Вто­рой фронт При­ват­бан­ка

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Юлия САМАЕВА

Со­об­ще­ние о том, что При­ват­банк по­дал в суд на сво­е­го быв­ше­го ауди­то­ра, вы­гля­дит ло­гич­ным про­дол­же­ни­ем по­пы­ток но­во­го ру­ко­вод­ства бан­ка вос­ста­но­вить спра­вед­ли­вость и на­ка­зать ви­нов­ных в вы­ве­де­нии средств из бан­ка, ко­то­рое ста­ло при­чи­ной его на­ци­о­на­ли­за­ции.

Дей­стви­тель­но, спи­сок от­вет­ствен­ных за про­изо­шед­шее не так уж и ве­лик: ак­ци­о­не­ры, ор­га­ни­зо­вав­шие ма­хи­на­ции, ауди­тор, не от­ра­зив­ший их в от­че­те, и ку­ра­тор НБУ, не за­ме­тив­ший про­ис­хо­дя­ще­го. В де­каб­ре 2017 г. При­ват­банк по­дал иск в Вы­со­кий суд Лон­до­на про­тив сво­их быв­ших ак­ци­о­не­ров и аф­фи­ли­ро­ван­ных с ни­ми ком­па­ний. Те­перь до­шла оче­редь и до ком­па­нии Pricewaterhousecoopers (PWC), ко­то­рая с се­ре­ди­ны 1990-х и до мо­мен­та на­ци­о­на­ли­за­ции про­ве­ря­ла фи­нан­со­вую от­чет­ность При­ват­бан­ка. Но­вый ме­недж­мент фи­н­учре­жде­ния на­ме­рен до­ка­зать не про­сто ха­лат­ность быв­ше­го ауди­то­ра, не за­ме­тив­ше­го ма­хи­на­ций в бан­ке, но и его при­част­ность к этим ма­хи­на­ци­ям. Ес­ли ему это удаст­ся, это бу­дет круп­ный ауди­тор­ский скан­дал со вре­мен кра­ха ком­па­нии «Ар­тур Ан­дер­сен», по­сле ко­то­ро­го боль­шая пя­тер­ка ауди­тор­ских ком­па­ний ста­ла боль­шой чет­вер­кой. Но до­ка­зать сго­вор ауди­то­ра с кли­ен­том го­раз­до слож­нее, чем ба­наль­ный недо­смотр про­ве­ря­ю­ще­го.

При­ват­банк по­дал иск в рай­он­ный суд Ни­ко­сии, об­ви­нив кипр­скую Pricewaterhousecoopers Limited и ее укра­ин­ское под­раз­де­ле­ние в на­ру­ше­нии их обя­зан­но­стей в хо­де про­вер­ки фи­нан­со­вой от­чет­но­сти бан­ка за 2013–2015 гг. Ве­сти де­ло бу­дут меж­ду­на­род­ная юри­ди­че­ская ком­па­ния Quinn Emanuel Urquhart& Sullivan (Ве­ли­ко­бри­та­ния) и кипр­ские юри­ди­че­ские фир­мы Antis Triantafyllides&sons и Chrysses Demetriades&co. Сум­ма ис­ко­во­го за­яв­ле­ния — 3 млрд долл. США. Же­ла­ние При­ват­бан­ка су­дить­ся с быв­шим ауди­то­ром не в Укра­ине по­нят­но — здесь пра­вит бал экс-соб­ствен­ник, ре­гу­ляр­но ини­ци­и­ру­ю­щий оче­ред­ные су­деб­ные рас­смот­ре­ния, ка­са­ю­щи­е­ся При­ват­бан­ка, и с за­вид­ным по­сто­ян­ством их вы­иг­ры­ва­ю­щий. На­де­ять­ся на неза­ви­си­мость и бес­при­страст­ность «укра­ин­ской фе­ми­ды» в дан­ном слу­чае глу­по. Но и Кипр не луч­шая из воз­мож­ных юрис­дик­ций, несмот­ря на то, что с по­прав­ка­ми там дей­ству­ет ан­глий­ская пра­во­вая си­сте­ма.

«Кипр — от­лич­ное ме­сто для обо­ро­ны и очень пло­хое для на­па­де­ния. Су­деб­ные про­цес­сы в кипр­ских су­дах очень слож­ны и про­цес­су­аль­но за­пу­та­ны. Де­ло мо­жет слу­шать­ся го­да­ми, по­том ухо­дить в апел­ля­цию, воз­вра­щать­ся в первую ин­стан­цию и опять слу­шать­ся го­да­ми. Од­но из дел рас­смат­ри­ва­ет­ся, на­при­мер, уже по­чти 30 лет. Я ду­маю, что де­ло При­ват­бан­ка бу­дет рас­смат­ри­вать­ся в луч­шем слу­чае 5–7 лет, — рас­ска­зал ZN.UA парт­нер МЮФ Kinstellar Кон­стан­тин Ли­кар­чук. — Итог рас­смот­ре­ния это­го де­ла, наи­бо­лее ве­ро­ят­но, Вы­со­ким су­дом в Лон­доне при­нят не бу­дет хо­тя бы по­то­му, что там, во-пер­вых, несколь­ко дру­гой пред­мет рас­смот­ре­ния, а во-вто­рых, лон­дон­ское де­ло за­кон­чит­ся за­дол­го до то­го, как Кипр­ский суд при­сту­пит к рас­смот­ре­нию де­ла При­ват­бан­ка по су­ти».

Как утвер­жда­ет ис­точ­ник ZN.UA в Мин­фине, дан­ная юрис­дик­ция для это­го су­деб­но­го рас­смот­ре­ния бы­ла вы­бра­на, по­то­му что имен­но че­рез Кипр про­хо­ди­ла боль­шая часть тех сде­лок, ко­то­рые вы­зва­ли во­про­сы у но­во­го ру­ко­вод­ства При­ват­бан­ка и не на­сто­ро­жи­ли его быв­ше­го ауди­то­ра. А три мил­ли­ар­да, ко­то­рые банк хо­чет по­лу­чить от PWC, — сум­ма этих сде­лок. И пусть чи­та­те­ля не сму­ща­ет, что пре­тен­зии бан­ка к ауди­то­рам боль­ше, чем его же пре­тен­зии к экс-ак­ци­о­не­рам. Очень ско­ро, по на­шим дан­ным, Вы­со­ко­му су­ду Лон­до­на бу­дут пред­став­ле­ны до­пол­ни­тель­ные кей­сы о зло­упо­треб­ле­ни­ях быв­ших соб­ствен­ни­ков бан­ка, и сум­ма пре­тен­зий к ним вы­рас­тет.

Но в от­ли­чие от «лон­дон­ско­го» де­ла, пер­спек­ти­ва взыс­ка­ния с ауди­то­ра трех мил­ли­ар­дов со­мни­тель­на. До­ка­зать ви­ну ауди­то­ра в на­не­се­нии убыт­ков бан­ку, а не толь­ко в на­ру­ше­нии обя­зан­но­стей во вре­мя про­вер­ки фи­нан­со­вой от­чет­но­сти, очень слож­но. А са­ма по се­бе про­фес­си­о­наль­ная ха­лат­ность при дру­гих об­сто­я­тель­ствах убыт­ков бан­ка мог­ла и не по­влечь.

«Ком­па­ния мо­жет тре­бо­вать от ауди­то­ра как воз­ме­ще­ния опла­ты услуг ком­па­ни­и­а­уди­то­ра, так и воз­ме­ще­ния по­не­сен­но­го ущер­ба. Глав­ное в дан­ном слу­чае — до­ка­зать обос­но­ван­ность взыс­ки­ва­е­мой сум­мы. Ес­ли до­ка­зать опла­ту услуг ауди­то­ра обыч­но до­воль­но про­сто, то что­бы до­ка­зать сум­му по­не­сен­но­го ущер­ба, при­дет­ся по­ста­рать­ся: нуж­но предо­ста­вить до­ка­за­тель­ства, как дей­ствия ауди­то­ров по­вли­я­ли на убыт­ки пред­при­я­тия, обос­но­вать эти са­мые убыт­ки и про­чее, — го­во­рит управ­ля­ю­щий парт­нер ЮК «Ка­сья­нен­ко и парт­не­ры» Дмит­рий Ка­сья­нен­ко. — Во­об­ще до­ка­зать ви­ну ауди­то­ра — де­ло до­воль­но слож­ное, так как ауди­то­ры де­ла­ют свои от­че­ты на ос­но­ва­нии до­ку­мен­та­ции, что бы­ла предо­став­ле­на ме­недж­мен­том и бух­гал­те­ри­ей. По­это­му для на­ча­ла нуж­но най­ти ви­нов­но­го в про­ве­ря­е­мой ком­па­нии».

В хо­де раз­би­ра­тель­ства, по­гу­бив­ше­го «Ар­тур Ан­дер­сен», на­при­мер, бы­ло до­ка­за­но, что ауди­тор не про­сто под­твер­ждал ли­по­вую от­чет­ность ком­па­нии «Эн­рон», но и уни­что­жал до­ку­мен­ты, свя­зан­ные с ее ауди­том и от­но­сив­ши­е­ся к пред­ме­ту рас­сле­до­ва­ния. То есть был до­ка­зан факт сго­во­ра ауди­то­ра и кли­ен­та. Мы не зна­ем, есть ли по­доб­ные до­ка­за­тель­ства у бан­ка, но его до­го­вор с быв­шим ауди­то­ром на­вер­ня­ка со­став­лял­ся с уче­том всех воз­мож­ных пре­тен­зий со сто­ро­ны кли­ен­та.

«Ос­но­вы­ва­ясь на прак­ти­ке, мо­гу ска­зать, что, как пра­ви­ло, в кон­трак­тах с ауди­то­ра­ми по­след­ние ста­ра­ют­ся огра­ни­чи­вать раз­ме­ры сво­ей от­вет­ствен­но­сти сум­ма­ми го­но­ра­ров или преду­смат­ри­ва­ют ка­ку­ю­то крат­ность воз­ме­ще­ния ущер­ба в за­ви­си­мо­сти от сум­мы го­но­ра­ра. Од­на­ко это не ис­клю­ча­ет при­ня­тия су­дом ре­ше­ния о взыс­ка­нии пол­но­цен­ных сумм ущер­ба. Та­к­же сто­ит от­ме­тить, что дис­клей­ме­ры до­го­во­ров ауди­то­ров обыч­но со­дер­жат огра­ни­чи­тель­ные по­ло­же­ния, ка­са­ю­щи­е­ся то­го, что вы­во­ды де­ла­ют­ся на ос­но­ва­нии предо­став­лен­ной ком­па­ни­ей ин­фор­ма­ции, а та­к­же ин­фор­ма­ции, по­лу­чен­ной в ре­зуль­та­те про­ве­ден­ной де­я­тель­но­сти и ана­ли­за про­ве­ден­ных опе­ра­ций, — объ­яс­нил ZN.UA управ­ля­ю­щий парт­нер АО «Кон­нов и Со­за­нов­ский» Алек­сей Ива­нов. — Без­услов­но, мож­но ожи­дать, что каж­дая из сто­рон бу­дет ис­поль­зо­вать все ар­гу­мен­ты, обос­но­вы­ва­ю­щие их пра­во­вую по­зи­цию, и ком­па­ния PWC, ко­неч­но же, ис­поль­зу­ет огра­ни­чи­тель­ные по­ло­же­ния, со­дер­жа­щи­е­ся в ее кон­трак­тах».

Так как PWC — ком­па­ния с бо­га­той ис­то­ри­ей и боль­шим ко­ли­че­ством под­раз­де­ле­ний, она уже не раз стал­ки­ва­лась с ис­ка­ми от недо­воль­ных кли­ен­тов. Неко­то­рые спо­ры бы­ли уре­гу­ли­ро­ва­ны вне су­да за сум­мы с ше­стью но­ля­ми, неко­то­рые — за нерас­кры­тые сум­мы. Но ес­ли При­ват­банк рассчитывал на по­доб­ный ис­ход, то вы­бор Ки­п­ра в ка­че­стве юрис­дик­ции был ошиб­кой, ведь дли­тель­ное рас­смот­ре­ние де­ла для гос­бан­ка — это по­сто­ян­ные тра­ты го­су­дар­ствен­ных де­нег, а для ауди­то­ра боль­шой чет­вер­ки — незна­чи­тель­ная ста­тья рас­хо­дов и хо­ро­шая аль­тер­на­ти­ва сдел­ке с ист­цом. Ко­неч­но, бы­ли и мил­ли­ард­ные взыс­ка­ния, ко­то­рые при­хо­ди­лось пла­тить PWC, но речь все­гда шла о штра­фах, на­ла­га­е­мых на ком­па­нию, а не о вы­пла­те ис­ко­вых тре­бо­ва­ний. Пра­во­мер­ность ко­то­рых еще на­до до­ка­зать су­ду.

Но­вый пред­се­да­тель прав­ле­ния При­ват­бан­ка Петр Крум­хан­зл, ком­мен­ти­руя по­да­чу ис­ка, от­ме­тил: «Аб­со­лют­ная неспо­соб­ность PWC вы­явить в бан­ке опе­ра­ции мо­шен­ни­че­ства в те­че­ние мно­гих лет при­ве­ла к то­му, что прак­ти­че­ски весь кор­по­ра­тив­ный порт­фель бан­ка не об­слу­жи­ва­ет­ся и не име­ет со­от­вет­ству­ю­ще­го за­ло­го­во­го обес­пе­че­ния». Ауди­тор за сло­вом в кар­ман не по­лез и на­пом­нил бан­ку, что в сво­ем ауди­тор­ском за­клю­че­нии по фи­нан­со­вой от­чет­но­сти При­ват­бан­ка за 2015 г. сде­лал пре­ду­пре­жде­ние о бан­ков­ских опе­ра­ци­ях со свя­зан­ны­ми ли­ца­ми.

Прав­да, пре­ду­пре­жде­ни­ем это слож­но на­звать. Ско­рее, объ­яс­не­ни­ем, что ауди­тор не смог за­вер­шить оцен­ку опе­ра­ций со свя­зан­ны­ми ли­ца­ми, так как не по­лу­чил до­ста­точ­ных ауди­тор­ских до­ка­за­тельств, а еще что оцен­ка бы­ла про­ве­де­на в со­от­вет­ствии с тре­бо­ва­ни­я­ми стан­дар­та МСБО 24, кри­те­рии опре­де­ле­ния свя­зан­ных лиц ко­то­ро­го от­ли­ча­ют­ся от кри­те­ри­ев На­ло­го­во­го ко­дек­са Укра­и­ны и по­ста­нов­ле­ния НБУ №315. Ко­неч­но, при­драть­ся бу­дет к че­му, тем бо­лее что пре­тен­зии бан­ка не огра­ни­чи­ва­ют­ся толь­ко 2015 г., но и ка­са­ют­ся от­чет­но­сти за бо­лее ран­ние пе­ри­о­ды. В то же вре­мя на­до осо­зна­вать, что до­ка­за­тель­ство ви­ны ауди­то­ра — это очень слож­ный про­цесс, ведь ауди­тор не пи­шет от­чет, он лишь под­твер­жда­ет его.

«Ауди­тор­ский от­чет При­ват­бан­ка ос­но­вы­вал­ся на меж­ду­на­род­ных стан­дар­тах. Та­ко­го ро­да ауди­тор­ское за­клю­че­ние долж­но вклю­чать раз­дел «От­вет­ствен­ность ру­ко­вод­ства за фи­нан­со­вую от­чет­ность». В этом раз­де­ле за­клю­че­ния опи­са­на от­вет­ствен­ность ру­ко­вод­ства бан­ка за под­го­тов­ку дан­ной фи­нан­со­вой от­чет­но­сти и за си­сте­му внут­рен­не­го кон­тро­ля, ко­то­рая, по мне­нию ру­ко­вод­ства, необ­хо­ди­ма для под­го­тов­ки фи­нан­со­вой от­чет­но­сти, не со­дер­жа­щей су­ще­ствен­ных ис­ка­же­ний вслед­ствие недоб­ро­со­вест­ных дей­ствий или оши­бок, — объ­яс­ни­ла ас­со­ци­и­ро­ван­ный парт­нер ад­во­кат­ской фир­мы Goro legal Ан­на Вов­чен­ко. — Ес­ли фи­нан­со­вая от­чет­ность под­го­тов­ле­на в со­от­вет­ствии с кон­цеп­ци­ей до­сто­вер­но­го пред­став­ле­ния, опи­са­ние от­вет­ствен­но­сти ру­ко­вод­ства за под­го­тов­ку фи­нан­со­вой от­чет­но­сти в ауди­тор­ском за­клю­че­нии долж­но со­дер­жать ука­за­ние на «под­го­тов­ку и до­сто­вер­ное пред­став­ле­ние дан­ной фи­нан­со­вой от­чет­но­сти» или «под­го­тов­ку фи­нан­со­вой от­чет­но­сти, да­ю­щей прав­ди­вое и до­сто­вер­ное пред­став­ле­ние», в за­ви­си­мо­сти от об­сто­я­тельств».

То есть ауди­тор в су­де на­вер­ня­ка бу­дет го­во­рить, что по­ла­гал­ся на предо­став­лен­ную ме­недж­мен­том бан­ка ин­фор­ма­цию, про­вел все необ­хо­ди­мые ауди­тор­ские про­це­ду­ры и с ого­вор­ка­ми (без­услов­но, сни­ма­ю­щи­ми с него от­вет­ствен­ность) эту ин­фор­ма­цию под­твер­дил. Экс­пер­ти­за с огром­ной ве­ро­ят­но­стью под­твер­дит, что вы­во­ды, сде­лан­ные ауди­то­ром на ос­но­ве предо­став­лен­ной ин­фор­ма­ции, бы­ли вер­ны. И в та­ком слу­чае ни­че­го се­рьез­нее, чем ха­лат­ность, предъ­явить PWC банк не смо­жет. Но и тут мо­гут воз­ник­нуть во­про­сы.

По мне­нию юри­стов, го­су­дар­ство долж­но бы­ло сле­до­вать несколь­ко иной стра­те­гии, ес­ли хо­те­ло до­ка­зать ха­лат­ность PWC. «Сле­до­ва­ло воз­бу­дить со­от­вет­ству­ю­щее уго­лов­ное де­ло на тер­ри­то­рии Укра­и­ны, ска­жем, по ста­тье «ха­лат­ность». И в слу­чае, ес­ли в рам­ках это­го де­ла бы­ли бы со­бра­ны над­ле­жа­щие до­ка­за­тель­ства о том, что ха­лат­ность име­ла ме­сто, то ви­нов­ные долж­ны бы­ли бы по­не­сти от­вет­ствен­ность. При этом в рам­ках дан­ной про­це­ду­ры дол­жен был бы быть за­яв­лен и рас­смот­рен граж­дан­ский иск о взыс­ка­нии убыт­ков, — счи­та­ет ад­во­кат юр­фир­мы «Илья­шев и Парт­не­ры» Ан­дрей Лит­вин. — Я о та­ком уго­лов­ном де­ле еще не слы­шал, и уж точ­но по нему еще нет при­го­во­ра. Тем вре­ме­нем в от­сут­ствие при­го­во­ра, в об­ход обыч­ных уго­лов­но-пра­во­вых про­це­дур пы­та­ют­ся по­лу­чить вот та­кое ре­ше­ние су­да на Ки­п­ре. С юри­ди­че­ской точ­ки зре­ния это вы­гля­дит, мяг­ко го­во­ря, немно­го необыч­но».

Дей­стви­тель­но, на се­го­дняш­ний день в Укра­ине ни­кто PWC ни в чем не об­ви­ня­ет. Мы пом­ним, как по­сле на­ци­о­на­ли­за­ции При­ват­бан­ка чи­нов­ни­ки НБУ за­яв­ля­ли, что пе­ре­да­ли ма­те­рин­ской ком­па­нии PWC до­ка­за­тель­ства некор­рект­ной ра­бо­ты укра­ин­ской «доч­ки» ауди­то­ра, и ожи­да­ли, что укра­ин­ское пред­ста­ви­тель­ство PWC вско­ре бу­дет за­кры­то. Это­го не про­изо­шло, и в июле 2017-го НБУ сво­им ре­ше­ни­ем ис­клю­чил укра­ин­скую «доч­ку» ООО «Прай­сво­тер­ха­уску­перс (аудит)» из Ре­ест­ра ауди­тор­ских фирм, име­ю­щих пра­во на аудит бан­ков. Но в ян­ва­ре с.г. Окруж­ной ад­ми­ни­стра­тив­ный суд г. Ки­е­ва от­крыл про­из­вод­ство по ис­ку ООО «Прай­сво­тер­ха­уску­перс (аудит)» к НБУ о непра­во­мер­но­сти это­го ре­ше­ния. Суд еще идет, и ауди­тор уве­рен в том, что право­ту свою до­ка­жет. По их сло­вам, они неод­но­крат­но про­си­ли ре­гу­ля­то­ра предо­ста­вить кон­крет­ные за­ме­ча­ния к ка­че­ству ауди­та и до­ка­за­тель­ства, де­мон­стри­ру­ю­щие недо­сто­вер­ность фи­нан­со­вой от­чет­но­сти, но ни­че­го не до­би­лись.

Слож­но ска­зать, ка­кие имен­но до­ка­за­тель­ства при­слал цен­тро­банк ма­те­рин­ской ком­па­нии PWC, но ее ру­ко­вод­ство на­шло при­чи­ны, поз­во­ля­ю­щие их про­игно­ри­ро­вать. Бу­дем на­де­ять­ся, что кипр­ско­му су­ду по­ве­зет боль­ше. Во-пер­вых, рас­сле­до­ва­ние неза­ви­си­мо­го де­тек­тив­но­го агент­ства Kroll не мог­ло не кос­нуть­ся дей­ствий ауди­то­ра, мно­гие го­ды по­ло­жи­тель­но оце­ни­вав­ше­го банк, ко­то­рый в ито­ге при­шлось на­ци­о­на­ли­зи­ро­вать. Во-вто­рых, по­след­нее за­яв­ле­ние гла­вы НАБУ о том, что «При­ват­банк — это фак­ти­че­ски фи­нан­со­вая пи­ра­ми­да, ко­то­рая стро­и­лась го­да­ми», и что рас­сле­до­ва­ние слож­ное, но оно идет, и по­до­зре­ния в этом де­ле точ­но бу­дут, го­во­рит о том, что и укра­ин­ские сле­до­ва­те­ли рук не опус­ка­ют.

Кро­ме то­го, ра­но или позд­но по­явит­ся ряд во­про­сов к Нац­бан­ку как к ос­нов­но­му ре­гу­ля­то­ру/кон­тро­ле­ру бан­ков­ской де­я­тель­но­сти в Укра­ине. Как по­лу­чи­лось так, что бан­ков­ский над­зор го­да­ми не ви­дел воз­во­дя­щу­ю­ся «фи­нан­со­вую пи­ра­ми­ду» При­ват­бан­ка? Мож­но пред­по­ло­жить, что НБУ сто­ял во гла­ве по­спеш­ной на­ци­о­на­ли­за­ции, что­бы скрыть сле­ды сво­е­го осо­знан­но­го без­дей­ствия на про­тя­же­нии мно­гих пред­ше­ству­ю­щих лет. Но это уже дру­гая гла­ва са­ги о При­ват­бан­ке.

При упор­стве НАБУ есть на­деж­да, что ис­то­рия с на­ци­о­на­ли­за­ци­ей круп­ней­ше­го фи­н­учре­жде­ния не за­кон­чит­ся од­ни­ми лишь гром­ки­ми обо­юд­ны­ми об­ви­не­ни­я­ми. Кто-то дол­жен воз­ме­стить свы­ше 150 млрд грн, ко­то­рые го­су­дар­ство по­тра­ти­ло на до­ка­пи­та­ли­за­цию бан­ка.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.