За­кон на­ци­о­наль­ной опас­но­сти

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

за­ме­сти­тель пред­се­да­те­ля ВР

Шк­вал на­то­ин­те­гра­ци­он­ных за­яв­ле­ний по­след­не­го ме­ся­ца рвет пло­ти­ны.

По­ли­ти­че­ский эфир за­пол­ня­ют за­кли­на­ни­я­ми о неиз­беж­ном вступ­ле­нии в НАТО. Сна­ча­ла по­яв­ля­ют­ся бес­тол­ко­вые за­яв­ле­ния пре­зи­ден­та о «го­су­дар­стве­ас­пи­ран­те» и «дол­го­ждан­ном и ло­гич­ном ре­ше­нии НАТО по­вы­сить уро­вень ам­би­ций Укра­и­ны от­но­си­тель­но аль­ян­са». По­сколь­ку ам­би­ции Укра­и­ны аль­ян­су непод­власт­ны, та­кие за­яв­ле­ния вы­зва­ли ожи­да­е­мую и ло­гич­ную ре­ак­цию: «Не бы­ло ни­ка­ких из­ме­не­ний в по­ли­ти­ке». На офи­ци­аль­ной стра­ни­це НАТО с укра­ин­ца­ми про­ве­ли лик­без по англо-укра­ин­ско­му пе­ре­во­ду, за­ме­тив, что «на­зва­ние стра­ны-ас­пи­ран­та не ме­ня­ет по­ли­ти­ку аль­ян­са от­но­си­тель­но го­су­дар­ства», по­сколь­ку aspirant country — это не го­су­дар­ство с удо­сто­ве­ре­ни­ем ас­пи­ран­та, а го­су­дар­ство стре­мя­ще­е­ся (aspire) к член­ству.

Да­лее воз­ни­ка­ет па­фос­ная инициатива ру­ко­во­ди­те­ля го­су­дар­ства вне­сти из­ме­не­ния в Кон­сти­ту­цию, ука­зав в ней «стра­те­ги­че­скую цель раз­ви­тия го­су­дар­ства — член­ство в Ев­ро­пей­ском Со­ю­зе и член­ство в Се­ве­ро­ат­лан­ти­че­ском аль­ян­се», — яко­бы для то­го, что­бы сде­лать про­цесс на­то­ин­те­гра­ции необ­ра­ти­мым. И все эти дви­же­ния про­ис­хо­дят на фоне об­суж­де­ния за­ко­но­про­ек­та о на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти, недав­но по­дан­ном пре­зи­ден­том в пар­ла­мент, ко­то­рый, опять же по его сло­вам, «ва­жен как для ре­фор­мы сек­то­ра без­опас­но­сти, так и для су­ще­ствен­но­го ша­га на на­шем пу­ти в НАТО».

Мож­но в Кон­сти­ту­цию Укра­и­ны за­пи­сать стра­те­ги­че­скую цель — за­пу­стить ра­ке­ту «Фаль­кон-9». Мож­но да­же по­пы­тать­ся убе­дить Ило­на Мас­ка признать на­ши намерения это сде­лать. Од­на­ко ра­ке­та от это­го не по­стро­ит­ся и не по­ле­тит.

НАТО — без­опас­ност­ное объ­еди­не­ние, ос­но­ван­ное на прин­ци­пе «один за всех и все за од­но­го». Для то­го что­бы кол­лек­тив­ная без­опас­ность ра­бо­та­ла, без­опас­ност­ные ин­сти­ту­ты, пре­жде все­го ар­мия и спец­служ­бы, долж­ны быть сов­мест­ны­ми по сво­ей фи­ло­со­фии и ме­то­дам и спо­соб­ны­ми к вза­и­мо­дей­ствию.

Как-то укра­ин­ский по­ли­тик с сар­каз­мом спро­сил аме­ри­кан­ско­го ге­не­ра­ла, бу­дут ли го­то­вы США ока­зать во­ен­ную под­держ­ку Укра­ине в слу­чае пол­но­мас­штаб­но­го втор­же­ния Рос­сии. На что аме­ри­кан­ский ге­не­рал ис­кренне рас­ска­зал о том, сколь­ко укра­ин­ских раз­ре­ше­ний нуж­но и сколь­ко вре­ме­ни на них пой­дет каж­дый раз, ко­гда в Укра­и­ну нуж­но бу­дет до­ста­вить аме­ри­кан­ских во­ен­ных или тех­ни­ку, и под­вел итог с пе­чаль­ной иро­ни­ей: «По­ка что рос­сий­ским вой­скам на­мно­го лег­че по­пасть в Укра­и­ну, чем аме­ри­кан­ским».

Этот диа­лог сам по се­бе яв­ля­ет­ся до­ста­точ­ной оцен­кой как спо­соб­но­сти к вза­и­мо­дей­ствию, так и «уров­ня ам­би­ций Укра­и­ны от­но­си­тель­но аль­ян­са». Вер­хов­ный глав­но­ко­ман­ду­ю­щий, ко­то­рый в войне про­тив мощного вра­га ищет со­юз­ни­ков, дол­жен не де­кла­ри­ро­вать ам­би­ции, а за че­ты­ре го­да сде­лать свою ар­мию спо­соб­ной вза­и­мо­дей­ство­вать с силь­ным со­юз­ни­ком. Не по­то­му, что это нуж­но НАТО или аме­ри­кан­цам, а по­то­му, что мень­шая «со­вет­ская ар­мия» Укра­и­ны ни­ко­гда не одо­ле­ет боль­шую «со­вет­скую ар­мию» Рос­сии.

Без­де­я­тель­ность в те­че­ние че­ты­рех лет вой­ны на­сто­ра­жи­ва­ла. Но от­сут­ствие ка­ких-ли­бо ка­че­ствен­ных из­ме­не­ний в ре­фор­ми­ро­ва­нии сек­то­ра без­опас­но­сти и обо­ро­ны, вклю­чая кад­ро­вые на­зна­че­ния, оправ­ды­ва­ли са­мой вой­ной и фор­му­лой «жи­раф боль­шой, ему вид­ней». За­кон о так на­зы­ва­е­мой ре­ин­те­гра­ции по­ста­вил под вопрос ис­тин­ность на­ме­ре­ний от­но­си­тель­но на­то­ин­те­гра­ции. Но за­ко­но­про­ект о на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти да­ет все ос­но­ва­ния бить в на­бат — за де­кла­ра­ци­я­ми о курсе к НАТО нам про­кла­ды­ва­ют дру­гой путь.

Пре­жде все­го, са­ма идея за­ко­но­про­ек­та о на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти воз­ник­ла вслед­ствие без­де­я­тель­но­сти, ко­то­рую, несмот­ря на де­кла­ра­ции, на­блю­да­ли на­ши парт­не­ры. Осо­зна­вая, что но­вых ка­че­ствен­ных за­ко­но­про­ек­тов об обо­роне и во­ору­жен­ных си­лах ожи­дать на­прас­но, воз­ник­ла идея со­здать ра­моч­ный за­кон о на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти. Его пер­во­на­чаль­ной це­лью бы­ло хо­тя бы то­чеч­но из­ме­нить си­сте­му ко­ман­до­ва­ния и управ­ле­ния во­ору­жен­ны­ми си­ла­ми и вве­сти эф­фек­тив­ный граж­дан­ский пар­ла­мент­ский кон­троль над сек­то­ром без­опас­но­сти и обо­ро­ны, в част­но­сти над раз­вед­кой. По­чти два го­да за­ко­но­про­ект ко­че­вал меж­ду сек­ре­та­ри­а­том СНБО, Ми­ни­стер­ством обо­ро­ны, Ге­не­раль­ным шта­бом и ад­ми­ни­стра­ци­ей пре­зи­ден­та. Как ре­зуль­тат — у нас оче­ред­ной ги­брид, не име­ю­щий ни­че­го об­ще­го ни с НАТО, ни с на­ци­о­наль­ной без­опас­но­стью, и яв­ля­ю­щий­ся наи­луч­шим об­раз­цом неосо­вет­ской, то бишь рос­сий­ской, шко­лы нор­мо­про­ек­ти­ро­ва­ния.

Без­ого­во­роч­но­го при­зна­ния за­слу­жи­ва­ет мастер­ство субъ­ек­та за­ко­но­да­тель­ной ини­ци­а­ти­вы лишь в од­ном — спо­соб­но­сти вы­ло­жить пу­сто­ту на трид­ца­ти пя­ти стра­ни­цах. По­сколь­ку те жи­день­кие нор­мы, ко­то­рые несут со­дер­жа­тель­ную на­груз­ку, яв­ля­ет­ся, ско­рее, угро­зой, чем без­опас­но­стью.

Пу­сто­та — в раз­де­ле, по­свя­щен­ном де­мо­кра­ти­че­ско­му граж­дан­ско­му кон­тро­лю. Граж­дан­ский кон­троль над сек­то­ром без­опас­но­сти и обо­ро­ны, несмот­ря на слож­ное на­зва­ние, озна­ча­ет очень про­стые ве­щи. Об­ще­ство че­рез пар­ла­мен­та­ри­ев, ко­то­рых оно из­бра­ло, долж­но кон­тро­ли­ро­вать: 1) как тра­тят­ся на без­опас­ность и обо­ро­ну день­ги на­ло­го­пла­тель­щи­ков (обо­рон­ный бюд­жет); 2) как жи­вет и ра­бо­та­ет сол­дат (бое­спо­соб­ность ар­мии); 3) не бу­дет ли во­ен­ный, че­ло­век с ору­жи­ем, без­осно­ва­тель­но огра­ни­чи­вать пра­ва граж­дан­ско­го на­се­ле­ния (вве­де­ние во­ен­но­го по­ло­же­ния); 4) за­щи­ще­ны ли сол­да­ты в усло­ви­ях бо­е­вых дей­ствий (при­ме­не­ние во­ору­жен­ных сил).

Сей­час обо­рон­ный бюд­жет Укра­и­ны в 80 млрд грн рас­пре­де­лен «ши­ро­ки­ми маз­ка­ми» аж на во­семь ли­не­ек в таб­ли­це рас­хо­дов. Бо­лее 60 млрд долж­но быть из­рас­хо­до­ва­но на «укреп­ле­ние обо­ро­но­спо­соб­но­сти». Толь­ко как мы с ва­ми бу­дем знать, укре­пи­лась ли обо­ро­но­спо­соб­ность, а ес­ли укре­пи­лась, то нас­коль­ко, и в чем эту мощь, в кон­це кон­цов, ме­рить? Что­бы по­чув­ство­вать раз­ни­цу: обо­рон­ный бюд­жет США де­та­ли­зи­ро­ван на ста два­дца­ти стра­ни­цах, где рас­пи­са­на сто­и­мость со­дер­жа­ния каж­до­го сол­да­та и ука­за­на це­на каж­дой еди­ни­цы ору­жия. Эта ин­фор­ма­ция яв­ля­ет­ся пуб­лич­ной, по­это­му каж­дый аме­ри­ка­нец мо­жет узнать, на сколь­ко тан­ков или сол­дат укре­пи­лась обо­ро­но­спо­соб­ность Аме­ри­ки.

Де­таль­ной ин­фор­ма­ции об укра­ин­ских рас­хо­дах на обо­ро­ну нет не то что в пуб­лич­ном до­сту­пе, боль­шая ее часть за­кры­та гри­фом го­су­дар­ствен­ной тай­ны — что­бы враг не узнал! Для вра­га в пас­пор­тах бюд­жет­ных про­грамм Ми­ни­стер­ство обо­ро­ны пи­шет «сред­нюю сто­и­мость еди­ни­цы бро­не­тан­ко­вой тех­ни­ки». И по­ка враг му­чит­ся в по­ис­ках ин­фор­ма­ции о сто­и­мо­сти про­из­вод­ства укра­ин­ско­го «Бу­ла­та», скры­тые го­су­дар­ствен­ной тай­ной 80 млрд ста­ли вто­рым по­сле неф­те­га­зо­во­го сек­то­ра ис­точ­ни­ком кор­руп­ции и раз­во­ро­вы­ва­ния люд­ских де­нег.

По­это­му неуди­ви­тель­но, что, предо­став­ляя Укра­ине тех­ни­че­скую по­мощь и во­ору­же­ния, парт­не­ры Укра­и­ны хо­тят убе­дить­ся, что их ре­сур­сы, при­об­ре­тен­ные их на­ло­го­пла­тель­щи­ка­ми, не пой­дут на кор­руп­ци­он­ный «рас­пил». Од­на­ко в за­ко­но­про­ек­те о на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти вме­сто де­та­ли­за­ции кон­тро­ля обо­рон­но­го бюд­же­та пе­ре­ска­зы­ва­ют об­щие пол­но­мо­чия Вер­хов­ной Ра­ды. Оно и по­нят­но, ведь ина­че пре­зи­ден­ту при­дет­ся объ­яс­нить лю­дям, по­че­му два аме­ри­кан­ских катера клас­са «Ай­ленд», предо­став­лен­ные Укра­ине без­воз­мезд­но, по­чти год сто­ят в пор­ту Бал­ти­мо­ра, а Ми­ни­стер­ство обо­ро­ны Укра­и­ны в на­сто­я­щее вре­мя за­ку­па­ет у «Ле­нин­ской куз­ни­цы» про­из­вод­ство ка­те­ров клас­са «Гри­ша» за 800 млн грн.

Важ­ным эле­мен­том граж­дан­ско­го кон­тро­ля, в част­но­сти кон­тро­ля над обо­рон­ным бюд­же­том, в де­мо­кра­ти­ях яв­ля­ет­ся граж­дан­ский (не во­ен­ный) ми­нистр обо­ро­ны, под­кон­троль­ный пар­ла­мен­ту. Имен­но ми­нистр дол­жен от­ве­чать за фор­ми­ро­ва­ние обо­рон­ной по­ли­ти­ки и рас­хо­дов на обо­ро­ну. За­ко­но­про­ект дей­стви­тель­но вво­дит граж­дан­ско­го ми­ни­стра, толь­ко под­чи­ня­ет его пре­зи­ден­ту Укра­и­ны. А под шу­мок де­ла­ет под­от­чет­ным пре­зи­ден­ту еще и весь Ка­би­нет ми­ни­стров.

Де­мо­кра­тия невоз­мож­на без ува­же­ния к сол­да­ту. Сол­да­ты не рож­да­ют­ся в во­ен­ной фор­ме и не яв­ля­ют­ся соб­ствен­но­стью ге­не­ра­лов. Укра­ин­ских сол­дат рож­да­ют, вос­пи­ты­ва­ют и со­дер­жат укра­ин­ские се­мьи. Сол­да­ты нуж­да­ют­ся в та­кой же сво­бо­де и ува­же­нии к их до­сто­ин­ству, как и лю­бой дру­гой че­ло­век, вклю­чая одеж­ду, пи­щу, быт и от­но­ше­ния. Во­ен­ная обя­зан­ность ста­вит сол­да­та в жест­кую суб­ор­ди­на­цию к выс­ше­му ру­ко­вод­ству и де­ла­ет его уяз­ви­мым к ко­ман­дир­ско­му про­из­во­лу. Наи­бо­лее эф­фек­тив­ным из до­се­ле при­ду­ман­ных предо­хра­ни­те­лей яв­ля­ет­ся спо­соб­ность пар­ла­мен­те­ра, пред­став­ля­ю­ще­го укра­ин­ские се­мьи, про­ве­рить, как к их де­тям от­но­сят­ся ге­не­ра­лы.

Обо­рон­ный ко­ми­тет Кон­грес­са Со­еди­нен­ных Шта­тов со­гла­со­вы­ва­ет на­зна­че­ние с пре­зи­ден­том всех аме­ри­кан­ских ге­не­ра­лов, оце­ни­вая, пре­жде все­го, их эти­че­ские до­сто­ин­ства. Та­ким об­ра­зом, Кон­гресс кон­тро­ли­ру­ет та­к­же пре­зи­ден­та как вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го. По­это­му в Со­еди­нен­ных Шта­тах невоз­мож­но уни­же­ние сол­дат, как на на­шем по­ли­гоне «Ши­ро­кий лан». А ес­ли бы по­доб­ное и слу­чи­лось, то про­ку­ро­ры пре­сле­до­ва­ли бы ге­не­ра­ла, уни­жа­ю­ще­го сол­дат и ар­мию, а не сол­да­та, ко­то­рый сде­лал до­сто­я­ни­ем глас­но­сти фо­то та­ко­го уни­же­ния. В за­ко­но­про­ек­те о на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти вы не най­де­те упо­ми­на­ния об от­вет­ствен­но­сти во­ен­ных пе­ред пар­ла­мен­том. По­то­му что пре­зи­дент ве­рит, что граж­дан­ский кон­троль над во­ен­ны­ми осу­ществ­ля­ет он сам. А его же, как из­вест­но, кон­тро­ли­ро­вать ни­кто не сме­ет, ибо он не ка­кой-то там аме­ри­кан­ский, а укра­ин­ский пре­зи­дент.

При та­ких об­сто­я­тель­ствах не сле­ду­ет на­де­ять­ся, что бо­ло­то на «Ши­ро­ком лане» вы­сох­нет. А вме­сте с тем не сле­ду­ет ожи­дать, что укра­ин­цы бу­дут вы­стра­и­вать­ся в оче­редь в ря­ды во­ору­жен­ных сил, что­бы в том бо­ло­те по­ба­рах­тать­ся.

От­дель­ной ин­три­гой за­ко­но­про­ек­та долж­но бы­ло стать уста­нов­ле­ние пар­ла­мент­ско­го кон­тро­ля над спец­служ­ба­ми. Что­бы немно­го от­влечь Служ­бу без­опас­но­сти от пре­сле­до­ва­ния укра­ин­ско­го биз­не­са и по­ли­ти­че­ских оп­по­нен­тов пре­зи­ден­та. За­ко­но­про­ект да­же пред­по­ла­га­ет со­зда­ние пар­ла­мент­ско­го ко­ми­те­та по во­про­сам раз­вед­ки и спец­служб. Но, учи­ты­вая то­таль­ный кон­троль пре­зи­ден­та над спец­служ­ба­ми и раз­вед­кой, ны­неш­ние пол­но­мо­чия пар­ла­мент­ских ко­ми­те­тов и тай­ный без­опас­ност­ный бюд­жет, со­зда­ние та­ко­го ко­ми­те­та из­ме­нит раз­ве что тра­ек­то­рию фи­нан­со­вых по­то­ков.

Си­сте­му пар­ла­мент­ско­го кон­тро­ля над вве­де­ни­ем во­ен­но­го по­ло­же­ния раз­ру­ши­ло еще и при­ня­тие за­ко­на о так на­зы­ва­е­мой ре­ин­те­гра­ции. То­гда в те­ло ре­ин­те­гра­ци­он­но­го за­ко­на впи­са­ли, что во­ен­ные в мир­ное вре­мя мо­гут огра­ни­чи­вать пра­ва че­ло­ве­ка, ко­то­рые, со­глас­но Кон­сти­ту­ции, ми­ро­во­му ис­то­ри­че­ско­му опы­ту и здра­во­му смыс­лу, мож­но огра­ни­чи­вать лишь в усло­ви­ях во­ен­но­го по­ло­же­ния. По­сколь­ку ес­ли в усло­ви­ях во­ен­но­го по­ло­же­ния во­ен­ные оста­нав­ли­ва­ют ва­ше ав­то, про­ни­ка­ют в жи­ли­ще или обыс­ки­ва­ют, это мож­но обос­но­вать бо­е­вы­ми дей­стви­я­ми и со­об­ра­же­ни­я­ми без­опас­но­сти. А ес­ли во­ен­ные это де­ла­ют в усло­ви­ях мир­но­го вре­ме­ни, это во­ен­ная дик­та­ту­ра. Оче­вид­но, что за­ко­но­про­ект о на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти си­ту­а­цию не улуч­ша­ет. И нам с ва­ми еще при­дет­ся узнать, с ка­кой це­лью пре­зи­дент ввел усло­вия для во­ен­ной дик­та­ту­ры, при­крыв их ре­ин­те­гра­ци­ей.

Тем са­мым ре­ин­те­гра­ци­он­ный за­кон раз­ру­шил и пар­ла­мент­ский кон­троль над при­ме­не­ни­ем во­ору­жен­ных сил. За­ко­но­про­ект о на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти си­ту­а­цию не ис­прав­ля­ет. По­это­му не удив­ля­ем­ся, что на­ши во­ен­ные, ко­то­рым мы в 2014-м ап­ло­ди­ро­ва­ли за уни­что­же­ния вра­га, в 2018-м си­дят на ска­мье под­су­ди­мых за убий­ство. Ведь без ре­ше­ния вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го о при­ме­не­нии во­ору­жен­ных сил в свя­зи с агрес­си­ей, каж­до­го, кто при­ме­нил ору­жие, мож­но су­дить за убий­ство по за­ко­нам мир­но­го вре­ме­ни. Та­к­же без пар­ла­мент­ско­го кон­тро­ля над при­ме­не­ни­ем во­ору­жен­ных сил не сле­ду­ет удив­лять­ся, ес­ли од­на­жды на Май­дан или на Гру­шев­ско­го вы­едут укра­ин­ские вой­ска, но не для па­ра­да.

От за­ко­но­про­ек­та о на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти ожи­да­ли еще од­но­го сверхваж­но­го из­ме­не­ния для во­ору­жен­ных сил, ко­то­рое ум­но на­зва­но «Си­сте­мой ко­ман­до­ва­ния и кон­тро­ля». В жиз­ни это озна­ча­ет от­вет­ствен­ность за лю­дей и ма­те­ри­аль­ные ре­сур­сы во вре­мя под­го­тов­ки и вы­пол­не­ния за­дач.

Мы ра­ду­ем­ся, ко­гда в Меж­ду­на­род­ном цен­тре ми­ро­твор­че­ства и без­опас­но­сти в Яво­ро­ве сол­да­ты стран — участ­ниц НАТО го­то­вят на­ши во­ен­ные под­раз­де­ле­ния — вплоть до уров­ня ба­та­льо­на — ко­ман­до­вать и управ­лять вой­ска­ми, со­глас­но стан­дар­там аль­ян­са. Их учат, как не ожи­дать от ге­не­ра­ла ре­ше­ния о вы­пол­не­нии за­да­чи, а быть спо­соб­ным при­ни­мать его на уровне ба­та­льо­на, ро­ты, взво­да. В усло­ви­ях бо­е­вых дей­ствий чем бли­же ре­ше­ние к сол­да­ту, тем бо­лее за­щи­щен­ной яв­ля­ет­ся его жизнь. По­то­му что ко­ман­ди­ру бо­е­во­го под­раз­де­ле­ния все­гда вид­но луч­ше, чем в ка­би­не­те Ген­шта­ба.

Но как долж­ны чув­ство­вать се­бя на­ши на­учен­ные вой­ска, ко­гда они воз­вра­ща­ют­ся к сво­им бри­га­дам и их зна­ния ста­но­вят­ся несов­ме­сти­мы­ми с ре­аль­но­стью? Ви­дишь угро­зу — зво­ни в ба­та­льон, ба­та­льон — в бри­га­ду, бри­га­да — в Ген­штаб, Ген­штаб — в штаб АТЦ, штаб АТЦ — в трех­сто­рон­нюю кон­такт­ную мин­скую груп­пу… Как след­ствие — за че­ты­ре го­да вой­ны мы не зна­ем ав­то­ра ни од­но­го при­ка­за, кро­ме ге­не­ра­ла На­за­ро­ва, из ко­то­ро­го в луч­ших тра­ди­ци­ях сде­ла­ли коз­ла от­пу­ще­ния. А вой­ну для нас до сих пор ве­дет пресс-сек­ре­тарь АТО.

Не луч­ше со­сто­я­ние дел и с от­вет­ствен­но­стью за ма­те­ри­аль­ные ре­сур­сы. Во­ди­те­ля-ме­ха­ни­ка тан­ко­во­го под­раз­де­ле­ния за­став­ля­ют вы­пла­чи­вать 100 тыс. грн за ре­монт тан­ко­во­го дви­га­те­ля. И не име­ет зна­че­ния, что при­част­ность его к по­лом­ке не до­ка­за­на. В то вре­мя как из обо­рон­но­го бюд­же­та раз­во­ро­вы­ва­ют­ся сот­ни мил­ли­о­нов гри­вен, и тан­ко­ре­монт­ным за­во­дам из-за «от­ка­тов» оста­ют­ся день­ги толь­ко на но­вую зе­ле­ную крас­ку, во­ен­ная служ­ба пра­во­по­ряд­ка и во­ен­ная про­ку­ра­ту­ра тща­тель­но вы­пол­ня­ют пла­ны взыс­ка­ния убыт­ков, при­чи­нен­ных тех­ни­ке и во­ору­же­нию, с во­ен­но­слу­жа­щих.

Из­ме­не­ния в си­сте­ме ко­ман­до­ва­ния и управ­ле­ния, пред­ло­жен­ные в за­ко­но­про­ек­те о на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти, мож­но опи­сать биб­лей­ской фор­му­лой: есть один пре­зи­дент, ко­то­рый, как Бог, все со­тво­рил и всем управ­ля­ет. Прав­да, пре­зи­дент, в от­ли­чие от Бо­га, дол­жен быть от­вет­ствен­ным пе­ред людь­ми. За­ко­но­про­ект дей­стви­тель­но пред­ла­га­ет вве­сти долж­но­сти от­дель­но глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го, от­дель­но на­чаль­ни­ка Ге­не­раль­но­го шта­ба и ко­ман­ду­ю­ще­го объ­еди­нен­ных сил. Од­на­ко нет ни­ка­ко­го по­ряд­ка вза­и­мо­дей­ствия меж­ду ни­ми. За­то все они бу­дут под­чи­не­ны пре­зи­ден­ту, что­бы кон­ку­ри­ро­вать и ни за что не от­ве­чать. А бу­дет от­ве­чать за все ми­нистр обо­ро­ны, у ко­то­ро­го, как мы зна­ем, нет пол­но­мо­чий.

И ви­шен­кой на пи­рож­ном на­ци­о­наль­ной си­сте­мы ко­ман­до­ва­ния и управ­ле­ния, со­глас­но за­ко­но­про­ек­ту, долж­на стать уни­каль­ная роль сек­ре­та­ря СНБО. Ко­то­рый в прин­ци­пе ни за что ни пе­ред кем не от­ве­ча­ет, но ко­то­рый «осу­ществ­ля­ет в пе­ри­од меж­ду за­се­да­ни­я­ми Со­ве­та на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти и обо­ро­ны Укра­и­ны (то есть все­гда) ко­ор­ди­на­цию и кон­троль над вы­пол­не­ни­ем цен­траль­ны­ми и мест­ны­ми ор­га­на­ми ис­пол­ни­тель­ной вла­сти, пра­во­охра­ни­тель­ны­ми ор­га­на­ми, во­ен­ны­ми фор­ми­ро­ва­ни­я­ми ре­ше­ний Со­ве­та на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти и обо­ро­ны Укра­и­ны, вве­ден­ных в дей­ствие ука­за­ми пре­зи­ден­та Укра­и­ны». Мо­же­те по­здра­вить вновь на­зна­чен­но­го ви­це-пре­зи­ден­та.

Каж­дый раз, ко­гда об­суж­да­ет­ся граж­дан­ский пар­ла­мент­ский кон­троль, кто-то за­ме­ча­ет: «Да вы ви­де­ли наш пар­ла­мент? Что он мо­жет кон­тро­ли­ро­вать?» Но пар­ла­мент та­ким и бу­дет, по­ка лю­ди не нач­нут вы­би­рать тех, ко­му они го­то­вы до­ве­рить кон­троль над рас­хо­до­ва­ни­ем сво­их де­нег и при­ме­не­ни­ем си­лы про­тив се­бя.

Каж­дый раз, ко­гда об­суж­да­ет­ся из­ме­не­ние си­сте­мы ко­ман­до­ва­ния и кон­тро­ля, кто-то предо­сте­ре­га­ет: «Ар­мия во вре­мя вой­ны не мо­жет ме­нять си­сте­му ко­ман­до­ва­ния». Но имен­но ны­неш­няя си­сте­ма ко­ман­до­ва­ния и управ­ле­ния ста­ла од­ной из при­чин вой­ны и оста­ет­ся сей­час глав­ным пре­пят­стви­ем для раз­ви­тия ар­мии.

Без кон­тро­ля над обо­рон­ны­ми рас­хо­да­ми, без из­ме­не­ния ко­ман­до­ва­ния и управ­ле­ния во­ору­жен­ны­ми си­ла­ми о вступ­ле­нии в НАТО мож­но бу­дет пи­сать хоть в Кон­сти­ту­ции, хоть на за­бо­ре — эф­фект бу­дет оди­на­ков.

К со­жа­ле­нию, за­ко­но­про­ект о на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти ав­тор­ства пре­зи­ден­та несов­ме­стим не толь­ко с НАТО. Он несов­ме­стим с со­хра­не­ни­ем, раз­ви­ти­ем и эф­фек­тив­но­стью укра­ин­ской ар­мии, а сле­до­ва­тель­но — несов­ме­стим с жиз­нью укра­ин­ско­го го­су­дар­ства.

В ночь на 27 но­яб­ря 2014 г. под сте­на­ми укра­ин­ско­го пар­ла­мен­та жур­на­ли­сты вы­жи­да­ли, на­де­ясь уви­деть под­пи­сан­ное ко­а­ли­ци­он­ное со­гла­ше­ние. Тем вре­ме­нем в сте­нах пар­ла­мен­та та­к­же вы­жи­да­ли пред­ста­ви­те­ли че­ты­рех фрак­ций бу­ду­щей ко­а­ли­ции. Не хва­та­ло од­ной под­пи­си — пред­ста­ви­те­ля БПП. Кам­нем пре­ткно­ве­ния ста­ла един­ствен­ная фра­за ко­а­ли­ци­он­но­го со­гла­ше­ния: «вос­ста­нов­ле­ние по­ли­ти­че­ско­го кур­са на ре­ин­те­гра­цию в Ев­ро­ат­лан­ти­че­ское без­опас­ност­ное про­стран­ство и об­ре­те­ние член­ства в ор­га­ни­за­ции Се­ве­ро­ат­лан­ти­че­ско­го до­го­во­ра». На­ка­нуне под­пи­са­ния пред­ста­ви­те­ли фрак­ции име­ни пре­зи­ден­та озву­чи­ли тре­бо­ва­ние ру­ко­во­ди­те­ля го­су­дар­ства и их уль­ти­ма­тум — они го­то­вы под­пи­сать ко­а­ли­ци­он­ное со­гла­ше­ние лишь при усло­вии изъ­я­тия фра­зы о на­ме­ре­нии стать чле­ном НАТО. По неофи­ци­аль­ной ин­фор­ма­ции, та­ким бы­ло пред­ло­же­ние ми­ни­стра ино­стран­ных дел Рос­сии, с ко­то­рым он об­ра­тил­ся к то­гдаш­не­му ру­ко­во­ди­те­лю ад­ми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та.

Пя­ти­ча­со­вое по­зи­ци­он­ное «сто­я­ние» за­вер­ши­лось да­ле­ко за пол­ночь. Ко­а­ли­ци­он­ное со­гла­ше­ние под­пи­са­ли. Фра­зу о на­ме­ре­нии стать чле­ном НАТО со­хра­ни­ли. Но ка­жет­ся, что имен­но в ту ночь пре­зи­дент Укра­и­ны был ис­крен­ним.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.