Спор о Бан­де­ре с мос­ков­ским бра­том

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Олек­са ПИДЛУЦКИЙ

В на­ча­ле за­ме­ток сле­ду­ет ука­зать, что я не счи­таю рус­ских брат­ским для укра­ин­цев на­ро­дом и, со­от­вет­ствен­но, пред­ста­ви­те­лей это­го эт­но­са — бра­тья­ми на­ших со­пле­мен­ни­ков.

Хо­тя бы по­то­му, что брат­ских на­ро­дов во­об­ще нет в при­ро­де, а тер­мин этот не име­ет ни­ка­ко­го на­уч­но­го обос­но­ва­ния. Его при­ду­ма­ли и вве­ли в об­ра­ще­ние не ис­сле­до­ва­те­ли меж­на­ци­о­наль­ных от­но­ше­ний, а про­па­ган­ди­сты Рос­сий­ской им­пе­рии в той или иной ее фор­ме — от мо­нар­хи­че­ской до ком­му­ни­сти­че­ской. И впрямь, как объ­яс­нить по­че­му, по ка­кой ло­ги­ке рус­ские для укра­ин­цев это брат­ский на­род, а сло­ва­ки, в язы­ке ко­то­рых боль­ше об­ще­го с укра­ин­ским, чем у рус­ских, — нет? По­че­му та­джи­ки, ска­жем, долж­ны нам быть бо­лее близ­ки, чем ру­мы­ны? Толь­ко по­то­му, что и сы­но­вья Шев­чен­ко и Фран­ко, и по­том­ки Ави­цен­ны и Фир­до­уси име­ли несча­стье в свое вре­мя по­пасть под пя­ту рус­ских и быть вклю­чен­ны­ми в со­став их го­су­дар­ства, а ру­мын ча­ша сия ми­но­ва­ла?

Так что в рас­ска­зе об этом спо­ре речь идет не о ка­ком-то аб­стракт­ном рус­ском, ко­то­ро­го ни с то­го ни с се­го я объ­явил «бра­том» укра­ин­цев, а о вполне кон­крет­ном тро­ю­род­ном бра­те, ко­то­рый по про­ис­хож­де­нию яв­ля­ет­ся по­лу­укра­ин­цем-по­лу­рус­ским. Но по­сколь­ку ро­дил­ся и про­жил он всю свою жизнь в Москве, не зна­ет укра­ин­ско­го язы­ка, не осо­бен­но ин­те­ре­су­ет­ся ис­то­ри­ей и куль­ту­рой ро­ди­ны сво­е­го от­ца, и са­мо­со­зна­ние и са­мо­иден­ти­фи­ка­цию име­ет су­гу­бо рус­ские. Он — док­тор на­ук, до­воль­но из­вест­ный уче­ный-хи­мик и при­над­ле­жит к тем 14 или сколь­ким-то там про­цен­там рос­си­ян, ко­то­рые счи­та­ют по­зо­ром по­пыт­ки ре­а­би­ли­ти­ро­вать Ста­ли­на. Крайне от­ри­ца­тель­но от­но­сит­ся к ны­неш­не­му рос­сий­ско­му ли­де­ру, по­сколь­ку тот, де­с­кать, «ве­дет Рос­сию в ту­пик», ста­ра­тель­но вы­па­лы­вая рост­ки де­мо­кра­тии на рос­сий­ской поч­ве и про­ти­во­по­став­ляя свою стра­ну ма­ги­страль­но­му пу­ти раз­ви­тия че­ло­ве­че­ства. Во­об­ще — клас­си­че­ский на­бор убеж­де­ний ли­бе­раль­но­го де­мо­кра­та, ти­пич­но­го бе­ло­лен­точ­ни­ка с Бо­лот­ной пло­ща­ди.

Мой мос­ков­ский род­ствен­ник, в от­ли­чие от боль­шин­ства сво­их со­оте­че­ствен­ни­ков, хо­тел бы, что­бы «укра­ин­ский экс­пе­ри­мент», на­чав­ший­ся осе­нью 2013 г. на Май­дане, за­вер­шил­ся успе­хом. Хо­тя бы по­то­му, что Укра­и­на в его вос­при­я­тии так и оста­лась «вто­рой Рос­си­ей», а окон­ча­тель­ная по­бе­да Ре­во­лю­ции до­сто­ин­ства, со­зда­ние в Укра­ине успеш­но­го го­су­дар­ства от­кры­ли бы путь к че­му-то по­доб­но­му и в Рос­сии.

Од­на­ко в по­след­нее вре­мя у него воз­ни­ка­ет все боль­ше со­мне­ний от­но­си­тель­но ко­неч­но­го успе­ха укра­ин­цев. И са­мое важ­ное пре­пят­ствие на этом пу­ти… Сте­пан Бан­де­ра.

«Ни­ко­гда не ста­нет успеш­ной, про­сто не смо­жет быть та­кой стра­на, где ге­ро­изи­ру­ют Бан­де­ру, — эмо­ци­о­наль­но утвер­жда­ет мой мос­ков­ский брат. — Ни­кто в ми­ре не за­хо­чет иметь с ва­ми де­ло». От­вет на во­прос, кто та­кой, соб­ствен­но, Бан­де­ра и чем же он так дис­кре­ди­ти­ру­ет на­цию, из­брав­шую его од­ним из сво­их на­ци­о­наль­ных ге­ро­ев, у моск­ви­ча го­тов и од­но­зна­чен: «При­спеш­ник на­ци­стов, мел­кий бан­дит, па­лач соб­ствен­но­го на­ро­да». В этом, и толь­ко в этом во­про­се рус­ский де­мо­крат, по всех про­чим про­бле­мам име­ю­щий мне­ние, диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ное взгля­дам Пу­ти­на и раз­ных ки­се­ле­вых-со­ло­вье­вых, прак­ти­че­ски до­слов­но по­вто­ря­ет те­зи­сы со­вре­мен­ной рос­сий­ской про­па­ган­ды. Ко­то­рые, в свою оче­редь, пол­но­стью дуб­ли­ру­ют ложь и кле­ве­ту про­па­ган­ды ста­лин­ской 70-лет­ней дав­но­сти. Прав был Вла­ди­мир Вин­ни­чен­ко, ко­то­рый еще в 1913 г. пи­сал: «Рус­ская де­мо­кра­тия за­кан­чи­ва­ет­ся на укра­ин­ском во­про­се».

При этом рос­сий­ские «де­мо­кра­ты» во­об­ще и мой род­ствен­ник-оп­по­нент в част­но­сти пол­но­стью иг­но­ри­ру­ют фак­ты, оце­ни­вая лич­ность Сте­па­на Бан­де­ры. Ведь, мяг­ко го­во­ря, аб­со­лют­но нело­гич­но на­зы­вать при­спеш­ни­ком на­ци­стов че­ло­ве­ка, про­явив­ше­го чрез­вы­чай­ную несго­вор­чи­вость в от­но­ше­ни­ях с ру­ко­вод­ством Тре­тье­го рей­ха, чьи по­сле­до­ва­те­ли, про­игно­ри­ро­вав во­лю Гит­ле­ра, про­воз­гла­си­ли во Ль­во­ве 30 ию­ня 1941 г. воз­рож­де­ние Укра­ин­ско­го го­су­дар­ства. Лич­но Сте­пан Бан­де­ра за­пла­тил за это тре­мя го­да­ми, дву­мя ме­ся­ца­ми и 20 дня­ми, про­ве­ден­ны­ми в на­цист­ских конц­ла­ге­рях, а все три его род­ных бра­та по­гиб­ли от рук гит­ле­ров­цев. Бан­де­ра дей­стви­тель­но вел пе­ре­го­во­ры с на­ци­ста­ми, и ка­кое-то вре­мя меж­ду его ор­га­ни­за­ци­ей и ІІІ Рей­хом су­ще­ство­вал си­ту­а­тив­ный со­юз. Так же, как, ска­жем, меж­ду Ста­ли­ным и Гит­ле­ром в 1939–1941 гг. Или меж­ду на­ци­о­наль­ным ге­ро­ем Фин­лян­дии мар­ша­лом Ман­нер­гей­мом и на­ци­ста­ми. Боль­шая гео­по­ли­ти­ка, а осо­бен­но на­ча­ла — се­ре­ди­ны ХХ в., во­об­ще весь­ма неод­но­знач­на. Об­ще­из­вест­ны фак­ты со­труд­ни­че­ства ли­де­ра рос­сий­ских боль­ше­ви­ков Вла­ди­ми­ра Улья­но­ва (Ле­ни­на) с немец­ким ге­не­раль­ным шта­бом. Воз­ро­див­ший Поль­шу Юзеф Пил­суд­ский во вре­мя Пер­вой ми­ро­вой вой­ны «по­шел на служ­бу», воз­гла­вил бри­га­ду в ар­мии од­но­го из трех участ­ни­ков раз­де­лов Поль­ши, ис­то­ри­че­ских вра­гов сво­ей ро­ди­ны — ав­стрий­цев. А до то­го, во вре­мя Рус­ско-япон­ской вой­ны 1904–1905 гг., пы­тал­ся по­лу­чить фи­нан­си­ро­ва­ние от Япо­нии для ди­вер­си­он­ной ра­бо­ты в рос­сий­ском ты­лу. И ни­ко­му в ми­ре, да­же в той же Рос­сии, не при­хо­дит в го­ло­ву окре­стить Ман­нер­гей­ма, Пил­суд­ско­го или Ле­ни­на при­спеш­ни­ка­ми Гит­ле­ра, япон­ско­го или немец­ко­го им­пе­ра­то­ра со­от­вет­ствен­но. Ведь они от­ста­и­ва­ли ин­те­ре­сы сво­ей на­ции или по­ли­ти­че­ской си­лы, а внеш­них со­юз­ни­ков лишь пы­та­лись ис­поль­зо­вать в сво­их ин­те­ре­сах. Так же, как те со­юз­ни­ки стре­ми­лись ис­поль­зо­вать их. По­че­му же то, что в рос­сий­ском со­зна­нии поз­во­ле­но по­ли­ти­че­ским ли­де­рам лю­бых стран ми­ра — ис­кать се­бе за пре­де­ла­ми ро­ди­ны со­юз­ни­ков, по­рой да­же да­ле­ко не без­упреч­ных с точ­ки зре­ния се­го­дняш­не­го дня, ка­те­го­ри­че­ски «за­пре­ще­но» Сте­па­ну Бан­де­ре?

На­вер­ное, по­то­му, что для рус­ских до сих пор как на уровне со­зна­ния, так и на уровне под­со­зна­ния аб­со­лют­но непри­ем­ле­ма мысль, что Укра­и­на во­об­ще мо­жет иметь ка­кие-то свои на­ци­о­наль­ные ин­те­ре­сы, от­лич­ные от рос­сий­ских или про­ти­во­по­лож­ные им. Мас­со­вое со­зна­ние на­ших се­ве­ро-во­сточ­ных со­се­дей еще до сих пор не же­ла­ет вос­при­ни­мать Укра­и­ну и укра­ин­цев как от­дель­ную стра­ну и на­цию, а счи­та­ет их ор­га­нич­ной (и очень важ­ной) ча­стью неко­е­го «Рус­ско­го ми­ра». Та­ким об­ра­зом, что­бы пре­одо­леть ко­гни­тив­ный дис­со­нанс, рус­ские пы­та­ют­ся убе­дить са­мих се­бя, что та­кой по­ли­ти­че­ский ли­дер, как Сте­пан Бан­де­ра, рав­но как и Иван Ма­зе­па за два с по­ло­ви­ной ве­ка до него, был не са­мо­сто­я­тель­ной фи­гу­рой, вы­ра­зи­те­лем ин­те­ре­сов укра­ин­ской на­ции, а «пре­да­те­лем», «слу­гой» ка­ких-то там сил из­за ру­бе­жа, же­ла­тель­но са­мых чер­ных. То, что при­зна­ет­ся без­услов­ным бла­гом для лю­бо­го, да­же са­мо­го от­ста­ло­го и ма­ло­чис­лен­но­го на­ро­да ми­ра — осво­бож­де­ние из-под ино­стран­но­го гос­под­ства и со­зда­ние соб­ствен­но­го го­су­дар­ства, для укра­ин­цев, впро­чем, как и для дру­гих на­ро­дов, вхо­див­ших в со­став СССР и Рос­сий­ской им­пе­рии, в рус­ском мас­со­вом со­зна­нии чем-то по­ло­жи­тель­ным не яв­ля­ет­ся.

Утвер­жде­ния о «пре­ступ­ле­ни­ях Бан­де­ры про­тив соб­ствен­но­го на­ро­да», а осо­бен­но о его «мел­ком бан­ди­тиз­ме» во­об­ще аб­сурд­ны. Ведь лю­бое пар­ти­зан­ское или под­поль­ное дви­же­ние мо­жет эф­фек­тив­но и про­дол­жи­тель­ное вре­мя бо­роть­ся про­тив го­су­дар­ствен­ной ре­прес­сив­ной ма­ши­ны толь­ко при усло­вии пол­ной под­держ­ки со сто­ро­ны боль­шин­ства на­се­ле­ния стра­ны или ре­ги­о­на, где оно дей­ству­ет. В те­че­ние мно­гих де­ся­ти­ле­тий, при­мер­но с се­ре­ди­ны 1920-х и до се­ре­ди­ны 1950-х го­дов, по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство рос­си­ян (как и жи­те­лей Во­сточ­ной Укра­и­ны, к со­жа­ле­нию), прак­ти­че­ски без со­про­тив­ле­ния с их сто­ро­ны, под­вер­га­лись ста­лин­ским ре­прес­си­ям. Лю­дей мас­со­во аре­сто­вы­ва­ли, рас­стре­ли­ва­ли, об­ре­ка­ли на смерть в ла­ге­рях и в ссыл­ке, а осталь­ные по­кор­но, как ов­цы, жда­ли сво­ей оче­ре­ди на за­кла­ние. Бан­де­ре же уда­лось ор­га­ни­зо­вать все­на­род­ное со­про­тив­ле­ние Ста­ли­ну, соз­дать под­поль­ную ар­мию, ко­то­рую под­дер­жи­ва­ли сот­ни ты­сяч лю­дей. И ко­то­рая бо­лее де­ся­ти лет без ка­кой-ли­бо по­мо­щи извне жест­ко со­про­тив­ля­лась са­мой боль­шой и са­мой эф­фек­тив­ной в ми­ре со­вет­ской ре­прес­сив­ной ма­шине. В За­пад­ной Укра­ине зем­ля го­ре­ла под но­га­ми эн­ка­вэ­дист­ских па­ла­чей вплоть до се­ре­ди­ны 1950-х… Это бы­ло са­мое мас­штаб­ное со­про­тив­ле­ние рос­сий­ской им­пер­ской агрес­сии в ХХ в. — его мож­но срав­нить лишь с ге­ро­и­че­ской борь­бой про­тив Рос­сии кав­каз­ских гор­цев под пред­во­ди­тель­ством Ша­ми­ля в се­ре­дине ХІХ в.

Ко­неч­но, Бан­де­ра, как прак­ти­че­ски лю­бой по­ли­ти­че­ский ли­дер на­ци­о­наль­но­го мас­шта­ба, фи­гу­ра мно­го­гран­ная и в чем-то про­ти­во­ре­чи­вая. Да­ле­ко не все из его идей­но­го на­сле­дия, тео­рии ин­те­граль­но­го на­ци­о­на­лиз­ма, ко­то­рую он ис­по­ве­до­вал, мо­жет, по мне­нию ав­то­ра, взять на во­ору­же­ние ны­неш­нее укра­ин­ское об­ще­ство. В неко­то­рых слу­ча­ях в дей­стви­ях со­здан­ной и воз­глав­ля­е­мой им по­ли­ти­че­ской си­лы про­сту­па­ли ав­то­ри­тар­ные тен­ден­ции. Од­на­ко ме­сто Бан­де­ры в ис­то­рии опре­де­ля­ет­ся со­всем не этим. Так же, как, оце­ни­вая роль от­ца — ос­но­ва­те­ля Со­еди­нен­ных Шта­тов Джор­джа Ва­шинг­то­на, не сле­ду­ет, про­сто нело­гич­но, ак­цен­ти­ро­вать на том, что он, кро­ме все­го про­че­го, был еще и ра­бо­вла­дель­цем.

Бан­де­ра есть и оста­нет­ся на­все­гда в со­зна­нии укра­ин­ско­го на­ро­да аб­со­лют­ным оли­це­тво­ре­ни­ем, пер­со­ни­фи­ка­ци­ей идеи борь­бы за неза­ви­си­мое со­бор­ное Укра­ин­ское го­су­дар­ство. Борь­бы про­тив лю­бых за­хват­чи­ков — по­ля­ков, нем­цев, рус­ских… Борь­бы кро­ва­вой, жерт­вен­ной и са­мо­от­вер­жен­ной. По­это­му тре­бо­ва­ния или со­ве­ты не ге­ро­изи­ро­вать Бан­де­ру на прак­ти­ке озна­ча­ют пред­ло­же­ние от­ка­зать­ся от идеи го­су­дар­ствен­ной неза­ви­си­мо­сти как выс­шей цен­но­сти укра­ин­ско­го на­ро­да, как бы ни вы­со­ко­пар­но для ко­го-то это зву­ча­ло. А вот у на­ро­да, боль­шин­ство ко­то­ро­го не счи­та­ет свое на­ци­о­наль­ное го­су­дар­ство без­услов­ной цен­но­стью, сде­лать та­кое го­су­дар­ство по-на­сто­я­ще­му эф­фек­тив­ным и успеш­ным, шан­сов на са­мом де­ле нет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.