой на двух­мет­ро­вом ше­сте: два уда­ра — рас­те­ние на­кло­ня­ет­ся, тре­тий — и от­се­чен­ную гроздь ра­бот­ни­ки уно­сят к од­ной из бе­тон­ных до­ро­жек, «ма­ги­стра­лей» план­та­ции, по­след­ний удар — и ствол ле­тит на зем­лю. Со сто­ро­ны ка­жет­ся, что это лег­ко, и я про­шу раз­ре­ше­ния по­про­бо­вать, но и с де­ся­то­го тыч­ка не мо­гу под­ру­бить сте­бель. Льет­ся сок: листья ба­на­на, из ко­то­рых на ма­нер лу­ка-по­рея скла­ды­ва­ет­ся ствол, плот­ные, но по­ри­стые: сни­ма­ешь ко­жи­цу — и от­кры­ва­ют­ся круп­ные ячей­ки, пол­ные во­ды.

— По­про­буй­те-ка при­под­нять гроздь, — го­во­рит Лу­ис, на­блю­да­ю­щий за ра­бо­той. — Ве­сит боль­ше два­дца­ти ки­ло­грам­мов. Рань­ше ра­бот­ни­кам при­хо­ди­лось тас­кать ба­на­ны на се­бе до са­мой стан­ции, а это ки­ло­мет­ра два от даль­не­го кон­ца план­та­ции. Сей­час все про­ще: у нас есть «ка­нат­ка»!

Над бе­тон­ной до­рож­кой на­тя­нут ме­тал­ли­че­ский трос, ку­да ба­на­ны ве­ша­ют на спе­ци­аль­ные креп­ле­ния и ве­зут, но до сих пор вруч­ную, без элек­три­че­ско­го при­во­да.

— О, ви­ди­те тот цве­ток? — Лу­ис по­ка­зы­ва­ет ку­да-то вглубь план­та­ции. — Вче­ра его еще не бы­ло, ви­ди­мо, толь­ко утром вы­лез. Это все­гда про­ис­хо­дит очень быст­ро. Глав­ное — во­вре­мя за­ме­чать но­вые со­цве­тия, за­кры­вать их по­ли­эти­ле­ном и за­вя­зы­вать пла­сти­ко­вы­ми лен­та­ми, что­бы муш­ки и жуч­ки не успе­ва­ли по­вре­дить за­вязь. Еще хо­ро­шо в этот же ме­шок по­ло­жить го­лов­ку чес­но­ка для от­пу­ги­ва­ния на­се­ко­мых.

Ми­мо нас по ка­нат­ной до­ро­ге с му­зы­кой про­но­сит­ся Ма­рия, за­ве­ду­ю­щая кух­ней и ма­га­зи­ном. Она при­це­пи­ла неболь­шие ка­чель­ки к тро­су и едет, вре­мя от вре­ме­ни от­тал­ки­ва­ясь но­га­ми. Для мест­ных это не ша­лость, а сред­ство пе­ре­дви­же­ния: тро­сы схо­дят­ся лу­ча­ми со всех кон­цов план­та­ции к стан­ции. По­доб­ные ка­чель­ки есть у каж­до­го ра­бот­ни­ка — про­стая де­ре­вяш­ка на ве­рев­ках, под­ве­шен­ная к ме­тал­ли­че­ско­му креп­ле­нию. Быст­ро, удоб­но и очень ве­се­ло, осо­бен­но ес­ли вклю­чить на те­ле­фоне по­след­ний хит из сбор­ни­ка мест­но­го рег­ге­то­на.

Мно­гие со­труд­ни­ки план­та­ции ра­бо­та­ют за 15 дол­ла­ров в день. Но че­ло­век, ко­то­рый ве­ша­ет гроз­ди на це­пи ка­нат­ной до­ро­ги, по­лу­ча­ет 30 дол­ла­ров — ведь он от­ве­ча­ет за то, что­бы пло­ды без по­вре­жде­ний до­е­ха­ли до стан­ции. Стан­дар­ты очень вы­со­кие: ма­лей­шее

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.