Укра­ин­ский те­атр в Одес­се: ве­ра и «май­на!»

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Олег ВЕРГЕЛИС

Но­вый ру­ко­во­ди­тель Одес­ско­го укра­ин­ско­го те­ат­ра им. В.ва­сыль­ко — Юлия Пи­во­ва­ро­ва — рас­ска­за­ла о про­бле­мах ре­кон­струк­ции од­но­го из ста­рей­ших те­ат­раль­ных зда­ний, а так­же о важ­но­сти и апри­ор­но­сти укра­ин­ско­го те­ат­раль­но­го цен­тра на юге стра­ны.

Из­да­ли зда­ние зна­ме­ни­то­го укра­ин­ско­го те­ат­ра по ули­це Пасте­ра,15 на­по­ми­на­ет ко­рабль-при­зрак из аме­ри­кан­ских филь­мов ужа­сов. Ста­рин­ный дом, плот­но оку­тан­ный стро­и­тель­ной сет­кой, вро­де мед­лен­но рас­пол­за­ет­ся по швам. И крик­ли­вые афи­ши за­лет­ных ан­тре­приз на этой сет­ке (на фа­са­де) — как знак иной бес­печ­ной и ве­се­лой жиз­ни.

Зда­ние те­ат­ра одес­си­ты ино­гда на­зы­ва­ют «те­ат­ром Си­би­ря­ко­ва»: это па­мят­ка куль­тур­ной жиз­ни го­ро­да. Еще в 1903-м этот храм был воз­ве­ден на сред­ства ан­тре­пре­не­ра А.си­би­ря­ко­ва: оный меч­тал со­здать соб­ствен­ный те­атр для од­ной из дра­ма­ти­че­ских трупп.

Как го­во­рит­ся, «про­шли го­ды», но я не уве­рен, что фа­сад зда­ния по­знал се­рьез­ную ра­бо­ту ре­став­ра­то­ров. Во вся­ком слу­чае, в по­след­ние го­ды внеш­ний об­лик те­ат­ра — по­зор­ная стра­ни­ца для вла­стей раз­ных ма­стей: от цен­траль­ных до мест­ных.

Де­кла­ра­ции об «укра­и­ни­за­ции» — под лю­бые вы­бор­ные гон­ки — все­гда го­то­вы. При­ве­сти в над­ле­жа­щий вид, соб­ствен­но го­во­ря, один из глав­ных цен­тров укра­ин­ской куль­ту­ры в Одес­се — до это­го ру­ки не до­хо­дят.

Меж­ду тем, несмот­ря на при­зрач­ную и пу­га­ю­щую внеш­нюю одеж­ку, те­атр жи­вет жиз­нью ин­те­рес­ной и твор­че­ской. В по­след­ние де­ся­ти­ле­тия он сла­вен спек­так­ля­ми Дмит­рия Бо­го­ма­зо­ва, Вла­ди­сла­ва Тро­иц­ко­го.

В этот те­атр, мож­но ска­зать, вло­жил ду­шу ре­жис­сер Игорь Ра­виц­кий, ко­то­рый от нас недав­но без­вре­мен­но ушел. Се­го­дня на сцене те­ат­ра вы­зы­ва­ют непод­дель­ный ин­те­рес одес­си­тов и да­же те­ат­ра­лов из дру­гих го­ро­дов ори­ги­наль­ные ав­тор­ские спек­так­ли ре­жис­се­ра Ива­на Урыв­ско­го (его не­дав­няя пре­мье­ра по мо­ти­вам го­го­лев­ской «Же­нить­бы», на мой вкус, — од­на из яр­ких и кон­цеп­ту­аль­ных сце­ни­че­ских ис­то­рий по­след­них се­зо­нов).

Бук­валь­но недав­но, по­сле всех кон­курс­ных эпо­пей, долж­ность ди­рек­то­ра —ху­до­же­ствен­но­го ру­ко­во­ди­те­ля в этом же те­ат­ре за­ня­ла Юлия Пи­во­ва­ро­ва, мо­ло­дая эф­фект­ная жен­щи­на, преж­де здесь ра­бо­тав­шая, от­ста­и­ва­ю­щая и со­хра­не­ние луч­ших тра­ди­ций, и раз­ви­тие но­вых экс­пе­ри­мен­таль­ных на­прав­ле­ний.

Но, есте­ствен­но, преж­де чем ре­а­ли­зо­вать экс­пе­ри­мен­таль­ные про­ек­ты, но­во­му ру­ко­во­ди­те­лю не ме­нее важ­но вер­нуть те­ат­ру при­лич­ный внеш­ний вид. Ведь встре­ча­ют­то, как го­во­рит­ся, по одеж­ке, а вос­при­ни­ма­ют по ху­до­же­ствен­но­му уров­ню спек­так­ля. — Юлия Ана­то­ли­ев­на, ес­ли го­во­рить о тра­ги­че­ском со­сто­я­нии фа­са­да, то су­ще­ству­ет ли хо­тя бы вир­ту­аль­ная «циф­ра бюд­же­та», ко­то­рая опре­де­ля­ет, сколь­ко нуж­но де­нег, что­бы все это несча­стье при­ве­сти в нор­маль­ный вид? — По­жа­луй, точ­ной циф­ры не ска­жет ни­кто. Еще на пе­ри­од 2012 го­да, с уче­том опре­де­лен­но­го кур­са дол­ла­ра, речь шла при­мер­но о 60 мил­ли­о­нах гри­вен. Но это толь­ко внеш­няя часть, фа­сад. Без уче­та на­чин­ки те­ат­ра.

Бы­ли (и есть) ком­па­нии, ко­то­рые этим за­ни­ма­лись, за­ни­ма­ют­ся. Что-то де­ла­ли, что­то не успе­ли сде­лать. День­ги ли­бо вы­де­ля­лись, ли­бо ухо­ди­ли в ни­ку­да.

Хо­ро­шо, что этот фа­сад хо­тя бы «за­кон­сер­ви­ро­ва­ли», не да­ли окон­ча­тель­но раз­ру­шить­ся. Но те­атр нуж­да­ет­ся не толь­ко в об­нов­ле­нии фа­са­да, нуж­но при­во­дить в по­ря­док зри­тель­ный зал. Вы же ви­де­ли этот по­то­лок!

И то, что наш те­атр смо­жет сде­лать соб­ствен­ны­ми си­ла­ми, то он и бу­дет де­лать: фойе, кас­со­вый зал.

Но, ра­зу­ме­ет­ся, на весь ко­лос­саль­ный объ­ем ра­бот на­ших внут­рен­них сил не хва­тит. Вот, на­при­мер, в те­ат­ре у нас пробле­ма со зву­ком. Нуж­ны ко­лон­ки, гар­ни­ту­ра. К сча­стью, уда­лось до­го­во­рить­ся с од­ной се­рьез­ной ком­па­ни­ей, ко­то­рая преж­де очень по­мог­ла в тех­ни­че­ском плане Ки­ев­ско­му те­ат­ру на По­до­ле. По­это­му на­де­юсь на про­дол­же­ние со­труд­ни­че­ства с ни­ми — уже в Одес­се.

При этом на се­го­дняш­ний день в укра­ин­ском те­ат­ре Одес­сы тех­ни­че­ское обес­пе­че­ние не худ­шее в го­ро­де. Худ­шее, по­жа­луй, толь­ко в Те­ат­ре юно­го зри­те­ля.

Но по­сколь­ку те­атр — искус­ство со­вре­мен­ное, ди­на­мич­ное, тех­но­ло­гич­ное, то, есте­ствен­но, мно­гое нуж­но ме­нять и об­нов­лять. — Ес­ли го­во­рить о та­ком по­ня­тии как «по­ли­ти­че­ская во­ля» в пре­лом­ле­нии на ва­шу (и на­шу) те­ат­раль­ную си­ту­а­цию, то что кон­крет­но и кто кон­крет­но мо­жет ре­шить, что­бы укра­ин­ский те­атр в Одес­се, про­сти Гос­по­ди, не рас­сы­пал­ся? — Мно­гое, ко­неч­но, ис­хо­дит от на­ше­го соб­ствен­ни­ка — Одес­ской об­ласт­ной ра­ды. К нам недав­но при­ез­жа­ла ви­це-гу­бер­на­тор. И мы по­дроб­но го­во­ри­ли на все эти те­мы. На­де­юсь, диа­лог с вла­стью бу­дет про­дол­жен. По­сколь­ку, тут я с ва­ми со­вер­шен­но со­глас­на, успеш­ный укра­ин­ский те­атр в Одес­се — — Те­атр Ва­сыль­ко — му­зы­каль­но-дра­ма­ти­че­ский, ис­по­ве­ду­ю­щий кон­цеп­цию му­зы­ки и дра­мы. — Да, эта тра­ди­ция есть. Пла­ни­ру­ем ста­вить му­зы­каль­ные спек­так­ли. И мощ­ный ор­кестр дол­жен быть за­дей­ство­ван в ря­де по­ста­но­вок. — А вот как укра­ин­ско­му му­зы­каль­но-дра­ма­ти­че­ско­му со­рев­но­вать­ся на од­ной тер­ри­то­рии, об­не­сен­ной стро­и­тель­ны­ми сет­ка­ми, с ор­дой ки­ев­ских ан­тре­приз, ко­то­рые бук­валь­но оса­жда­ют ва­ше по­ме­ще­ние?

Юлия Пи­во­ва­ро­ва это и ху­до­же­ствен­ный ас­пект, — Мне ка­жет­ся, с ни­ми во­об­ще и твор­че­ский, и со­ци­аль­ный, но не на­до со­рев­но­вать­ся. У это еще и ас­пект по­ли­ти­че­ский них — свое, у нас — свое. Есте­ствен­но, в на­шем те­пе­реш­нем кон­тек­сте. ки­ев­ские ан­тре­при­зы — Одес­са — го­род не бед­ный, мо­гут поз­во­лить се­бе до­ста­точ­но как мне ка­жет­ся. Нас­коль­ко агрес­сив­ную ре­кла­му, ре­аль­но при­влечь част­ный для это­го есть бюд­же­ты. Ре­пер­ту­ар­ный биз­нес, ме­це­на­тов к те­атр, увы, се­бе та­ко­го офи­ци­аль­но­му ста­тус­но­му поз­во­лить не мо­жет. спон­сор­ству, к струк­ту­ре С дру­гой сто­ро­ны, мне ка­жет­ся, на­по­до­бие «на­блю­да­тель­но­го что зри­тель дол­жен со­ве­та»? «ве­стись» не толь­ко на агрес­сив­ность — Бу­дем пы­тать­ся. Но я чест­но ре­кла­мы, зри­тель ска­жу: по­ка не ви­жу огром­но­го дол­жен сам на­хо­дить свой те­атр, же­ла­ния биз­не­са по­мо­гать дол­жен по­ку­пать ту­да би­лет, те­ат­ру, ре­ани­ми­ро­вать его. дол­жен сно­ва и сно­ва воз­вра­щать­ся

Ко­неч­но, ни­ко­го не удив­ля­ет, к нам. И важ­ны не что тот или иной биз­нес­мен толь­ко де­ше­вые рас­про­дан­ные мо­жет про­си­жи­вать в од­ном из би­ле­ты, но и до­ро­гие би­ле­ты в одес­ских ре­сто­ра­нов ты­ся­чу пар­те­ре, ко­то­рые вос­тре­бо­ва­ны дол­ла­ров за ве­чер. Но силь­но те­ми же те­ат­ра­ла­ми. уди­вим­ся, ес­ли биз­не­сме­ны при­дут — Вы уже вве­ли тех­но­ло­гию с «ты­ся­ча­ми» ра­ди од­но­го он­лайн-про­да­жи би­ле­тов? те­ат­ра. Впро­чем, есть раз­ные — Недав­но. По­ка это ра­бо­та­ет лю­ди. Ду­ма­ю­щие, по­ни­ма­ю­щие, у нас толь­ко ме­сяц. Но по опы­ту осо­зна­ю­щие важ­ность укра­ин­ско­го Те­ат­ра юно­го зри­те­ля мо­гу куль­тур­но­го цен­тра, ко­им ска­зать, что за ко­рот­кий пе­ри­од и яв­ля­ет­ся наш те­атр в Юж­ной ди­на­ми­ка он­лайн-про­даж Паль­ми­ре. Ра­бо­та­ем с на­род­ны­ми вы­рос­ла на 60 про­цен­тов. Это де­пу­та­та­ми. Ра­бо­та­ем со все­ми, много. По­ла­гаю, та­кая же кто бо­ле­ет за те­атр. си­ту­а­ция бу­дет и у нас. — Сколь­ко че­ло­век в шта­те И еще я счи­таю, что би­ле­ты

те­ат­ра? в укра­ин­ский те­атр не нуж­но — 223. как-то спе­ци­аль­но «уде­шев­лять». — А твор­че­ских сколь­ко? Недав­но мы под­ня­ли це­ны на би­ле­ты. — Ак­тер­ский со­став — 56 че­ло­век. И ни­че­го не про­изо­шло, мень­ше по­ку­пать не ста­ли. — А ка­кие це­но­вые «вил­ки» бы­ли здесь до по­до­ро­жа­ния? — Верх­няя шка­ла — 160 гри­вен, ниж­няя шка­ла — 5 гри­вен. — В Ки­е­ве та­ких цен нет. И зри­те­ли ис­пу­га­лись бы де­ше­виз­ны. — Есте­ствен­но, рез­ких по­вы­ше­ний цен не бу­дет. Нуж­но все учи­ты­вать, нуж­но по­ни­мать пла­те­же­спо­соб­ность зри­те­ля. Но и уни­жать те­атр смеш­ны­ми це­на­ми на би­ле­ты то­же нель­зя.

Вот, на­при­мер, у нас есть успеш­ный спек­такль, ко­то­рый иг­ра­ем в фор­ма­те «сцена на сцене», это «Те­ни за­бы­тых пред­ков» М.ко­ц­ю­бин­ско­го. Преж­де це­на би­ле­та бы­ла 60 гри­вен. Под­ня­ли до 150. Си­ту­а­ция не из­ме­ни­лась: спек­такль как шел на ан­шла­гах, так и идет. — От ки­ев­ских те­ат­раль­ных сно­бов по­рою слы­шу, мол, в Одес­се очень пло­хо от­но­сят­ся к укра­ин­ско­му язы­ку в те­ат­раль­ных по­ста­нов­ках. Де­скать, язык не при­ни­ма­ют ка­те­го­ри­че­ски. — Го­во­рить мо­гут все что угод­но. Но вы же ви­де­ли зал на пре­мьер­ном спек­так­ле «Одру­жен­ня» — укра­ин­ский язык, укра­ин­ская ат­мо­сфе­ра. Ко­гда­то моя при­я­тель­ни­ца по­па­ла в этом те­ат­ре на спек­такль Вла­да Тро­иц­ко­го «Укра­ин­ский Де­ка­ме­рон». Она во­об­ще не по­ни­ма­ла укра­ин­ский язык. Но по­сле спек­так­ля бла­го­да­ри­ла, бы­ла счаст­ли­ва, пре­крас­но при­ня­ла по­ста­нов­ку и по­ня­ла язык. Хо­дят же в Одес­се в ки­но­те­ат­ры, а все филь­мы — на укра­ин­ском язы­ке.

Так что я не ви­жу про­бле­мы. Ко­му нуж­но прий­ти, тот при­дет. И за сво­е­го зри­те­ля бу­дем бо­роть­ся. — А как бо­роть­ся за зри­те­ля, ко­то­рый при­ез­жа­ет в Одес­су толь­ко от­дох­нуть, рас­сла­бить­ся? Силь­но ли ему нуж­ны в этот пе­ри­од фи­ло­соф­ские спек­так­ли Бо­го­ма­зо­ва и ме­та­фо­рич­ные по­ста­нов­ки Урыв­ско­го? — Ту­ри­сти­че­ский бум — лет­ний пе­ри­од. Но я во­об­ще не ви­жу про­блем в том, что есть спек­так­ли «для раз­вле­че­ния», а есть для работы ду­ши и ума. Ви­жу про­бле­му в ином — вот у нас во дво­ре уже де­сять лет бла­го­по­луч­но за­мо­ро­же­на си­сте­ма кон­ди­ци­о­ни­ро­ва­ния. А ле­том в за­ле ду­хо­та не­ве­ро­ят­ная, про­сто нечем ды­шать. По­это­му ес­ли удаст­ся за­пу­стить си­сте­му кон­ди­ци­о­ни­ро­ва­ния, то, по­верь­те, в лет­ний от­пуск­ной пе­ри­од те­атр бу­дет пе­ре­пол­нен — на раз­ных спек­так­лях раз­ных ре­жис­се­ров. — Се­го­дня сто­лич­ные про­дю­се­ры, ка­стинг-ди­рек­то­ра ищут ин­те­рес­ных ар­ти­стов в ма­лых и боль­ших го­ро­дах Укра­и­ны. По­то­му что неко­то­рых ки­ев­ских ар­ти­стов уже хо­чет­ся от­пра­вить из те­ле­ви­зо­ра в дли­тель­ный и неопла­чи­ва­е­мый от­пуск. Из ва­шей труп­пы мно­гие ак­те­ры на­вост­ри­ли лы­жи — на сто­ли­цу, в се­ри­а­лы? — Пре­крас­но по­ни­маю, что ар­ти­стам нуж­но за­ра­ба­ты­вать, по­это­му и при­хо­дит­ся так вы­стра­и­вать ре­пер­ту­ар, что­бы и те­ат­ру бы­ло удоб­но, и ак­те­ру ком­форт­но. Во мно­гих ки­но­про­ек­тах за­нят наш ве­ду­щий ак­тер Яков Ку­че­рев­ский. У него много съе­мок. Но он в этом плане уди­ви­тель­ный и по­ря­доч­ный че­ло­век, по­то­му что по­сле всех съе­мок к 16.00 он при­хо­дит, на­при­мер, на ре­пе­ти­цию спек­так­ля «Гам­лет», за ко­то­рый от­ве­ча­ет. Про­во­дит ре­пе­ти­цию, а ве­че­ром вы­хо­дит и бли­ста­тель­но иг­ра­ет Гам­ле­та.

Ко­неч­но, есть раз­ные ар­ти­сты. Есть та­кие, кто ждет слу­чая, что­бы уй­ти в ки­но, а те­атр — яв­ле­ние вре­мен­ное. Но есть и та­кие как Ку­че­рев­ский, как иные, для ко­то­рых те­атр, без пре­уве­ли­че­ния, — дом и смысл жиз­ни. — Ка­кая зар­пла­та у на­чи­на­ю­ще­го ар­ти­ста в одес­ском те­ат­ре? — Зар­пла­та низ­кая. На­при­мер, ар­ти­сты вто­рой ка­те­го­рии да­же с ака­де­ми­че­ской над­бав­кой по­лу­ча­ют око­ло 3 ты­сяч гри­вен на ру­ки. Ар­ти­сты со зва­ни­я­ми — вы­ше. — Как от­но­си­тесь к зва­ни­ям? Это нуж­но? Или это нуж­но дав­но от­ме­нить? — По­сколь­ку у ак­те­ров есть по­треб­ность в го­су­дар­ствен­ном при­зна­нии их твор­че­ских за­слуг, то в на­сто­я­щее вре­мя пусть это бу­дет так, как есть. Воз­ник­нут но­вые фор­мы по­ощ­ре­ния и под­держ­ки, зна­чит, бу­дем го­во­рить о них. — Еще год на­зад ак­тив­но го­во­ри­ли о ре­фор­мах в те­ат­ре. Сей­час как-то все по­утих­ло, все идет сво­им че­ре­дом. Вы по­чув­ство­ва­ли ре­аль­ность ка­ких-ли­бо из­ме­не­ний, ска­жем, в свя­зи с внед­ре­ни­ем кон­тракт­ной си­сте­мы? — На мой взгляд, это по­лез­но. По­то­му что поз­во­ля­ет упо­ря­до­чить си­сте­му са­мо­го те­ат­ра. Что­бы нуж­ные в твор­че­ском про­цес­се лю­ди бы­ли в этом те­ат­ре, что­бы ни­кто не за­ни­мал их ме­ста, что­бы эти став­ки не де­ли­ли на дво­их. — А как от­но­си­тесь к сов­ме­ще­нию ва­шей те­пе­реш­ней долж­но­сти ди­рек­тор —худрук? — Ра­зу­ме­ет­ся, ино­гда воз­ни­ка­ет дис­со­нанс, ко­гда нуж­но раз­го­ва­ри­вать с ре­жис­се­ром о тон­ких ма­те­ри­ях, а за­тем ре­шать стро­и­тель­ные или сан­тех­ни­че­ские про­бле­мы. В этом и есть раз­дво­е­ние, ино­гда ненор­маль­ная си­ту­а­ция. В на­шем те­ат­ре был при­мер, ко­гда Игорь Ни­ко­ла­е­вич Ра­виц­кий и Ва­лен­ти­на Ми­хай­лов­на Про­ко­пен­ко эф­фек­тив­но ра­бо­та­ли, тес­но со­труд­ни­ча­ли.

Но есть при­ме­ры, ко­гда худрук и ди­рек­тор — как кош­ка с со­ба­кой. Та­кое то­же бы­ва­ет.

По­это­му, на мой взгляд, иде­аль­ной си­сте­мы ис­кать, мо­жет быть, и не нуж­но. А нуж­но под­хо­дить к каж­до­му те­ат­ру с «ин­ди­ви­ду­аль­ны­ми» мер­ка­ми. В од­ном те­ат­ре мо­жет сра­бо­тать­ся тан­дем ди­рек­тор — худрук. В дру­гом — и один че­ло­век мо­жет ре­а­ли­зо­вать как твор­че­скую, так и эко­но­ми­че­скую про­грам­му. Хо­тя, есте­ствен­но, все это до­воль­но тя­же­ло, вре­ме­ни эта ра­бо­та съе­да­ет неме­ре­но. — Ес­ли го­во­рить о пер­спек­ти­вах но­во­го се­зо­на, то ка­ким он мог бы быть? — Бу­дем вос­ста­нав­ли­вать ста­рые спек­так­ли. В том чис­ле и пре­крас­ные по­ста­нов­ки Дмит­рия Бо­го­ма­зо­ва. Бу­дет много но­вых за­пус­ков на боль­шой, на ма­лой сце­нах. Уже се­го­дня на­чал ра­бо­ту над ин­те­рес­ным про­ек­том ре­жис­сер Стас Жир­ков, один из ли­де­ров мо­ло­дой укра­ин­ской ре­жис­су­ры. На­де­юсь, со вре­ме­нем бу­дет у нас и по­ста­нов­ка Та­ма­ры Тру­но­вой, та­лант­ли­во­го ре­жис­се­ра, глу­бо­ко­го че­ло­ве­ка. Есть ин­те­рес­ные идеи у на­ше­го ре­жис­се­ра Ива­на Урыв­ско­го, ко­то­рые он непре­мен­но ре­а­ли­зу­ет. На­де­юсь, бу­дут и гастроли, и фе­сти­ва­ли. — А кто ваш зри­тель се­го­дня — в этом «ми­ре» и в этом го­ро­де? — Ну, он до­ста­точ­но раз­ный, этот зри­тель. Есть те, ко­то­рые очень лю­бят тра­ди­ци­он­ную укра­ин­скую клас­си­ку в на­шем те­ат­ре. Есть те, кто «на ура» вос­при­ни­ма­ет сце­ни­че­ские по­ис­ки Урыв­ско­го. И у сред­не­го по­ко­ле­ния, и у мо­ло­де­жи есть свои пред­став­ле­ния о те­ат­ре, со­глас­но их ми­ро­вос­при­я­тию.

По­то­му и те­атр дол­жен пред­ла­гать раз­ные на­прав­ле­ния, но при этом же­ла­тель­но не впа­дать в край­нюю сти­ли­сти­че­скую эк­лек­ти­ку. — Нас­коль­ко вер­но пред­по­ло­же­ние, что Игорь Ни­ко­ла­е­вич Ра­виц­кий не вы­дер­жал в свое вре­мя ро­ко­вых кон­курс­ных ис­пы­та­ний-со­рев­но­ва­ний, и это впо­след­ствии нега­тив­но от­ра­зи­лось на его здо­ро­вье, уско­ри­ло его уход… Об этом мож­но го­во­рить? — По­жа­луй, мож­но… Игорь Ни­ко­ла­е­вич был аб­со­лют­но твор­че­ским че­ло­ве­ком. И для него столк­но­ве­ние с ми­ром жест­кой, а то и бес­пар­дон­ной кон­курс­ной си­сте­мы бы­ло чем­то ужас­ным. Имен­но это его и уби­ло. Это ста­ло для него бо­лез­нен­ным шо­ком.

Он был пре­крас­ным ху­до­же­ствен­ным ру­ко­во­ди­те­лем, он при­влек в этот те­атр мно­гих за­ме­ча­тель­ных ре­жис­се­ров. — На оче­ред­ном кон­курс­ном эта­пе, как я по­ни­маю, он про­сто от­ка­зал­ся от борь­бы за ру­ко­во­дя­щее ме­сто в те­ат­ре, по­то­му что уже не бы­ло сил? — Он по­ни­мал, что я мо­гу вы­дер­жать опре­де­лен­ный этап этой борь­бы и смо­гу огра­дить его от ужа­са, что­бы он мог за­ни­мать­ся толь­ко твор­че­ством.

И мы с ним пла­ни­ро­ва­ли это сде­лать.

На са­мом де­ле, от то­го, что его долж­ность об­ре­ла бы но­вую фор­му­ли­ров­ку — «глав­ный ре­жис­сер», ни­че­го бы ни по­ме­ня­лось. И он про­дол­жал бы ху­до­же­ствен­ную ли­нию те­ат­ра.

Но слу­чи­лось ужас­ное… И, увы, во мно­гом с ним мы так и не успе­ли до­го­во­рить.

Я все­гда вос­хи­ща­лась им, его се­мьей, вза­и­мо­ува­же­ни­ем, ко­то­рое ис­пы­ты­ва­ли друг к дру­гу он и его су­пру­га ак­три­са Оль­га Ра­виц­кая.

Се­го­дня Оль­га взя­ла на се­бя твор­че­скую от­вет­ствен­ность за спек­так­ли Иго­ря Ни­ко­ла­е­ви­ча. И я уве­ре­на, что с эти­ми спек­так­ля­ми все бу­дет хо­ро­шо. Ре­бя­та к ней от­но­сят­ся тре­пет­но, с ува­же­ни­ем. Она ве­ли­ко­леп­ная ак­три­са. — Че­го ждать ре­ги­о­наль­но­му те­ат­ру от цен­траль­ной вла­сти, ко­то­рая на са­мом де­ле от вас до­воль­но да­ле­ко и до­воль­но ред­ко при­ез­жа­ет к вам из Ки­е­ва? — Че­го ждать? При­едут — бу­дет хо­ро­шо. Под­дер­жат — бу­дет пре­крас­но. Ведь в Одес­се дей­стви­тель­но очень хо­ро­ший те­атр. Но и он дол­жен пе­ре­стать ва­рить­ся в соб­ствен­ном со­ку и вый­ти на некую но­вую ор­би­ту в те­ат­раль­ном ми­ре Укра­и­ны. Мы долж­ны при­гла­шать, вы­ез­жать, за­яв­лять о се­бе. И кро­ме нас са­мих это­го ни­кто не сде­ла­ет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.