Ов­сян­ка, сэр!

АН­ГЛИЙ­СКИЙ ЮМОР, АНГЛИЙСКАЯ СДЕР­ЖАН­НОСТЬ, АН­ГЛИЙ­СКИЙ СТИЛЬ — ЖИ­ТЕ­ЛИ ТУМАННОГО АЛЬБИОНА ВПИТЫВАЮТ ТРА­ДИ­ЦИИ С МО­ЛО­КОМ МА­ТЕ­РИ. ВПРО­ЧЕМ, СЕЙ­ЧАС ЛЮ­БОЙ МО­ЖЕТ «ВПИТАТЬ» С МО­ЛО­КОМ… ТРА­ДИ­ЦИИ АН­ГЛИЙ­СКО­ГО ЗАВТРАКА, ПО КРАЙ­НЕЙ МЕ­РЕ

Vokrug Sveta - - РАБОЧИЙ МОМЕНТ - Текст МАР­ГА­РИ­ТА НО­ВИ­КО­ВА

Porridge… Стою пе­ред этой над­пи­сью в ре­сто­ране оте­ля и ни­как не мо­гу ре­шить­ся за­черп­нуть ка­ши из кот­ла. Клей­кая мас­са скуч­но­го цве­та вы­гля­дит со­всем не ап­пе­тит­но. По­хо­же, прав был сэр Ген­ри Бас­кер­виль, нена­ви­дев­ший ов­сян­ку. Да­же го­лод­ные си­ро­ты Оли­вер Твист и Джейн Эйр, пом­нит­ся, ее не очень-то жа­ло­ва­ли. Но как же не от­дать дань тра­ди­ции, я все-та­ки в Лон­доне! Мо­жет, клас­си­че­ский ан­глий­ский зав­трак, как в по­ме­стьях мно­го­чис­лен­ных те­ту­шек Бер­ти Ву­сте­ра, на­при­мер? Н-да… Яй­ца, жа­ре­ный бе­кон, со­сис­ки, то­сты, гри­бы и по­ми­до­ры, ту­ше­ная фа­соль, блин­чи­ки с ва­ре­ньем, опять ов­сян­ка — ан­гли­чане все-та­ки лю­ди осо­бен­ные, ран­ним утром та­кое оси­лить невоз­мож­но. А ку­да ве­дет эта оче­редь в уг­лу? К ко­леч­кам го­то­во­го завтрака, вот что те­перь пред­по­чи­та­ют в Ан­глии. За­ли­ваю мо­ло­ком, свер­ху вы­кла­ды­ваю яго­ды. На­ко­нец-то!

«Сей­час мы ста­ли вы­пус­кать про­дук­ты с уве­ли­чен­ным со­дер­жа­ни­ем ов­са — для пи­та­тель­но­сти, — рас­ска­зы­ва­ет за зав­тра­ком Ес­си­ка Мар­ти­нез, ме­не­джер ком­па­нии Nestle. — А ос­но­ва — цель­ные зла­ки, ко­неч­но. Ведь утрен­ний при­ем пи­щи, по­жа­луй, са­мый важ­ный: за­ря­дить­ся энер­ги­ей на­до сра­зу не ме­нее чем на 25 % от днев­ной нор­мы». Да, за­ря­дить­ся необ­хо­ди­мо, мы же от­прав­ля­ем­ся на квест GrainTrail («Путь зер­на»), где обещают при­клю­че­ния.

При­клю­че­ния на­чи­на­ют­ся сра­зу у быв­ше­го за­во­да в бо­ро (рай­оне) Са­у­ту­арк. Око­ло мрач­но­го кир­пич­но­го зда­ния XIX ве­ка и внут­ри на тем­ной же­лез­ной лест­ни­це за­тыл­ком чув­ству­ешь ды­ха­ние Дже­ка По­тро­ши­те­ля. Кто зна­ет, мо­жет, он ору­до­вал не толь­ко в Уайт­че­пе­ле? Это же неда­ле­ко, лишь пе­рей­ти че­рез Тем­зу. Пре­крас­но пред­став­ля­ешь се- бе эти ра­бо­чие окра­и­ны кон­ца XIX ве­ка: шум, грязь, за­пах…

Но тут, на тре­тьем эта­же, сби­ва­ет с ног за­пах све­же­ско­шен­ной пше­ни­цы. Она вез­де: на по­лу, на по­тол­ке, на сте­нах, в ящи­ках, кор­зи­нах и горш­ках. В цен­тре огром­но­го за­ла, ко­то­рый ко­гда-то был за­вод­ским це­хом, — боль­шой экран, а пе­ред ним — ве­ло­тре­на­же­ры. На­чи­наю кру­тить пе­да­ли — и пе­ре­до мной от­кры­ва­ет­ся про­стор: английская де­рев­ня, по­ля до го­ри­зон­та. Ве­тер (из кро­шеч­ных вен­ти­ля­то­ров, уста­нов­лен­ных пе­ред каж­дым ве­ло­си­пе­дом) раз­ве­ва­ет во­ло­сы, слы­шит­ся пе­ние птиц, шум гра­вия по до­рож­ке. Быст­рей-быст­рей! Изоб­ра­же­ние на экране уско­ря­ет­ся, неволь­но раз­го­ня­юсь и я. Вы­ез­жаю пря­мо в по­ле, про­би­ра­юсь сре­ди круп­ных ко­ло­сьев, дви­гать­ся тя­же­ло, при­хо­дит­ся жать на пе­да­ли стоя. Пре­одо­лев по­ле, по­па­даю на ас­фаль­то­вую до­ро­гу, впе­ре­ди едет гру­зо­вик с зер­ном. Вдруг — ах! — взле­таю с ве­ло­си­пе­да — и («Я па­даю, па­даю и па­даю…», как Али­са в Стране чудес) ока­зы­ва­юсь сре­ди спе­лых зе­рен в ку­зо­ве ма­ши­ны. А ма­ши­на едет на фаб­ри­ку, где де­ла­ют су­хие зав­тра­ки. Там я с дру­ги­ми зер­на­ми по­па­даю в эле­ва­тор, за­тем в мель­ни­цу, где пре­вра­ща­юсь в му­ку. Даль­ше ста­но­вит­ся невы­но­си­мо жар­ко, физически ощу­щаю взрыв из­нут­ри и — оп! — раз­ду­ва­юсь в коль­цо. Го­ря­чий ве­тер об­во­ла­ки­ва­ет со всех сто­рон, по­том на­ка­ты­ва­ет слад­кий за­пах ме­да — это гла­зи­ров­ка. Сно­ва ве­тер, уже сла­бее и при­ят­нее, на­ко­нец, с лег­ким хру­стом ко­леч­ки па­да­ют в ко­роб­ку. Уф, мож­но рас­сла­бить­ся! Про­цесс за­вер­шен. Его уда­лось по­чув­ство­вать прак­ти­че­ски каж­дой кле­точ­кой те­ла. Уди­ви­тель­но!

Пе­ред ухо­дом бе­ру со сто­ла ко­леч­ко Cheerios. На па­мять. Что­бы вер­нуть­ся в Стра­ну чудес.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.