Лю­бовь Хо­мчак: «Хо­чу, что­бы по­ку­па­тель ощу­щал ра­дость от про­чи­тан­ной кни­ги»

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ва­си­лий ХУДИЦКИЙ (Ль­вов)

Ни­ко­ла­ев, что в 30 ки­ло­мет­рах от Ль­во­ва, — ма­лень­кий ис­то­ри­че­ский го­род, неза­слу­жен­но за­бы­тый в Укра­ине. Ма­ло кто зна­ет, что в несколь­ких ки­ло­мет­рах от рай­он­но­го цен­тра есть уни­каль­ная пе­ще­ра, ко­то­рой 40 ты­сяч лет! Она очень по­хо­жа на древ­ние крым­ские пе­ще­ры. Ар­хео­ло­ги нашли здесь па­лео­ли­ти­че­ские сто­ян­ки. Об этом сви­де­тель­ству­ет мно­же­ство крем­ни­е­вых на­хо­док. Воз­ле Стиль­ско­го го­ро­ди­ща — сто­ли­ца бе­лых хор­ва­тов.

Здесь еже­год­но про­хо­дит меж­ду­на­род­ный фе­сти­валь скульп­ту­ры. По­сколь­ку в се­ле Дем­ня есть уни­каль­ный бе­лый ка­мень. Что­бы по­ра­бо­тать с ним, сю­да при­ез­жа­ют скуль­пто­ры со всей Ев­ро­пы. Те­перь здесь об­ра­зо­вал­ся це­лый го­ро­док скульп­тур. А 12 лет на­зад в неболь­шом рай­он­ном цен­тре близ Дне­стра воз­ник­ло еще од­но со­бы­тие, ныне уже все­укра­ин­ско­го зна­че­ния — Книж­ная то­ло­ка. Недав­но здесь со­сто­я­лась оче­ред­ная, две­на­дца­тая Книж­ная то­ло­ка. В этом го­ду она бы­ла осо­бен­но мно­го­люд­ной, ведь на нее съе­ха­лись лю­ди со всей Укра­и­ны. Су­дя по от­зы­вам по­се­ти­те­лей, то­ло­ка про­шла удач­но.

Ини­ци­а­то­ром ее и ор­га­ни­за­то­ром ста­ла Лю­бовь Хо­мчак.

У мар­тов­ской по­го­ды — свои ка­при­зы. На сме­ну вче­раш­не­му гу­сто­му до­ждю при­ш­лая та­кая же неожи­дан­ная ве­сен­няя ме­тель с мо­ро­за­ми. Од­на­ко в Ни­ко­ла­ев­ском рай­он­ном до­ме куль­ту­ры жар­ко — яб­ло­ку негде упасть. «Ни­ко­ла­ев за­пом­нит­ся мо­роз­ной по­го­дой, но теп­лым при­е­мом», — на­пи­шет в ФБ сту­дент­ка укра­ин­ской фи­ло­ло­гии УЖНУ Иван­на Сте­ць.

«Ли­те­ра­тур­ный фе­сти­валь длил­ся все­го три дня, но они успе­ли вме­стить столь­ко впе­чат­ле­ний, ис­крен­них эмо­ций, ин­те­рес­ных зна­комств, ко­то­рые мож­но вы­де­лить в от­дель­ную жизнь, — на­пи­шет об этом со­бы­тии пи­са­тель­ни­ца с Чер­ни­гов­щи­ны Еле­на Пе­чор­ная. — Пер­вое впе­чат­ле­ние? Го­сте­при­им­ство. Сле­ду­ет за­ме­тить, что Ни­ко­ла­ев — обыч­ный рай­он­ный центр, ка­ких в каж­дой об­ла­сти нема­ло, по­это­му осо­бым его де­ла­ют лю­ди. Ор­га­ни­за­тор фе­сти­ва­ля — жен­щи­на. Да-да, обыч­ная, на пер­вый взгляд, жен­щи­на, од­на­ко па­ни Лю­ба Хо­мчак успе­ва­ет ге­не­ри­ро­вать идеи со ско­ро­стью све­та, а сво­ей жиз­нен­ной энер­ги­ей спо­соб­на за­пу­стить, как ми­ни­мум, ма­лень­кую элек­тро­стан­цию. Имен­но по­это­му во­круг нее спло­ти­лись еди­но­мыш­лен­ни­ки, ее под­дер­жи­ва­ет мест­ная и об­ласт­ная вла­сти, а по ее при­гла­ше­нию едут из всех угол­ков стра­ны.

Бу­ду от­кро­вен­ной. Лич­но для ме­ня фе­сти­валь стал эда­кой ре­зер­ва­ци­ей кре­а­ти­ва, по­зи­ти­ва и лич­но­стей, лич­но­стей, лич­но­стей. Невоз­мож­но и пе­ре­чис­лить всех, с кем име­ла сча­стье по­зна­ко­мить­ся и по­дру­жить­ся. Об­щие вос­по­ми­на­ния про­ши­ли неви­ди­мы­ми ни­точ­ка­ми всю стра­ну, ведь го­сти бы­ли ото­всю­ду. И это, на­вер­ное, са­мое цен­ное, что мы по­лу­чи­ли».

В от­ли­чие от ль­вов­ско­го (об­ласт­но­го) ана­ло­га ме­ро­при­я­тия, в Ни­ко­ла­е­ве не бы­ло гром­ко раз­ре­кла­ми­ро­ван­ных за­ру­беж­ных звезд. И мас­шта­бы со­бы­тия бо­лее скром­ные. И нет ху­да без добра, как учит на­род­ная муд­рость. Лю­ди, ко­то­рые съе­ха­лись в рай­он­ный Ни­ко­ла­ев, по­лу­чи­ли то, что Сент-эк­зю­пе­ри на­звал са­мой боль­шой рос­ко­шью, — рос­кошь об­ще­ния.

Свой пер­вый фе­сти­валь рай­он­но­го мас­шта­ба гла­ва ОО «Книж­ная то­ло­ка» Лю­бовь Хо­мчак про­ве­ла еще в да­ле­ком 2006-м. По­ра­бо­тав неко­то­рое вре­мя в книж­ном ма­га­зине, по­ня­ла, что лю­ди, ра­бо­та­ю­щие с кни­гой, долж­ны ви­деть друг дру­га, об­щать­ся — пи­са­тель, со­зда­ю­щий текст, из­да­тель, со­зда­ю­щий кни­гу, про­да­вец, ко­то­рый ищет чи­та­те­ля, и чи­та­тель. Так ро­ди­лась идея Книж­ной то­ло­ки.

Как рас­ска­за­ла за­ве­ду­ю­щая го­род­ской биб­лио­те­кой Ве­ра Блис­кун, пер­вые то­ло­ки про­во­ди­ли на об­ще­ствен­ных на­ча­лах. Со­би­ра­ли ма­те­ри­а­лы, пе­ре­зва­ни­ва­ли лю­дям. Вме­сте пи­са­ли про­грам­му. Де­нег не бы­ло. Хо­ди­ли по ор­га­ни­за­ци­ям, про­си­ли по­мо­щи. Би­б­лио­теч­ные ра­бот­ни­ки пек­ли слад­кие пи­ро­ги. Каж­дый де­лал, что мог. Поз­же со­зда­ли орг­ко­ми­тет, ко­то­рый взял­ся за ор­га­ни­за­цию фе­сти­ва­ля, к ме­ро­при­я­тию при­об­щи­лась и власть, в част­но­сти го­род­ской от­дел куль­ту­ры.

Это был ка­кой-то Бо­жий про­мы­сел. Все сра­зу зна­ли, что все по­лу­чит­ся. Осо­бен­но по­сле то­го, как на то­ло­ку в Ни­ко­ла­ев при­е­ха­ли ла­у­ре­ат Шев­чен­ков­ской пре­мии пе­ре­вод­чик Острож­ской Би­б­лии Ра­фа­ил Тур­ко­няк, пе­ви­ца Ни­на Мат­ви­ен­ко, пи­са­тель Ро­ман Ива­ны­чук. Они шу­ти­ли, что у Лю­бы дар убеж­дать лю­дей.

Дол­го вы­би­ра­ли на­зва­ние

«Она со­ве­то­ва­лась со мной нас­чет на­зва­ния. Со­шлись на сло­ве «то­ло­ка». Оно име­ет глу­бо­кое сим­во­лич­ное со­дер­жа­ние, — рас­ска­зы­ва­ет Ма­рия Чу­мар­ная, член Со­ю­за пи­са­те­лей Укра­и­ны, ав­тор бо­лее 75 из­да­ний, из ко­то­рых бо­лее 30 — для де­тей. — То­ло­ка — это то, что нас объ­еди­ня­ет. В ста­ри­ну всей об­щи­ной лю­ди стро­и­ли свое жи­ли­ще. И об­ще­ствен­ная жизнь та­к­же стро­и­лась при бес­ко­рыст­ном уча­стии лю­дей. В Укра­ине уже есть мно­го фе­сти­ва­лей, фо­ру­мов, а вот идеи бес­ко­рыст­но­го един­не­ния лю­дей во­круг кни­ги ни­кто не ис­поль­зо­вал. И не толь­ко кни­ги, но и эко­ло­гии, куль­ту­ры, укра­ин­ской пес­ни, на­ци­о­наль­ной идеи. Сна­ча­ла на­зва­ние не очень вос­при­ни­ма­лось, но сей­час в Укра­ине оно на­ча­ло ра­бо­тать уди­ви­тель­ным об­ра­зом».

По­пу­ля­ри­за­ции Книж­ной то­ло­ки в го­ро­де над Дне­стром спо­соб­ство­ва­ли несколь­ко вы­езд­ных фо­ру­мов, ко­то­рые в по­след­ние го­ды осу­ще­стви­ло ОО «Книж­ная то­ло­ка». «У нас об­ра­зо­вал­ся свое­об­раз­ный книж­ный дво­рик на ко­ле­сах. Мы по­бы­ва­ли в Чер­кас­сах, Хер­соне, За­по­ро­жье, Кра­ма­тор­ске, об­ласт­ном Ни­ко­ла­е­ве, Одес­се, Пол­та­ве, дру­гих го­ро­дах. И те­перь к нам при­ез­жа­ют лю­ди из дру­гих об­ла­стей, что­бы по­де­лить­ся сво­и­ми мыс­ля­ми, на­брать­ся но­вых идей, взять что­то для сво­е­го опы­та. А глав­ное — в даль­ней­шем устро­ить книж­ную «то­ло­ку» и у се­бя.

Это не про­сто книж­ное дви­же­ние — на сво­их встре­чах мы го­во­рим о ко­дах на­шей на­ции, о на­ци­о­наль­ных иде­ях. Пи­са­те­ли, му­зы­кан­ты, пев­цы да­рят лю­дям во­оду­шев­ле­ние, оп­ти­мизм. Осо­бен­но это чув­ству­ет­ся в го­ро­дах во­сто­ка и юга Укра­и­ны — в Хер­соне, Одес­се, Кра­ма­тор­ске. Нас встре­ча­ли со сле­за­ми на гла­зах. Ко­гда ты при­ез­жа­ешь в Хер­сон, а те­бя об­ни­ма­ет ма­лый ре­бе­нок и го­во­рит, что он… твой фа­нат. Как та­кое мож­но спо­кой­но вос­при­ни­мать? Мы уви­де­ли, что лю­ди хо­тят чи­тать укра­ин­скую кни­гу».

То­ло­ка это­го го­да осо­бен­на не толь­ко тем, что бы­ло очень мно­го участ­ни­ков. Сей­час это уже не ре­ги­о­наль­ное ме­ро­при­я­тие. Эти по­езд­ки, как боль­шие вол­ны, сде­ла­ли свое де­ло, и те­перь к ни­ко­ла­ев­цам при­ез­жа­ют со всей Укра­и­ны. Так вре­ме­на ру­и­ны пре­вра­ща­ют­ся во вре­мя по­се­ва. В Укра­ине воз­рож­да­ет­ся зна­че­ние укра­ин­ской кни­ги.

Что озна­ча­ет го­во­рить на укра­ин­ском, хо­ро­шо зна­ет жи­тель Ба­хму­та, быв­ше­го Ар­те­мов­ска, Вла­ди­мир с ка­зац­кой фа­ми­ли­ей Де­ры­вед­мидь. Сей­час он на пен­си­он­ные сред­ства со­дер­жит в Дон­бас­се неболь­шой, но очень важ­ный укра­ин­ский книж­ный ма­га­зин.

«Лич­но я — май­ор за­па­са, тан­кист, при­шел в ба­та­льон «Дон­басс» в июле 2014 г. за­щи­щать Укра­и­ну, но из-за мо­е­го воз­рас­та ме­ня не за­чис­ли­ли. Од­на­ко ко­гда я услы­шал от де­сят­ков и да­же со­тен мест­ных жи­те­лей: «За­чем вы сю­да при­шли?» — по­нял, что ос­нов­ная борьба бу­дет за умы и души лю­дей. Об этом труд­но го­во­рить, но да­же в мо­ей се­мье то­же раз­ные взгля­ды. У нас мно­го сто­рон­ни­ков, мы про­сто не уме­ем этим вос­поль­зо­вать­ся.

Мы долж­ны дей­ство­вать. Пусть оши­бать­ся, но при­об­ре­тать опыт. На­ши дей­ствия долж­ны быть нестан­дарт­ны­ми. У ме­ня бы­ли дру­зья, ко­то­рые го­во­ри­ли, что один книж­ный ма­га­зин в Дон­бас­се важ­нее 20 тан­ков. И сей­час, ко­гда мы бу­дем при­учать де­тей, а воз­мож­но — да­же взрос­лых, к чте­нию укра­ин­ской кни­ги, убе­ре­жем ты­ся­чи жиз­ней. Нас ожи­да­ет осво­бож­де­ние Дон­бас­са. А что­бы его освободить, нуж­но ту сто­ро­ну к это­му при­учать. И те 10–20 че­ло­век, ко­то­рые по­ку­па­ют у нас кни­ги или про­сто слы­шат укра­ин­ский язык, по­мо­га­ют это­му де­лу.

В дет­стве я раз­го­ва­ри­вал на рус­ском, хо­тя в шко­ле изу­чал укра­ин­ский. На укра­ин­ский пе­ре­шел в 1993 г. Как жи­тель Дон­бас­са, ко­то­рый мно­го лет там про­жил, мно­го­го не по­ни­маю. А из-за то­го, что не по­ни­маю, учусь вме­сте со все­ми его жи­те­ля­ми. По­ка­зы­вать ша­ро­ва­ры на кухне — это од­но, а быть там каж­дый день — ко­гда те­бя од­ни хва­лят, дру­гие ма­те­рят, а тре­тьи го­то­вы убить, — это со­всем дру­гое».

Кро­ме во­про­сов укра­ин­ско­го язы­ка, в Ни­ко­ла­е­ве об­суж­да­ли вопрос эко­ло­гии, дет­ской ли­те­ра­ту­ры, укра­ин­ской пес­ни, вы­шив­ки.

«Лич­но я бу­ду пред­став­лять тай­но­пись вы­шив­ки, — го­во­рит М.чу­мар­ная. — На­ша куль­ту­ра — это кос­мос, неве­ро­ят­ное бо­гат­ство».

Как счи­та­ет пи­са­тель­ни­ца, фор­мат книж­ной то­ло­ки в Ни­ко­ла­е­ве для ав­то­ров книг на­мно­го теп­лее, чем в ка­ком-ли­бо дру­гом круп­ном го­ро­де. «Ль­вов — мек­ка в плане гран­ди­оз­но­сти, но там че­ло­век те­ря­ет­ся. Сей­час это про­бле­ма номер один. Да­же твор­че­ским лю­дям встре­тить­ся и по­го­во­рить неко­гда. В этом го­ду на ли­те­ра­тур­ный фе­сти­валь в Ни­ко­ла­ев при­е­ха­ли Ан­дрей Со­до­мо­ра, Га­ля Ма­лик, ис­сле­до­ва­тель ста­ро­укра­ин­ской куль­ту­ры Лю­ба Сан­ни­ко­ва — мы все еди­но­мыш­лен­ни­ки. И все эти лю­ди име­ют воз­мож­ность по­об­щать­ся друг с дру­гом. Лишь ис­крен­нее, непо­сред­ствен­ное об­ще­ние в тес­ном кру­гу пред­ста­ви­те­лей всех ре­ги­о­нов Укра­и­ны поз­во­ля­ет нам ло­мать то, что нас разъ­еди­ня­ет.

По­это­му мож­но быть лишь при­зна­тель­ны Лю­бо­ви Хо­мчак, ко­то­рая ре­а­ли­зо­ва­ла и раз­ви­ла свою идею Книж­ной то­ло­ки. В Ни­ко­ла­е­ве у нее книж­ный ма­га­зин, она со­зда­ла об­ще­ствен­ную ор­га­ни­за­цию. Это очень скром­ная жен­щи­на, но ес­ли бы она жи­ла в ка­ком-то дру­гом го­ро­де, то и там она со­зда­ла бы это ме­ро­при­я­тие. Ее идея на­столь­ко мощ­ная, что по­лу­чи­ла про­дол­же­ние по всей Укра­ине».

Ан­дрей Со­до­мо­ра, пи­са­тель: — Се­го­дня пре­рвал­ся жи­вой диа­лог че­ло­ве­ка с при­ро­дой. Че­ло­век пе­ре­стал петь. Меж­ду ним и при­ро­дой нет ни­ка­ко­го диа­ло­га. Кре­стьяне бы­ли ис­клю­чи­тель­ны­ми ин­тел­ли­ген­та­ми, чрез­вы­чай­но ин­те­рес­ны­ми ду­хов­ны­ми фи­гу­ра­ми. Я об этом мно­го пи­сал. А те­перь — все… Се­ло не по­ет, не бе­се­ду­ет, не устра­и­ва­ет ни­ка­ких празд­ни­ков. И это бе­да.

В на­ше вре­мя спа­се­ни­ем бы­ла бы воз­мож­ность ин­тен­си­фи­ци­ро­вать жи­вое об­ще­ние, что­бы бы­ло ка­кое-то твор­че­ское дви­же­ние. Что­бы че­ло­век ви­дел, что он сей­час стал луч­ше, чем был вче­ра. Это — смысл про­све­ще­ния! Мне при­ят­но встре­чать­ся с раз­ны­ми людь­ми. В на­ше вре­мя нуж­но быть ин­те­рес­ным. Ес­ли че­ло­век идет и хо­чет слу­шать, раз­го­ва­ри­вать, бе­се­до­вать, — это огром­ное до­сти­же­ние. Нуж­но быть ис­крен­ним, от­кро­вен­ным и го­во­рить не ба­наль­ные ве­щи, а толь­ко то, что ин­те­рес­но. А слу­ша­тель дол­жен ви­деть, как мысль за­рож­да­ет­ся на его гла­зах, а не по­да­вать ее как ка­кую-то фик­си­ро­ван­ную сен­тен­цию — это неин­те­рес­но. В этом жи­вой кон­такт меж­ду людь­ми. Че­ло­век ви­дит, что та­кое про­цесс мыш­ле­ния и как эта мысль транс­фор­ми­ру­ет­ся в сло­во. И это по­буж­да­ет его к дис­кус­сии. В на­ше вре­мя чрез­вы­чай­но важ­но воз­рож­дать жи­вой диа­лог...

Лю­бовь к кни­ге мне при­ви­ли с са­мо­го дет­ства

— Неве­ро­ят­но люб­лю по­э­зию, — го­во­рит Лю­бовь Хо­мчак. — При том, что у ме­ня нет слу­ха, у ме­ня мо­роз по ко­же, ко­гда слы­шу хо­ро­шие сти­хи. Свою первую Книж­ную то­ло­ку я де­ла­ла под ло­зун­гом: «При­дай сло­вам свя­тую си­лу — че­ло­ве­че­ское серд­це рас­то­пит». Очень важ­но, что­бы мы тво­ри­ли доб­ро и бы­ли све­том друг для дру­га.

Я не фи­ло­лог, окон­чи­ла по­ли­тех­ни­че­ский тех­ни­кум в го­ро­де Сва­ля­ва. Это­го не бы­ло в мо­их пла­нах. Ря­дом бы­ла тюрь­ма, и по­сле шко­лы я со­би­ра­лась вос­пи­ты­вать там под­рост­ков, но отец от­со­ве­то­вал. По­это­му, ко­гда моя по­дру­га шла учить­ся на тех­но­ло­га-ви­но­де­ла, я под­да­лась ее при­ме­ру. Сна­ча­ла ра­бо­та­ла на мест­ном вин­за­во­де. Но я — кош­ка, ко­то­рая гу­ля­ет са­ма по се­бе, по сво­ей при­ро­де не мо­гу вы­пол­нять глу­пые при­ка­зы. Ме­ня мож­но срав­нить со сле­пым ко­тен­ком — его бро­са­ют в бас­сейн, и он из него вы­ка­раб­ки­ва­ет­ся. И так всю жизнь! Как толь­ко у ме­ня по­яви­лась воз­мож­ность за­нять­ся сво­им лю­би­мым де­лом — кни­га­ми, я это сде­ла­ла. Мне не все­гда все уда­ет­ся. По это­му по­во­ду го­во­рю се­бе: на­ши пла­ны хо­ро­шие, но Бо­жьи еще луч­шие. — Па­ни Лю­ба, на­вер­ное, неслож­но ор­га­ни­зо­вать книж­ный фе­сти­валь в боль­шом го­ро­де. А как это — ор­га­ни­зо­вать та­кое ме­ро­при­я­тие в ма­лень­ком? — Еще лег­че. Здесь у лю­дей к те­бе пол­ное до­ве­рие, ведь они те­бя зна­ют. И ты не име­ешь пра­ва оши­бить­ся. Пред­ставь­те, ес­ли бы я ко­му-то по­со­ве­то­ва­ла кни­гу, ко­то­рая бы это­му че­ло­ве­ку ока­за­лась ненуж­ной. Вы при­шли до­мой, на­ча­ли чи­тать и по­ни­ма­е­те, что это не то. И ду­ма­е­те: «За ко­го она ме­ня при­ни­ма­ет?» Это мо­жет сой­ти с рук в боль­шом го­ро­де, а тут не 28. 30. 36. 46. 50. 18. 48.

47. прой­дет. Мне зна­ко­мый го­во­рил, что его ма­ма хо­ро­ший про­да­вец — про­даст что угод­но. Я не хо­чу во что бы то ни ста­ло про­да­вать. Хо­чу, что­бы по­ку­па­тель по­чув­ство­вал ра­дость от про­чи­тан­ной кни­ги. Лишь то­гда он сно­ва при­дет ко мне.

По­сто­ян­но об­ща­юсь с людь­ми, ин­те­ре­су­юсь, чем они жи­вут, что им нуж­но, что нра­вит­ся, а что нет. Мне мое серд­це под­ска­зы­ва­ет, что ка­кая-то кни­га долж­на быть у опре­де­лен­но­го че­ло­ве­ка. Ес­ли у него нет де­нег, мо­гу ее по­да­рить. Как-то один че­ло­век ска­зал мне, что моя кни­га вы­ве­ла его из де­прес­сии.

Книж­ную то­ло­ку в Ни­ко­ла­е­ве ожи­да­ют как Пас­халь­ных празд­ни­ков. Мно­гие из жи­те­лей пред­ла­га­ют свою по­мощь. Здесь все мы как боль­шая се­мья — это теп­ло, это свет. В этом го­ду к ее про­ве­де­нию при­об­щи­лась го­род­ская и рай­он­ная власть, ко­то­рая вы­де­ли­ла ре­корд­ное ко­ли­че­ство де­нег на на­ши по­треб­но­сти. К ним при­об­щи­лись и Ль­вов­ская об­ласт­ная ад­ми­ни­стра­ция, це­мент­ный за­вод. Этих средств, ко­неч­но, немно­го, ведь по­чти каж­до­го нуж­но встре­тить, на­кор­мить, но мы при­зна­тель­ны и за это. Свою по­мощь в про­ве­де­нии встреч пред­ла­га­ли со­сед­ние Ст­рый, Ско­ле, Бо­ри­слав, Трус­ка­вец, Но­вый Раз­дол и все со­рок школ рай­о­на — о чем еще го­во­рить! Это огром­ный празд­ник! Мы де­ла­ем доб­ро и со­зда­ем но­вые тра­ди­ции.

Уже пер­вая Книж­ная то­ло­ка в Ни­ко­ла­е­ве, а это бы­ло три­на­дцать лет на­зад, име­ла бе­ше­ный успех. Вы се­бе не пред­став­ля­е­те — здесь ле­та­ли ан­ге­лы! Из пи­са­те­лей на ней бы­ли Бо­г­дан Стель­мах, су­пру­ги Ка­лын­цив, Ро­ман Ива­ны­чук, Ро­ман Луб­кив­ский, Ми­ха­ил Сла­бо­шпиц­кий, Ирен Роз­до­будь­ко — не мо­гу всех да­же пе­ре­чис­лить. — Как это вам уда­лось без де­нег? — Бы­ло чув­ство уве­рен­но­сти. Из­вест­ный фу­ту­ро­лог Петр Мас­ляк, ко­то­рый ска­зал, что он ни­ку­да не ез­дит, услы­шав мой голос, ре­шил, что дол­жен при­е­хать к нам на Книж­ную то­ло­ку. Ду­маю, они все по­ни­ма­ют, что я очень ста­ра­юсь. Мы, ко­неч­но, не мо­жем обес­пе­чить участ­ни­кам то­ло­ки та­ких удобств, как в Ки­е­ве или Ль­во­ве, — на это нуж­на ку­ча де­нег. Но лю­ди едут к нам не за ком­фор­том, не что-то за­ра­бо­тать, а что­бы за­ря­дить­ся све­том, че­ло­ве­че­ским теп­лом.

Часть ав­то­ров се­лит­ся в го­сти­ни­це, а у ча­сти, как, на­при­мер, у Василия Шк­ля­ра, Вла­ди­ми­ра Шов­ко­шит­но­го, Ека­те­ри­ны Не­ми­ры, — в Ни­ко­ла­е­ве есть дру­зья, у ко­то­рых и по­се­ля­ют­ся на ноч­лег. — В этом го­ду вы су­ще­ствен­но из­ме­ни­ли фор­мат Книж­ной то­ло­ки. По­че­му? — Мы сде­ла­ли это со­зна­тель­но. До сих пор у нас глав­ны­ми дей­ству­ю­щи­ми ли­ца­ми книж­но­го фе­сти­ва­ля бы­ли из­да­тель и пи­са­тель, ко­то­рые пред­став­ля­ли свои кни­ги или из­да­тель­ства. И каж­дый счи­тал, что его кни­га или из­да­тель­ство — са­мые луч­шие. Это про­бле­ма. А те­перь я ска­за­ла: ре­бя­та, оби­жай­тесь или не оби­жай­тесь, но у вас есть свой стенд, и го­во­ри­те чи­та­те­лям, что счи­та­е­те нуж­ным. А с глав­ной сце­ны мы долж­ны го­во­рить об ак­ту­аль­ных во­про­сах на­сто­я­ще­го, бо­лез­нен­ных для каж­до­го из нас: об эко­ло­гии, рас­про­стра­не­нии укра­ин­ской пес­ни в СМИ, об­ще­ствен­ной жиз­ни, на­ци­о­наль­ных во­про­сах и т.п. Ес­ли кто-то услы­шит вас, он обя­за­тель­но по­ин­те­ре­су­ет­ся, что вы на­пи­са­ли, и ку­пит ва­шу кни­гу. — Об­ще­ствен­ная ра­бо­та, на­вер­ное, от­ни­ма­ет у вас мно­го вре­ме­ни. Как на это ре­а­ги­ру­ют ва­ши род­ные? — Они ме­ня хо­ро­шо по­ни­ма­ют и под­дер­жи­ва­ют. А их у ме­ня мно­го. Двое де­тей и пя­те­ро вну­ков. Так, ко­неч­но, бы­ло не все­гда, но я го­во­ри­ла им, что они у ме­ня не ра­бы и я та­к­же не их ра­бы­ня. Ко­гда мне зво­нит по те­ле­фо­ну дочь Ири­на и про­сит по­быть с внуч­кой Бо­г­дан­кой, я не от­ка­зы­ваю. Но ко­гда не мо­гу — ме­ня по­ни­ма­ют. И это боль­шое сча­стье. Ме­ня ро­ди­те­ли ко­гда­то учи­ли: «Де­лай, что смо­жешь». И я это де­лаю. По край­ней ме­ре, в Ни­ко­ла­е­ве уже есть де­ти, ко­то­рые врос­ли в Книж­ную то­ло­ку, и я ду­маю, что эта тра­ди­ция бу­дет про­дол­жать­ся. — И по­след­ний вопрос: по­че­му в мар­те? — По­то­му что Ни­ко­ла­ев — это се­ло. Ко­гда солн­це бу­дет очень вы­со­ко, все бу­дут на ого­ро­де. zn94@ukr.net Под­пис­ной ин­декс 49777

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.