Ко­сов­ский за­пал для «по­ро­хо­вой боч­ки Ев­ро­пы»

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Кон­стан­тин ФЕДОРЕНКО

(Ин­сти­тут ев­ро­ат­лан­ти­че­ско­го со­труд­ни­че­ства)

На Бал­ка­нах, дол­гое вре­мя оста­вав­ших­ся мир­ным ре­ги­о­ном, объ­еди­нен­ным стрем­ле­ни­я­ми к ев­ро­ин­те­гра­ции, по­вы­ша­ет­ся гра­дус про­ти­во­сто­я­ния в ста­ром кон­флик­те.

26 мар­та в Ко­со­во был за­дер­жан Мар­ко Джу­рич, гла­ва бел­град­ской Ад­ми­ни­стра­ции Ко­со­во и Ме­то­хии, за неле­галь­ное пе­ре­се­че­ние ко­сов­ской гра­ни­цы. В го­род­ке Се­вер­ная Мит­ро­ви­ца он вме­сте с дру­ги­ми серб­ски­ми чи­нов­ни­ка­ми и вы­со­ко­по­став­лен­ны­ми пред­ста­ви­те­ля­ми ко­сов­ских сер­бов вы­сту­пал пе­ред серб­ской ауди­то­ри­ей на встре­че, по­свя­щен­ной воз­мож­ной нор­ма­ли­за­ции от­но­ше­ний меж­ду Сер­би­ей и Ко­со­во. По­ли­цей­ские во­рва­лись в зда­ние, ис­поль­зуя све­то­шу­мо­вые бо­е­при­па­сы. Джу­ри­ча от­вез­ли в сто­ли­цу Ко­со­во Приш­ти­ну, где он пред­стал пе­ред су­дом, а на сле­ду­ю­щий день был вы­дво­рен из стра­ны.

Обыч­но, как от­ме­ча­ет The Guardian, Ко­со­во из­бе­га­ет ис­поль­зо­вать си­лы спе­ци­аль­но­го на­зна­че­ния на се­ве­ре стра­ны, где жи­вут в ос­нов­ном эт­ни­че­ские сер­бы. Приш­ти­на име­ет до­воль­но огра­ни­чен­ный кон­троль над этим ре­ги­о­ном. Од­на­ко в этот раз ко­сов­ские вла­сти зна­ли, что Джу­рич, за­про­сив раз­ре­ше­ние на въезд и не по­лу­чив его, все же со­би­рал­ся на­ру­шить гра­ни­цу. Как от­ме­тил ми­нистр ино­стран­ных дел Ко­со­во, при­чи­ной это­го ста­ло на­ру­ше­ние про­це­ду­ры, тре­бу­ю­щей от­прав­ки за­про­са за 72 ча­са до въез­да, хо­тя пре­зи­дент Сер­бии Алек­сан­дар Ву­чич за­явил, что Джу­рич пре­ду­пре­дил о сво­ем въез­де за 75 ча­сов, и по со­гла­ше­нию с ко­сов­ски­ми вла­стя­ми до­ста­точ­но пре­ду­пре­жде­ния, а не за­про­са на раз­ре­ше­ние на въезд.

В ком­мен­та­рии The Guardian ко­сов­ский ана­ли­тик Кре­нар Га­ши от­ме­тил, что «Сер­бия по­сто­ян­но на­ру­ша­ет за­ко­ны Ко­со­во и до­стиг­ну­тые с ним со­гла­ше­ния (…) По­ли­ция Ко­со­во, с дру­гой сто­ро­ны, устро­и­ла пред­став­ле­ние с серб­ским чи­нов­ни­ком в на­руч­ни­ках». Он счи­та­ет, что та­кие си­ту­а­ции ста­но­вят­ся воз­мож­ны­ми из-за непро­зрач­ной и неэф­фек­тив­ной по­ли­ти­ки диа­ло­га ЕС на Бал­ка­нах. В ком­мен­та­рии для Бал­кан­ской се­ти рас­сле­до­ва­тель­ской жур­на­ли­сти­ки Ка­та­ри­на Та­дич, ана­ли­тик серб­ско­го Цен­тра ев­ро­пей­ской по­ли­ти­ки, утвер­жда­ет, что хо­тя и в са­мом де­ле по дей­ству­ю­щим со­гла­ше­ни­ям для серб­ских по­ли­ти­ков до­ста­точ­но пре­ду­пре­дить о въез­де, не су­ще­ству­ет норм, ре­гу­ли­ру­ю­щих, в ка­ких си­ту­а­ци­ях Ко­со­во мо­жет от­ка­зать­ся при­ни­мать по­ли­ти­ка из Сер­бии и что про­изой­дет, ес­ли Ко­со­во от­кло­нит пре­ду­пре­жде­ние.

Сер­бия счи­та­ет Ко­со­во вре­мен­но некон­тро­ли­ру­е­мой, но все же ча­стью сво­ей тер­ри­то­рии — про­вин­ци­ей Ко­со­во и Ме­то­хия. Имен­но этим объ­яс­ня­ет­ся тот факт, что Джу­рич ре­шил по­се­тить Се­вер­ную Мит­ро­ви­цу — несмот­ря на то, что ко­сов­ские вла­сти пре­ду­пре­ди­ли, что не впу­стят его и неко­то­рых дру­гих чи­нов­ни­ков из­за рис­ка раз­жи­га­ния враж­ды. Пре­зи­дент Ву­чич в свою оче­редь за­явил: «Да­ди­те вы раз­ре­ше­ние или нет, они при­едут в Се­вер­ную Мит­ро­ви­цу. Да­вай­те, по­ка­жи­те, что вы с этим сде­ла­е­те».

Сер­бия долж­на, пусть и ис­поль­зуя сим­во­ли­че­ские дей­ствия, ука­зы­вать на то, что Ко­со­во при­над­ле­жит ей. По­нят­но и то, что Ко­со­во вы­нуж­де­но пе­ри­о­ди­че­ски де­мон­стри­ро­вать свою власть, по­ка­зы­вая, что су­ще­ству­ет как ре­аль­ное го­су­дар­ство, име­ю­щее монополию на при­ме­не­ние си­лы в сво­их гра­ни­цах. Спи­кер ко­сов­ско­го пар­ла­мен­та, в част­но­сти, пря­мо за­явил, что Ко­со­во та­ким об­ра­зом про­де­мон­стри­ро­ва­ло свой су­ве­ре­ни­тет над тер­ри­то­ри­ей. Од­на­ко ре­зуль­та­том это­го «кон­флик­та су­ве­ре­ни­те­тов» (что сим­во­лич­но, вслед­ствие со­бы­тия, по­свя­щен­но­го диа­ло­гу меж­ду Сер­би­ей и Ко­со­во) ста­ло за­мет­ное по­вы­ше­ние гра­ду­са кон­флик­та в ре­ги­оне.

Ко­сов­ские сер­бы вы­шли из пра­ви­тель­ства стра­ны и за­яви­ли о го­тов­но­сти в од­но­сто­рон­нем по­ряд­ке сфор­ми­ро­вать соб­ствен­ные ад­ми­ни­стра­ции на се­ве­ре Ко­со­во (ра­нее Кон­сти­ту­ци­он­ный суд Ко­со­во вы­нес ре­ше­ние, со­глас­но ко­то­ро­му фор­ми­ро­ва­ние Ас­со­ци­а­ции серб­ских му­ни­ци­па­ли­те­тов в Ко­со­во яв­ля­ет­ся некон­сти­ту­ци­он­ным). Кро­ме то­го, сер­бы уста­но­ви­ли за­граж­де­ние меж­ду Се­вер­ной Мит­ро­ви­цей и Мит­ро­ви­цей, на­се­лен­ной в ос­нов­ном ко­сов­ски­ми ал­бан­ца­ми. Об­ме­ня­лись сто­ро­ны и «про­грамм­ны­ми» за­яв­ле­ни­я­ми: пре­мьер Ко­со­во Ра­муш Ха­ра­ди­най за­явил, что не мо­жет быть и ре­чи о раз­де­ле­нии Ко­со­во, а Джу­рич «со­гла­сил­ся» с ним, за­явив, что ре­чи о раз­де­ле­нии про­вин­ции Ко­со­во и Ме­то­хии дей­стви­тель­но быть не мо­жет. Серб­ский пре­зи­дент Ву­чич на­звал вла­сти Ко­со­во «ал­бан­ски­ми тер­ро­ри­ста­ми», позд­нее он про­вел уче­ния ар­мии и со­об­щил, что Сер­бия бу­дет за­щи­щать сво­их со­оте­че­ствен­ни­ков.

Есте­ствен­но, си­ту­а­ция не мог­ла не вы­звать меж­ду­на­род­ной ре­ак­ции. Так, вер­хов­ный пред­ста­ви­тель ЕС по ино­стран­ным де­лам и по­ли­ти­ке без­опас­но­сти Фе­де­ри­ка Мо­ге­ри­ни сроч­но по­се­ти­ла Бел­град, что­бы предот­вра­тить эс­ка­ла­цию кон­флик­та. Серб­ский пре­мьер Ана Бр­на­бич со­об­щи­ла, что разо­ча­ро­ва­на от­сут­стви­ем осуж­де­ния «по­хи­ще­ния» (аре­ста) Джу­ри­ча со сто­ро­ны за­пад­ных парт­не­ров. В свою оче­редь, Рос­сия гром­ко за­яви­ла, что «Приш­ти­на, ЕС и США во­об­ще не на­ме­ре­ны счи­тать­ся с пра­ва­ми и ин­те­ре­са­ми сер­бов, на­стро­е­ны жест­ко по­дав­лять их стрем­ле­ние от­ста­и­вать свои ле­ги­тим­ные ин­те­ре­сы (…); ко­со­ва­ры, как их и учи­ли, сле­ду­ют при­ме­ру сво­их по­кро­ви­те­лей в США и Ев­ро­пе, по­пи­ра­ю­щих ос­но­вы меж­ду­на­род­но­го пра­ва и дей­ству­ю­щих по прин­ци­пу все­доз­во­лен­но­сти». Кро­ме то­го, Москва рас­кри­ти­ко­ва­ла ев­ро­пей­ские мис­сии в Ко­со­во за то, что они «лишь со сто­ро­ны на­блю­да­ли» за си­ту­а­ци­ей с Джу­ри­чем (са­ми сер­бы и во­все об­ви­ни­ли мис­сию EULEX в пря­мой под­держ­ке по­ли­цей­ских).

Неко­то­рые ана­ли­ти­ки счи­та­ют, что весь этот арест был тай­но со­гла­со­ван серб­ской и ко­сов­ской сто­ро­ной, что­бы те и дру­гие по­ка­за­ли пе­ред на­се­ле­ни­ем свою си­лу (как сфор­му­ли­ро­вал ко­лум­нист Al Jazeera Мар­ко Дра­жич, «ты вро­де как въедешь, а мы те­бя вро­де как аре­сту­ем»). Од­на­ко та­кая тео­рия за­го­во­ра ка­жет­ся при­тя­ну­той за уши: из си­ту­а­ции «кон­флик­та су­ве­ре­ни­те­тов» пря­мо про­ис­те­ка­ет необ­хо­ди­мость каж­дой сто­роне по­ка­за­тель­но утвер­ждать свою власть над оспа­ри­ва­е­мой тер­ри­то­ри­ей. В той или иной сте­пе­ни это, на­при­мер, ре­гу­ляр­но про­ис­хо­дит на Ки­п­ре меж­ду пра­ви­тель­ством Рес­пуб­ли­ки Кипр и непри­знан­ной Ту­рец­кой Рес­пуб­ли­кой Се­вер­но­го Ки­п­ра; или меж­ду Украиной и Рос­си­ей в от­но­ше­нии Кры­ма.

Итак, в слу­чае Сер­бии и Ко­со­во обе сто­ро­ны по­ка­за­тель­но «по­бря­ца­ли ору­жи­ем» (сер­бы да­же под­ве­ли свои со­еди­не­ния, вклю­чая тан­ко­вые, по­бли­же к гра­ни­це с Ко­со­во); од­на­ко это со­вер­шен­но не обя­за­тель­но долж­но при­ве­сти к эс­ка­ла­ции про­ти­во­сто­я­ния до уров­ня воз­об­нов­ле­ния во­ору­жен­но­го кон­флик­та. Вме­сте с тем оче­вид­но, что хо­тя пре­зи­дент Ко­со­во Ха­шим Та­чи утвер­жда­ет, что ин­ци­дент не дол­жен по­вли­ять на диа­лог и вза­и­мо­по­ни­ма­ние сто­рон, в ре­аль­но­сти по диа­ло­гу, це­лью ко­то­ро­го яв­ля­ет­ся, в част­но­сти, вступ­ле­ние и Сер­бии, и Ко­со­во в ЕС, на­не­сен за­мет­ный удар.

Ин­ди­ка­то­ром это­го яв­ля­ет­ся на­пря­жен­ная ат­мо­сфе­ра во­круг пред­сто­я­ще­го в мае сам­ми­та ЕС — За­пад­ные Бал­ка­ны, на ко­то­ром долж­ны бу­дут при­сут­ство­вать ли­де­ры Ко­со­во. Цель по­доб­ных сам­ми­тов — об­суж­де­ние ев­ро­пей­ских пер­спек­тив стран ре­ги­о­на; эти го­су­дар­ства дав­но име­ют со­гла­ше­ния об ас­со­ци­а­ции и (по­ми­мо Ко­со­во) без­ви­зо­вый ре­жим с ЕС, яв­ля­ют­ся кан­ди­да­та­ми на вступ­ле­ние, а в фев­ра­ле Фе­де­ри­ка Мо­ге­ри­ни объ­яви­ла, что Ев­ро­со­юз на­це­лен на рас­ши­ре­ние к 2025 г. за счет за­пад­но­бал­кан­ских го­су­дарств. Ко­со­во, бу­дучи ча­стич­но при­знан­ной стра­ной, яв­ля­ет­ся участ­ни­ком это­го про­цес­са на осо­бых усло­ви­ях, устра­и­ва­ю­щих стра­ны ЕС, ко­то­рые не при­зна­ют его неза­ви­си­мость. На про­шлом сам­ми­те при­сут­ство­ва­ли ли­де­ры всех го­су­дарств ре­ги­о­на, вклю­чая Сер­бию и Ко­со­во; в этот раз, по­ви­ди­мо­му, сер­бы со­мне­ва­ют­ся от­но­си­тель­но уча­стия.

Кро­ме то­го, на сам­мит из-за неже­ла­ния участ­во­вать в со­бы­тии вме­сте с ли­де­ром Ко­со­во от­ка­за­лись при­е­хать пред­ста­ви­те­ли Ис­па­нии, Ки­п­ра и Ру­мы­нии — стран, на­пря­мую стал­ки­ва­ю­щих­ся с про­бле­мой се­па­ра­тиз­ма. Есте­ствен­но, эти го­су­дар­ства та­к­же не при­зна­ют независимости Ко­со­во. Это, впро­чем, слож­но на­звать неким но­вым рас­ко­лом в Ев­ро­пе, по­сколь­ку эти стра­ны де­ле­ги­ру­ют свои пол­но­мо­чия на сам­ми­те дру­гим чле­нам ЕС. Од­на­ко та­кой от­каз на­по­ми­на­ет о су­ще­ство­ва­нии про­ти­во­ре­чий в Ев­ро­пе по во­про­су Ко­со­во, а кро­ме то­го, в ны­неш­ней си­ту­а­ции мо­жет стать фор­маль­ным по­во­дом не при­быть на сам­мит для серб­ско­го ли­де­ра. Сер­бия пред­став­ле­на на нем на­вер­ня­ка бу­дет — но не факт, что на выс­шем уровне. Та­кой шаг на фоне в це­лом агрес­сив­ной по­ли­ти­ки Бел­гра­да в ре­ги­оне ста­вит под удар ев­ро­ин­те­гра­ци­он­ные пер­спек­ти­вы Сер­бии, ко­то­рая сей­час яв­ля­ет­ся од­ним из ли­де­ров по вы­пол­не­нию тре­бо­ва­ний ЕС.

Кро­ме то­го, жест­кая ре­ак­ция Сер­бии на по­след­ние дей­ствия Ко­со­во, и, в част­но­сти, од­но­сто­рон­нее фор­ми­ро­ва­ние мест­ных ад­ми­ни­стра­ций по­ни­жа­ют ве­ро­ят­ность ком­про­мис­са; то­гда как пре­зи­дент Ев­ро­ко­мис­сии Жан-клод Юн­кер за­явил, что ЕС бо­лее не со­би­ра­ет­ся при­ни­мать стра­ны с нере­шен­ны­ми тер­ри­то­ри­аль­ны­ми кон­флик­та­ми. У Сер­бии нет ра­ци­о­наль­ной внеш­не­по­ли­ти­че­ской аль­тер­на­ти­вы ев­ро­ин­те­гра­ции (пре­жде все­го с точ­ки зре­ния эко­но­ми­ки). Од­на­ко по­ли­ти­че­ские ам­би­ции (и на­стро­е­ния граж­дан, 81% из ко­то­рых от­ка­за­лись бы от вступ­ле­ния в ЕС, ес­ли бы это зна­чи­ло при­зна­ние независимости Ко­со­во, при том, что в це­лом боль­шин­ство на­се­ле­ния ев­ро­ин­те­гра­цию под­дер­жи­ва­ет: на ги­по­те­ти­че­ском ре­фе­рен­ду­ме о вступ­ле­нии в ЕС «за» про­го­ло­со­ва­ли бы 52%, «про­тив» — 24%) в оче­ред­ной раз за­став­ля­ют Бел­град дей­ство­вать нера­ци­о­наль­но. И по­то­му, хо­тя во­ен­ных рис­ков для Бал­кан все же по­ка не пред­ви­дит­ся, си­ту­а­ция с Джу­ри­чем вновь на­по­ми­на­ет нам о зна­чи­тель­ных внут­ри- и внеш­не­по­ли­ти­че­ских про­бле­мах ре­ги­о­на.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.