Меж­ду ки­бит­кой и «Мер­се­де­сом»

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Олег ПОКАЛЬЧУК

Об эт­ни­че­ской пре­ступ­но­сти в на­ши ли­бе­раль­ные вре­ме­на го­во­рят очень сдер­жан­но. При этом по­лу­ча­ет­ся как в ста­ром анек­до­те о той ча­сти те­ла, ко­то­рая очень да­же су­ще­ству­ет, «а сло­ва та­ко­го нет».

У та­кой си­ту­а­ции несколь­ко при­чин. Преж­де все­го — элек­то­раль­но-по­ли­ти­че­ская, неза­ви­си­мо от стра­ны. Об­ви­не­ния в кри­ми­на­ли­за­ции ка­ко­го-ли­бо эт­но­са гро­зит не толь­ко по­те­рей это­го элек­то­ра­та (ста­ти­сти­че­ски это мо­жет быть ни­чтож­ная ве­ли­чи­на), но и по­сле­ду­ю­щим ме­дий­ным «за­шква­ром», ор­га­ни­зо­ван­ным по­ли­ти­че­ски­ми про­тив­ни­ка­ми. При­чем не име­ет зна­че­ния, нас­коль­ко эти са­ми про­тив­ни­ки по­сле­до­ва­тель­ны в сво­их ли­бе­раль­ных пред­по­чте­ни­ях.

Вто­рая при­чи­на — про­сто по­ли­ти­че­ская, необ­хо­ди­мость для лю­бой вла­сти де­мон­стри­ро­вать по­сто­ян­ное «по­кра­щен­ня» в сфе­ре об­ще­ствен­ной без­опас­но­сти, вне за­ви­си­мо­сти от ре­аль­ной си­ту­а­ции. По­это­му по­ли­цей­ская ста­ти­сти­ка в пресс-ре­ли­зах мак­си­маль­но из­бе­га­ет упо­ми­на­ния о ра­се, эт­но­се и ре­ли­гии, осо­бен­но ес­ли речь идет о пре­ступ­ной груп­пе. Вне за­ви­си­мо­сти от ре­аль­ных опе­ра­тив­ных дан­ных, че­ло­ве­че­ское со­зна­ние мгно­вен­но мас­шта­би­ру­ет угро­зу, но об этой ко­гни­тив­ной осо­бен­но­сти с эле­мен­та­ми па­ра­нойи — чуть ни­же.

И, на­ко­нец, сло­жив­ше­е­ся по­сле Вто­рой ми­ро­вой вой­ны об­щее та­бу­и­ро­ва­ние на­ци­о­наль­ной те­ма­ти­ки как та­ко­вой. Доб­ро­воль­но-при­ну­ди­тель­но вы­учен­ный от­каз от по­ня­тия «на­ци­о­наль­ность» в смыс­ле эт­ни­че­ско­го про­ис­хож­де­ния вы­звал со­ци­аль­ный эф­фект, сход­ный с ло­бо­то­ми­ей.

Бы­ла та­кая (с се­ре­ди­ны ХХ ве­ка за­ко­но­да­тель­но за­пре­щен­ная) ней­ро­хи­рур­ги­че­ская опе­ра­ция, при ко­то­рой од­на из до­лей моз­га разъ­еди­ня­ет­ся с дру­ги­ми об­ла­стя­ми. След­стви­ем та­ко­го вме­ша­тель­ства в те негу­ман­ные, до-ней­ро­леп­ти­че­ские вре­ме­на бы­ло то, что агрес­сив­ные ду­шев­но­боль­ные, пред­став­ляв­шие фи­зи­че­скую угро­зу для се­бя и окру­жа­ю­щих, ста­но­ви­лись ти­хи­ми и по­слуш­ны­ми, в ме­ру со­ци­а­ли­зи­ро­ван­ны­ми ду­рач­ка­ми.

То есть зна­чи­тель­ная часть ев­ро­пей­ских лю­дей та­кую мен­таль­ную опе­ра­цию над со­бой про­де­ла­ла. Ста­ла тер­пи­мой ко все­му на све­те и ми­ро­лю­би­вой, пря­мо до ми­ро­то­чи­во­сти. Это — как та­ту­и­ров­ки. Раз на­чал — оста­но­вить­ся труд­но, по­это­му за этич­но­стью по­сле­до­ва­ли пол, воз­раст, ве­ро­ис­по­ве­да­ние, сек­су­аль­ные пред­по­чте­ния и так да­лее. Во­об­ще все то, что в со­во­куп­но­сти пред­став­ля­ет от­дель­но взя­то­го че­ло­ве­ка как свое­об­раз­ную и непо­вто­ри­мую лич­ность.

А дру­гая часть, фор­маль­но то­же ев­ро­пей­ских лю­дей, ти­хо по­сме­и­ва­ясь, сде­ла­ла вид, что то­же опе­ра­цию над со­бой про­де­ла­ла и со­хра­ни­ла все эти мар­ке­ры в рам­ках ло­каль­ных суб­куль­тур.

По­это­му, на­при­мер, с на­ча­ла 1990-х в ме­дий­ных по­то­ках США од­но­вре­мен­но бы­ли две тен­ден­ции: вос­торг от все­об­щих де­мо­кра­ти­че­ских об­ни­ма­шек с «го­ло­дран­ца­ми» из-за быв­ше­го «же­лез­но­го за­на­ве­са» — и уси­лен­ный на­бор в ФБР и по­ли­цию лю­дей со зна­ни­я­ми на­ци­о­наль­ных язы­ков этих са­мих «го­ло­дран­цев».

Я на­ме­рен­но ис­поль­зо­вал уни­чи­жи­тель­ный эко­но­ми­че­ский тер­мин, по­сколь­ку эт­ни­че­ская пре­ступ­ность име­ет преж­де все­го эко­но­ми­че­ские при­чи­ны. Не бы­ва­ет ни спе­ци­аль­но зло­дей­ских на­ций, ни спе­ци­аль­но бо­го­из­бран­ных, ко­то­рые ос­нов­ным сво­им за­ня­ти­ем мнят ли­бо рас­пи­на­ние мла­ден­цев, ли­бо рас­сы­ла­ние лу­чей све­та. При этом «пре­ступ­но­стью» обыч­ные граж­дане тра­ди­ци­он­но счи­та­ют лишь то, что угро­жа­ет их лич­ной без­опас­но­сти, то есть пуб­лич­ное ди­кое по­ве­де­ние от­дель­ных от­мо­роз­ков.

По­лу­ча­ет­ся па­ра­докс, при ко­то­ром об эт­ни­че­ской ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти мно­го лет под­ряд пуб­ли­ку­ют глу­бо­кие ис­сле­до­ва­ния (на­чи­ная, на­при­мер, с ки­тай­ских «Три­ад» и за­кан­чи­вая… уж да­же не знаю чем...), и од­но­вре­мен­но лю­бая власть вы­нуж­де­на ис­пол­нять ка­кую-то стран­ную пан­то­ми­му с под­ми­ги­ва­ни­я­ми, ко­гда пред­ста­ви­те­ли эт­ни­че­ско­го кри­ми­наль­но­го биз­не­са где-то на­ко­ся­чат до невоз­мож­но­сти.

Ев­ро­пей­ским ли­де­ром та­ко­го со­ци­аль­но­го су­и­ци­да, без­услов­но, яв­ля­ет­ся ны­неш­няя Гер­ма­ния, в ито­ге про­па­ган­ды тер­пи­мо­сти по­лу­чив­шая пе­чаль­но из­вест­ные ри­ту­аль­ные но­во­год­ние из­на­си­ло­ва­ния. По­сколь­ку жерт­вы при­зы­ва­ли «по­нять и про­стить» нехо­ро­ших маль­чи­ков со слож­ной судь­бой.

Свет­ское де­мо­кра­ти­че­ское об­ще­ство не мо­жет без­на­ка­зан­но втор­гать­ся на тер­ри­то­рию «язык–ре­ли­гия–обы­чаи», и эт­ни­че­ская пре­ступ­ность ис­поль­зу­ет эту сла­бость де­мо­кра­тии на пол­ную ка­туш­ку. Три го­да на­зад я уже го­во­рил, что со­вре­мен­ный тер­ро­ризм эф­фек­тив­но под­пи­ты­ва­ет­ся воз­мож­но­стя­ми де­мо­кра­тии, ко­то­рая по опре­де­ле­нию рас­ши­ря­ет пра­ва и сни­жа­ет огра­ни­че­ния. К то­му же, как толь­ко лю­ди и их жизнь ста­ли неоспо­ри­мой цен­но­стью, они ста­ли и объ­ек­том тер­ро­ра.

Вос­при­ня­то это бы­ло у нас очень нерв­но, хо­тя США по­сле 9/11 силь­но пе­ре­смот­ре­ли свои ли­бе­раль­ные пла­ны в от­но­ше­нии на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти — ко­ли­че­ство офи­ци­аль­ных го­су­дар­ствен­ных ор­га­ни­за­ций, за­ни­ма­ю­щих­ся нац­без­опас­но­стью, рез­ко пе­ре­ва­ли­ло за ты­ся­чу, а аф­фи­ли­ро­ван­ных или име­ю­щих от­дель­ные про­ек­ты по homeland security — за две ты­ся­чи.

Нас же, ви­ди­мо, в 2014-м трях­ну­ло еще недо­ста­точ­но. По­это­му я се­го­дня на­по­ми­наю, что эт­ни­че­ская пре­ступ­ность в усло­ви­ях по­ли­ти­че­ской без­на­ка­зан­но­сти ло­ги­че­ски раз­ви­ва­ет­ся в тер­ро­ри­сти­че­скую ак­тив­ность.

Эт­ни­че­ская пре­ступ­ность пе­ре­рас­та­ет в тер­ро­ризм все по тем же эко­но­ми­че­ским при­чи­нам, по ко­то­рым нар­ко­тра­фик, тор­гов­ля ору­жи­ем и людь­ми яв­ля­ют­ся то­по­вы­ми в кри­ми­наль­ном рей­тин­ге. Это — воз­мож­ность по­лу­че­ния сверх­при­бы­лей. Не для ря­до­во­го ис­пол­ни­те­ля, ра­зу­ме­ет­ся.

Кон­тра­бан­ди­сту все рав­но, что и ку­да пе­ре­во­зить (при усло­ви­ях на­ли­чия «зе­ле­но­го ко­ри­до­ра») — ал­ко­голь, нар­ко­ти­ки, про­па­ган­дист­скую ли­те­ра­ту­ру или ору­жие. Но рис­ки для него умень­ша­ют­ся в ра­зы, ес­ли язык внут­ри­г­руп­по­вой ком­му­ни­ка­ции — не об­ще­упо­тре­би­тель­ный, ес­ли родо­пле­мен­ные от­но­ше­ния и свя­зи ис­клю­ча­ют слож­но­сти вер­бов­ки и де­ле­жа при­бы­ли, ес­ли в ис­то­рии эт­но­са бы­ли (а у ко­го не бы­ло?) эпи­зо­ды неспра­вед­ли­вых го­не­ний, на ко­то­рые мож­но спи­сать лю­бой ин­те­рес пра­во­охра­ни­те­лей.

Эт­ни­че­ская пре­ступ­ность пол­но­стью ис­ко­ре­ня­е­ма толь­ко в од­ном пе­чаль­ном слу­чае — ко­гда пре­ступ­ни­ком ста­но­вит­ся са­мо го­су­дар­ство. С ита­льян­ской ма­фи­ей в Ита­лии вре­мен­но спра­вил­ся толь­ко Мус­со­ли­ни, из-за че­го ма­фи­о­зи ста­ли са­мы­ми вер­ны­ми по­мощ­ни­ка­ми не толь­ко ита­льян­ских ан­ти­фа­ши­стов, но и, впо­след­ствии, со­юз­ни­че­ских войск. Из-за че­го по­лу­чи­ли до по­ры до вре­ме­ни ло­яль­ное от­но­ше­ние ФБР и воз­мож­но­сти де­кри­ми­на­ли­за­ции ма­фи­оз­но­го ка­пи­та­ла.

У нас си­ту­а­тив­но об­ра­зо­ва­лась некая ось эт­ни­че­ской пре­ступ­но­сти, на од­ном кон­це ко­то­рой укра­ин­ская по­ли­ти­че­ская бо­ге­ма раз­ме­сти­ла цы­ган, а на дру­гом — че­чен­цев. Как го­во­рит­ся, ни­ко­гда та­ко­го не бы­ло, и вот опять. (При этом на­до за­ме­тить, что ор­га­ни­зо­ван­ный бан­ди­тизм у «ти­туль­ной на­ции» еще несколь­ко лет на­зад был вполне го­су­дар­ствен­ным яв­ле­ни­ем.)

Есть та­кой то­по­ло­ги­че­ский объ­ект — «лен­та М¸би­уса», од­но­сто­рон­няя по­верх­ность. До­ста­точ­но взять длин­ную бу­маж­ную по­лос­ку и скле­ить ее про­ти­во­по­лож­ные кон­цы, пред­ва­ри­тель­но один из них пе­ре­вер­нув. Каж­дый от­дель­но взя­тый от­ре­зок двух­сто­ро­нен, но в це­лом точ­ки раз­гра­ни­че­ния не су­ще­ству­ет.

Так же и с цы­га­на­ми-ро­ма­ми, и с че­чен­ца­ми-ич­ке­рий­ца­ми. Пе­ре­чень кри­ми­наль­ных спе­ци­а­ли­за­ций в этих эт­но­сах об­ще­из­ве­стен. Точ­но так же, без тру­да, мож­но най­ти вы­да­ю­щих­ся и ге­ро­и­че­ских пред­ста­ви­те­лей этих на­ций.

Толь­ко вот в чем ко­гни­тив­ная за­гвозд­ка, о ко­то­рой я обе­щал по­го­во­рить в на­ча­ле. Ге­ро­иза­ция — все­гда ин­ди­ви­ду­аль­ная, с име­нем и фа­ми­ли­ей. А вот кри­ми­на­ли­за­ция — все­гда груп­по­вая: «они все та­кие».

Как я уже го­во­рил, сла­бость де­мо­кра­ти­че­ско­го об­ще­ства в том, что оно ато­ми­зи­ро­ва­но, раз­об­ще­но ши­ро­ки­ми воз­мож­но­стя­ми прав каж­дой лич­но­сти. Лич­ность при этом ста­но­вит­ся силь­нее. Но груп­па — сла­бее. Хри­сти­ан­ское уче­ние, го­во­рив­шее что «нет ни эл­ли­на, ни иудея», и пред­ла­гав­шее бо­лее зна­чи­мую мо­ти­ва­ци­он­ную над­строй­ку, в ис­то­ри­че­ском мас­шта­бе про­иг­ра­ло свет­ской вла­сти, и все услов­ные «эл­ли­ны» и «иудеи» на са­мом де­ле вер­ну­лись к сво­им эт­ни­че­ским иден­тич­но­стям. По вполне про­за­и­че­ским, кста­ти, при­чи­нам.

В усло­ви­ях рез­ко воз­рас­та­ю­ще­го мас­штаб­но­го рис­ка груп­по­вые ин­стинк­ты вы­жи­ва­ния бо­лее эф­фек­тив­ны. Вре­мя для при­ня­тия ре­ше­ний огра­ни­че­но, и вы­иг­ры­ва­ет та груп­па, у ко­то­рой эти ре­ше­ния о при­о­ри­те­тах сло­жи­лись ис­то­ри­че­ски. За­кон­ность здесь во­об­ще ухо­дит на тре­тий план.

Ор­га­ни­зо­ван­ная эт­ни­че­ская пре­ступ­ность не яв­ля­ет­ся про­бле­мой №1 в Укра­ине. По­сколь­ку она, в свою оче­редь, яв­ля­ет­ся ча­стью об­щей ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти, а та — ве­со­мой со­став­ля­ю­щей на­ци­о­наль­ной те­не­вой эко­но­ми­ки. И это как бы ком­пе­тен­ция не контр­раз­вед­ки, а по­ли­ции, и раз­ных там НАБУ и САП. Бо­лее то­го, как и во всем ми­ре, у ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти тео­ре­ти­че­ски есть вы­со­кая мо­ти­ва­ция сле­дить за об­ще­ствен­ным по­ряд­ком «на рай­оне», что­бы не при­вле­кать лиш­не­го вни­ма­ния по­ли­ции, ко­то­рая за­ча­стую и так «в до­ле».

По­это­му я бы ме­то­до­ло­ги­че­ски раз­де­лил яв­ле­ние на вы­со­ко­ор­га­ни­зо­ван­ную пре­ступ­ность, ин­кор­по­ри­ро­ван­ную в гос­струк­ту­ры, где дей­стви­тель­но «ни эл­ли­на, ни иудея», и на ор­га­ни­зо­ван­ную по эт­ни­че­ско­му при­зна­ку шпа­ну, ко­то­рой, в си­лу невы­со­кой ква­ли­фи­ка­ции, до­ста­ют­ся от­бро­сы кри­ми­наль­но­го биз­не­са, не тре­бу­ю­щие ни осо­бых моз­гов, ни на­вы­ков, кро­ме соб­ствен­но кри­ми­наль­ных.

В си­лу этой «бро­со­во­сти» эт­ни­че­ская пре­ступ­ность со­вер­шен­но не при­вле­ка­ет вни­ма­ния го­су­дар­ства с точ­ки зре­ния воз­мож­но­го «от­жа­тия» ак­ти­вов, и не очень ин­те­ре­су­ет по­ли­цию по про­ти­во­по­лож­ным при­чи­нам — эт­ни­че­ские груп­пи­ров­ки охот­но сда­ют по­ли­ции «не сво­их», и в це­лом не вы­хо­дят в сво­ей де­я­тель­но­сти за неглас­ные до­го­вор­ные рам­ки, а до­го­во­ры бы­ва­ют о раз­ном.

Все это бы­ло бы до­ста­точ­но ба­наль­но, ес­ли бы не вой­на. Нет необ­хо­ди­мо­сти на­по­ми­нать, что наи­бо­лее эф­фек­тив­ные ги­брид­ные ин­стру­мен­ты вли­я­ния — та­кие, ко­то­рые сам объ­ект вли­я­ния зна­чи­мы­ми не счи­та­ет. Или ему стыд­но при­знать­ся, что для та­ких ин­стру­мен­тов есть точ­ка при­ло­же­ния.

По те­ме Ethnic identity and terrorism или Ethnic terrorism model (ETM) вы най­де­те сот­ни ма­те­ри­а­лов, но не в ки­рил­лич­ном сег­мен­те Ин­тер­не­та. Со­вре­мен­ные ис­сле­до­ва­те­ли тер­ро­риз­ма се­ту­ют на то, что в мо­де­ли Global Terrorism Database (GTD) чрез­мер­ное вни­ма­ние из­на­чаль­но уде­ля­лось стра­нам, и со­всем неболь­шое — ло­каль­ным эт­ни­че­ским груп­пам. При­ме­ча­тель­но, что пер­вое на­уч­ное за­ме­ча­ние на эту те­му, при­зы­вав­шее не рас­ши­рять гео­гра­фию, а ин­те­ре­со­вать­ся эт­ни­че­ски­ми по­дроб­но­стя­ми внут­ри стра­ны, по­яви­лось в 2012 го­ду.

Боль­шин­ство ис­сле­до­ва­ний тер­ро­риз­ма все еще иг­но­ри­ру­ют эт­ни­че­ское из­ме­ре­ние или, в луч­шем слу­чае, рас­смат­ри­ва­ют яв­ле­ние как про­дукт на­ци­о­на­лиз­ма, ко­то­рый да­ет лишь ча­стич­ное и упро­щен­ное объ­яс­не­ние про­бле­мы. Бо­лее убе­ди­тель­ные мо­ти­ва­то­ры — это эко­но­ми­че­ские пре­тен­зии и меж­груп­по­вая кон­ку­рен­ция. Од­на­ко ана­лиз груп­по­во­го уров­ня сто­ит до­ро­го, и что­бы быть ре­зуль­та­тив­ным, дол­жен ве­стись несколь­ко лет, что при на­шей че­хар­де вла­стей по­ка невоз­мож­но. Но ес­ли та­кие ис­сле­до­ва­ния не про­во­дить, по­том мы мо­жем за­пла­тить до­ро­же, ока­зав­шись в тис­ках меж­ду ки­бит­ка­ми и «Мер­се­де­са­ми» на по­ло­се с од­но­сто­рон­ним дви­же­ни­ем к ка­та­стро­фе. Иво­на КОСТИНА, за­ме­сти­тель пред­се­да­те­ля ГО «Поб­ра­ти­мы», со­ор­га­ни­за­тор Меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции по ми­ро­во­му опы­ту ин­те­гра­ции ве­те­ра­нов VETS

Пред­ставь­те се­бе, что «ги­ган­ты» ва­ше­го де­ла со­бра­лись на чай у вас до­ма. Все те лю­ди, на чьи лек­ции вы ко­гда-то на­толк­ну­лись на Youtube, а по­том чи­та­ли все, что они ко­гда-ли­бо пуб­ли­ко­ва­ли, — си­дят у вас на кухне и рас­ска­зы­ва­ют со­кро­вен­ные и смеш­ные ис­то­рии из соб­ствен­ной мно­го­лет­ней прак­ти­ки.

Вы за­бы­ва­е­те о чае и вкус­но­стях, об имей­лах и встре­чах — вы слу­ша­е­те, по­то­му что так не бы­ва­ет! Но нет же, вот оно, про­ис­хо­дит здесь и сей­час. Уве­ре­на, у каж­до­го есть своя кар­тин­ка в го­ло­ве, от ко­то­рой му­раш­ки бе­гут по спине, и у каж­до­го в во­об­ра­же­нии свои «ги­ган­ты».

Нам по­вез­ло. На­ши «ги­ган­ты» сфе­ры ве­те­ран­ских дел про­ве­ли два дня у нас до­ма — в го­ро­де, где для обо­зна­чен­ной сфе­ры все на­чи­на­ет­ся. Пол­го­да на­зад та­кое со­бы­тие в Ки­е­ве ка­за­лось мне воз­мож­ным че­рез два, а то и три го­да тя­же­лой еже­днев­ной ра­бо­ты.

В ок­тяб­ре 2017-го мне пред­ста­ви­лась воз­мож­ность по­се­тить Форум ка­над­ско­го Ин­сти­ту­та ис­сле­до­ва­ний здо­ро­вья ве­те­ра­нов и во­ен­но­слу­жа­щих (CIMVHR Forum) в То­рон­то. То­гда весь го­род был за­пол­нен сим­во­ли­кой Invictus Games (Иг­ры Не­по­ко­рен­ных — меж­ду­на­род­ные спор­тив­ные со­рев­но­ва­ния сре­ди ве­те­ра­нов) и 17 стран-участ­ниц, сре­ди ко­то­рых впер­вые бы­ла ко­ман­да Укра­и­ны. Имен­но бла­го­да­ря Invictus То­рон­то на неде­лю ста­ло глав­ным го­ро­дом в во­про­се ве­те­ран­ских дел в ми­ре. Здесь ве­лись са­мые мощ­ные и зна­чи­мые диа­ло­ги и бы­ли пред­став­ле­ны ис­сле­до­ва­ния, при­от­кры­ва­ю­щие за­на­вес по­ни­ма­ния про­цес­са адап­та­ции ве­те­ра­нов к мир­ной жиз­ни. Здесь дис­ку­ти­ро­ва­ли о цен­но­стях, прин­ци­пах, ошиб­ках и меч­тах огром­но­го ми­ро­во­го со­об­ще­ства, объ­еди­нен­но­го опы­том вой­ны. Так ро­ди­лась меч­та. Я очень чет­ко пред­ста­ви­ла этих кон­крет­ных спи­ке­ров в Укра­ине, го­во­ря об Укра­ине и про­во­дя ис­сле­до­ва­ния для Укра­и­ны в ми­ре.

Уже в Ки­е­ве мы с Джо­ном Б¸рс­тле­ром, Ле­сей Ва­си­лен­ко и Иго­рем Гон­ча­рен­ко ре­ши­ли во­пло­тить, как ока­за­лось, об­щую меч­ту в жизнь и по­ста­ви­ли ам­би­ци­оз­ную цель — про­ве­сти меж­ду­на­род­ную кон­фе­рен­цию по ве­те­ран­ским де­лам в на­шем го­ро­де вес­ной.

За день до ее офи­ци­аль­но­го от­кры­тия я пи­са­ла участ­ни­кам дис­кус­сий, ко­то­рые долж­на бы­ла мо­де­ри­ро­вать на вто­рой день. Сре­ди при­гла­шен­ных спи­ке­ров пер­вой па­нель­ной дис­кус­сии — Эн­д­рю Гарш, ве­те­ран и один из ру­ко­во­ди­те­лей про­ек­та Shaping Purpose из Ка­на­ды, ко­то­рый год на­зад пи­сал мне, что не пла­ни­ру­ет по­се­щать Укра­и­ну. Мы слу­чай­но на ми­нут­ку пе­ре­сек­лись то­гда в Ка­на­де, а те­перь я бе­гу на Ко­стель­ную, что­бы встре­тить­ся уже в Ки­е­ве. Го­да ему ока­за­лось до­ста­точ­но, что­бы из­ме­нить пла­ны.

Че­рез пол­го­да со­труд­ни­че­ства и пе­ре­го­во­ров 24 ап­ре­ля в Ки­е­ве со­сто­я­лось офи­ци­аль­ное от­кры­тие пер­вой Меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции «Ми­ро­вые прак­ти­ки ин­те­гра­ции ве­те­ра­нов (Veteran Empowerment and Transition Summit — VETS)». Что­бы это ста­ло воз­мож­ным, все мы на­ра­ба­ты­ва­ли соб­ствен­ную ре­пу­та­цию как в Укра­ине, так и за ру­бе­жом в те­че­ние че­ты­рех лет. Пи­са­ли сот­ни мей­лов и по­лу­ча­ли еди­нич­ные от­ве­ты, со­би­ра­ли сред­ства сре­ди дру­зей, что­бы по­се­тить меж­ду­на­род­ные со­бы­тия, и до­бы­ва­ли в борь­бе гран­ты для про­ве­де­ния ис­сле­до­ва­ний. Убеж­да­ли дру­зей и дру­зей дру­зей, что имен­но они долж­ны ку­пить би­лет и при­е­хать в Ки­ев, а так­же влюб­ля­ли их в Укра­и­ну рас­ска­за­ми о том, ка­ким до­сто­я­ни­ем наш но­вый опыт ста­нет для ми­ро­во­го со­об­ще­ства.

В пер­вый день сам­ми­та мы по­гру­зи­лись в мно­го­об­ра­зие мо­де­лей го­су­дар­ствен­ной под­держ­ки сфе­ры ве­те­ран­ских дел в ми­ре, пред­ста­ви­ли кон­цеп­цию Ми­ни­стер­ства ве­те­ра­нов в Укра­ине, слу­ша­ли пред­ста­ви­те­лей ра­бо­чей груп­пы НАТО по во­про­сам пе­ре­хо­да к мир­ной жиз­ни, впер­вые по­се­тив­шей Укра­и­ну. Пе­ре­фра­зи­руя, мы го­во­ри­ли о фор­ме, ко­то­рую сле­ду­ет при­дать си­сте­ме ве­те­ран­ских дел, — Гос­служ­бы ли по де­лам ве­те­ра­нов при Мин­соц­по­ли­ти­ки, Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны или же Ми­ни­стер­ства ве­те­ра­нов? Го­во­ри­ли так­же о прин­ци­пах вза­и­мо­дей­ствия с дру­ги­ми го­су­дар­ствен­ны­ми

В ко­ри­до­рах за­ча­стую зву­ча­ла фра­за: «При­кинь, Юж­ная Ко­рея!» Да, Юж­ная Ко­рея, а еще Но­р­ве­гия, Да­ния, Со­еди­нен­ные Шта­ты, Бри­та­ния, Ни­дер­лан­ды и Ка­на­да. И нам не ве­ри­лось. По­то­му что, на­вер­ное, каж­до­му ор­га­ни­за­то­ру зна­ко­мо то ощу­ще­ние, ко­гда все вре­мя до со­бы­тия оно ка­жет­ся та­ким неве­ро­ят­но да­ле­ким, во вре­мя са­мо­го со­бы­тия — те­бе не ве­рит­ся, что все про­ис­хо­дит «уже сей­час», а по­сле его за­вер­ше­ния вся ма­гия ста­но­вит­ся буд­нич­но­стью.

Ник Трен — ве­те­ран, воз­глав­ля­ю­щий Hr-кам­па­нию в Schlumberger, про­вел в пу­ти из Те­ха­са 30 ча­сов из-за за­ба­стов­ки Air France, од­на­ко успел на соб­ствен­ное вы­ступ­ле­ние.

Ди­лан Тит — ве­те­ран, ос­но­ва­тель Bastion, успел по­бы­вать на на­шем Во­сто­ке и на­чал со слов: «Вы все еще, на­вер­ное, не успе­ли про­ник­нуть­ся Укра­и­ной, но знай­те: я люб­лю эту стра­ну!»

Дэ­вид Фа­си­на­то — ве­те­ран, член ко­ман­ды «Ру­би­кон», рас­ска­зал, ка­ким по­лез­ным опыт ве­те­ра­на мо­жет быть в кри­ти­че­ских си­ту­а­ци­ях.

Ок­са­на Фи­ло­нен­ко — ру­ко­во­ди­тель про­ек­та «Во­и­ну — до­стой­ная ра­бо­та» от ЦЗСЛ, при­внес­ла укра­ин­ский кон­текст в дис­кус­сию, од­на­ко из за­ла про­зву­чал кон­тро­вер­си­он­ный во­прос: «Что при­вно­сят непо­сред­ствен­но ря­до­вые пе­хо­тин­цы на граж­дан­ский про­фес­си­о­наль­ный ры­нок? Соз­да­ет­ся впе­чат­ле­ние, что они, мо­ло­дые и недо­ста­точ­но об­ра­зо­ван­ные, вла­де­ют ору­жи­ем и име­ют за­вы­шен­ные ам­би­ции».

От­вет Джо­на Б¸рс­тле­ра, ве­те­ра­на и со­ор­га­ни­за­то­ра кон­фе­рен­ции, не нуж­дал­ся ни в ка­ких ком­мен­та­ри­ях: «Они по­яв­ля­ют­ся на ра­бо­чем ме­сте рань­ше вре­ме­ни и оста­ют­ся до­позд­на. Они быст­рее учат­ся. Они без­опас­ны, про­дук­тив­ны, на­стро­е­ны на ра­бо­ту в ко­ман­де, со­блю­да­ют суб­ор­ди­на­цию. Вы ред­ко най­де­те эти ка­че­ства у граж­дан­ских ра­бот­ни­ков-мил­ле­ни­а­лов. Мил­ле­ни­а­лы-ве­те­ра­ны мо­гут при­вне­сти эти ка­че­ства в граж­дан­ские ком­па­нии».

По­че­му же воз­ни­ка­ют во­про­сы к со­об­ще­ству ве­те­ра­нов? По­че­му их счи­та­ют те­ми, кто нуж­да­ет­ся в по­мо­щи и не спо­со­бен при­не­сти при­быль и поль­зу граж­дан­ско­му рын­ку тру­да? К это­му во­про­су мы вер­ну­лись на вто­рой день, ра­бо­ту ко­то­ро­го по­стро­и­ли ина­че, по­сколь­ку хо­те­ли при­бли­зить кон­фе­рен­цию к ло­каль­но­му кон­тек­сту, ис­поль­зуя прин­цип дис­кус­сии на цен­ност­ные те­мы. Мы углу­би­лись в на­пол­не­ние. В во­прос, КАК предо­став­лять услу­ги и фор­ми­ро­вать под­хо­ды внут­ри сфе­ры. Это бы­ли бе­се­ды о под­хо­дах к предо­став­ле­нию пси­хо­со­ци­аль­ных услуг, о ро­ли раз­но­на­прав­лен­ных струк­тур — биз­не­са, об­ще­ствен­ной сфе­ры и го­су­дар­ства — в по­стро­е­нии про­цес­са адап­та­ции, об эти­ке предо­став­ле­ния услуг и об об­ра­зе ве­те­ра­на в ме­диа, о до­ка­за­тель­ном под­хо­де и ав­то­ма­ти­за­ции про­цес­сов.

Укра­ин­ские мо­де­ра­то­ры на­пра­ви­ли бе­се­ду во внут­рен­ний кон­текст. В част­но­сти, из-за ре­зо­нан­са под­хва­чен­ной СМИ ци­та­ты А.тре­тья­ко­ва о «1000 ве­те­ра­нах АТО, со­вер­шив­ших са­мо­убий­ство» дис­кус­сия об «Об­ра­зе ве­те­ра­на и фор­ми­ро­ва­нии по­ло­жи­тель­но­го на­ра­ти­ва в ме­диа и об­ще­стве» по­лу­чи­лась бой­кой и на­пол­нен­ной ин­сай­та­ми. Спи­ке­ры под­чер­ки­ва­ли важ­ность про­вер­ки фак­тов и цифр. К со­жа­ле­нию, мы ма­ло зна­ем о соб­ствен­ном ве­те­ран­ском со­об­ще­стве. Нет ис­сле­до­ва­ния ка­че­ствен­ных по­ка­за­те­лей вред­ным, сде­лав уда­ре­ние, что по­ст­трав­ма­ти­че­ское стрес­со­вое рас­строй­ство — лишь од­но из воз­мож­ных, од­на­ко не обя­за­тель­ных пси­хо­ло­ги­че­ских по­след­ствий уча­стия в бо­е­вых дей­стви­ях. Зло­упо­треб­ле­ние им, вы­зван­ное недо­ста­точ­ной осве­дом­лен­но­стью пред­ста­ви­те­лей СМИ, при­во­дит к стиг­ма­ти­за­ции со­об­ще­ства. Вме­сте с тем ис­сле­до­ва­ния по­ка­зы­ва­ют, что по­ло­жи­тель­ная иде­а­ли­за­ция (не пу­тать с ге­ро­иза­ци­ей) ока­зы­ва­ет ка­че­ствен­ное вли­я­ние на уро­вень со­об­ще­ства, ко­то­ро­го она ка­са­ет­ся.

В хо­де дис­кус­сии о под­хо­дах к предо­став­ле­нию услуг спи­ке­ры наи­бо­лее ак­тив­но об­суж­да­ли, как сде­лать их для ве­те­ра­на до­ступ­ны­ми не при­нуж­дая к ним, а по­ощ­ряя. Ка­ким об­ра­зом вы­стро­ить си­сте­му так, что­бы услу­ги бы­ли до­ступ­ны имен­но то­гда, ко­гда ве­те­ран сам ре­шит об­ра­тить­ся за под­держ­кой. Ведь для ве­те­ран­ско­го со­об­ще­ства чрез­вы­чай­но важ­ны ста­биль­ность и на­деж­ность то­го, кто предо­став­ля­ет услу­ги, его го­тов­ность ждать и при­ни­мать кли­ен­та в удоб­ный для него жиз­нен­ный пе­ри­од.

Даль­ше бе­се­да пе­ре­шла к во­про­су ло­ка­ли­за­ции про­фес­си­о­наль­ной экс­пер­ти­зы. Си­ту­а­ция вы­гля­дит та­ким об­ра­зом, что на дан­ном эта­пе по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство спе­ци­а­ли­стов со­сре­до­то­че­но в него­су­дар­ствен­ной сфе­ре. Здесь у них боль­ше воз­мож­но­стей для об­ра­зо­ва­ния и ис­сле­до­ва­ний, для ро­ста че­рез со­труд­ни­че­ство с дру­ги­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми. Что же про­ис­хо­дит, ко­гда та­кие спе­ци­а­ли­сты пе­ре­хо­дят в го­су­дар­ствен­ные ор­га­ны? Вы­нуж­ден­ные при­дер­жи­вать­ся име­ю­щих­ся ру­ко­во­дя­щих до­ку­мен­тов, во­ен­ные пси­хо­ло­ги Ми­но­бо­ро­ны, на­при­мер, ча­сто не успе­ва­ют непо­сред­ствен­но ра­бо­тать с лич­ным со­ста­вом, по­сколь­ку долж­ны со­став­лять от­чет­ную до­ку­мен­та­цию, ко­то­рая ни­ко­им об­ра­зом не спо­соб­ству­ет раз­ви­тию их ком­пе­тен­ций. Пси­хо­лог, быв­ший ра­бот­ник МО Оль­га Швец под­твер­ди­ла, что спе­ци­а­ли­сты не за­дер­жи­ва­ют­ся в го­сор­га­нах и вы­би­ра­ют част­ную прак­ти­ку как бо­лее эф­фек­тив­ную для кли­ен­та: «Слож­но быть в си­сте­ме, ко­гда ви­дишь чу­точ­ку ши­ре. Ко­гда по­ни­ма­ешь, что прий­ти на ра­бо­ту и от­пи­сать­ся ка­кой-то бу­маж­кой — это не са­мое глав­ное. Важ­нее по­нять, что ко­гда во­ен­но­слу­жа­щий вый­дет из ря­дов Ми­но­бо­ро­ны и ВСУ, он ока­жет­ся в граж­дан­ском об­ще­стве, и там с ним так­же нуж­но бу­дет со­труд­ни­чать. И, воз­мож­но, нуж­но сде­лать боль­ше сей­час, что­бы по­том по­след­ствий бы­ло мень­ше. Си­сте­ма на са­мом де­ле дви­жет­ся, но очень мед­лен­но».

Не­за­пла­ни­ро­ван­но вто­рой день за­вер­шил­ся там же, где и пер­вый, — в «Пиц­ца Ве­те­ра­но». Под пе­ние пре­зи­ден­та Все­мир­ной ве­те­ран­ской фе­де­ра­ции, смеш­ные ис­то­рии Ха­ди Мар­че­ра из Ин­сти­ту­та бо­ди­на­ми­ки и боль­шую аме­ри­кан­скую ту­сов­ку.

В те­че­ние двух дней кон­фе­рен­ции мы по­ня­ли кое-что важ­ное: бла­го­да­ря опы­ту и мно­го­лет­ней ра­бо­те на­ших за­ру­беж­ных кол­лег мы по­лу­чи­ли уни­каль­ную воз­мож­ность стар­то­вать с ме­ста, к ко­то­ро­му они под­ве­ли сфе­ру. Мы ста­но­вим­ся ча­стью боль­шой и мощ­ной груп­пы де­я­те­лей, меч­та­те­лей, уче­ных и ис­сле­до­ва­те­лей. Мы ста­но­вим­ся субъ­ек­том жи­во­го меж­ду­на­род­но­го диа­ло­га, ко­то­рый не име­ет гра­ниц и вре­мен­ных ра­мок. То, что про­изо­шло, зна­чи­тель­но боль­ше, чем про­сто кон­фе­рен­ция. Этот диа­лог не о фо­то с «ги­ган­та­ми», а о пу­ти к об­щей ги­гант­ской Он впер­вые по­се­тил Укра­и­ну, од­на­ко был был в кур­се кон­тек­ста, что да­ло воз­мож­ность на­чать зна­ком­ство с ис­то­рии по­след­них че­ты­рех лет. Я де­ли­лась не толь­ко соб­ствен­ным опы­том, но и ра­бо­той ко­ман­ды в те­че­ние это­го вре­ме­ни, ис­то­ри­я­ми ве­те­ра­нов, о ко­то­рых знаю из ре­а­ли­зо­ван­ных пуб­лич­ных про­ек­тов, пла­на­ми на раз­ви­тие сфе­ры в Укра­ине. Мы об­суж­да­ли пу­те­ше­ствие в Да­нию в 2015-м и впе­чат­ле­ние от CIMVHR, где я впер­вые озна­ко­ми­лась с его ра­бо­той. На са­мом де­ле г-н Ол­брайт яв­ля­ет­ся од­ним из тех «ги­ган­тов», ко­то­рых я бо­лее все­го жда­ла в Укра­ине. Мы раз­го­ва­ри­ва­ли о раз­ных ве­те­ра­нах, раз­ных кон­флик­тах и раз­ных об­ще­ствах, в ко­то­рые они воз­вра­ща­ют­ся. Раз­го­ва­ри­ва­ли, ос­но­вы­вая соб­ствен­ные те­зи­сы на раз­ном преды­ду­щем опы­те и вме­сте с тем — об од­ном и том же, ис­поль­зуя оди­на­ко­вые фор­му­ли­ров­ки и по­хо­жие па­рал­ле­ли. И это ощу­ще­ние — неве­ро­ят­ное.

Он спро­сил, что мо­жет дать нам меж­ду­на­род­ное со­об­ще­ство. К сча­стью, за два дня дис­кус­сий я успе­ла сфор­ми­ро­вать соб­ствен­ное ви­де­ние: это — при­зна­ние важ­но­сти опы­та, ко­то­рый сей­час при­об­ре­та­ет Укра­и­на; под­держ­ка на­уч­ной де­я­тель­но­сти; об­ра­зо­ва­ние.

Я убеж­де­на, что имен­но в та­кой по­сле­до­ва­тель­но­сти мы смо­жем за­кре­пить и уси­лить соб­ствен­ную по­зи­цию в дан­ной сфе­ре. На са­мом де­ле мы вла­де­ем уни­каль­ным опы­том, ко­то­рый при­го­дит­ся мно­гим на­шим кол­ле­гам. Од­на­ко не все так хо­ро­шо. К со­жа­ле­нию, от мно­гих укра­ин­ских спи­ке­ров мы слы­ша­ли о про­бле­мах, с ко­то­ры­ми они стал­ки­ва­ют­ся в ра­бо­те, и по­чти не слы­ша­ли о воз­мож­ных ре­ше­ни­ях. А они есть. Мы уже на­блю­да­ем и фор­ми­ру­ем яв­ле­ния, ин­те­рес­ные да­ле­ко за пре­де­ла­ми на­ше­го мест­но­го кон­тек­ста. Оста­лось толь­ко овла­деть про­фес­си­о­наль­ным на­уч­ным язы­ком, что­бы рас­ска­зы­вать об этих яв­ле­ни­ях на до­стой­ном уровне вза­и­мо­по­ни­ма­ния.

В хо­де вы­ступ­ле­ний меж­ду­на­род­ных кол­лег неод­но­крат­но зву­ча­ли утвер­жде­ния о важ­но­сти про­фес­си­о­наль­но­го опы­та, на­кап­ли­ва­е­мо­го него­су­дар­ствен­ным сек­то­ром. О со­труд­ни­че­стве меж­ду биз­не­сом, об­ще­ствен­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми и го­су­дар­ством, а так­же об об­мене опы­том сре­ди всех этих субъ­ек­тов. Укра­ин­ские гос­слу­жа­щие под­хва­ти­ли те­зи­сы, од­на­ко недо­ста­точ­но вла­де­ли ин­фор­ма­ци­ей о том, что на са­мом де­ле пред­ла­га­ет об­ще­ствен­ный сек­тор. Пред­ста­ви­те­ли го­сор­га­нов не смог­ли ар­гу­мен­ти­ро­вать важ­ность по­доб­но­го со­труд­ни­че­ства, ко­то­рое яв­ля­ет­ся оче­вид­ным, и пред­ло­жить ал­го­рит­мы, по ко­то­рым оно долж­но про­ис­хо­дить. Ес­ли при­смот­реть­ся, та­кие ал­го­рит­мы су­ще­ству­ют. На­при­мер, в Да­нии го­су­дар­ство взя­ло на се­бя роль ко­ор­ди­на­то­ра. Ве­те­ран­ский центр фор­ми­ру­ет по­ли­ти­ку и изу­ча­ет нуж­ды сфе­ры, а ре­а­ли­за­ция за­ка­за про­ис­хо­дит за счет че­ло­ве­че­ских ре­сур­сов него­су­дар­ствен­но­го сек­то­ра. Та­кие под­ряд­чи­ки вы­би­ра­ют­ся на еже­год­ной кон­курс­ной ос­но­ве и обя­за­ны от­чи­ты­вать­ся по ка­че­ствен­ным по­ка­за­те­лям в кон­це каж­до­го фи­нан­со­во­го пе­ри­о­да. По ка­че­ствен­ным, а не ко­ли­че­ствен­ным, бо­лее при­выч­ным для Укра­и­ны по­ка­за­те­лям. В на­шей ре­аль­но­сти го­су­дар­ство, иден­ти­фи­ци­руя про­бле­му, несет пол­ную от­вет­ствен­ность за ее ре­ше­ние, хо­тя не вла­де­ет до­ста­точ­ным про­фес­си­о­наль­ным ре­сур­сом и ла­биль­но­стью. Го­су­дар­ствен­ные струк­ту­ры на дан­ном эта­пе не спо­соб­ны ди­на­мич­но ре­а­ги­ро­вать на по­треб­ность со­об­ще­ства и не име­ют ме­ха­низ­ма изу­че­ния ак­ту­аль­но­сти по­треб­но­стей ве­те­ра­нов.

Два дня я по­гру­жа­лась в вы­ступ­ле­ния на­столь­ко, нас­коль­ко поз­во­ли­ла роль со­ор­га­ни­за­то­ра, и при­шла к вы­во­ду, что для ди­на­ми­че­ско­го раз­ви­тия ка­че­ства сфе­ры пси­хо­со­ци­аль­ных услуг в Укра­ине нуж­ны сле­ду­ю­щие ша­ги.

Во-пер­вых — из­ме­нить фор­мат предо­став­ле­ния пси­хо­со­ци­аль­ных услуг, то есть пе­ре­дать от­вет­ствен­ность за предо­став­ле­ние услу­ги от го­су­дар­ства тре­тьим субъ­ек­там, а имен­но — част­ным ком­па­ни­ям и об­ще­ствен­ным ор­га­ни­за­ци­ям, с со­хра­не­ни­ем за го­су­дар­ством функ­ции ко­ор­ди­ни­ро­ва­ния тех, кто предо­став­ля­ет услу­ги. Го­су­дар­ство долж­но при­знать ре­аль­ное по­ло­же­ние ве­щей, а имен­но — пре­иму­ще­ство кон­цен­тра­ции ка­че­ствен­но­го про­фес­си­о­наль­но­го опы­та в об­ще­ствен­ной сфе­ре. Это на са­мом де­ле су­ще­ствен­но упро­ща­ет за­да­чу: при на­ли­чии тре­тьих лиц, го­то­вых предо­став­лять услу­ги, го­су­дар­ство мо­жет сфор­ми­ро­вать за­каз и тре­бо­ва­ния к кри­те­ри­ям оце­ни­ва­ния ка­че­ства предо­став­лен­ных услуг. С мас­штаб­ной за­да­чей ко­ор­ди­ни­ро­ва­ния об­ще­ствен­ной сфе­ре бу­дет слож­но спра­вить­ся сво­и­ми си­ла­ми. Го­су­дар­ство долж­но стать ор­га­ни­за­ци­он­ным парт­не­ром, а не един­ствен­ным субъ­ек­том предо­став­ле­ния услу­ги. Я хо­чу ве­рить, что со­зда­ние Мин­вет как еди­но­го ко­ор­ди­на­ци­он­но­го го­су­дар­ствен­но­го ор­га­на ста­нет пра­виль­ным ша­гом в на­прав­ле­нии фор­ми­ро­ва­ния ра­бо­чей стра­те­гии и про­грам­мы предо­став­ле­ния пси­хо­со­ци­аль­ных услуг. Вме­сте с тем есть по­ни­ма­ние, что ко­ман­да но­во­об­ра­зо­ван­но­го ми­ни­стер­ства долж­на бу­дет от­ве­чать вы­со­ко­му уров­ню ожи­да­ний це­ле­вой ауди­то­рии и бу­дет на­хо­дить­ся под при­дир­чи­вым над­зо­ром со­об­ще­ства. Зву­чит как слож­ный вы­зов.

Во-вто­рых, для фор­ми­ро­ва­ния го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ки в этой сфе­ре нуж­но про­ве­сти ком­плекс­ные мно­го­уров­не­вые ис­сле­до­ва­ния тен­ден­ций и нужд це­ле­вой ауди­то­рии. Так мы смо­жем об­на­ру­жить про­бе­лы в сфе­ре, ре­аль­ный за­прос и при­о­ри­тет­ность услуг, а так­же ос­но­вы­вать по­ли­ти­ку на до­ка­за­тель­ном под­хо­де. Та­кой шаг не толь­ко сэко­но­мит го­су­дар­ствен­ный ре­сурс, со­кра­тив ко­ли­че­ство льгот­ных по­зи­ций и пе­ре­на­пра­вив сво­бод­ные сред­ства на бо­лее ак­ту­аль­ные про­грам­мы, но и по­вы­сит эф­фек­тив­ность уже предо­став­ля­е­мых необ­хо­ди­мых услуг, углу­бив по­ни­ма­ние их предо­ста­ви­те­ля­ми соб­ствен­ных кли­ен­тов. На по­след­ней па­нель­ной дис­кус­сии при уча­стии и мо­де­ра­ции укра­ин­ских ве­те­ра­нов Лео­нид Осталь­цев (вла­де­лец брен­да Veterano Group) ар­гу­мен­ти­ро­вал это так: «Мне, как ве­те­ра­ну, участ­ни­ку бо­е­вых дей­ствий, че­ло­ве­ку, ко­то­рый за­ни­ма­ет­ся пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­стью, необ­хо­ди­мы ре­фор­мы. Ка­кие? Что бы сде­лал я и что бы я хо­тел, что­бы сде­ла­ло Мин­вет? Я бы хо­тел, что­бы бес­плат­ный про­езд в марш­рут­ке и ав­то­бу­се мне за­ме­ни­ли обя­за­тель­ным еже­ме­сяч­ным по­се­ще­ни­ем пси­хо­ло­га или пси­хо­те­ра­пев­та. Я бы хо­тел, что­бы вме­сто бес­плат­но­го по­ле­та ту­да и на­зад был со­здан Дом ве­те­ра­на, где я мог бы про­ве­сти неко­то­рое вре­мя, ко­гда мне сры­ва­ет ку­бан­ку».

На­по­сле­док мы долж­ны при­знать, что це­ле­вая ауди­то­рия кли­ен­тов, нуж­да­ю­щих­ся в пси­хо­со­ци­аль­ных услу­гах, не огра­ни­чи­ва­ет­ся толь­ко ве­те­ра­на­ми. Ка­на­да вве­ла фор­му­ли­ров­ку «Се­мья — это часть опе­ра­ци­он­ной со­сто­я­тель­но­сти во­ен­но­го». Ми­ро­вое со­об­ще­ство сей­час ак­тив­но ра­бо­та­ет над со­зда­ни­ем от­дель­ных услуг для се­мьи ве­те­ра­на, во мно­гих слу­ча­ях на­чи­ная еще с пер­во­го эта­па служ­бы. Трав­ма­ти­за­ция се­мьи про­ис­хо­дит ина­че, чем во­ен­но­го, и се­мья нуж­да­ет­ся в от­дель­ном пер­со­наль­ном под­хо­де. К сча­стью, «Поб­ра­ти­мы» и ряд парт­нер­ских ор­га­ни­за­ций на­ча­ли во­пло­ще­ние про­грамм для се­мей ве­те­ра­нов еще в 2017-м, од­на­ко та­ких уси­лий ма­ло.

Пред­ла­га­е­мые ша­ги — да­ле­ко не ис­чер­пы­ва­ю­щий пе­ре­чень, од­на­ко без них лю­бые дру­гие дей­ствия не бу­дут эф­фек­тив­ны­ми. Во­пло­ще­ние ка­че­ствен­ной си­сте­мы предо­став­ле­ния пси­хо­со­ци­аль­ных услуг бу­дет тре­бо­вать от всех пред­ста­ви­те­лей сфе­ры вы­со­кой ла­биль­но­сти, от­вет­ствен­но­сти и ре­ши­тель­но­сти. И я ве­рю, что пре­це­дент фор­ми­ро­ва­ния сфе­ры ве­те­ран­ских дел мо­жет стать при­ме­ром для ре­фор­мы со­ци­аль­ных услуг и для дру­гих со­ци­аль­ных групп.

Укра­и­на, о ко­то­рой я меч­таю, — это стра­на, в ко­то­рой го­су­дар­ство ак­цен­ти­ру­ет вни­ма­ние на эф­фек­тив­ном ис­поль­зо­ва­нии ре­сурс­но­сти соб­ствен­ных граж­дан, а не вос­при­ни­ма­ет их как про­бле­му, с ко­то­рой необ­хо­ди­мо спра­вить­ся. И я ве­рю, что меч­та осу­ще­ствит­ся ско­рее, чем это мож­но се­бе пред­ста­вить.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.