И это в па­мя­ти зер­на...

Укра­ин­ские уче­ные-био­ло­ги ини­ци­и­ро­ва­ли про­ект, по­свя­щен­ный по­пу­ля­ри­за­ции имен ис­сле­до­ва­те­лей-пер­во­про­ход­цев и их вкла­да в ми­ро­вую на­у­ку

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ли­дия СУРЖИК

В ис­то­рии на­у­ки все еще оста­ет­ся мно­го неиз­вест­ных или же ма­ло из­вест­ных ши­ро­кой пуб­ли­ке лич­но­стей.

И хоть их вклад в на­у­ку стал до­сто­я­ни­ем все­го че­ло­ве­че­ства, дол­гое вре­мя их име­на за­мал­чи­ва­ли, пре­жде все­го — по идео­ло­ги­че­ским при­чи­нам.

Идея на­уч­но-об­ще­ствен­но­го про­ек­та по­пу­ля­ри­за­ции до­сти­же­ний оте­че­ствен­ных уче­ных в на­уч­ной сре­де ви­та­ла дав­но. А ре­аль­ное на­пол­не­ние по­лу­чи­ла в рам­ках Х съез­да Укра­ин­ско­го об­ще­ства ге­не­ти­ков и се­лек­ци­о­не­ров (УОГИС) им. Н.ва­ви­ло­ва, по­свя­щен­но­го 50-ле­тию учре­жде­ния УОГИС и 130-ле­тию со дня рож­де­ния Ни­ко­лая Ва­ви­ло­ва, од­но­го из ве­ли­чай­ших ге­не­ти­ков ми­ра. Так сло­жи­лось, что судь­бо­нос­ные эта­пы его жиз­ни свя­за­ны с Украиной. Свой на­уч­ный путь он на­чал в Пол­та­ве, где в сту­ден­че­ские го­ды про­хо­дил прак­ти­ку на Опыт­ном по­ле (с 1910 г. — Пол­тав­ская ис­сле­до­ва­тель­ская стан­ция, ныне — Пол­тав­ская го­су­дар­ствен­ная сель­ско­хо­зяй­ствен­ная ис­сле­до­ва­тель­ская стан­ция име­ни Н.ва­ви­ло­ва Ин­сти­ту­та сви­но­вод­ства и аг­ро­про­мыш­лен­но­го про­из­вод­ства НААН Укра­и­ны), вел пер­вые на­уч­ные на­блю­де­ния. Уже да­же став из­вест­ным уче­ным, за­ни­мая вы­со­кие долж­но­сти, Ни­ко­лай Ва­ви­лов с теп­ло­той вс­по­ми­нал пол­тав­ский пе­ри­од сво­ей жиз­ни и все­гда от­зы­вал­ся о се­бе про­сто: — аг­ро­ном. И стал я им, соб­ствен­но, в Пол­та­ве».

Судь­ба рас­по­ря­ди­лась так, что в Укра­ине и за­вер­шил­ся на­уч­ный путь Ни­ко­лая Ва­ви­ло­ва, ака­де­ми­ка Ака­де­мии на­ук СССР и Ака­де­мии на­ук УССР.

«То­го ме­ста, от­ку­да на­чал­ся уже дру­гой его путь — тю­рем­ный, как-то не вспо­ми­на­ли. Те со­бы­тия об­хо­ди­ли мол­ча­ни­ем, — рас­ска­зы­ва­ет про­фес­сор На­ци­о­наль­ной ака­де­мии Служ­бы без­опас­но­сти Укра­и­ны Ни­ко­лай Ве­лич­ко. — Жизнь Ни­ко­лая Ва­ви­ло­ва мож­но на­звать по­дви­гом. По­дви­гом уче­но­го бы­ли его вы­да­ю­щи­е­ся на­уч­ные ис­сле­до­ва­ния, по­дви­гом пу­те­ше­ствен­ни­ка — его на­уч­ные экс­пе­ди­ции, ко­гда Ни­ко­лай Ива­но­вич ча­сто рис­ко­вал жиз­нью. Не­уто­ми­мый ис­сле­до­ва­тель ми­ро­вых рас­ти­тель­ных ре­сур­сов, ис­ка­тель ге­нов для обо­га­ще­ния ге­но­фон­да куль­тур­ных рас­те­ний, Ва­ви­лов объ­ез­дил пять кон­ти­нен­тов, по­бы­вал бо­лее чем в 50 стра­нах. И ото­всю­ду на Ро­ди­ну шли по­сыл­ки с се­ме­на­ми и гер­бар­ным ма­те­ри­а­лом. Де­сят­ки ты­сяч об­раз­цов! На по­лях Все­со­юз­но­го ин­сти­ту­та рас­те­ние­вод­ства (ВИР) под Ле­нин­гра­дом, на мно­гих ис­сле­до­ва­тель­ских стан­ци­ях в раз­ных об­ла­стях Со­вет­ско­го Со­ю­за эти се­ме­на вы­се­ва­ли, со­зда­вая се­лек­ци­ей на их ос­но­ве вы­со­ко­уро­жай­ные сор­та.

Од­ним из на­прав­ле­ний на­уч­ных по­ис­ков уче­но­го бы­ло изу­че­ние про­ис­хож­де­ния куль­тур­ных рас­те­ний, сре­ди ко­то­рых осо­бое ме­сто за­ни­ма­ла пол­ба, или дву­зер­нян­ка (Triticum dicoccum) — вид древ­ней пше­ни­цы. Ее про­ис­хож­де­ние ухо­дит кор­ня­ми в VII ты­ся­че­ле­тие до н.э. — в ре­ги­он Си­рии и Ли­ва­на. В пер­вом ты­ся­че­ле­тии до н.э. она по­па­ла на тер­ри­то­рию Ев­ро­пы. Но ка­ким пу­тем? Этот вопрос для ис­сле­до­ва­те­лей оста­вал­ся за­гад­кой.

Во вре­мя ком­плекс­ной экс­пе­ди­ции 1940 г. в За­пад­ную Укра­и­ну (ее ор­га­ни­зо­ва­ла АН СССР по за­да­нию нар­ко­ма­та зем­ле­де­лия СССР с це­лью изу­чить рас­ти­тель­ные ре­сур­сы Бес­са­ра­бии и Бу­ко­ви­ны) Ва­ви­лов в Пу­тиль­ском рай­оне Чер­но­виц­кой об­ла­сти об­на­ру­жил при­род­ные по­пу­ля­ции ди­ко­рас­ту­щей пол­бы (Triticum dicoccoides). А ра­нее об­раз­цы этой пше­ни­цы ис­сле­до­ва­тель со­брал на Бал­ка­нах. На­ход­ка под­твер­ди­ла его до­гад­ку о том, что пол­ба че­рез Бал­ка­ны мог­ла рас­про­стра­нить­ся в Укра­ин­ские Кар­па­ты (в Укра­и­ну), а за­тем и по всей Ев­ро­пе».

Это бы­ла по­след­няя экс­пе­ди­ция уче­но­го. Ше­стое ав­гу­ста 1940 г. — по­след­ний день его са­мо­от­вер­жен­но­го слу­же­ния на­у­ке и Ро­дине.

День кло­нил­ся к ве­че­ру, на зем­лю опус­ка­лась тьма... Воз­вра­ща­ясь к ме­сту но­чев­ки груп­пы ис­сле­до­ва­те­лей, устав­ший, но до­воль­ный на­ход­ка­ми — об­раз­ца­ми мест­ной фло­ры, с пуч­ком пол­бы в ру­ке, он уви­дел чер­ную «эм­ку». Мельк­ну­ла тре­вож­ная до­гад­ка... Лю­ди, ко­то­рые вы­шли из ав­то (это бы­ла спе­ци­аль­ная груп­па НКВД), при­гла­си­ли ехать вме­сте с ни­ми, яко­бы для сроч­ных пе­ре­го­во­ров с Моск­вой. Это был арест. Вско­ре Ва­ви­ло­ва объ­яви­ли «вра­гом на­ро­да». Несмот­ря на ми­ро­вое при­зна­ние уче­но­го и его огром­ные за­слу­ги пе­ред Ро­ди­ной, ста­лин­ский ре­жим не до­пус­кал про­яв­ле­ния неза­ви­си­мых по­ли­ти­че­ских и на­уч­ных взгля­дов. Бес­ко­неч­ные из­ну­ри­тель­ные до­про­сы... Бо­лее го­да в ка­ме­ре смерт­ни­ков. В кон­це кон­цов смерт­ную казнь за­ме­ни­ли (бла­го­да­ря хо­да­тай­ствам его бра­та Сер­гея Ва­ви­ло­ва — пре­зи­ден­та АН СССР, дру­гих уче­ных) ссыл­кой. Пе­ред от­прав­кой в ла­герь тя­же­ло боль­ной и ис­то­щен­ный Ни­ко­лай Ива­но­вич по­па­да­ет в тю­рем­ную боль­ни­цу в Са­ра­то­ве, где спу­стя два дня его не ста­ло. По­хо­ро­ни­ли ака­де­ми­ка Н.ва­ви­ло­ва в об­щей мо­ги­ле для аре­стан­тов, ме­сто ее на­хож­де­ния неиз­вест­но.

«Обу­ча­ясь на био­ло­ги­че­ском фа­куль­те­те Чер­но­виц­ко­го уни­вер­си­те­та, я за­ин­те­ре­со­вал­ся ис­сле­до­ва­ни­я­ми Ва­ви­ло­ва в Укра­ине и за­хо­тел прой­ти его тро­па­ми, — го­во­рит Н.ве­лич­ко. — Ле­том 1972 г. вме­сте со стар­шим ла­бо­ран­том Фе­до­ром Ра­чиц­ким (Фе­дор Ми­хай­ло­вич и те­перь ра­бо­та­ет на ка­фед­ре бо­та­ни­ки ЧНУ) от­пра­ви­лись в экс­пе­ди­цию по ме­стам ис­сле­до­ва­ний Ни­ко­лая Ва­ви­ло­ва. И нашли об­раз­цы пше­ни­цы пол­бы в кре­стьян­ских хо­зяй­ствах и на окра­и­нах сел Пу­тиль­ско­го рай­о­на. На­ход­ку от­пра­ви­ли в кол­лек­цию Ле­нин­град­ско­го ин­сти­ту­та рас­те­ние­вод­ства.

Позд­нее я об­ра­щал­ся в ар­хив управ­ле­ния КГБ Чер­но­виц­кой об­ла­сти, на­де­ясь на­ткнуть­ся хоть на ка­ки­е­то до­ку­мен­таль­ные ма­те­ри­а­лы, ко­то­рые бы про­ли­ли свет на об­сто­я­тель­ства, свя­зан­ные с аре­стом Н.ва­ви­ло­ва во вре­мя этой экс­пе­ди­ции, но ни­че­го не на­шел. От быв­ших со­труд­ни­ков НКВД в Чер­но­виц­кой об­ла­сти, к то­му вре­ме­ни уже пен­си­о­не­ров, узнал, что та­кой факт был, но ни­кто не знал, с ка­кой мис­си­ей при­ез­жа­ла груп­па из НКВД.

Ра­бо­тая в Ин­сти­ту­те кле­точ­ной био­ло­гии и ге­не­ти­че­ской ин­же­не­рии НАНУ, я за­ин­те­ре­со­вал­ся судь­бой спо­движ­ни­ка Н.ва­ви­ло­ва Гри­го­рия Ле­вит­ско­го — вы­да­ю­ще­го­ся ге­не­ти­ка и се­лек­ци­о­не­ра, ко­то­рый та­к­же был ре­прес­си­ро­ван, и ре­шил опи­сать его на­уч­ный и жиз­нен­ный путь. Че­рез СБУ мы сде­ла­ли за­прос в со­от­вет­ству­ю­щие ин­стан­ции РФ, что­бы озна­ко­мить­ся с его ар­хив­ным де­лом, но нам от­ка­за­ли. Мы по­ня­ли, что в от­но­ше­нии

«Ятех со­бы­тий в Рос­сии ни­че­го не из­ме­ни­лось, си­сте­ма оста­лась преж­няя...»

Ини­ци­и­ро­ван­ный уче­ны­ми про­ект со­сто­ит их несколь­ких ча­стей. Од­на из них — по­пу­ля­ри­за­ция ис­сле­до­ва­ний уче­ных, при­ло­жив­ших си­лы к то­му, что сей­час в Кар­па­тах у нас есть бо­га­тей­шие с точ­ки зре­ния би­о­раз­но­об­ра­зия при­род­ные об­ра­зо­ва­ния на тер­ри­то­рии Укра­и­ны. Здесь со­хра­ни­лось мно­го ра­ри­тет­ных ви­дов фло­ры. Спе­ци­фич­ность рас­ти­тель­но­го ми­ра при­вле­ка­ла в этот край мно­гих ис­сле­до­ва­те­лей, в том чис­ле био­ло­гов меж­ду­на­род­но­го уров­ня. Пер­вым бо­та­ни­ком, ко­то­рый про­вел ос­но­ва­тель­ные ис­сле­до­ва­ния рас­ти­тель­но­го ми­ра Чив­чин­ских гор, был Остап Во­ло­щак (1835—1918), укра­и­нец по про­ис­хож­де­нию. В 1920—1940-х гг. про­шло­го ве­ка здесь про­во­ди­ли свои экс­пе­ди­ции ру­мын­ские, поль­ские, а за­тем и со­вет­ские ис­сле­до­ва­те­ли, в част­но­сти Ни­ко­лай Ва­ви­лов — уче­ный с ми­ро­вым име­нем.

Чив­чин­ские го­ры, в пре­де­лах ко­то­рых на­хо­дит­ся и боль­шая часть тер­ри­то­рии На­ци­о­наль­но­го при­род­но­го пар­ка (НПП), яв­ля­ют­ся од­ни­ми из бо­га­тей­ших эн­де­ми­ка­ми ре­ги­о­нов Укра­ин­ских Кар­пат. Это од­на из наи­бо­лее цен­ных жем­чу­жин при­род­но­го бо­гат­ства Укра­и­ны. На Чив­чин­ские го­ры при­хо­дит­ся 40% от об­ще­го ко­ли­че­ства эн­де­ми­че­ских ви­дов Укра­ин­ских Кар­пат (при том, что они за­ни­ма­ют лишь 6% тер­ри­то­рии Укра­ин­ских Кар­пат). На упо­мя­ну­том вы­ше съез­де ге­не­ти­ков и се­лек­ци­о­не­ров НПП «Че­ре­мош­ский» при­знан не толь­ко од­ним из цен­ных бу­ко­вин­ских при­род­ных оча­гов ге­но­фон­да го­су­дар­ства, но и ру­ко­твор­ным па­мят­ни­ком вы­да­ю­щим­ся оте­че­ствен­ным и за­ру­беж­ным уче­ным, внес­ши­ми ве­со­мый вклад в ис­сле­до­ва­ние это­го края. На­уч­ное со­об­ще­ство под­дер­жа­ло пред­ло­же­ние о при­сво­е­нии НПП «Че­ре­мош­ский» име­ни Ни­ко­лая Ва­ви­ло­ва.

«Ва­ви­лов очень мно­го сде­лал для Укра­и­ны, но ма­ло кто об этом зна­ет, — за­ме­тил пре­зи­дент УОГИС, член­кор­ре­спон­дент НАН Укра­и­ны Вик­тор Ку­нах. — Как и о на­уч­ных до­сти­же­ни­ях дру­гих уче­ных — ге­не­ти­ков и се­лек­ци­о­не­ров, име­на ко­то­рых до сих пор долж­ным об­ра­зом не по­чи­та­ют­ся. Вс­пом­ним хо­тя бы Ан­дрея Са­пе­ги­на, укра­ин­ско­го и со­вет­ско­го се­лек­ци­о­не­ра (его то­же аре­сто­ва­ли по об­ви­не­нию во вре­ди­тель­стве), ко­то­рый на ос­но­ве на­род­ных сор­тов вы­вел мно­го ныне из­вест­ных. На­ши на­род­ные сор­та пше­ни­цы лег­ли в ос­но­ву зна­ме­ни­тых ка­над­ских, ла­ти­но­аме­ри­кан­ских — ку­да толь­ко не за­ки­ну­ла судь­ба укра­ин­цев…»

«Мы по­про­си­ли со­бран­ные Н.ва­ви­ло­вым об­раз­цы ди­кой пол­бы из кол­лек­ций несколь­ких стран, что­бы сде­лать ге­не­ти­че­ский ана­лиз и срав­нить с об­раз­ца­ми из Чер­но­виц­кой об­ла­сти и кол­лек­ци­он­ны­ми об­раз­ца­ми из ге­не­ти­че­ских бан­ков Укра­и­ны, Че­хии, США. И то­гда мы смо­жем оце­нить имен­но эту по­пу­ля­цию с точ­ки зре­ния ее про­ис­хож­де­ния и род­ствен­но­сти с дру­ги­ми по­пу­ля­ци­я­ми. По­сколь­ку ми­ни­мум в двух слу­ча­ях нам ска­за­ли, что это по­лу­че­но в по­ряд­ке об­ме­на с ВИР и что это имен­но те об­раз­цы, ко­то­рые со­брал Ва­ви­лов», — за­ме­тил гла­ва Все­укра­ин­ской ас­со­ци­а­ции био­ло­гии рас­те­ний ака­де­мик НАНУ Яро­слав Блюм.

«В свое вре­мя у нас бы­ла идея со­здать фильм «Пше­ни­ца: Укра­и­на, Ев­ро­па и мир», — го­во­рит ди­рек­тор НЦ пре­вен­тив­ной ток­си­ко­ло­гии, пи­ще­вой и хи­ми­че­ской без­опас­но­сти им. Л.мед­ве­дя Ни­ко­лай Про­дан­чук. — Вклад укра­ин­цев в раз­ви­тие зем­ле­де­лия, осо­бен­но на неосво­ен­ных тер­ри­то­ри­ях, очень ве­лик. И это не толь­ко Си­бирь и Даль­ний Во­сток, но и Ка­на­да и дру­гие ре­ги­о­ны пла­не­ты. Так что од­ним из объ­еди­ни­тель­ных сим­во­лов мог­ла бы быть пше­ни­ца. На­ши пред­ки — зем­ле­дель­цы. И на­ход­ка Ва­ви­ло­вым это­го або­ри­ген­но­го ви­да — пол­бы, ко­то­рая яв­ля­ет­ся пра­пра­ма­те­рью со­вре­мен­ной пше­ни­цы, имен­но и под­чер­ки­ва­ет роль на­ших пред­ков в рас­про­стра­не­нии куль­ту­ры зем­ле­де­лия.

Со­вер­шен­но слу­чай­но про­сле­жи­ва­ет­ся еще од­на связь — та­к­же че­рез куль­ту­ру — с сы­ном Ильи Юрье­ва. Есть у нас та­кой ме­це­нат­ский про­ект — «Укра­ин­ская скрип­ка: 1000 лет». Тво­рец уни­каль­ных ин­стру­мен­тов Фло­ри­ан Юрьев — сын уче­но­го-ге­не­ти­ка, бли­жай­ше­го со­рат­ни­ка Ва­ви­ло­ва Ильи Юрье­ва, же­сто­ко уни­что­жен­но­го в ста­лин­ских за­стен­ках. Фло­ри­ан Ильич (он ра­бо­та­ет в на­шем цен­тре) — лич­ность чрез­вы­чай­но мно­го­гран­ная: уче­ный-ис­кус­ство­вед, зна­ме­ни­тый ар­хи­тек­тор — в част­но­сти и «ле­та­ю­щей та­рел­ки» воз­ле стан­ции мет­ро «Лы­бид­ская». Мир боль­шой, но мир ма­лень­кий. Для ге­ни­ев он дей­стви­тель­но мал».

Этим про­ек­том пред­ла­га­ет­ся по­ло­жить на­ча­ло еже­год­ным на­уч­ным кон­фе­рен­ци­ям в Укра­ине на те­му ге­не­ти­че­ско­го мно­го­об­ра­зия рас­ти­тель­ных ре­сур­сов и их со­хра­не­ния; снять на­уч­но-по­пу­ляр­ный фильм об Укра­ине как жит­ни­це Ев­ро­пы, а та­к­же по­ста­вить па­мят­ный знак в Пу­тиль­ском рай­оне Чер­но­виц­кой об­ла­сти (в НПП «Че­ре­мош­ский»), по­свя­щен­ный вы­да­ю­щим­ся ис­сле­до­ва­те­лям Кар­пат. Первую та­кую кон­фе­рен­цию пла­ни­ру­ет­ся про­ве­сти уже в этом го­ду, при­гла­сив к уча­стию в ней за­ру­беж­ных кол­лег. Есть идея при­гла­сить та­к­же сы­на Ни­ко­лая Ва­ви­ло­ва — Юрия Ни­ко­ла­е­ви­ча, док­то­ра фи­зи­ко-ма­те­ма­ти­че­ских на­ук.

«Воз­мож­но, че­рез сы­на Ни­ко­лая Ва­ви­ло­ва по­пы­тать­ся за­тре­бо­вать ар­хив­ные до­ку­мен­ты для озна­ком­ле­ния, — го­во­рит про­фес­сор пра­ва На­ци­о­наль­ной ака­де­мии Служ­бы без­опас­но­сти Укра­и­ны Алек­сандр Бан­ты­шев. — В Рос­сии при­нят за­кон, ана­ло­гич­ный дей­ству­ю­ще­му в Укра­ине, ко­то­рый поз­во­ля­ет вы­да­вать род­ствен­ни­кам для озна­ком­ле­ния де­ла ре­прес­си­ро­ван­ных. Ра­бо­тая над кни­гой «Паст­ка для еліти» о рас­стре­лян­ных укра­ин­ских пи­са­те­лях, я пе­ре­чи­тал сот­ни уго­лов­ных дел, сфаль­си­фи­ци­ро­ван­ных во вре­ме­на ста­лин­ских ре­прес­сий. Ма­те­ри­а­лы, най­ден­ные в ар­хи­вах КГБ, лег­ли в ос­но­ву этой кни­ги. В ней мно­го имен та­лант­ли­вых сы­но­вей Укра­и­ны, о ко­то­рых дол­гое вре­мя ни­кто не слы­шал и не знал. Те­перь у нас уже от­крыт до­ступ к ар­хив­ным ма­те­ри­а­лам».

...По­се­ешь зер­но — со­бе­решь жат­ву. В этой на­род­ной муд­ро­сти — глу­бин­ная идея ини­ци­и­ро­ван­но­го уче­ны­ми про­ек­та. Спо­соб­ство­вать его ре­а­ли­за­ции со­гла­си­лись и дру­гие об­ще­ствен­ные ор­га­ни­за­ции, в част­но­сти чер­но­виц­кое зем­ля­че­ство «Бу­ко­ви­на». Уче­ные на­де­ют­ся та­к­же на ме­це­нат­скую под­держ­ку.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.