Це­на кро­ко­ди­ла

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Олег ПОКАЛЬЧУК

По­след­ней вспыш­кой ве­сен­не­го обостре­ния мельк­ну­ла неле­пая (но имен­но по­это­му пред­ска­зу­е­мая) дис­кус­сия о воз­мож­ном пе­ре­во­де укра­ин­ской пись­мен­но­сти на ла­ти­ни­цу. Хо­тя, по срав­не­нию с го­ря­щи­ми шо­ко­лад­ка­ми, очень да­же на­уч­ная.

Неле­пая, ибо та­кое пред­по­ло­же­ние (а не пред­ло­же­ние) вы­ска­зал не Клим­кин, а поль­ский жур­на­лист Зе­мо­вит Ще­рек. Ми­нистр иро­ни­че­ски пред­ло­жил про­ком­мен­ти­ро­вать его пред­по­ло­же­ние: «Очікую на ці­каві ко­мен­тарі». Смай­лик в кон­це фра­зы ему не по­мог. Или по­мог? В об­щем, вы­шло, как в ста­рой ар­мей­ской по­го­вор­ке: «Ес­ли при­каз мо­жет быть по­нят непра­виль­но, он бу­дет по­нят непра­виль­но».

По­че­му дис­кус­сия пред­ска­зу­е­мая? Ну, кро­ме вес­ны…

По­то­му что в гла­зах об­ще­ства от вла­сти (при­чем лю­бой, пре­ступ­ной или пост­пре­ступ­ной) мож­но ожи­дать все­го, че­го угод­но. Точ­нее ска­зать, что бы власть ни де­ла­ла, как бы ни ко­ря­чи­лась, об­ще­ство с го­раз­до буль­шим удо­воль­стви­ем пред­ста­вит ее дей­ствия в са­мом иди­от­ском ви­де и бу­дет это вза­хлеб об­суж­дать, чем ис­кать там здра­вый ре­фор­ма­тор­ский смысл. Не по­ве­ри­те, но он там бы­ва­ет.

Без­услов­но, Рос­сия и ее кол­ла­бо­ран­ты про­во­дят эф­фек­тив­ную ра­бо­ту по иди­о­ти­за­ции вос­при­я­тия лю­бых дей­ствий Укра­и­ны. Как внут­ри стра­ны, так и за ее пре­де­ла­ми. Но спра­вед­ли­во­сти ра­ди нуж­но ска­зать, что как-то уж очень силь­но вы­ду­мы­вать по­во­ды им для это­го не при­хо­дит­ся.

В про­цес­се дис­кус­сии, на­кли­кан­ной (или на­смай­ле­ной?) гос­по­ди­ном ми­ни­стром, бы­ли ссыл­ки на Ке­ма­ля Ата­тюр­ка, ко­то­рый ввел в Тур­ции ла­ти­ни­цу. Да, бы­ло та­кое в 1928 го­ду. В стране, в ко­то­рой по тем вре­ме­нам лишь при­мер­но 10% уме­ли чи­тать и пи­сать. И это бы­ла лишь ма­лая часть огром­ных эко­но­ми­че­ских и со­ци­аль­ных из­ме­не­ний, ко­то­рые пред­ва­ря­лись но­вой Кон­сти­ту­ци­ей 1924 го­да и во­ен­ной од­но­пар­тий­ной дик­та­ту­рой, осчаст­ли­вив­шие, мяг­ко го­во­ря, от­нюдь не всех. Вс­пом­ним хо­тя бы ту­рец­ких кур­дов или ар­мян.

Вве­де­ни­ем ла­ти­ни­цы Ата­тюрк пре­жде все­го до­би­вал­ся лик­ви­да­ции ка­на­ла вли­я­ния сво­их дей­стви­тель­но вли­я­тель­ных кон­ку­рен­тов, един­ствен­но гра­мот­но­го со­сло­вия в стране — ис­лам­ско­го ду­хо­вен­ства и уче­ни­ков их школ. При­мер пло­хой. Я при­ве­ду сей­час еще ху­же. Ес­ли бы в Укра­ине офи­ци­аль­ной пись­мен­но­стью се­го­дня бы­ла бы цер­ков­но­сла­вян­ская, пре­по­да­ва­е­мая ис­клю­чи­тель­но Мос­ков­ским пат­ри­ар­ха­том, а на­ци­о­наль­ные мень­шин­ства, не зна­ю­щие ни­ка­ких язы­ков кро­ме сво­их уст­ных, пе­ри­о­ди­че­ски бы вос­ста­ва­ли с ору­жи­ем, то­гда немно­го бы­ло бы по­хо­же на Тур­цию. И же­ла­тель­но, что­бы де­ло про­ис­хо­ди­ло в 1994-м, по­сле по­бе­ды в че­ты­рех­лет­ней осво­бо­ди­тель­ной войне це­ной в 20 ты­сяч по­гиб­ших. То есть при со­че­та­нии си­ту­а­ций, ко­гда воз­мож­но­сти, по­треб­но­сти и вы­го­ды в про­ве­де­нии бо­лез­нен­ных из­ме­не­ний сов­па­да­ют пол­но­стью.

Ата­тюрк был про­све­щен­ным дик­та­то­ром, си­ту­а­тив­ным со­юз­ни­ком Ле­ни­на и об­раз­цом для Гит­ле­ра, без вся­ких ка­вы­чек. Твор­цом ра­ди­каль­но­го ту­рец­ко­го на­ци­о­на­лиз­ма, по­лу­чив­ше­го се­го­дня ло­ги­че­ское раз­ви­тие в фи­гу­ре Эр­до­га­на. Но со­во­куп­ность его лич­ных черт и ис­то­ри­че­ских об­сто­я­тельств поз­во­ли­ли всем ве­ли­че­ствен­ным де­я­ни­ям Ата­тюр­ка не про­сто до­жить до се­го­дняш­не­го дня. А превратиться в по­ло­жи­тель­ные ме­мы.

Не най­де­те в мас­со­вом оби­хо­де упо­ми­на­ния це­ны, ко­то­рую за эти пе­ре­ме­ны пла­ти­ло (доб­ро­воль­но или при­ну­ди­тель­но) все ту­рец­кое об­ще­ство, а не толь­ко тур­ки, све­же­пе­ре­име­но­вав­ши­е­ся из «от­то­ма­нов». Они ста­ли вы­го­до­по­лу­ча­те­ля­ми, хо­тя то­же на усло­ви­ях пол­но­го от­ка­за от сво­е­го фес­ко­ват­ни­че­ства.

Хо­тел бы я по­смот­реть на ве­ли­ко­го укра­ин­ско­го ре­фор­ма­то­ра, за­пре­ща­ю­ще­го, по­доб­но Ке­маль-па­ше, вы­ши­ван­ки и ку­паль­ские иг­ри­ща, но остав­ля­ю­ще­го в непри­кос­но­вен­но­сти всю на­шу «осман­скую» клеп­то­кра­тию, пи­шу­щую друг дру­гу кор­руп­ци­он­ные мес­седжи уже «po-reformatorski».

По­это­му по­го­во­рим о цене, ко­то­рую граж­дане или об­ще­ство го­то­вы пла­тить за ре­фор­ми­ро­ва­ние об­ще­ства, в ко­то­ром они жи­вут, за свой но­вый со­ци­аль­ный ста­тус и так да­лее. За­ме­чу, что сло­ву «ре­фор­мы» по­ло­жи­тель­ное зна­че­ние при­да­но до­воль­но ис­кус­ствен­но. Это про­сто из­ме­не­ние пра­вил в сфе­ре че­ло­ве­че­ской жиз­ни, не за­тра­ги­ва­ю­щее функ­ци­о­наль­ных ос­нов (по­это­му мас­со­вые де­пор­та­ции, к при­ме­ру, не мо­гут счи­тать­ся ре­фор­мой, ка­кие бы це­ли они ни пре­сле­до­ва­ли).

Важ­но та­к­же от­ме­тить, что ре­фор­ма — это пре­жде все­го укреп­ле­ние и об­нов­ле­ние го­су­дар­ства, его ос­нов. Де­ла­ет­ся, ко­неч­но, во имя лю­дей и все та­кое, но ме­ха­низм со­вер­шен­но од­но­зна­чен. К граж­дан­ско­му об­ще­ству и лич­ной жиз­ни это име­ет весь­ма от­да­лен­ное от­но­ше­ние. Что бы там офи­ци­аль­ные ре­фор­ма­то­ры ни го­во­ри­ли. Всех стран ка­са­ет­ся.

По­это­му все­гда есть кон­фликт меж­ду ре­фор­ма­то­ра­ми, пре­сле­ду­ю­щи­ми си­сте­мо­об­ра­зу­ю­щие це­ли (вне за­ви­си­мо­сти от то­го, нрав­ствен­ны они или нет), и на­се­ле­ни­ем, по­че­му­то по­ла­га­ю­щим, что их част­ные це­ли яв­ля­ют­ся при­о­ри­тет­ны­ми. То есть, будь эти граж­дане на ме­сте ре­фор­ма­то­ров, они ста­ли бы ча­стью си­сте­мы, и впи­са­ли свои лич­ные це­ли в кон­фи­гу­ра­цию ре­форм, и ис­кренне бы го­во­ри­ли — ни­че­го лич­но­го.

На­кал это­го кон­флик­та за­ви­сит не от ко­ли­че­ства сто­рон­ни­ков ре­форм, как оши­боч­но по­ла­га­ют все те же ре­фор­ма­то­ры и их на­род­ные за­вист­ни­ки. Он за­ви­сит от объ­е­ма пас­сив­ных на­род­ных масс, ко­то­рые спо­соб­ны сво­им рав­но­ду­ши­ем ней­тра­ли­зо­вать не толь­ко лю­бые пас­си­о­нар­ные при­зы­вы по­ра­бо­тать во имя из­ме­не­ний, но и смяг­чить лю­бые по­боч­ные эф­фек­ты ре­форм (по­вто­рю, вне за­ви­си­мо­сти от их мо­раль­но­сти или ее от­сут­ствия).

Есть ведь у нас из­ряд­ное ко­ли­че­ство жи­те­лей стра­ны (не на­звал бы их граж­да­на­ми), де­мон­стра­тив­но счи­та­ю­щих, что дра­ма­ти­че­ские со­ци­аль­ные из­ме­не­ния в со­сед­ней Рос­сии — это пра­виль­ные ре­фор­мы. То, что их ма­ло в со­ци­аль­ных се­тях, — так это та пуб­ли­ка, ко­то­рая ма­ло­гра­мот­на. И, воз­мож­но, ла­ти­ни­ца имен­но для них бы­ла бы бла­гом про­све­ще­ния. Но остат­ков ума им хва­та­ет ров­но на то, что­бы не со­брать по­жит­ки и немед­ля не пе­ре­ехать в этот за­по­реб­ри­ко­вый brave new world. На уче­бу уже не оста­ет­ся.

Но ведь в Рос­сии дей­стви­тель­но про­ис­хо­дят стре­ми­тель­ные со­ци­аль­ные пе­ре­ме­ны. Вер­нее, это контр­ре­фор­ма­ция, ис­то­ри­че­ский ре­ви­зи­о­низм и все та­кое. Но мы сей­час эти­че­ски мыс­лим как бы с по­зи­ций ев­рея в Гер­ма­нии вре­мен Тре­тье­го рей­ха или кур­да вре­мен Ата­тюр­ка (ко­гда са­мо на­зва­ние «курд» за­пре­ти­ли»). Про­ис­хо­дя­щее в со­вре­мен­ной Рос­сии ужас­но для лю­дей, не про­сто по­ла­га­ю­щих, что пра­ва и сво­бо­ды лич­но­сти яв­ля­ют­ся выс­шей цен­но­стью. Но го­то­вых уме­реть за это.

А там жи­вут де­сят­ки мил­ли­о­нов лю­дей, не про­сто счи­та­ю­щих ина­че. По­смот­ри­те на стре­ми­тель­ное из­ме­не­ние по­ве­де­ния че­ло­ве­ка в Ке­ме­ро­во, у ко­то­ро­го в по­жа­ре сго­ре­ла вся се­мья. Оно очень ти­пич­но и симп­то­ма­тич­но. Пер­вый и един­ствен­ный ин­стинк­тив­ный всплеск остат­ков че­ло­ве­че­ско­го до­сто­ин­ства. И все. За­тем — «май­дан­щи­ки по­пу­та­ли, за­ве­ли не ту­да, Пу­тин — наш царь, все де­ла­ет пра­виль­но». Он не убог, не дряхл, и те­перь, как го­во­рят его со­ро­ди­чи, он пер­спек­тив­ный бо­га­тый же­них. Его мож­но бы­ло бы на­звать бес­со­вест­ным, но это не так. У него про­сто нет души. Он и мно­же­ство его со­граж­дан всту­пи­ли в клас­си­че­скую сдел­ку с дья­во­лом, и этот бар­тер для них ока­зал­ся вза­и­мо­вы­год­ным.

Про­да­жа души, как гла­сят пер­во­ис­точ­ни­ки, не про­сто вы­год­на в ма­те­ри­аль­ном эк­ви­ва­лен­те, она еще и из­бав­ля­ет от ненуж­ных сан­ти­мен­тов. Еще раз: мы име­ем де­ло с де­сят­ком мил­ли­о­нов лю­дей по со­сед­ству, ко­то­рые про­да­ли ду­шу дья­во­лу. Они и са­ми свою род­ню со­жгут, ес­ли Пу­тин ска­жет. Не го­во­ря уже о на­шей. Что им ка­кой-то Скри­паль за­мор­ский…

То есть мы име­ем ак­ту­аль­ный при­мер то­го, как мно­же­ство лю­дей го­то­вы пла­тить за­пре­дель­ную, с точ­ки зре­ния ци­ви­ли­зо­ван­ной мо­ра­ли, це­ну за… ну, да­же за­труд­ня­юсь это как то на­звать, скре­пы, что ли? За то, что­бы быть скре­пой, чув­ство­вать се­бя скре­пой, ду­мать, как скре­па.

Те­перь от это­го спра­вед­ли­во­го па­фо­са (а па­фос, об­ра­щен­ный на­ру­жу, мил на­ше­му серд­цу вдвойне) об­ра­тим взо­ры внутрь Укра­и­ны. Ка­кую це­ну го­то­вы пла­тить граж­дане за ра­ди­каль­ные из­ме­не­ния в сво­ей стране?

В усло­ви­ях сво­бод­но­го рын­ка это не со­всем та­кой уж про­стой вопрос, как ка­жет­ся. Дик­та­тор на­зна­ча­ет эту це­ну — и все. Не пла­тить — невоз­мож­но: ли­бо под­чи­няй­ся, ли­бо бе­ги. В де­мо­кра­ти­че­ской стране, с тру­дом, но раз­ви­ва­ю­щей­ся в усло­ви­ях бю­ро­кра­ти­че­ско­го го­су­дар­ства, каж­дый дол­жен ре­шать сам. И тут на­чи­на­ет­ся пу­та­ни­ца лич­но­го и го­су­дар­ствен­но­го (см. дис­кус­сию о ла­ти­ни­це), и глав­ное — пол­ное из­бе­га­ние то­го, что ты лич­но и в ка­ком эк­ви­ва­лен­те го­тов за­пла­тить за ми­лые тво­е­му серд­цу из­ме­не­ния.

Вот возь­мем та­кой сим­па­тич­ный мем об укра­и­но-рос­сий­ских от­но­ше­ни­ях, как «ров с кро­ко­ди­ла­ми» на гра­ни­це, и по­пы­та­ем­ся его мы­с­лен­но во­пло­тить жизнь. Пред­ста­вим се­бе, что от­вет­ствен­ный за свои сло­ва че­ло­век по­ку­па­ет кро­ко­ди­ла на лич­ные сред­ства. На­хо­дит сто дол­ла­ров или чуть боль­ше, и по­ку­па­ет при­мер­но 15-сан­ти­мет­ро­вое яще­робраз­ное су­ще­ство, по­сколь­ку эта сум­ма — подъ­ем­ная (кро­ко­дил по­боль­ше уже бу­дет кон­ку­ри­ро­вать в цене со смарт­фо­ном, и про­иг­ра­ет). В та­ком ви­де он не спо­со­бен на­пу­гать да­же ро­стов­скую жа­бу. Что­бы кро­ко­дил вы­рос в при­лич­ное двух­мет­ро­вое жи­вот­ное, пра­виль­но ре­а­ги­ру­ю­щее на язык Пуш­ки­на и все, что «Русью пах­нет», его нуж­но раз в неде­лю, но хо­ро­шо по­кор­мить. С це­лью сти­му­ля­ции пи­ще­вой ак­тив­но­сти у кро­ко­ди­лов мож­но ис­поль­зо­вать умерщ­влен­ных кор­мо­вых жи­вот­ных с на­до­рван­ны­ми кож­ны­ми по­кро­ва­ми или со вскры­ты­ми по­ло­стя­ми для уси­ле­ния за­па­ха жерт­вы. Ре­ко­мен­ду­ет­ся скарм­ли­вать бу­ду­ще­му по­гра­нич­ни­ку сле­ду­ю­щее: ры­бу, ля­гу­шек, цып­лят, мы­шей, крыс, мор­ских сви­нок и нежир­ное мя­со. В ка­че­стве ла­ком­ства, а та­к­же де­те­ны­шам пред­ла­га­ют на­се­ко­мых, дож­де­вых чер­вей, но­во­рож­ден­ных мы­шат, очи­щен­ных ра­ков и мел­ких кре­ве­ток. Пи­во не пред­ла­гать.

Есть силь­ное опа­се­ние, что, по­счи­тав необ­хо­ди­мые ка­пи­та­ло­вло­же­ния и из­держ­ки, наш ра­ди­каль­но на­стро­ен­ный зем­ляк все же по­ве­дет се­бя как ват­ник, и од­на­жды но­чью сдаст сво­е­го пи­том­ца на ко­же­вен­ный за­вод. Но оста­нет­ся при сво­их иде­а­лах. Дей­ствия — от­дель­но, иде­а­лы — от­дель­но.

Все это, ра­зу­ме­ет­ся, смех сквозь сле­зы. Я со­зна­тель­но не ис­поль­зо­вал сло­во «граж­да­нин», ибо лю­ди с граж­дан­ским са­мо­со­зна­ни­ем для се­бя этот вопрос ре­ши­ли, и в глу­пых дис­кус­си­ях уча­стия обыч­но не при­ни­ма­ют — им неко­гда. Они во­ю­ют на фрон­те или в ты­лу, ог­не­стрель­ным или ин­тел­лек­ту­аль­ным ору­жи­ем, за­щи­щая, как мы го­во­рим, де­мо­кра­ти­че­ские цен­но­сти.

Но ес­ли про­во­дить па­рал­лель с нрав­ствен­ным адом по со­сед­ству, то эти лю­ди — граж­дане — во­ю­ют за соб­ствен­ные души, за их спа­се­ние. Со­вер­шен­но не по­до­зре­вая, что их дей­ствия мо­гут быть от­ра­же­ны в та­кой вы­со­ко­пар­ной фор­му­ли­ров­ке. В этом, кста­ти, еще од­но под­твер­жде­ние их ду­хов­но­сти — обы­ден­ность вы­со­ких по­ступ­ков.

И есть неграж­дане. То, что у них точ­но та­кие же пас­пор­та, как и у со­зна­тель­ных граж­дан, с те­ми же пра­ва­ми из­би­ра­те­ля, мне лич­но, как хун­то­ори­ен­ти­ро­ван­но­му, не нра­вит­ся. Но по-дру­го­му уже не бу­дет. Они то­же не прочь жить в бо­лее успеш­ной и бо­га­той стране, и го­то­вы немедленно пла­тить за про­гресс, но — жиз­ня­ми и бла­го­по­лу­чи­ем дру­гих, ко­го угод­но, лишь бы не сво­и­ми.

Ис­хо­дя из про­пор­ций, це­на че­ло­ве­че­ских ка­пи­та­ло­вло­же­ний в ре­фор­мы в Укра­ине по­сто­ян­но по­вы­ша­ет­ся, учи­ты­вая ин­фля­цию сто­и­мо­сти са­мой жиз­ни. На этом пу­ти мо­не­ти­за­ции цен­но­стей нас ждет неми­ну­е­мый де­фолт. Вто­рой за­кон тер­мо­ди­на­ми­ки при­во­дит к эн­тро­пии вс¸, вклю­чая и со­ци­аль­ные цен­но­сти.

О ме­ха­низ­ме со­про­тив­ле­ния пе­ре­ме­нам и его пре­одо­ле­нии на­пи­са­ны де­сят­ки ум­ных книг. Я мог бы на­пи­сать по­пу­ля­ри­за­тор­скую и со­вер­шен­но бес­по­лез­ную ста­тью о ти­пах лю­дей, пе­ре­чис­лить трид­цать три при­чи­ны (их ре­аль­но столь­ко!), по ко­то­рым лю­ди со­про­тив­ля­ют­ся пе­ре­ме­нам. Вы­де­лить сле­ду­ю­щие шесть ста­дий со­про­тив­ле­ния пе­ре­ме­нам. По­ка­зать, что обу­че­нию и внед­ре­нию пе­ре­мен ча­сто ме­ша­ет пло­хая ор­га­ни­за­ция про­цес­са ком­му­ни­ка­ций и неточ­ная или невер­ная ин­фор­ма­ция.

Но у ме­ня в ито­ге все­го на­блю­да­е­мо­го и изу­чен­но­го есть лишь од­на прось­ба и один со­вет.

Стань­те же, на­ко­нец, са­ми кро­ко­ди­ла­ми!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.