Бе­с­ко­неч­ная вой­на на Кав­ка­зе

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

Се­вер­ный Кав­каз охва­чен оче­ред­ной вол­ной тер­ро­риз­ма.

С на­ча­ла это­го го­да толь­ко в рес­пуб­ли­ке Да­ге­стан пять раз вво­дил­ся ре­жим кон­тр­тер­ро­ри­сти­че­ской опе­ра­ции. С 1 по 4 мая в Став­ро­поль­ском крае в ре­зуль­та­те столк­но­ве­ний с тер­ро­ри­ста­ми по­стра­да­ло ми­ни­мум 5 че­ло­век. В да­ге­стан­ском Дер­бен­те, го­ро­де на 120 тыс. жи­те­лей, за че­ты­ре дня опе­ра­ции (21–24 ап­ре­ля) бы­ло вы­яв­ле­но и лик­ви­ди­ро­ва­но 11 по­до­зре­ва­е­мых в свя­зях с тер­ро­ри­сти­че­ски­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми. Ра­нее, в мар­те, два на­па­де­ния с ин­тер­ва­лом в два дня про­изо­шли в сто­ли­це Чеч­ни Гроз­ном.

Се­вер­ный Кав­каз го­да­ми оста­ет­ся цен­тром тер­ро­ри­сти­че­ской ак­тив­но­сти в Рос­сии. Да­ге­стан уве­рен­но ли­ди­ру­ет по ко­ли­че­ству тер­ак­тов в ре­ги­оне. Со­глас­но дан­ным Гло­баль­ной ба­зы тер­ро­риз­ма, из 54 тер­ак­тов, со­вер­шен­ных в Рос­сии в 2016 г. (дан­ных за 2017-й по­ка нет), 30 про­изо­шло в рес­пуб­ли­ке Да­ге­стан. Еще 13 атак за­фик­си­ро­ва­но в дру­гих рес­пуб­ли­ках Се­вер­но­го Кав­ка­за, в Ин­гу­ше­тии — семь, три — в Чечне и по од­ной — в Ка­ра­чае­во-чер­ке­сии, Ка­бар­ди­но-бал­ка­рии. Еще один тер­акт был со­вер­шен в Став­ро­по­ле. Ко­ли­че­ство атак в ре­ги­оне неуклон­но воз­рас­та­ет. Толь­ко за один год, с 2015го по 2016-й, ча­сто­та атак воз­рос­ла в два ра­за. Сре­ди опре­де­ля­ю­щих фак­то­ров, спо­соб­ству­ю­щих неста­биль­но­сти в ре­ги­оне, мож­но вы­де­лить два клю­че­вых. Это —

Без­ра­бо­ти­ца и месть

По дан­ным Рос­ста­та, уро­вень без­ра­бо­ти­цы в Се­ве­ро-кав­каз­ском фе­де­раль­ном окру­ге по­чти в два ра­за пре­вы­ша­ет по­ка­за­тель в це­лом по РФ и на ян­варь 2017 г. со­ста­вил 11,4% по срав­не­нию с 5,6% по всей стране. В Да­ге­стане — 11,7% без­ра­бот­ных, в Че­чен­ской рес­пуб­ли­ке уро­вень без­ра­бо­ти­цы со­став­ля­ет 14,2%, в Ка­ра­чае­во-чер­кес­ской рес­пуб­ли­ке — 16,7, в Ин­гу­ше­тии — 27% (и яв­ля­ет­ся наи­выс­шим по­ка­за­те­лем по всей стране.) В ре­ги­оне не ути­ха­ют ре­ли­ги­оз­ные про­ти­во­сто­я­ния меж­ду су­фи­я­ми и при­вер­жен­ца­ми са­ла­физ­ма, по­до­гре­ва­ют си­ту­а­цию тра­ди­ци­он­ные ме­ж­эт­ни­че­ские и меж­ро­до­вые кон­флик­ты.

Эта смесь из нена­ви­сти, жаж­ды ме­сти, ре­ли­ги­оз­но­го фа­на­тиз­ма и па­мя­ти об успеш­ных опе­ра­ци­ях про­тив фе­де­раль­ных войск вре­мен пер­вой че­чен­ской со­зда­ют взры­во­опас­ную си­ту­а­цию, по­рож­дая все но­вые и но­вые груп­пы со­про­тив­ле­ния, с ко­то­ры­ми мест­ная власть пы­та­ет­ся бо­роть­ся при по­мо­щи сред­не­ве­ко­вой же­сто­ко­сти и кру­го­вой по­ру­ки. В этой си­ту­а­ции тер­ро­ризм ста­но­вит­ся од­ним из немно­гих до­ступ­ных ре­ше­ний для тех, кто не со­гла­сен с су­ще­ству­ю­щи­ми по­ряд­ка­ми.

Тер­ро­ризм как ин­стру­мент до­сти­же­ния по­ли­ти­че­ских и во­ен­ных це­лей ис­поль­зо­вал­ся се­ве­ро­кав­каз­ским, в част­но­сти че­чен­ским под­по­льем, еще с се­ре­ди­ны 90-х. Яр­чай­ший при­мер то­го пе­ри­о­да — опе­ра­ция в Бу­ден­нов­ске груп­пы Ша­ми­ля Ба­са­е­ва. Но то­гда тер­ро­ризм иг­рал вто­ро­сте­пен­ную роль, усту­пая пар­ти­зан­ским дей­стви­ям и го­род­ской ге­ри­лье. С на­ча­лом вто­рой че­чен­ской вой­ны си­ту­а­ция из­ме­ни­лась. Тер­ро­ризм по­сте­пен­но из до­пол­ни­тель­но­го ин­стру­мен­та пре­вра­тил­ся в ос­нов­ную так­ти­ку се­ве­ро­кав­каз­ско­го под­по­лья. Те­р­ак­ты в Москве, в те­ат­ре на Дуб­ров­ке, в Беслане, под­ры­вы по­ез­дов и ата­ки смерт­ни­ков обо­зна­чи­ли пе­ре­лом в стра­те­гии со­про­тив­ле­ния.

Си­ту­а­ция еще бо­лее ухуд­ши­лась по­сле от­ме­ны ре­жи­ма кон­тр­тер­ро­ри­сти­че­ской опе­ра­ции в 2009 г. Хо­тя фе­де­раль­ным вла­стям при под­держ­ке мест­но­го ру­ко­вод­ства уда­лось сло­мить ор­га­ни­зо­ван­ное со­про­тив­ле­ние, оли­це­тво­ре­ни­ем ко­то­ро­го был со­здан­ный в 2007 г. по­след­ним пре­зи­ден­том Ич­ке­рии До­ку Ума­ро­вым «Эми­рат Кав­каз» (ЭК), од­на­ко это ме­сто за­нял неор­га­ни­зо­ван­ный, но не ме­нее опас­ный тер­ро­ризм неболь­ших групп и оди­но­чек.

В 2008–2010 гг. ко­ли­че­ство тер­ак­тов в ре­ги­оне до­стиг­ло мак­си­му­ма. Ес­ли в 2007 г. об­щее ко­ли­че­ство тер­ак­тов в РФ со­ста­ви­ло 51, то в 2008-м — 170, в 2009-м — 152 тер­ак­та, в 2010-м — 250 атак. В 2011-2012 гг. «Араб­ская вес­на», вих­рем про­нес­ша­я­ся по Ближ­не­му Во­сто­ку и Се­вер­ной Аф­ри­ке, до­бра­лась и до Рос­сии. В от­вет на про­те­сты на Бо­лот­ной и «мар­ши мил­ли­о­нов» ли­дер се­ве­ро­кав­каз­ско­го под­по­лья До­ку Ума­ров при­звал сво­их сто­рон­ни­ков пре­кра­тить ата­ки на граж­дан­ских. Но ре­во­лю­ции в Рос­сии не по­лу­чи­лось, а мир­ные про­те­сты в араб­ском ми­ре сме­ни­лись улич­ны­ми бо­я­ми.

В 2012 г. на­би­ра­ет обо­ро­ты граж­дан­ская вой­на в Си­рии. В Рос­сии идет под­го­тов­ка к Олим­пиа­де в Со­чи, ко­то­рая со­про­вож­да­ет­ся ре­прес­си­я­ми про­тив мест­ных оп­по­зи­ци­он­ных ор­га­ни­за­ций и ра­ди­каль­ных ре­ли­ги­оз­ных групп. Чле­нам се­ве­ро­кав­каз­ско­го под­по­лья и про­сто несо­глас­ным с по­ли­ти­кой мест­ных ру­ко­во­ди­те­лей да­ет­ся неглас­ный зе­ле­ный свет на вы­езд из стра­ны. Боль­шая часть едет «на джи­хад» в Си­рию. За пе­ри­од с 2013-го по ле­то 2015 г. толь­ко из Чеч­ни в Си­рию вы­еха­ло 405 че­ло­век. Вы­ез­жал наи­бо­лее опыт­ный и бое­спо­соб­ный кон­тин­гент, о чем сви­де­тель­ству­ют даль­ней­шие успе­хи се­ве­ро­кав­каз­ских бой­цов и ко­ман­ди­ров в ря­дах си­рий­ской ан­ти­пра­ви­тель­ствен­ной ра­ди­каль­ной оп­по­зи­ции.

Вы­ход­цы из Кав­ка­за фор­ми­ру­ют це­лые под­раз­де­ле­ния. Са­мые из­вест­ные — «Джейш аль-му­х­аджи­рин валь-ан­сар», воз­глав­ля­е­мое до рас­ко­ла Абу Ума­ром аш-ши­ша­ни (Тар­ха­ном Ба­ти­ра­шви­ли), «Джу­нуд аш­шам» под ру­ко­вод­ством ки­стин­ца Мус­ли­ма Ши­ша­ни, «Джейш аль-усра» еще од­но­го ки­стин­ца Са­ла­худ­ди­на Ши­ша­ни (Фей­зул­лы Мар­го­шви­ли), а так­же груп­па Сей­фул­ла­ха аш-ши­ша­ни (Русла­на Ма­ча­ли­ка­шви­ли).

Ослаб­лен­ное вы­ез­дом бой­цов се­ве­ро­кав­каз­ское под­по­лье стал­ки­ва­ет­ся с но­вы­ми вы­зо­ва­ми. В 2013 г. гиб­нет ос­но­ва­тель «Эми­ра­та Кав­каз» До­ку Ума­ров. Его остан­ки лишь спу­стя 4 го­да бу­дут най­де­ны в Ин­гу­ше­тии. Внут­ри «эми­ра­та» про­ис­хо­дит рас­кол. Но­вым эми­ром ста­но­вит­ся Али Абу-му­хам­мад (Али­ас­хаб Ке­бе­ков), ли­дер да­ге­стан­ско­го под­по­лья. Часть бой­цов, вклю­чая и бу­ду­ще­го «на­мест­ни­ка Ис­лам­ско­го го­су­дар­ства» на Кав­ка­зе Руста­ма Асиль­де­ро­ва, от­ка­зы­ва­ет­ся под­чи­нять­ся Ке­бе­ко­ву.

Пы­та­ясь вер­нуть сим­па­тии мест­но­го на­се­ле­ния, Ке­бе­ков при­зы­ва­ет бой­цов «Эми­ра­та Кав­каз» от­ка­зать­ся от атак на граж­дан­ских и ис­поль­зо­ва­ния смерт­ни­ков, в осо­бен­но­сти жен­щин. Од­на­ко вос­ста­но­вить бы­лое вли­я­ние ЭК в ре­ги­оне он не успе­ва­ет.

В ап­ре­ле 2015 г. Ке­бе­ков по­гиб в ре­зуль­та­те спе­цо­пе­ра­ции си­ло­ви­ков. Его ме­сто за­нял Абу Усман Гим­рин­ский (Му­хам­мад Су­лей­ма­нов), как и Ке­бе­ков, пред­став­ляв­ший да­ге­стан­ское кры­ло ор­га­ни­за­ции. Но уже че­рез два с по­ло­ви­ной ме­ся­ца Су­лей­ма­нов по­гиб, а «эми­рат» остал­ся без ру­ко­во­ди­те­ля. На го­ри­зон­те воз­ни­ка­ет но­вая, бо­лее жест­кая и ра­ди­каль­ная ор­га­ни­за­ция.

«Ис­лам­ское го­су­дар­ство» на Кав­ка­зе

29 ию­ня 2014 г. по­сле за­хва­та ирак­ско­го го­ро­да Мо­сул ра­нее ма­ло­из­вест­ная тер­ро­ри­сти­че­ская ор­га­ни­за­ция ИГИЛ ме­ня­ет свое на­зва­ние на «Ис­лам­ское го­су­дар­ство», а ее ли­дер Абу Бакр аль-баг­да­ди про­воз­гла­ша­ет уста­нов­ле­ние «ха­ли­фа­та», име­нуя се­бя ха­ли­фом Ибра­ги­мом.

ИГ вы­де­ля­ет­ся на фоне осталь­ных ор­га­ни­за­ций сво­и­ми во­ен­ны­ми успе­ха­ми в Си­рии и Ира­ке, на­ли­чи­ем чет­ко­го по­ли­ти­че­ско­го про­ек­та, агрес­сив­ной и до­ступ­ной про­па­ган­дой, а так­же по­ка­за­тель­ной жест­ко­стью и бес­ком­про­мисс­но­стью. Это быст­ро на­хо­дит от­зыв в сре­де ослаб­лен­но­го от­то­ком бой­цов и же­сто­ко­стью си­ло­ви­ков се­ве­ро­кав­каз­ско­го под­по­лья.

По сло­вам Ке­бе­ко­ва, из­на­чаль­но, ко­гда в Си­рии на­ча­лась вой­на, «Эми­рат Кав­каз» под­дер­жи­вал ИГИЛ. Од­на­ко по­сле на­ча­ла про­ти­во­сто­я­ния меж­ду «Джаб­хат ан­ну­срой» и ИГИЛ ЭК при­звал обе сто­ро­ны к при­ми­ре­нию, а поз­же от­ка­зал­ся под­дер­жи­вать «ха­ли­фат» Баг­да­ди. По­яв­ле­ние ИГ окон­ча­тель­но раз­де­ли­ло под­по­лье на Кав­ка­зе. На­ча­лась че­ре­да рас­ко­лов и при­сяг.

Уже в но­яб­ре 2014 г. груп­па бой­цов ЭК в Да­ге­стане во гла­ве с Су­лей­ма­ном Зай­ну­ла­би­до­вым при­но­сит при­ся­гу ли­де­ру ИГ. Вслед за да­ге­стан­ской ча­стью под­по­лья в фев­ра­ле 2015-го на вер­ность Баг­да­ди при­ся­га­ют чле­ны ЭК из Ин­гу­ше­тии во гла­ве с Бесла­ном Ма­ха­у­ри. Ги­бель Ке­бе­ко­ва в ап­ре­ле 2015 г. окон­ча­тель­но рас­ко­ло­ла остат­ки ЭК.

В июне 2015 г. ко­ман­дир ба­та­льо­на смерт­ни­ков в со­ста­ве ЭК «Ри­яд ас-са­ли­хийн» Аслан Бю­ту­ка­ев при­ся­га­ет от име­ни «всех мод­жа­хе­дов Чеч­ни» на вер­ность аль-баг­да­ди. 21 ию­ня в Ин­тер­не­те по­яви­лась ауди­о­за­пись при­ся­ги «всех бой­цов ви­лай­е­тов Да­ге­стан, Нох­чий­чо (Ич­ке­рия), Гал­гай­че (Ин­гу­ше­тия) и Ка­бар­ды, Бал­ка­рии и Ка­ра­чая» на вер­ность ИГ.

В сво­ем спе­ци­аль­ном об­ра­ще­нии спи­кер ИГ Абу Му­хам­мад аль-ад­на­ни за­явил о со­зда­нии «ви­лай­е­та Кав­каз» во гла­ве с од­ним из быв­ших ко­ман­ди­ров ЭК в Да­ге­стане Абу Му­хам­ма­дом аль-ка­да­ри (Руста­мом Асиль­де­ро­вым). По­чти сра­зу «ви­лай­ет Кав­каз» за­явил о се­бе че­ре­дой тер­ак­тов и на­па­де­ний. С сен­тяб­ря 2015 г. чле­на­ми «ви­лай­е­та Кав­каз» бы­ло со­вер­ше­но по мень­шей ме­ре 16 на­па­де­ний, 10 из ко­то­рых в Да­ге­стане. Боль­шин­ство атак бы­ло со­вер­ше­но на по­ли­цей­ских. В двух слу­ча­ях, в том чис­ле и в по­след­ней ата­ке в Киз­ля­ре, це­лью на­па­дав­ших бы­ли граж­дан­ские.

По­ми­мо Да­ге­ста­на, чле­ны ИГ на­па­да­ли в Чечне. Са­мым гром­ким на­па­де­ни­ем стал тер­акт в Гроз­ном, ко­гда в ночь с 17 на 18 де­каб­ря 2016 го­да груп­па неиз­вест­ных ата­ко­ва­ла на­ряд пат­руль­ной по­ли­ции в Ок­тябрь­ском рай­оне го­ро­да. Поз­же ука­зан­ная груп­па бы­ла бло­ки­ро­ва­на си­ло­ви­ка­ми в цен­траль­ной ча­сти го­ро­да. Утром в дру­гом рай­оне Гроз­но­го в част­ном до­ме бы­ла бло­ки­ро­ва­на вто­рая груп­па, ко­то­рая со­вер­ши­ла на­па­де­ния на до­ма си­ло­ви­ков в рай­оне. В ре­зуль­та­те бо­ев то­гда по­гиб­ло семь на­па­дав­ших, и еще чет­ве­ро за­хва­че­ны жи­вы­ми. Все они ока­за­лись мест­ны­ми жи­те­ля­ми в воз­расте от 17 до 20 лет.

А что же «Эми­рат Кав­каз»?

С при­хо­дом ИГ на Се­вер­ный Кав­каз ак­тив­ность дру­гих чле­нов под­по­лья стих­ла. По дан­ным Гло­баль­ной ба­зы тер­ро­риз­ма, по­след­ний за­фик­си­ро­ван­ный тер­акт ЭК был со­вер­шен в ок­тяб­ре 2016 г. в Ка­бар­ди­но-бал­ка­рии. Дан­ных за 2017 г. нет.

Мож­но пред­по­ло­жить, что по­сле рас­ко­лов и ги­бе­ли ру­ко­вод­ства ЭК так и не су­мел вос­ста­но­вить­ся. Че­го не ска­жешь о его от­де­ле­нии в Си­рии, со­здан­ном еще До­ку Ума­ро­вым. В фев­ра­ле 2017 г. в се­ти по­яв­ля­ют­ся фо­то­гра­фии бой­цов «ви­лай­е­та Ка­бар­да, Бал­ка­рия и Ка­ра­чай», ко­то­рые ве­дут бои на се­ве­ро-за­па­де Си­рии (про­вин­ция Ид­либ) в со­ста­ве си­рий­ской ра­ди­каль­ной оп­по­зи­ции.

В ап­ре­ле 2017 г. в Ин­тер­не­те по­яви­лись фо­то­гра­фии тре­ни­ро­вок чле­нов так на­зы­ва­е­мо­го «Но­гай­ско­го Джа­ма­а­та» в Си­рии. Груп­па на­счи­ты­ва­ет несколь­ко де­сят­ков бой­цов и, су­дя по сим­во­ли­ке, при­чис­ля­ет се­бя к «Эми­ра­ту Кав­каз».

С ЭК свя­за­ны бой­цы ор­га­ни­за­ции «Адж­над аль-ка­у­каз», со­сто­я­щей по­чти ис­клю­чи­тель­но из че­чен­цев. Ко­ман­дир ор­га­ни­за­ции Аб­дул Ха­ким аш-ши­ша­ни вме­сте с ко­ман­ди­ра­ми «Джу­нуд аш-шам» (Мус­лим аш-ши­ша­ни) и «Джейш аль-усра» (Са­ла­худ­дин аш-ши­ша­ни) вы­сту­пил с ви­део­об­ра­ще­ни­ем 4 ав­гу­ста 2017 г. с осуж­де­ни­ем кон­флик­та меж­ду ра­ди­каль­ны­ми си­рий­ски­ми оп­по­зи­ци­он­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми — «Ха­ят Тахрир аш-шам» и «Ахрар аш-шам».

Мож­но пред­по­ло­жить, что имен­но в Си­рии оста­лись по­след­ние ор­га­ни­зо­ван­ные груп­пы, при­чис­ля­ю­щие се­бя к «Эми­ра­ту Кав­каз». На Се­вер­ном Кав­ка­зе ор­га­ни­зо­ван­ное под­по­лье, по-ви­ди­мо­му, слом­ле­но. На пер­вый план вы­шли дей­ствия непод­го­тов­лен­ных, не свя­зан­ных со ста­рым под­по­льем групп или от­дель­ных лю­дей.

Си­ту­а­ция мо­жет из­ме­нить­ся с воз­вра­ще­ни­ем на ро­ди­ну «си­рий­ских» бой­цов, за­ка­лен­ных в бо­ях и по­лу­чив­ших бес­цен­ный бо­е­вой и ор­га­ни­за­тор­ский опыт.

Взры­во­опас­ный кок­тейль из бед­но­сти, тер­ро­риз­ма, нена­ви­сти и ис­то­ри­че­ской па­мя­ти со­зда­ет теп­лич­ные усло­вия для по­яв­ле­ния но­вых, ме­нее пред­ска­зу­е­мых и бо­лее опас­ных бой­цов под­по­лья, про­дол­жая эту бес­ко­неч­ную вой­ну на Кав­ка­зе.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.