Ко­рей­ский по­лу­ост­ров: дол­гий путь к ми­ру

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - На­та­лия БУТЫРСКАЯ

В пят­ни­цу, 27 ап­ре­ля, со­сто­ял­ся сам­мит ли­де­ров Се­вер­ной и Юж­ной Ко­реи.

В сов­мест­ной де­кла­ра­ции ли­де­ры двух стран «тор­же­ствен­но за­сви­де­тель­ство­ва­ли, что на Ко­рей­ском по­лу­ост­ро­ве боль­ше ни­ко­гда не бу­дет вой­ны, а от­кры­ва­ет­ся но­вая эпо­ха ми­ра». Они под­твер­ди­ли стрем­ле­ние к пол­ной де­нукле­а­ри­за­ции по­лу­ост­ро­ва и сни­же­нию на­пря­же­ния пу­тем со­кра­ще­ния обыч­но­го во­ору­же­ния в де­ми­ли­та­ри­зи­ро­ван­ной зоне на гра­ни­це двух стран.

Это тре­тья меж­ко­рей­ская встре­ча на уровне са­мых вы­со­ких офи­ци­аль­ных лиц по­сле один­на­дца­ти­лет­не­го пе­ре­ры­ва. Ны­неш­няя за­кла­ды­ва­ет ос­но­вы для ис­то­ри­че­ских пе­ре­го­во­ров меж­ду Се­вер­ной Ко­ре­ей и США, за­пла­ни­ро­ван­ных на ко­нец мая — на­ча­ло июня это­го го­да. Имен­но от их успе­ха за­ви­сит не толь­ко воз­мож­ность под­пи­са­ния мир­но­го до­го­во­ра меж­ду дву­мя Ко­ре­я­ми, ко­то­рые с 1953 го­да на­хо­дят­ся в со­сто­я­нии вой­ны, но и даль­ней­шее раз­ви­тие со­бы­тий в Во­сточ­но­ази­ат­ском ре­ги­оне.

Ка­жет­ся, Се­вер­ная Ко­рея и Юж­ная Ко­рея еще ни­ко­гда не бы­ли на­столь­ко близ­ки к при­ми­ре­нию, как се­го­дня, по край­ней ме­ре об этом сви­де­тель­ству­ют со­бы­тия по­след­них несколь­ких ме­ся­цев и де­кла­ра­ции ли­де­ров двух стран. Но дви­же­ние к мир­но­му ре­ше­нию ко­рей­ской про­бле­мы вы­шло да­ле­ко за пре­де­лы дву­сто­рон­них от­но­ше­ний не толь­ко по­то­му, что на тер­ри­то­рии Юж­ной Ко­реи со вре­мен граж­дан­ской вой­ны ба­зи­ру­ет­ся аме­ри­кан­ский во­ен­ный кон­тин­гент, но и из-за угро­зы ис­поль­зо­ва­ния Се­вер­ной Ко­ре­ей ядер­но­го ору­жия, раз­ра­бот­ку ко­то­ро­го она за­вер­ши­ла в про­шлом го­ду. Сле­до­ва­тель­но, глав­ной те­мой пе­ре­го­во­ров ста­ла де­нукле­а­ри­за­ция КНДР как за­лог воз­мож­но­сти под­пи­са­ния бу­ду­ще­го мир­но­го до­го­во­ра и офи­ци­аль­но­го окон­ча­ния вой­ны меж­ду Ко­ре­я­ми. Но Юж­ная Ко­рея не са­мо­сто­я­тель­на в при­ня­тии ре­ше­ния о под­пи­са­нии до­го­во­ра. Бо­лее то­го, она да­же не яв­ля­ет­ся под­пи­сан­том еди­но­го Со­гла­ше­ния о пре­кра­ще­нии ог­ня меж­ду Юж­ной и Се­вер­ной Ко­ре­ей от 27 июля 1953 г. Ведь то­гдаш­ний пре­зи­дент Ли Сын Ман от­ка­зал­ся ста­вить под­пись под до­ку­мен­том, на­ста­и­вая на про­дол­же­нии во­ен­ных дей­ствий, по­это­му под­пи­сан­том со сто­ро­ны Рес­пуб­ли­ки Ко­рея вы­сту­пил глав­но­ко­ман­ду­ю­щий Объ­еди­нен­ных войск аме­ри­кан­ский ге­не­рал Ви­льям К.гар­ри­сон, а со сто­ро­ны КНДР — ге­не­рал Ко­рей­ской на­род­ной ар­мии и ко­ман­дир Ки­тай­ских на­род­ных доб­ро­воль­цев Нам Иль. Сле­до­ва­тель­но, Юж­ная Ко­рея не яв­ля­ет­ся пря­мой сто­ро­ной Со­гла­ше­ния о пре­кра­ще­нии ог­ня, по­это­му ее за­ме­на на но­вую тре­бу­ет при­сут­ствия дру­гих под­пи­сан­тов. На ны­неш­нем сам­ми­те на пре­зи­ден­та Му­на воз­ла­га­ет­ся от­вет­ствен­ная мис­сия фор­ми­ро­ва­ния по­ло­жи­тель­ных усло­вий для бу­ду­щей встре­чи До­наль­да Трам­па и Ким Чен Ына с це­лью до­сти­же­ния ими до­го­во­рен­но­сти о де­нукле­а­ри­за­ции Ко­рей­ско­го по­лу­ост­ро­ва. Та­ким об­ра­зом, меж­ко­рей­ский мир­ный до­го­вор пря­мо свя­зан с успеш­но­стью пе­ре­го­во­ров США — КНДР и со­гла­сия на него США.

Хруп­кий оп­ти­мизм от­но­си­тель­но успеш­но­сти пе­ре­го­во­ров с Пхе­нья­ном со сто­ро­ны юж­но­ко­рей­ских и аме­ри­кан­ских офи­ци­аль­ных лиц, с уче­том на­ру­ше­ния до­го­во­рен­но­стей в про­шлом и непред­ска­зу­е­мо­сти КНДР, остав­ля­ет за ку­ли­са­ми де­та­ли пе­ре­го­во­ров под­го­то­ви­тель­ных групп, а так­же су­ще­ство­ва­ние усло­вий, ко­то­рые вы­дви­га­ют друг дру­гу сто­ро­ны. Так, ес­ли еще в 2016 г. Се­вер­ная Ко­рея тре­бо­ва­ла вы­во­да аме­ри­кан­ско­го во­ен­но­го кон­тин­ген­та с тер­ри­то­рии Юга как пред­по­сыл­ку нор­ма­ли­за­ции от­но­ше­ний и на­ча­ла про­цес­са де­нукле­а­ри­за­ции, то сей­час, по сло­вам пре­зи­ден­та Му­на, во­прос об аме­ри­кан­ском во­ен­ном при­сут­ствии не под­ни­ма­ет­ся, речь идет толь­ко о пре­кра­ще­нии враж­ды в от­но­ше­нии КНДР и предо­став­ле­ние ей га­ран­тий без­опас­но­сти. Так­же по­ка труд­но преду­смот­реть, нас­коль­ко жест­кой ли­нии по­ве­де­ния во вре­мя пе­ре­го­во­ров бу­дет при­дер­жи­вать­ся пре­зи­дент Трамп (учи­ты­вая тот факт, что его со­вет­ни­ки на се­ве­ро­ко­рей­ском на­прав­ле­нии — два «яст­ре­ба», сто­рон­ни­ки жест­ко­го от­но­ше­ния к Пхе­нья­ну: со­вет­ник по во­про­сам на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти Джон Бол­тон и гос­сек­ре­тарь Майк Пом­пео) и как он вос­при­мет, до­пу­стим, невоз­мож­ность быст­рой и пол­ной де­нукле­а­ри­за­ции КНДР. Ведь со­глас­но вы­ска­зан­но­му во вре­мя встре­чи с фран­цуз­ским пре­зи­ден­том Эм­ма­ну­элем Ма­кро­ном мне­нию, под де­нукле­а­ри­за­ци­ей Трамп по­ни­ма­ет имен­но «осво­бож­де­ние от ядер­но­го ору­жия».

В це­лом аме­ри­кан­ский ис­теб­лиш­мент, имея про­дол­жи­тель­ный опыт пе­ре­го­во­ров с КНДР о ее ядер­ной про­грам­ме, озву­чи­ва­ет глу­бо­кий скеп­ти­цизм на­счет под­лин­ных на­ме­ре­ний Пхе­нья­на в во­про­се де­нукле­а­ри­за­ции. Так со­шлось, что пред­ло­же­ние Ким Чен Ына о пе­ре­го­во­рах с До­наль­дом Трам­пом по­яви­лось по­сле вве­де­ния оче­ред­ных сверх­жест­ких санк­ций про­тив Се­вер­ной Ко­реи, к ко­то­рым при­об­щил­ся да­же Ки­тай — глав­ный тор­го­вый парт­нер стра­ны. По­это­му у США и их со­юз­ни­ков пре­об­ла­да­ет мне­ние, что Ким Чен Ын, втя­ги­ва­ясь в пе­ре­го­вор­ный про­цесс, пы­та­ет­ся до­бить­ся ослаб­ле­ния санк­ци­он­но­го дав­ле­ния. Пол Вул­фо­виц, экс-за­ме­сти­тель ми­ни­стра обо­ро­ны США, при­ни­мав­ший уча­стие в пе­ре­го­во­рах с КНДР в на­ча­ле 2000-х, вы­ска­зал предо­сте­ре­же­ние от по­вто­ре­ния оши­бок, до­пу­щен­ных в пе­ре­го­во­рах с Ира­ном, и преж­де­вре­мен­но­го сня­тия санк­ций с Се­вер­ной Ко­реи в об­мен на обе­ща­ния ка­ких-ли­бо дей­ствий в бу­ду­щем. Так­же на днях До­наль­ду Трам­пу на сво­ей стра­ни­це в Твит­те­ре при­шлось от­ри­цать об­ви­не­ние од­но­го из из­да­ний в том, что США идут на уступ­ки Се­вер­ной Ко­рее и что по­хо­же, вро­де бы по­след­няя бу­дет иметь боль­шую поль­зу от бу­ду­щих пе­ре­го­во­ров, чем все осталь­ные. Трамп под­черк­нул, что со сто­ро­ны США не бы­ло ни­ка­ких усту­пок, в от­ли­чие от Се­вер­ной Ко­реи, ко­то­рая на днях объ­яви­ла о за­мо­ра­жи­ва­нии ядер­ных и ра­кет­ных ис­пы­та­ний и за­кры­тии глав­но­го ис­пы­та­тель­но­го по­ли­го­на.

Это ре­ше­ние Се­вер­ной Ко­реи при­вет­ство­ва­ли ли­де­ры со­сед­них стран, сре­ди ко­то­рых и Ки­тай, еще од­на из сто­рон — под­пи­сан­тов Со­гла­ше­ния о пре­кра­ще­нии ог­ня. Несмот­ря на то, что Ки­тай не яв­ля­ет­ся непо­сред­ствен­ным участ­ни­ком за­пла­ни­ро­ван­ных в бли­жай­шее вре­мя пе­ре­го­во­ров, его при­вле­че­ние к ре­ше­нию ко­рей­ской про­бле­мы несо­мнен­но. В кон­це марта Ким Чен Ын неожи­дан­но осу­ще­ствил свой пер­вый со вре­ме­ни вступ­ле­ния в долж­ность за­ру­беж­ный ви­зит имен­но в Ки­тай, что в ди­пло­ма­ти­че­ском раз­ре­зе ука­зы­ва­ет на при­о­ри­тет­ность в вы­бо­ре со­юз­ни­ков. Тра­ди­ци­он­но Ки­тай все­гда счи­тал­ся стра­ной, ока­зы­ва­ю­щей зна­чи­тель­ное вли­я­ние на Се­вер­ную Ко­рею, но ядер­ные ам­би­ции Пхе­нья­на уси­ли­ли на­пря­жен­ность в дву­сто­рон­них от­но­ше­ни­ях и за­мо­ро­зи­ли на дли­тель­ное вре­мя диа­лог на уровне ли­де­ров стран. Од­на­ко ны­неш­ний ви­зит Ки­ма про­де­мон­стри­ро­вал, что Ки­тай и Се­вер­ная Ко­рея по­ни­ма­ют необ­хо­ди­мость и вза­им­ную вы­го­ду от их со­ю­за. Несмот­ря на лич­ную нерас­по­ло­жен­ность Си Цзинь­пи­на к его ко­рей­ско­му кол­ле­ге, о ко­то­рой неод­но­крат­но го­во­ри­лось в прес­се, се­ве­ро­ко­рей­ский ли­дер был при­нят на са­мом вы­со­ком уровне и, за­ру­чив­шись под­держ­кой Си Цзинь­пи­на, уси­лил свои по­зи­ции в бу­ду­щих пе­ре­го­во­рах с Трам­пом. Ли­дер Ки­тая, в свою оче­редь, вос­ста­но­вил свое вли­я­ние на раз­ви­тие си­ту­а­ции на Ко­рей­ском по­лу­ост­ро­ве по­сле то­го, как ди­пло­ма­ти­че­ская ак­тив­ность Се­ула, Пхе­нья­на и Ва­шинг­то­на ото­дви­ну­ла его на обо­чи­ну пе­ре­го­вор­но­го про­цес­са. Кро­ме то­го, по ре­зуль­та­там ви­зи­та бы­ла озву­че­на по­зи­ция сто­рон о под­держ­ке мир­но­го уре­гу­ли­ро­ва­ния си­ту­а­ции на Ко­рей­ском по­лу­ост­ро­ве. В раз­гар про­шло­год­не­го кри­зи­са Ки­тай был про­тив­ни­ком при­ме­не­ния во­ен­ной си­лы про­тив Се­вер­ной Ко­реи, по­это­му во вре­мя ви­зи­та Ки­ма в ко­то­рый раз бы­ло под­черк­ну­то, что Ки­тай бу­дет под­дер­жи­вать проч­ные от­но­ше­ния с КНДР, несмот­ря на из­ме­не­ния в меж­ду­на­род­ной и ре­ги­о­наль­ной си­ту­а­ции. И это­му есть ло­гич­ное объ­яс­не­ние. Ки­тай, как ни­кто дру­гой, за­ин­те­ре­со­ван в со­дей­ствии ми­ру и ста­биль­но­сти воз­ле сво­их гра­ниц, а так­же в со­хра­не­нии сво­е­го вли­я­ния в ре­ги­оне, учи­ты­вая уси­ле­ние его ли­дер­ских ам­би­ций в ми­ре. Под­держ­ка Ки­тая важ­на для ре­жи­ма Ки­ма в слу­чае про­ва­ла пе­ре­го­во­ров с Трам­пом, как и в про­дви­же­нии соб­ствен­ной вер­сии и сро­ков де­нукле­а­ри­за­ции. Ведь боль­шин­ство экс­пер­тов скло­ня­ет­ся к мыс­ли, что Се­вер­ная Ко­рея не на­ме­ре­на пол­но­стью от­ка­зать­ся от ядер­но­го ору­жия.

Несмот­ря на санк­ци­он­ное дав­ле­ние, Ким Чен Ын не по­хож на за­гнан­но­го в ту­пик — на­обо­рот, его вы­ход на меж­ду­на­род­ную аре­ну ука­зы­ва­ет на су­ще­ство­ва­ние опре­де­лен­ных це­лей, пре­сле­ду­е­мых се­ве­ро­ко­рей­ским ли­де­ром. 20 ап­ре­ля в Пхе­ньяне со­сто­ял­ся 3-й пле­нум ЦК Ра­бо­чей пар­тии Ко­реи, на ко­то­ром не толь­ко поды­то­жи­ли ре­зуль­та­ты пя­ти­лет­ней работы, но и объ­яви­ли о стра­те­гии эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия стра­ны, по­лу­чив­шей на­зва­ние «Со­ци­а­ли­сти­че­ское эко­но­ми­че­ское стро­и­тель­ство» и ба­зи­ру­ю­щей­ся на на­уч­но-тех­ни­че­ском раз­ви­тии го­су­дар­ства. Ре­а­ли­за­ция ядер­ной про­грам­мы как за­ло­га на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти и за­щи­ты лег­ла в ос­но­ву На­ци­о­наль­ной стра­те­гии без­опас­но­сти стра­ны (так на­зы­ва­е­мой Ли­нии Пхен­джин) от 31 марта 2013 г., ко­то­рая ба­зи­ро­ва­лась на од­но­вре­мен­ном эко­но­ми­че­ском стро­и­тель­стве и ядер­ном во­ору­же­нии. До это­го, в 2012 г., в пре­ам­бу­лу Кон­сти­ту­ции КНДР бы­ли вне­се­ны из­ме­не­ния, под­чер­ки­вав­шие ядер­ный ста­тус го­су­дар­ства. Под ру­ко­вод­ством Ким Чен Ына се­ве­ро­ко­рей­ская во­ен­ная ин­ду­стрия со­сре­до­то­чи­лась на про­из­вод­стве стра­те­ги­че­ско­го ору­жия. Кро­ме то­го, бы­ли про­ве­де­ны се­рьез­ные ро­та­ции сре­ди ру­ко­вод­ства во­ен­но-про­мыш­лен­но­го ком­плек­са в поль­зу спе­ци­а­ли­стов в сфе­ре во­ен­ной ин­же­не­рии, ис­сле­до­ва­ний и раз­ра­бо­ток в во­ен­ной сфе­ре. Для ре­а­ли­за­ции ядер­ной про­грам­мы бы­ла нуж­на но­вая ге­не­ра­ция управ­лен­цев, и она при­шла, и ныне со­став­ля­ет близ­кий круг людей се­ве­ро­ко­рей­ско­го ли­де­ра — несо­мнен­но, бла­го­да­ря успеш­но­сти ядер­ной про­грам­мы.

Несмот­ря на круп­ные фи­нан­со­вые вли­ва­ния в во­ен­ную сфе­ру, эко­но­ми­ка КНДР, по дан­ным прошлых лет, де­мон­стри­ро­ва­ла рост. Ос­нов­ной вклад в раз­ви­тие ВВП сде­ла­ли про­мыш­лен­ные и гор­но­до­бы­ва­ю­щие от­рас­ли, по­пав­шие под санк­ции в про­шлом го­ду. С 2012 г. пра­ви­тель­ство Ким Чен Ына осу­ществ­ля­ет эко­но­ми­че­ские ре­фор­мы, ко­то­рые не­ко­то­рые экс­пер­ты срав­ни­ва­ют с ре­фор­ма­ми Дэн Сяо­пи­на кон­ца 70-х го­дов, в част­но­сти, и в аг­рар­ном сек­то­ре. Но даль­ней­шие эко­но­ми­че­ские сдви­ги воз­мож­ны толь­ко при по­мо­щи ин­ве­сти­ций и ино­стран­но­го ка­пи­та­ла.

Ес­ли рань­ше глав­ны­ми угро­за­ми для ре­жи­ма Ки­мов бы­ли внеш­ние фак­то­ры и внут­рен­няя оп­по­зи­ция, то те­перь се­ве­ро­ко­рей­ский ли­дер дол­жен за­бо­тить­ся об эко­но­ми­че­ских сдви­гах, что­бы предот­вра­тить взры­вы на­род­но­го недо­воль­ства. А вы­ход из бо­лее чем се­ми­лет­ней изо­ля­ции Ким Чен Ына сви­де­тель­ству­ет о на­ча­ле «но­вой эры» в от­но­ше­ни­ях все­го ми­ра и Се­вер­ной Ко­реи. Но ста­нет ли она «но­вой эрой ми­ра» — ста­нет по­нят­но уже в бли­жай­шее вре­мя.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.