Эмиль Кре­пе­лин

Emil Kraepelin

Zdorovye - - СОДЕРЖАНИЕ -

Эмиль Кре­пе­лин (Emil Kraepelin) — ко­лосс ме­ди­ци­ны, ос­но­ва­тель на­уч­ной шко­лы, один из вы­да­ю­щих­ся немец­ких пси­хи­ат­ров с ми­ро­вым име­нем, от­ри­ца­тель­но от­но­сил­ся к пси­хо­ана­ли­зу. Его идеи со­вер­ши­ли пе­ре­во­рот в пси­хи­ат­ри­че­ском мыш­ле­нии — вся пси­хи­ат­рия кон­ца XIX ве­ка и пер­вой чет­вер­ти XX ве­ка бы­ла по­стро­е­на на его иде­ях.

Эмиль Кре­пе­лин ро­дил­ся 15 фев­ра­ля 1856 го­да. В 1873 го­ду он по­сту­пил на ме­ди­цин­ский фа­куль­тет Вюрц­бург­ско­го уни­вер­си­те­та. Бу­дучи еще сту­ден­том, он еже­днев­но по­се­щал пси­хи­ат­ри­че­скую кли­ни­ку Вюрц­бур­га. В 1878 го­ду Кре­пе­лин окон­чил уни­вер­си­тет, а за­тем ра­бо­тал ас­си­стен­том пси­хи­ат­ри­че­ских кли­ник в Мюн­хене и Лейп­ци­ге, где за­ни­мал­ся под ру­ко­вод­ством пси­хо­ло­га Вунд­та и элек­тро­фи­зио­ло­га Эр­ба, поль­зо­вал­ся со­ве­та­ми пси­хи­ат­ра Гуд­де­на. Кре­пе­лин увле­кал­ся тео­ри­ей Кан­та—Ла­пла­са. Пер­вая ра­бо­та по пси­хи­ат­рии бы­ла им вы­пол­не­на в 1882 го­ду. Это бы­ло кон­курс­ное со­чи­не­ние на те­му «О вли­я­нии ост­рых за­бо­ле­ва­ний на воз­ник­но­ве­ние пси­хи­че­ских бо­лез­ней».

В бли­жай­шие за этим го­ды на Кре­пе­ли­на ока­зы­ва­ли боль­шое вли­я­ние экс­пе­ри­мен­таль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские ис­сле­до­ва­ния Вунд­та. Он опуб­ли­ко­вал ряд ра­бот по внед­ре­нию экс­пе­ри­мен­таль­но- пси­хо­ло­ги­че­ских ме­то­дик в пси­хи­ат­ри­че­скую кли­ни­ку по борь­бе с ал­ко­го­лиз­мом. В 1883 го­ду Кре­пе­лин, бу­дучи при­ват-до­цен­том в Лейп­циг­ском уни­вер­си­те­те, бла­го­да­ря Вунд­ту осо­знал, что его ис­тин­ное при­зва­ние — кли­ни­че­ская пси­хи­ат­рия. Вундт опре­де­лил круг пси­хо­ло­ги­че­ских ин­те­ре­сов 27-лет­не­го Кре­пе­ли­на и ос­нов­ную те­ма­ти­ку ра­бот, ко­то­рые вы­пол­ня­лись под его ру­ко­вод­ством. По пред­ло­же­нию Вунд­та Кре­пе­лин на­чал пи­сать свой «Ком­пен­ди­ум» по пси­хи­ат­рии — пер­вый ва­ри­ант его впо­след­ствии все­мир­но из­вест­но­го «Учеб­ни­ка пси­хи­ат­рии». Это крат­кое по­со­бие в ре­зуль­та­те по­сле­ду­ю­щих пе­ре­ра­бо­ток пре­вра­ти­лось в то ру­ко­вод­ство, в ко­то­ром, на­чи­ная с пя­то­го его из­да­ния (1896), раз­ви­ва­лись но­зо­ло­ги­че­ские кон­цеп­ции Кре­пе­ли­на. Уже мно­го поз­же убе­див­шись, что в пер­вый пе­ри­од сво­ей де­я­тель­но­сти он воз­ло­жил слиш­ком боль­шие на­деж­ды на при­ло­же­ние к за­да­чам кли­ни­че­ской пси­хи­ат­рии экс­пе­ри­мен­таль­но-пси­хо­ло­ги­че­ско­го ме­то­да, Кре­пе­лин пи­сал: «Пси­хо­ло­ги­че­ские ме­то­ды, к со­жа­ле­нию, до сих пор лишь немно­гим пре­вос­хо­дят об­ще­жи­тей­ские при­е­мы ис­сле­до­ва­ния».

По­лу­чив в 1886 го­ду зва­ние про­фес­со­ра, Кре­пе­лин в этом же го­ду за­ни­ма­ет пост за­ве­ду­ю­ще­го ка­фед­рой пси­хи­ат­рии Дерпт­ско­го уни­вер­си­те­та, на­зы­ва­е­мо­го Тар­тус­ким, сме­нив на этом по­сту Эм­мин­гау­са, лек­ции ко­то­ро­го он слу­шал в Вюрц-

бур­ге. Уни­вер­си­тет был ос­но­ван в 1802 го­ду, его пред­ше­ствен­ник — Ака­де­мия Густа­ви­а­на ос­но­ва­на в 1632 го­ду. На ба­зе уни­вер­си­те­та Кре­пе­лин раз­вер­нул экс­пе­ри­мен­таль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские ис­сле­до­ва­ния. Ви­кен­тий Ви­кен­тье­вич Ве­ре­са­ев (1867–1945), пи­са­тель и врач, окон­чив­ший фи­ло­ло­ги­че­ский фа­куль­тет Пе­тер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та (1888) и ме­ди­цин­ский фа­куль­тет Дерпт­ско­го уни­вер­си­те­та в 1894 го­ду, слу­шав­ший лек­ции Кре­пе­ли­на, пи­сал в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях:

«Осо­бен­но вы­да­вал­ся в то вре­мя уже зна­ме­ни­тый про­фес­сор пси­хи­ат­рии Эмиль Кре­пе­лин — не ста­рый, трид­ца­ти­пя­ти­лет­ний че­ло­век с окла­ди­стой каш­та­но­вой бо­ро­дой и ум­ны­ми вни­ма­тель­ны­ми гла­за­ми. Впо­след­ствии он при­об­рел ми­ро­вую из­вест­ность пер­во­клас­сней­ше­го пси­хи­ат­ра, про­из­вед­ше­го ко­рен­ную ре­фор­му во всей кли­ни­че­ской пси­хи­ат­рии…

…Вы­во­дят пси­хи­че­ско­го боль­но­го — Кре­пе­лин, вни­ма­тель­но гля­дя, на­чи­на­ет за­да­вать во­про­сы, и на на­ших гла­зах, как вы­со­ко­ху­до­же­ствен­ное про­из­ве­де­ние, яр­ко на­чи­на­ет вы­ри­со­вы­вать­ся вся ха­рак­тер­ная кар­ти­на дан­ной бо­лез­ни. И за­клю­ча­ю­щая ха­рак­те­ри­сти­ка, ко­то­рую да­вал бо­лез­ни про­фес­сор, бы­ла для слу­ша­те­лей есте­ствен­ным и необ­хо­ди­мо вы­те­ка­ю­щим ито­гом всех рас­спро­сов боль­но­го».

Во вре­мя ру­си­фи­ка­ции уни­вер­си­те­та он вы­нуж­ден был уй­ти вме­сте со зна­ме­ни­тым хи­рур­гом Берг­ма­ном и дру­ги­ми уче­ны­ми. Цар­ская Рос­сия не су­ме­ла оце­нить это­го че­ло­ве­ка, учи­те­ля всех рус­ских пси­хи­ат­ров. В 1891 го­ду он со­здал свою шко­лу в ста­рин­ном Гей­дель­берг­ском уни­вер­си­те­те, ос­но­ван­ном еще в 1386 го­ду. На­ко­нец, в 1903 го­ду он со­здал свою шко­лу в Мюн­хен­ском уни­вер­си­те­те, ос­но­ван­ном в 1472 го­ду.

В тя­же­лые го­ды Пер­вой ми­ро­вой вой­ны Кре­пе­лин со­здал в Мюн­хене Ис­сле­до­ва­тель­ский пси­хи­ат­ри­че­ский ин­сти­тут; в 1922 го­ду он со­здал в нем ка­фед­ру и це­ли­ком от­дал­ся ра­бо­те. Мюн­хен­ская кли­ни­ка, ру­ко­во­ди­мая Кре­пе­ли­ном с 1903 го­да, бы­ла та­ким же ме­стом па­лом­ни­че­ства вра­чей, как и Саль­пет­ри­ер­ская во вре­ме­на Эски­ро­ля и поз­же — в эпо­ху Шар­ко. На ска­мьях ауди­то­рии, вы­хо­дя­щей на Гё­те­штрас­се, рус­ские си­де­ли впе­ре­меж­ку с ан­гли­ча­на­ми и япон­ца­ми, а вра­чи скан­ди­нав­ских стран ря­дом с жи­те­ля­ми Неа­по­ля и Юж­ной Аме­ри­ки; вско­ре так­же и Фран­ция, по спра­вед­ли­во­сти гор­дя­ща­я­ся сво­и­ми ге­ни­аль­ны­ми до­сти­же­ни­я­ми на­ча­ла XIX сто­ле­тия, не мог­ла не при­знать, что немец­кая на­у­ка в ли­це Кре­пе­ли­на до­стиг­ла выс­ше­го син­те­за пси­хи­ат­ри­че­ских зна­ний, под­го­тов­лен­но­го всем преды­ду­щим хо­дом раз­ви­тия на­у­ки. В ре­зуль­та­те фран­цуз­ские уче­ные ста­ли при­ез­жать на зна­ме­ни­тые «кур­сы усо­вер­шен­ство­ва­ния» в Мюн­хен, ку­да меч­тал по­пасть каж­дый врач-пси­хи­атр.

Заслу­гой Кре­пе­ли­на яв­ля­ет­ся раз­ра­бот­ка кли­ни­ки пси­хи­че­ских за­бо­ле­ва­ний и их клас­си­фи­ка­ции, ко­то­рые ос­но­вы­ва­лись на опи­са­тель­ном симп­то­мо­ло­ги­че­ском прин­ци­пе, гос­под­ство­вав­шем в пси­хи­ат­рии в кон­це XIX ве­ка. В ос­но­ву сво­ей си­сте­мы Кре­пе­лин по­ло­жил те­че­ние и ис­ход за­бо­ле­ва­ния, учи­ты­вая при этом этио­ло­ги­че­ские и па­то­ло­го­ана­то­ми­че­ские дан­ные. Под­чер­ки­вая, что од­ни и те же про­яв­ле­ния мо­гут иметь ме­сто при раз­лич­ных за­бо­ле­ва­ни­ях, Кре­пе­лин спра­вед­ли­во ука­зы­вал, что от­дель­ные симп­то­мы (бред, гал­лю­ци­на­ции и т.п.) не яв­ля­ют­ся един­ствен­ным ос­но­ва­ни­ем для раз­де­ле­ния пси­хо­зов. Он вы­де­лил са­мо­сто­я­тель­ные но­зо­ло­ги­че­ские еди­ни­цы: ран­нее сла­бо­умие, на­зван­ное позд­нее Блей­ле­ром ши­зо­фре­ни­ей и ма­ни­а­каль­но-де­прес­сив­ным пси­хо­зом, и рез­ко огра­ни­чил рам­ки па­ра­нойи.

Меж­ду тем Кре­пе­лин и Блей­лер оста­ви­ли вне сфе­ры сво­е­го вни­ма­ния ост­рые на­чаль­ные фа­зы ши­зо­фре­нии; речь в их ис­сле­до­ва­ни­ях идет о ши­зо­фре­нии во­об­ще, то есть глав­ным об­ра­зом о со­сто­я­нии сфор­ми­ро­вав­ше­го­ся, сло­жив­ше­го­ся за­бо­ле­ва­ния, о его кли­ни­ке (пре­иму­ще­ствен­но у Кре­пе­ли­на), о пси­хо­па­то­ло­гии (пре­иму­ще­ствен­но у Блей­ле­ра). Опи­са­ние симп­то­ма­ти­ки ши­зо­фре­нии Кре­пе­лин пред­ва­ря­ет

за­ме­ча­ни­ем, что «…важ­ней­шие рас­строй­ства в вы­ра­жен­ной фор­ме встре­ча­ют­ся в наи­бо­лее чи­стом ви­де в ко­неч­ных со­сто­я­ни­ях, в ко­то­рых пре­хо­дя­щие яв­ле­ния, со­про­вож­да­ю­щие бо­лез­нен­ный про­цесс, от­тес­ня­ют­ся дли­тель­ны­ми и ха­рак­тер­ны­ми из­ме­не­ни­я­ми ду­шев­ной жиз­ни». При опи­са­нии кли­ни­ки ран­не­го сла­бо­умия Кре­пе­лин оце­ни­ва­ет бур­ные кар­ти­ны его ост­рых де­бю­тов как слу­чай­ные и «пре­хо­дя­щие яв­ле­ния». В даль­ней­шем из­ло­же­нии он не уде­ля­ет этим яв­ле­ни­ям вни­ма­ния, фик­си­руя его на из­ме­не­ни­ях «дли­тель­ных и ха­рак­тер­ных».

С Эми­лем Кре­пе­ли­ном в во­про­сах ран­не­го сла­бо­умия разо­шел­ся Ой­ген Блей­лер, про­фес­сор пси­хи­ат­рии в уни­вер­си­те­те Цю­ри­ха. Блей­лер за­слу­жил ре­пу­та­цию сме­ло­го че­ло­ве­ка. Он пуб­ли­ку­ет свои от­кры­тия не то­ро­пясь, зон­ди­руя об­ста­нов­ку, все­гда до­ку­мен­ти­ро­ван­но, ни­ко­гда не за­де­вая Кре­пе­ли­на и его рья­ных по­клон­ни­ков Кре­пе­лин ин­те­ре­со­вал­ся фор­мой, ви­дом и ка­те­го­ри­ей за­бо­ле­ва­ния; Блей­лер об­ра­щал вни­ма­ние на про­ис­хо­див­шее в уме па­ци­ен­та. Кре­пе­лин де­лал ак­цент на зна­че­ние на­след­ствен­но­сти и кон­сти­ту­ции в воз­ник­но­ве­нии пси­хи­че­ско­го за­бо­ле­ва­ния и, та­ким об­ра­зом, пред­опре­де­лен­но­сти пси­хо­за.

Ос­нов­ной заслу­гой Кре­пе­ли­на яв­ля­ет­ся раз­ра­бот­ка клас­си­фи­ка­ции пси­хи­че­ских за­бо­ле­ва­ний, яв­ля­ю­ща­я­ся ос­но­вой ныне су­ще­ству­ю­щей. Он яв­ля­ет­ся ав­то­ром од­но­го из вы­да­ю­щих­ся учеб­ни­ков по пси­хи­ат­рии «Кли­ни­че­ская пси­хи­ат­рия», вы­дер­жав­ше­го во­семь при­жиз­нен­ных из­да­ний (1909–1915), в ко­то­ром бы­ла да­на ис­чер­пы­ва­ю­щая клас­си­фи­ка­ция пси­хи­че­ских бо­лез­ней. По­след­нее, 8-е из­да­ние его «Учеб­ни­ка», вы­шед­шее в 1915 го­ду, пред­став­ля­ло нечто ис­клю­чи­тель­ное по сво­им раз­ме­рам (3000 стра­ниц) и со­вер­шен­но небы­ва­лое по оби­лию ма­те­ри­а­ла — неви­дан­ное в ис­то­рии пси­хи­ат­рии до­сти­же­ние од­но­го че­ло­ве­ка. Вы­ше мы го­во­ри­ли, что в на­ча­ле сво­е­го на­уч­но­го пу­ти Кре­пе­лин стре­мил­ся ос­но­вать всю пси­хи­ат­рию на экс­пе­ри­мен­таль­ной пси­хо­ло­гии. С го­да­ми эта тен­ден­ция по­сте­пен­но за­ту­ха­ла. В позд­ней­ших из­да­ни­ях «Учеб­ни­ка» (7-м и 8-м) пси­хо­ло­гия за­ни­ма­ет хо­тя и по­чет­ное, но чи­сто де­ко­ра­тив­ное ме­сто.

В «Учеб­ни­ке» мно­го ме­ста от­ве­де­но неле­пым по­ступ­кам ши­зо­фре­ни­ков. Кре­пе­лин опи­сы­ва­ет боль­но­го, ко­то­рый хо­чет ку­рить: он ви­дит на зем­ле оку­рок и пры­га­ет за ним со вто­ро­го эта­жа. По неожи­дан­но­сти дей­ствий неко­то­рые слу­чаи име­ют анек­до­ти­че­ский ха­рак­тер. На оче­ред­ном при­е­ме у зуб­но­го вра­ча боль­ная за­яви­ла, что бу­дет ле­чить­ся у него толь­ко в том слу­чае, ес­ли он на­де­нет про­ти­во­газ. В дру­гой ис­то­рии боль­ной, во­ди­тель ав­то­бу­са, в се­ре­дине рей­са оста­но­вил ма­ши­ну, ра­зул­ся, по­ве­сил нос­ки на ра­ди­а­тор, сел на тро­туар, за­ку­рил и за­явил пас­са­жи­рам, что «он име­ет пра­во на от­дых».

Оста­вив ка­фед­ру в 1922 го­ду, Кре­пе­лин ра­бо­тал в ос­но­ван­ном им в 1917 го­ду Мюн­хен­ском пси­хи­ат­ри­че­ском ин­сти­ту­те. Кре­пе­лин — стро­гий эм­пи­рик и убеж­ден­ный кли­ни­цист, отец со­вре­мен­ной пси­хи­ат­ри­че­ской но­зо­ло­гии (уче­ния о бо­лез­нях). Пер­во­на­чаль­ная но­зо­ло­ги­че­ская кон­цеп­ция, но­сив­шая не­сколь­ко пря­мо­ли­ней­ный и ме­ха­ни­сти­че­ский ха­рак­тер, стро­и­лась им по прин­ци­пу «оди­на­ко­вые при­чи­ны — оди­на­ко­вые по­след­ствия»; но­зо­ло­ги­че­ские фор­мы бо­лез­ней оха­рак­те­ри­зо­вы­ва­лись един­ством при­чи­ны, симп­то­ма­ти­ки, те­че­ния, ис­хо­да и, по воз­мож­но­сти, па­то­ло­го­ана­то­ми­че­ско­го суб­стра­та. Позд­нее он во мно­гом ис­прав­лял это уче­ние. На­при­мер, при­знал зна­че­ние воз­рас­та и пола боль­ных, лич­ност­ных и сре­до­вых фак­то­ров, а так­же воз­мож­но­стей ин­ди­ви­ду­аль­но­го ре­а­ги­ро­ва­ния для фор­ми­ро­ва­ния кли­ни­че­ской кар­ти­ны пси­хо­за. Ре­зуль­та­том это­го пе­ре­смот­ра яви­лось со­хра­нив­шее свое зна­че­ние по на­сто­я­щее вре­мя уче­ние о ре­ги­страх пси­хи­че­ской де­я­тель­но­сти, в ко­то­рых про­яв­ля­ет­ся пси­хи­че­ская бо­лезнь. Ос­нов­ным до­сти­же­ни­ем си­сте­ма­ти­ки Кре­пе­ли­на бы­ло вы­де­ле­ние двух форм эн­до­ген­ных пси­хо­зов (ма­ни­а­каль­но-де­прес­сив­но­го пси­хо­за и ши­зо­фре­нии), от­ли­ча­ю­щих­ся друг от дру­га по симп­то­ма­ти­ке, те­че­нию и про­гно­зу. Его но­зо­ло­ги­че­ская си­сте­ма по­лу­чи­ла об­щее при­зна­ние, не­смот­ря на

раз­лич­ные кри­ти­че­ские за­ме­ча­ния.

Как че­ло­век Кре­пе­лин от­ли­чал­ся пря­мо­той, от­кро­вен­но­стью, про­сто­той, чест­но­стью, он не лю­бил ди­пло­ма­тии и околь­ных пу­тей. На вид он ка­зал­ся су­ро­вым, но внут­ренне был от­зыв­чи­вым и доб­рым. Та­ким же он был и в от­но­ше­ни­ях с ду­шев­но­боль­ны­ми, ко­то­рые его лю­би­ли, не­смот­ря на его внеш­нюю су­ро­вость. Он был боль­шим ма­сте­ром, да­же ху­дож­ни­ком, ко­гда раз­го­ва­ри­вал с боль­ным, при этом бы­вал ре­зок, ино­гда да­же гру­бо­ват с боль­ны­ми. Он умел раз­го­во­рить боль­но­го, по­лу­чить от него то, что необ­хо­ди­мо для по­ста­нов­ки ди­а­гно­за. Как уче­ный он ра­бо­тал мед­лен­но, но ос­но­ва­тель­но, без аплом­ба. Он не лю­бил шу­ма во­круг сво­е­го име­ни. В ста­ро­сти остал­ся та­ким же бод­рым, све­жим, ка­ким был в мо­ло­до­сти, он со­хра­нил ту же лю­бовь к на­у­ке и к вра­чеб­ной ра­бо­те.

Ко­гда ему ис­пол­ни­лось 70 лет, он от­ка­зал­ся от че­ство­ва­ния, ко­то­рое со­би­ра­лись ор­га­ни­зо­вать дру­зья и уче­ни­ки. По его же­ла­нию празд­не­ство в этот день не со­сто­я­лось. Он рас­по­ря­дил­ся, что­бы и по­сле его смер­ти не бы­ло гром­ких сла­во­сло­вий в его ад­рес, по­хвал его лич­но­сти и его де­я­тель­но­сти; что­бы толь­ко круг са­мых близ­ких ему лю­дей про­во­жал без вся­ко­го шу­ма его гроб.

Скон­чал­ся Кре­пе­лин 7 ок­тяб­ря 1926 го­да, не успев от­ре­дак­ти­ро­вать 9-е из­да­ние сво­е­го учеб­ни­ка, рас­ши­рив­ше­го­ся к это­му вре­ме­ни до мо­ну­мен­таль­но­го (объ­е­мом бо­лее 3000 стра­ниц) ру­ко­вод­ства.

По­сле смер­ти Кре­пе­ли­на по­яви­лись кри­ти­че­ские ста­тьи. Ха­рак­тер­ная ста­тья при­над­ле­жит Остваль­ду Бум­ке (Bumke, 1877–1950), немец­ко­му пси­хи­ат­ру и нев­ро­па­то­ло­гу, при­гла­шен­но­му на ме­сто Кре­пе­ли­на воз­гла­вить ка­фед­ру пси­хи­ат­рии в Мюн­хен, на­пи­сав­ше­му ста­тью «Куль­ту­ра и вы­рож­де­ние» (1922). Од­но вре­мя Бум­ке го­во­рил, что вся со­вре­мен­ная пси­хи­ат­рия сто­ит на пле­чах Кре­пе­ли­на, что кре­пе­лин­ская си­сте­ма пси­хи­че­ских бо­лез­ней (но­зо­ло­ги­че­ская клас­си­фи­ка­ция) про­шла три­ум­фаль­ным ше­стви­ем че­рез весь мир, и че­рез не­сколь­ко лет он же за­явил, что шко­ла Кре­пе­ли­на до­стиг­ла гра­ни­цы сво­их воз­мож­но­стей и, бо­лее то­го, что из дог­ма­ти­ков этой шко­лы не оста­лось по­чти ни од­но­го.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.