По­лит­эко­но­мия дез­ин­те­гра­ции

По­че­му Брекзит при­ве­дет к ослаб­ле­нию по­зи­ций Бри­та­нии в ми­ре

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

Исто­рия Брекзи­та — преж­де все­го исто­рия по­ли­ти­че­ских ре­ше­ний и мо­ти­вов, сто­я­щих за та­ки­ми ре­ше­ни­я­ми.

Три­умф на­род­но­го во­ле­изъ­яв­ле­ния (или три­умф по­пу­лиз­ма, тут уж как по­смот­реть) стал след­стви­ем ре­ше­ний в поль­зу ува­же­ния де­мо­кра­ти­че­ских прин­ци­пов, ко­гда во­ля боль­шин­ства свя­щен­на, да­же ес­ли по­след­ствия во­ле­изъ­яв­ле­ния мо­гут ока­зать­ся нега­тив­ны­ми для стра­ны. Вы­бор бри­тан­ским пра­ви­тель­ством жест­ко­го сце­на­рия вы­хо­да стал ре­зуль­та­том ре­ше­ний, на­прав­лен­ных на удер­жа­ние кон­тро­ля над си­ту­а­ци­ей в стране (или на со­хра­не­ние вла­сти — опять же за­ви­сит от точ­ки зре­ния услов­но­го на­блю­да­те­ля), где по­ля­ри­за­ция взгля­дов по Брекзи­ту име­ет вы­ра­жен­ный по­ли­ти­ко-гео­гра­фи­че­ский ха­рак­тер.

Но прак­ти­че­ски все ре­ше­ния, при­ни­ма­е­мые в про­цес­се вы­хо­да Ве­ли­ко­бри­та­нии из Ев­ро­пей­ско­го Со­ю­за, и те, ко­то­рые лишь пред­сто­ит при­нять, име­ют эко­но­ми­че­скую подо­пле­ку. Спе­ку­ля­ции на эко­но­ми­че­ские те­мы со­про­вож­да­ли еще под­го­тов­ку к про­ве­де­нию ре­фе­рен­ду­ма. Сто­рон­ни­ки вы­хо­да на­ста­и­ва­ли, что Бри­та­ния суб­си­ди­ру­ет Брюс­сель и бед­ней­ших чле­нов объ­еди­не­ния из сво­е­го бюд­же­та, не по­лу­чая ни­че­го вза­мен. Про­тив­ни­ки Брекзи­та под­чер­ки­ва­ли, что Лон­дон не толь­ко поль­зу­ет­ся вы­го­да­ми от до­сту­па к об­ще­му ев­ро­пей­ско­му рын­ку, но и по­лу­ча­ет нема­лые суб­си­дии от Брюс­се­ля, осо­бен­но зна­чи­тель­ные в рам­ках по­мо­щи ре­ги­о­нам, Шот­лан­дии и Се­вер­ной Ир­лан­дии. По­сле ре­фе­рен­ду­ма к эко­но­ми­че­ской сто­роне вы­хо­да ста­ли апел­ли­ро­вать еще ак­тив­нее: те­перь речь шла о по­след­стви­ях из­ме­не­ния ста­ту­са Бри­та­нии для внеш­ней тор­гов­ли, ин­ве­сти­ций, раз­ви­тия про­мыш­лен­но­сти и сек­то­ра услуг.

Од­на­ко точ­но опре­де­лить эко­но­ми­че­ские по­след­ствия Брекзи­та для Ве­ли­ко­бри­та­нии — и для все­го Ев­ро­пей­ско­го Со­ю­за — очень непро­сто. Во-пер­вых, до сих пор неиз­вест­но, как имен­но бу­дет вы­гля­деть со­гла­ше­ние меж­ду Лон­до­ном и Брюс­се­лем, ка­ким ста­нет ре­жим вза­им­но­го до­сту­па на рын­ки друг дру­га, ре­гу­ли­ро­ва­ние ин­ве­сти­ций, ка­ки­ми бу­дут пра­ва граж­дан ЕС в Бри­та­нии и бри­тан­ских — в Ев­ро­со­ю­зе. Во-вто­рых, опо­сре­до­ван­ный эф­фект вы­хо­да для всех от­рас­лей эко­ном­ки ста­нет по­ня­тен лишь пост­фак­тум, ко­гда бу­дут вид­ны дей­стви­тель­ный от­ток ин­ве­сти­ций и со­кра­ще­ние объ­е­мов про­из­вод­ства (но да­же эти циф­ры бу­дут лишь при­бли­зи­тель­ной оцен­кой по­след­ствий — ведь на­вер­ня­ка опре­де­лить, что имен­но Брекзит ста­нет един­ствен­ной ви­ной эко­но­ми­че­ско­го спа­да, нель­зя). В-тре­тьих, не хва­та­ет пре­це­ден­тов для при­ме­не­ния тех или иных мо­де­лей вы­хо­да для рас­че­та эко­но­ми­че­ских по­след­ствий: ни од­на стра­на еще не по­ки­да­ла ин­те­гра­ци­он­ное объ­еди­не­ние со столь вы­со­ким уров­нем вза­и­мо­дей­ствия, ко­ор­ди­на­ции и вза­и­мо­про­ник­но­ве­ния эко­но­мик, как в Ев­ро­со­ю­зе.

Оцен­ки фи­нан­со­вых по­след­ствий Брекзи­та в сле­ду­ю­щие 10–15 лет на­хо­дят­ся в чрез­вы­чай­но ши­ро­ком диа­па­зоне. Они ва­рьи­ру­ют­ся от по­терь из-за вы­хо­да из Еди­но­го рын­ка и та­мо­жен­но­го со­ю­за ЕС в раз­ме­ре 400 млрд фун­тов до вы­год от ро­ста тор­гов­ли за пре­де­ла­ми Ев­ро­со­ю­за в раз­ме­ре 135 млрд фун­тов. Прав­да, боль­шин­ство экс­пер­тов скло­ня­ют­ся к то­му, что по­терь Бри­та­нии не из­бе­жать. В ян­ва­ре в прес­су «утек­ли» пра­ви­тель­ствен­ные оцен­ки эко­но­ми­че­ских по­след­ствий Брекзи­та — до­клад по это­му во­про­су для пар­ла­мен­та еще в но­яб­ре про­шло­го го­да под­го­то­ви­ло Ми­ни­стер­ство по вы­хо­ду из Ев­ро­пей­ско­го Со­ю­за. Пра­ви­тель­ствен­ные дан­ные од­но­знач­но ука­зы­ва­ют на нега­тив­ные по­след­ствия вы­хо­да: в за­ви­си­мо­сти от то­го, ка­кие со­гла­ше­ния бу­дут до­стиг­ну­ты с Брюс­се­лем, по­те­ри бри­тан­ской эко­но­ми­ки со­ста­вят от 2 до 8% ВВП, до по­лу­мил­ли­о­на бри­тан­цев по­те­ря­ют ра­бо­чие ме­ста. Не­га­тив­ный эф­фект Брекзи­та бу­дет ощу­щать­ся бри­тан­ской эко­но­ми­кой не ме­нее 15 лет.

На фоне неуте­ши­тель­ных про­гно­зов эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Ве­ли­ко­бри­та­нии ста­но­вит­ся оче­вид­ным: для Лон­до­на сроч­ный по­иск ва­ри­ан­тов спа­се­ния эко­но­ми­ки от про­ва­ла — не толь­ко важ­ней­шая цель, но и ис­точ­ник сла­бо­сти на меж­ду­на­род­ной арене. Ведь имен­но Лон­до­ну необ­хо­ди­мы но­вые тор­го­во-эко­но­ми­че­ские со­гла­ше­ния с парт­не­ра­ми, и имен­но Лон­дон на­хо­дит­ся в цейт­но­те. И ед­ва ли кто-то из парт­не­ров упу­стит воз­мож­ность ис­поль­зо­вать та­кую вы­год­ную си­ту­а­цию в сво­их ин­те­ре­сах.

У Лон­до­на, по су­ти, нет аль­тер­на­тив тор­го­во-эко­но­ми­че­ским от­но­ше­ни­ям с ЕС. На парт­не­ров по объ­еди­не­нию при­хо­дит­ся 44% бри­тан­ско­го экс­пор­та и 53% им­пор­та. Объ­ем тор­гов­ли со вто­рым по зна­чи­мо­сти парт­не­ром — США — втрое мень­ше. Но си­ту­а­ция не огра­ни­чи­ва­ет­ся лишь мас­шта­ба­ми тор­го­вых свя­зей. Зна­чи­тель­ный объ­ем име­ет про­из­вод­ствен­ная ко­опе­ра­ция, и в неко­то­рых слу­ча­ях вы­ход Ве­ли­ко­бри­та­нии из ЕС угро­жа­ет по жи­во­му разо­рвать до­воль­но успеш­ные на ми­ро­вых рын­ках ком­па­нии. До­ста­точ­но вспом­нить про Airbus, ко­то­ро­му бу­дет невоз­мож­но обой­тись без тех­но­ло­ги­че­ско­го и про­из­вод­ствен­но­го вкла­да бри­тан­цев. В этом слу­чае сто­ро­ны, ско­рее все­го, най­дут вы­ход, но та­ких меж­ду­на­род­ных ком­па­ний сот­ни, и раз­рыв внут­ри­кор­по­ра­тив­ных свя­зей бу­дет бо­лез­нен­ным для ЕС и в еще боль­шей сте­пе­ни — для Ве­ли­ко­бри­та­нии. На­ко­нец, оста­ют­ся эко­но­ми­че­ские в сво­ей ос­но­ве и по­ли­ти­че­ские по фор­ме и пу­тям ре­ше­ния во­про­сы тру­до­вых прав граж­дан, со­ци­аль­ных вы­плат, пен­сий. За эти­ми во­про­са­ми — де­сят­ки ты­сяч из­би­ра­те­лей, де­сят­ки ты­сяч по­тен­ци­аль­ных «воз­вра­щен­цев», что на фоне ожи­да­е­мо­го ро­ста без­ра­бо­ти­цы бу­дет со­зда­вать до­пол­ни­тель­ное дав­ле­ние на бри­тан­скую эко­но­ми­ку.

Не слу­чай­но пра­ви­тель­ство Те­ре­зы Мэй в по­след­нее вре­мя де­мон­стри­ру­ет все боль­шую го­тов­ность отой­ти от «жест­ко­го» сце­на­рия Брекзи­та: по­след­ним сви­де­тель­ством это­го яв­ля­ет­ся со­гла­сие Мэй до­го­во­рить­ся с Брюс­се­лем о со­хра­не­нии сво­бо­ды пе­ре­ме­ще­ния граж­дан в объ­е­ме, опре­де­лен­ном сей­час в ЕС. Все боль­шую уступ­чи­вость бри­тан­цы так­же де­мон­стри­ру­ют в во­про­се со­хра­не­ния та­мо­жен­но­го со­ю­за с ЕС. А ведь та­мо­жен­ный со­юз оста­ет­ся цен­траль­ным эле­мен­том ЕС, и вы­ход из Ев­ро­со­ю­за, несо­мнен­но, озна­ча­ет вы­ход из та­мо­жен­но­го со­ю­за. Имен­но по этой при­чине Лон­дон из­на­чаль­но за­нял ка­те­го­ри­че­скую по­зи­цию — из та­мо­жен­но­го со­ю­за вы­хо­дить. На­чать от­ступ­ле­ние от это­го прин­ци­па бри­тан­ское пра­ви­тель­ство за­став­ля­ют эко­но­ми­че­ские со­об­ра­же­ния, вер­нее, страх столк­нуть­ся со все­ми со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ски­ми про­бле­ма­ми, ко­то­рые быст­ро пе­ре­рас­тут в по­ли­ти­че­ские.

Ни­чуть не про­ще си­ту­а­ция с парт­не­ра­ми за пре­де­ла­ми ЕС. Один из ар­гу­мен­тов сто­рон­ни­ков вы­хо­да — Лон­дон смо­жет за­клю­чить со стра­на­ми, не вхо­дя­щи­ми в Ев­ро­со­юз, но­вые тор­го­вые со­гла­ше­ния, ко­то­рые бу­дут ин­те­рес­нее для парт­не­ров: ведь не при­дет­ся до­го­ва­ри­вать­ся с 28 стра­на­ми, учи­ты­вая по­же­ла­ния каж­дой из них. Но этот ар­гу­мент ка­жет­ся несу­ще­ствен­ным, ес­ли со­по­ста­вить рын­ки Ве­ли­ко­бри­та­нии и ЕС: по­сле за­вер­ше­ния про­це­ду­ры вы­хо­да Лон­до­на об­щий ев­ро­пей­ский ры­нок бу­дет на­мно­го при­вле­ка­тель­нее для тре­тьих стран, до­ста­точ­но при­вле­ка­тель­ным, что­бы пе­ре­тер­петь слож­но­сти пе­ре­го­во­ров с «мно­го­го­ло­вым» Брюс­се­лем. Лон­дон не мо­жет пред­ло­жить ры­нок срав­ни­мо­го раз­ме­ра, зна­чит, и при­вле­ка­тель­ность его, и же­ла­ние парт­не­ров ид­ти на уступ­ки бу­дут незна­чи­тель­ны­ми. Что де­мон­стри­ру­ет по­преж­не­му неуспеш­ный по­иск Лон­до­ном аль­тер­на­тив тор­гов­ле с Ев­ро­пей­ским Со­ю­зом.

Вско­ре по­сле ре­фе­рен­ду­ма и по­сле­до­вав­шей за ним по­ли­ти­че­ской бу­ри, по­ме­няв­шей со­став и пра­ви­тель­ства, и оп­по­зи­ци­он­но­го «те­не­во­го ка­би­не­та», наи­боль­ший оп­ти­мизм сто­рон­ни­кам вы­хо­да из ЕС и бри­тан­ским офи­ци­аль­ным ли­цам вну­ша­ли пер­спек­ти­вы эко­но­ми­че­ско­го сбли­же­ния с США. Хо­тя Ба­рак Оба­ма от­кры­то вы­сту­пал про­тив Брекзи­та, его ад­ми­ни­стра­ция не спе­ши­ла разо­ча­ро­вы­вать но­во­го бри­тан­ско­го пре­мье­ра Те­ре­зу Мэй ка­са­тель­но воз­мож­но­сти за­клю­чить дву­сто­рон­нее со­гла­ше­ние о сво­бод­ной тор­гов­ле — по об­раз­цу Транс­ат­лан­ти­че­ско­го парт­нер­ства, о ко­то­ром ЕС и США до­го­ва­ри­ва­лись на про­тя­же­нии мно­гих лет. Мэй не зря уде­ля­ла это­му во­про­су мно­го вни­ма­ния. Хо­тя тор­гов­ля с США и усту­па­ет Ев­ро­пей­ско­му Со­ю­зу, до­ступ на огром­ный аме­ри­кан­ский ры­нок оста­вал­ся са­мым ре­а­ли­стич­ным сце­на­ри­ем ком­пен­са­ции по­терь от вы­хо­да из ЕС. Рас­че­ты эко­но­ми­стов го­во­ри­ли: са­мым мно­го­обе­ща­ю­щим ва­ри­ан­том для Лон­до­на бу­дет со­зда­ние трех­сто­рон­ней зо­ны сво­бод­ной тор­гов­ли по об­раз­цу Транс­ат­лан­ти­че­ско­го парт­нер­ства с США и ЕС.

Од­на­ко по­ли­ти­че­ская конъ­юнк­ту­ра ли­ши­ла Лон­дон на­дежд на ско­рое до­сти­же­ние до­го­во­рен­но­стей с Ва­шинг­то­ном. Ес­ли Оба­ма не от­ри­цал воз­мож­но­сти на­чать пе­ре­го­во­ры о зоне сво­бод­ной тор­гов­ли, то сме­нив­ший его на по­сту пре­зи­ден­та До­нальд Трамп за­нял на­мно­го бо­лее ка­те­го­рич­ную по­зи­цию. По­ка­зав­ший се­бя про­тив­ни­ком су­ще­ству­ю­щих до­го­во­рен­но­стей в об­ла­сти тор­гов­ли и сто­рон­ни­ком про­тек­ци­о­низ­ма, Трамп схо­ду вос­поль­зо­вал­ся уяз­ви­мым по­ло­же­ни­ем бри­тан­ско­го пре­мье­ра. Трамп вспом­нил о дис­ба­лан­се в тор­гов­ле в поль­зу бри­тан­цев и по­тре­бо­вал от Лон­до­на усту­пок, ко­то­рые поз­во­лят этот дис­ба­ланс устра­нить. По су­ти, Ва­шинг­тон пред­ло­жил не спа­са­тель­ный круг, а но­вые ги­ри, ко­то­рые утя­нут бри­тан­скую эко­но­ми­ку под во­ду еще быст­рее.

И у Лон­до­на не так мно­го ва­ри­ан­тов па­ри­ро­вать это на­ступ­ле­ние аме­ри­кан­цев. С од­ной сто­ро­ны, у Лон­до­на про­сто нет вре­ме­ни на дол­гие пе­ре­го­во­ры с США — аме­ри­кан­ский ры­нок ну­жен Бри­та­нии уже сей­час, и ни­как не поз­же вес­ны бу­ду­ще­го го­да. Ведь ес­ли не удаст­ся со­хра­нить ры­нок ЕС, то сво­бод­ная тор­гов­ля с США ста­нет един­ствен­ным шан­сом из­бе­жать па­де­ния про­из­вод­ства в Ве­ли­ко­бри­та­нии. Сле­до­ва­тель­но, до­го­ва­ри­вать­ся при­дет­ся имен­но с Трам­пом. С дру­гой сто­ро­ны, Бри­та­ния вне ЕС ме­нее ин­те­рес­на США по­ли­ти­че­ски — не сек­рет, что «осо­бые от­но­ше­ния» Ва­шинг­то­на и Лон­до­на бы­ли для аме­ри­кан­цев ин­стру­мен­том воз­дей­ствия на си­ту­а­цию внут­ри Ев­ро­со­ю­за. Зна­чит, при­чин для усту­пок в от­но­ше­ни­ях с бри­тан­ца­ми для Ва­шинг­то­на нет, и по­зи­ция в пе­ре­го­во­рах со сла­бым парт­не­ром — имен­но та­ким Лон­дон яв­ля­ет­ся се­го­дня — бу­дет мак­си­маль­но эго­и­стич­ной и жест­кой неза­ви­си­мо от то­го, кто бу­дет хо­зя­и­ном Бе­ло­го до­ма.

Вс­по­ми­на­ли в Лон­доне и о дру­гом тра­ди­ци­он­ном век­то­ре бри­тан­ской внеш­ней по­ли­ти­ки. По­чти сра­зу по­сле ре­фе­рен­ду­ма в Бри­та­нии ста­ли ак­тив­но об­суж­дать необ­хо­ди­мость ак­ти­ви­зи­ро­вать эко­но­ми­че­ское со­труд­ни­че­ство со стра­на­ми Со­дру­же­ства — меж­ду­на­род­ной ор­га­ни­за­ции, в ко­то­рую вхо­дят мно­гие быв­шие бри­тан­ские ко­ло­нии. Вы­ска­зы­ва­лись да­же идеи о со­зда­нии зо­ны сво­бод­ной тор­гов­ли Со­дру­же­ства и пре­вра­ще­нии объ­еди­не­ния в еди­ный эко­но­ми­че­ский со­юз (се­го­дня Со­дру­же­ство, ско­рее, про­сто меж­ду­на­род­ный по­ли­ти­че­ский форум стран, объ­еди­нен­ных ис­то­ри­ей и ши­ро­ким ис­поль­зо­ва­ни­ем ан­глий­ско­го язы­ка).

Од­на­ко и с эти­ми пла­на­ми не все про­сто. Де­ло да­же не в том, что на Со­дру­же­ство, в ко­то­рое кро­ме са­мой Ве­ли­ко­бри­та­нии вхо­дят еще 52 стра­ны в раз­лич­ных ча­стях све­та, при­хо­дит­ся лишь 9% экс­пор­та и 8% им­пор­та Ве­ли­ко­бри­та­нии. Пробле­ма в том, что для боль­шин­ства этих стран тор­го­вые свя­зи с Ев­ро­пей­ским Со­ю­зом важ­нее, чем с Бри­та­ни­ей. И это не­уди­ви­тель­но — пре­сле­дуя соб­ствен­ные ин­те­ре­сы, же­лая укре­пить свои по­зи­ции и в ЕС, и в стра­нах Со­дру­же­ства, Бри­та­ния мно­гие го­ды спо­соб­ство­ва­ла за­клю­че­нию тор­го­вых со­гла­ше­ний меж­ду сво­и­ми быв­ши­ми ко­ло­ни­я­ми и Ев­ро­со­ю­зом. Со­хра­нить до­ступ на ры­нок ЕС бу­дет при­о­ри­те­том для мно­гих чле­нов Со­дру­же­ства, в чис­ле ко­то­рых та­кие круп­ные эко­но­ми­ки, как Ин­дия и Ав­стра­лия.

Ко­гда в ап­ре­ле с.г. ли­де­ры стран Со­дру­же­ства со­бра­лись в Лон­доне, эта по­зи­ция парт­не­ров ста­ла оче­вид­ной. Да­же Ав­стра­лия, ко­то­рая ед­ва ли не един­ствен­ная про­яви­ла ин­те­рес к бри­тан­ским пред­ло­же­ни­ям в сфе­ре тор­гов­ли, на­ста­и­ва­ет на со­гла­со­ва­нии лю­бых ша­гов в рам­ках Со­дру­же­ства с Ев­ро­пей­ским Со­ю­зом. Ин­дия во­об­ще прак­ти­че­ски от­кры­то сде­ла­ла вы­бор в поль­зу Брюс­се­ля. Еще во вре­мя ви­зи­та Мэй в Де­ли в про­шлом го­ду, в от­вет на ее пред­ло­же­ния о рас­ши­ре­нии эко­но­ми­че­ско­го со­труд­ни­че­ства (как дву­сто­рон­не­го, так и в рам­ках Со­дру­же­ства), ин­дий­ская сто­ро­на пе­ре­нес­ла ак­цент пе­ре­го­во­ров на су­ще­ству­ю­щие про­ти­во­ре­чия, та­кие, на­при­мер, как ви­зо­вые огра­ни­че­ния для ин­дий­ских граж­дан. Эти во­про­сы не столь­ко при­чи­на, сколь­ко по­вод от­ка­зать­ся от пе­ре­го­во­ров по су­ти тор­го­во-эко­но­ми­че­ско­го со­труд­ни­че­ства. И Лон­до­ну при­хо­дит­ся уго­ва­ри­вать ин­дий­цев, пред­ла­гать все но­вые уступ­ки, что­бы убе­дить Де­ли в цен­но­сти свя­зей с быв­шей мет­ро­по­ли­ей, по край­ней ме­ре, до­ста­точ­но цен­ных, что­бы не от­бра­сы­вать пер­спек­ти­вы но­вых тор­го­вых со­гла­ше­ний со стар­та об­суж­де­ния.

Оцен­ка по­тен­ци­аль­ных по­терь от Брекзи­та для на­ци­о­наль­ной эко­но­ми­ки и по­иск спо­со­бов ре­ше­ния этих про­блем во внут­рен­ней по­ли­ти­ке еще дол­го бу­дет оста­вать­ся од­ной из глав­ных го­лов­ных бо­лей Лон­до­на. Но нега­тив­ные по­ли­ти­че­ские по­след­ствия, име­ю­щие в сво­ей ос­но­ве эко­но­ми­че­ские при­чи­ны, уже про­яв­ля­ют се­бя. И бо­лее все­го это за­мет­но в меж­ду­на­род­ной по­ли­ти­ке.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.