Бит­ва за Ев­ро­пу. Бит­ва за ду­шу

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Алек­сандр ЩЕРБА Фо­то Ва­си­лия Ар­тю­шен­ко

Ко­гда мне пред­ло­жи­ли на­пи­сать про­гноз укра­ин­ско­го и ев­ро­пей­ско­го раз­ви­тия на сред­нюю пер­спек­ти­ву, в го­ло­ву сра­зу при­шла ехид­ная фра­за Ву­ди Ал­ле­на о том, что «про­гно­зы де­лать слож­но, осо­бен­но на­счет бу­ду­ще­го».

Ка­жет­ся, бу­ду­щее про­счи­тать невоз­мож­но — его воз­мож­но толь­ко уга­дать. На том, что кто-то ко­гда-то что-то ино­гда уга­ды­ва­ет, ос­но­вы­ва­ет­ся це­лая ми­фо­ло­гия, по­че­му-то осо­бен­но по­пу­ляр­ная в на­ших кра­ях. Тут и там слы­шишь сто­про­цент­ные про­гно­зы и ви­дишь го­тов­ность «вы­ста­вить ящик ко­нья­ка», ес­ли слу­чит­ся не так. На са­мом де­ле ни­кто не зна­ет, что слу­чит­ся зав­тра — в этом ве­ли­чие, страх и на­деж­да на­шей жиз­ни. По­это­му я не бу­ду пи­сать про­гно­зы, но на­пи­шу о том, че­го боль­ше все­го хо­тел бы и че­го бо­юсь. При этом ни пер­вое, ни вто­рое, на­вер­ное, не ста­нет ре­аль­но­стью. Жизнь опять ока­жет­ся ум­нее нас.

Фрид­ман и крах Ев­ро­пы

В 2009 г. ди­рек­тор аме­ри­кан­ско­го ин­сти­ту­та «Страт­фор» Джордж Фрид­ман вы­пу­стил кни­гу «Сле­ду­ю­щие 100 лет» — сме­лую, да­же в чем-то на­халь­ную по­пыт­ку про­счи­тать ос­нов­ные со­бы­тия XXI в. Вклю­чая, к при­ме­ру, «ве­ли­кую аме­ри­ка­но­мек­си­кан­скую вой­ну», ко­то­рую он, ка­жет­ся, за­пла­ни­ро­вал на 2080-е гг., и ко­то­рую Со­еди­нен­ные Шта­ты, по его мне­нию, вы­иг­ра­ют за счет пре­иму­ще­ства в ко­ли­че­стве… кос­ми­че­ских ра­ке­то­нос­цев.

Так вот, в пер­вой чет­вер­ти на­ше­го ве­ка он по го­дам за­пла­ни­ро­вал крах Ев­ро­пы. До 2025 г. он ви­дит кри­зис меж­ду Рос­си­ей и Укра­и­ной и кон­фликт меж­ду Рос­си­ей и ЕС («бит­ву за Бал­тию»). По­сле че­го в кни­ге не упо­ми­на­ет­ся ни ЕС, ни Рос­сия, ни Укра­и­на. Фрид­ман да­ет по­нять, что ос­но­ва­ний для оп­ти­миз­ма не ви­дит. Па­рал­лель­но он вы­во­дит на по­ли­ти­че­скую аре­ну Ев­ро­пы (т.е. на ру­и­ны ЕС) три сверх­дер­жа­вы — Гер­ма­нию, Поль­шу и Тур­цию, ко­то­рые и де­лят кон­ти­нент меж­ду со­бой на зо­ны вли­я­ния. Од­ним сло­вом, пла­ни­ру­ет­ся раз­вал, вой­на и воз­вра­ще­ние к зо­нам вли­я­ния… Как го­во­рят в та­ких слу­ча­ях аме­ри­кан­цы, «окей, пусть это бу­дет наш план Б». По-че­ло­ве­че­ски все же труд­но по­ве­рить в столь стре­ми­тель­ное оди­ча­ние ев­ро­пей­цев и ис­чез­но­ве­ние идеи, ко­то­рая успе­ла впи­тать­ся в ев­ро­пей­скую кровь. Хо­тя ев­ро­пей­ские бе­сы ведь ни­ку­да не де­лись. Их за­кли­на­тель си­дит в Крем­ле и тру­бит сбор. Нын­че их вре­мя брать свое.

«План А»

Но хва­тит апо­ка­лип­си­че­ских сце­на­ри­ев. «План А» (ве­ро­ят­ный и же­ла­тель­ный для на­ше­го кон­ти­нен­та) — это про­дол­же­ние ев­ро­пей­ско­го про­ек­та, в ны­неш­ней фор­ме ли­бо ка­кой­то дру­гой. Еди­ная Европа бы­ла бес­пре­це­дент­ным сдви­гом ис­то­ри­че­ской тра­ди­ции. Пре­одо­леть ев­ро­пей­скую враж­ду, объ­еди­нить­ся во­круг ли­бе­раль­ных цен­но­стей, пре­кра­тить вой­ны, про­стить друг дру­га и по­про­сить про­ще­ния, до­го­во­рить­ся о «ев­ро­пей­ской со­ли­дар­но­сти» — это (и мно­гое дру­гое) под­ня­ло ЕС до уров­ня наи­бо­лее бла­го­род­ной за­теи, ко­гда-ли­бо про­из­ве­ден­ной на свет ис­кус­ством по­ли­ти­ки. Привле­ка­тель­ность про­ек­та бы­ла в его пре­крас­но­ду­шии. Увы, ко­нец про­ек­та мо­жет быть в нем же.

Ве­ли­кая ев­ро­пей­ская идея сов­па­ла по вре­ме­ни с пе­ри­о­дом, ко­то­рый Лин­дон Джон­сон по ту сто­ро­ну Ат­лан­ти­ки окре­стил «вре­ме­нем ве­ли­ко­го об­ще­ства». То есть об­ще­ства 1950-х, 1960х, а по­том и 1970-х гг., ко­то­рое сде­ла­ло ре­аль­но­стью мас­со­вое бла­го­со­сто­я­ние. Эпо­хи, ко­гда дом, эле­гант­ное ав­то и до­стой­ный от­пуск ста­ли ат­ри­бу­том почти каж­дой аме­ри­кан­ской се­мьи. Еди­ная Европа то­же бы­ла тво­ре­ни­ем и во­пло­ще­ни­ем «ве­ли­ко­го об­ще­ства». Где-то на­чи­ная с 1970-х, бла­го­со­сто­я­ние и ев­ро­пей­ский сред­ний класс на­ко­нец-то со­шлись в од­ной точ­ке. Это об­сто­я­тель­ство да­ло ев­ро­пей­цам ве­ру в се­бя, ди­на­ми­ку и драйв, с ко­то­ры­ми они и встре­ти­ли ис­то­ри­че­ский 1991 г. и да­же впи­са­лись в по­во­рот эпох. Од­на­ко за этим по­во­ро­том эле­гант­ное ев­ро­пей­ское ав­то под­жи­дал неэле­гант­ный рос­сий­ский «Ка­маз».

«Оди­но­че­ство по­лу­кров­ки» или «гор­ды­ня неудач­ни­ка»?

Рос­сия, ко­то­рую в 1990-х гг. спи­са­ли как по­беж­ден­но­го вра­га ли­бо же ви­де­ли как пер­спек­тив­но­го ев­ро­пей­ско­го парт­не­ра, не ока­за­лась ни пер­вым, ни по­след­ним. В том смыс­ле, что парт­не­ром можно стать, толь­ко ес­ли хо­теть стать парт­не­ром (увы, неспо­соб­ная вый­ти за рам­ки мыш­ле­ния с ну­ле­вой сум­мой, Москва это­го ни­ко­гда по-на­сто­я­ще­му не хо­те­ла). А так­же в том, что враг не яв­ля­ет­ся по­беж­ден­ным, а вой­на за­вер­шен­ной, ес­ли он не счи­та­ет се­бя по­беж­ден­ным и вой­ну за­вер­шен­ной (в рос­сий­ском со­зна­нии про­ти­во­сто­я­ние с За­па­дом ни­ко­гда не за­вер­ша­лось).

Хо­лод­ная вой­на про­дол­жа­ет­ся — про­сто ве­дет­ся она лишь од­ной сто­ро­ной, «без шу­ма и пы­ли», в то вре­мя как дру­гая сто­ро­на не за­ме­ча­ет это­го ли­бо пред­по­чи­та­ет не за­ме­чать. Рос­сия бы­ла и оста­ет­ся ан­ти­те­зи­сом ев­ро­пей­ско­го им­пуль­са «объ­еди­нить­ся во­круг цен­но­стей» и «про­стить и быть про­щен­ным». Все ее мыш­ле­ние по­стро­е­но на куль­те ис­то­ри­че­ско­го ре­ван­ша и от­ри­ца­нии са­мо­цен­но­сти че­ло­ве­ка пе­ред го­су­дар­ством. В кон­це кон­цов, ну кто та­кой от­дель­ный че­ло­век пе­ред «ма­туш­кой Рос­си­ей»?

В по­сле­ель­цин­ские го­ды на по­верх­ность всплы­ла идея евразий­ства. Сур­ков ее по­э­ти­че­ски пе­ре­пел на свой лад как «оди­но­че­ство по­лу­кров­ки». Суть этой ша­ман­ской идео­ло­гии со­сто­ит в от­ри­ца­нии про­грес­са и утвер­жде­нии соб­ствен­но­го ми­сти­че­ско­го пу­ти, ко­то­рый свя­зы­ва­ет рос­си­ян с Крем­лем, а Кремль — с Бо­гом. Рос­сия в тол­ко­ва­нии евразий­цев мо­жет быть толь­ко та­кой и ни­ка­кой иной. А ес­ли ее та­кой не бу­дет на све­те, то, поль­зу­ясь зло­ве­щи­ми сло­ва­ми Пу­ти­на, «за­чем нам та­кой мир»? Так в рос­сий­ские го­ло­вы бы­ла вло­же­на идея, ра­ди ко­то­рой Пу­ти­на, ве­ро­ят­но, и при­ве­ли к власти: пе­ре­ме­ны по чу­жим ле­ка­лам — это зло, дай­те нам власть — и мы да­дим вам сча­стье. Так и воз­ник­ла на во­сто­ке кон­ти­нен­та «аль­тер­на­тив­ная Европа с аль­тер­на­тив­ны­ми цен­но­стя­ми».

И вправ­ду, Пу­тин стал про­дав­цом сча­стья. Ибо что та­кое кра­жа Кры­ма, как не сча­стье три­ум­фа над сла­бым? И что та­кое эти еже­днев­ные про­па­ган­дист­ские шоу, как не кол­лек­тив­ная ра­дость от пуб­лич­но­го из­би­е­ния оче­ред­но­го неда­ле­ко­го «укра­ин­ско­го по­ли­то­ло­га»? И что та­кое про­па­ган­да, как не упо­е­ние сво­им умо­зри­тель­ным ве­ли­чи­ем пе­ред умо­зри­тель­ным убо­же­ством дру­гих? Пу­тин при­нес рос­си­я­нам ра­дость про­стых от­ве­тов на слож­ные во­про­сы. Кто ви­но­ват? — Аме­ри­ка! По­че­му мы ве­ли­кие? — По­то­му что мы огром­ные! По­че­му мы име­ем пра­во? —По­то­му что мы на­ция До­сто­ев­ско­го! Уни­зи­тель­ный для че­ло­ве­че­ско­го ин­тел­лек­та угар стал го­су­дар­ствен­ной идео­ло­ги­ей.

Про­кля­тый во­прос

На са­мом де­ле пе­ред Рос­си­ей, как и пе­ред Укра­и­ной, сто­ит один и тот же во­прос: по­че­му при­ро­да да­ла нам так мно­го, а мы та­кие бед­ные? Во­пре­ки ис­то­ри­че­ской бли­зо­сти и внеш­ней схо­же­сти, Рос­сия и Укра­и­на да­ли диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ные от­ве­ты. Укра­и­на из­бра­ла тя­же­лую, бо­лез­нен­ную прав­ду: во всем ви­но­ва­ты мы са­ми, и ес­ли хо­тим жить луч­ше, то долж­ны из­ме­нить­ся. С тех пор весь наш путь от­ме­чен же­ла­ни­ем из­ме­нить­ся, отой­ти от сво­е­го гре­ха, стать луч­ше (та­ки­ми, как бо­лее успеш­ные во­сточ­ные ев­ро­пей­цы). Труд­ный путь. Же­ла­ние не всегда под­креп­ля­ет­ся де­ла­ми. Стать луч­ше по­ка не очень уда­ет­ся. У ко­го­то опу­сти­лись ру­ки. Вдо­ба­вок ко все­му, Укра­и­на ста­ла по­пе­рек гор­ла мно­гим в Ев­ро­пе, а для Рос­сии и во­все пре­вра­ти­лась во вра­га но­мер один (см. по­след­ние соцо­про­сы). И тем не ме­нее по ка­кой-то за­га­доч­ной при­чине Укра­и­на как на­ция не сда­ет­ся и сто­ит на сво­ем: наш путь — здесь.

Рос­сия да­ла иной от­вет. Гор­дый и ра­дост­ный: ви­но­ва­ты дру­гие. «Враг у во­рот» хо­тел нас из­ме­нить. Но мы — это мы, и ме­нять­ся нам не пре­ста­ло. Ну что ж, из­брать при­ят­ную ложь вме­сто бо­лез­нен­ной прав­ды — это то­же по­зи­ция и со­зна­тель­ный мо­раль­ный вы­бор. Со­вет­ский Со­юз ви­дел мир че­рез приз­му «мы хо­ро­шие — они злые». Пу­тин­ская Рос­сия не та­ко­ва. Она ис­по­ве­ду­ет идео­ло­гию «они злые — так и мы бу­дем злы­ми». В ми­ре ки­се­ле­вых и со­ло­вье­вых нет ме­ста доб­ру, его сме­нил «праг­ма­тизм» — кра­си­вое сло­во, за ко­то­рым кро­ет­ся культ си­лы, от­ри­ца­ние мо­ра­ли и опья­не­ние все­доз­во­лен­но­стью.

«Оби­та­е­мый ост­ров» Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на

А еще эта ду­хов­ная ди­е­та по­ра­жа­ет сво­ей адап­тив­но­стью. У них ведь в ар­се­на­ле не толь­ко про­стые от­ве­ты. У них про­стые от­ве­ты для каж­до­го свои. Для по­тре­би­те­лей те­ле­ви­зи­он­ной жвач­ки — од­ни. Для поль­зо­ва­те­лей Ин­тер­не­та — дру­гие. Для ста­ри­ков — од­ни. Для мо­ло­дых — дру­гие. Для Рос­сии — од­ни. Для Ев­ро­пы — дру­гие. Для Аме­ри­ки — тре­тьи. К то­му же, эпо­ха со­ци­аль­ных се­тей от­кры­ла две­ри в гло­баль­ный под­вал че­ло­ве­че­ской ду­ши — и Рос­сия про­вор­но, ра­дост­но этим вос­поль­зо­ва­лась. Она в этом под­ва­ле хо­зяй­ка.

Соб­ствен­но, «рус­ский мир» — это ведь не со­всем и ложь, а ско­рее аль­тер­на­тив­ная ре­аль­ность, в ко­то­рой все ло­гич­но вза­и­мо­свя­за­но. И лишь од­на вещь аб­со­лют­но из­вра­ще­на: ни­ка­ко­го «вра­га у во­рот» нет. Все, о чем За­пад ду­мал в по­след­ние де­ся­ти­ле­тия, — это как на­ла­дить мир­ное со­су­ще­ство­ва­ние с Рос­си­ей в рам­ках Ев­ро­пы. Увы, мир­ное со­су­ще­ство­ва­ние бы­ло в ее гла­зах уни­зи­тель­ным и не вхо­ди­ло в ее пла­ны. Ей меч­та­лось о су­ще­ство­ва­нии Ев­ро­пы в рам­ках Рос­сии. Ей ну­жен был «враг у во­рот» — и она его сле­пи­ла. По боль­шо­му сче­ту это клас­си­че­ский сю­жет бра­тьев Стру­гац­ких. Здесь и «ог­не­нос­ные от­цы» в Крем­ле, и «баш­ни из­лу­че­ния» в ви­де про­па­ган­ды, и «вы­род­ки» в ви­де оп­по­зи­ции. Пе­ре­чи­тай­те «Оби­та­е­мый ост­ров»!

В эту ре­аль­ность по­ти­хонь­ку, как со­ма на крюч­ке, за­тас­ки­ва­ют Ев­ро­пу, от­де­ляя ее от Аме­ри­ки и мак­си­маль­но ис­поль­зуя ны­неш­нюю спе­ци­фи­ку аме­ри­кан­ской по­ли­ти­ки. Ев­ро­пе то­же пред­ла­га­ют про­стые от­ве­ты. По­че­му па­да­ет уро­вень со­ци­аль­но­го ком­фор­та? — По­то­му что но­вые чле­ны ЕС жи­ру­ют за наш счет! По­че­му мой сын не мо­жет най­ти ра­бо­ту? — По­то­му что по­на­е­ха­ли бе­жен­цы! По­че­му в Укра­ине вой­на? — По­то­му что при власти фа­ши­сты! По­че­му санк­ции? — По­то­му что они вы­год­ны аме­ри­кан­цам! И что ха­рак­тер­но: это ра­бо­та­ет. Жвач­ка на­пол­ня­ет ев­ро­пей­ские умы, со­зда­ет ком­форт ду­хов­ной сы­то­сти и глав­ное — не за­став­ля­ет ид­ти на жерт­вы (это дру­гие пусть на них идут!).

Иску­ше­ние дик­та­ту­рой

Глав­ный со­блазн для Ев­ро­пы (да, в об­щем, и для Укра­и­ны то­же) — это со­блазн дик­та­ту­ры. Дик­та­ту­ра — это то­же сво­е­го ро­да сча­стье, ко­то­рое Пу­тин успеш­но «про­дал» рос­си­я­нам, а те­перь пы­та­ет­ся про­дать и ев­ро­пей­цам. Сча­стье люб­ви к во­ждю, чув­ство на­ци­о­наль­ной гор­до­сти, три­умф си­лы, эй­фо­рия един­ства. В то вре­мя как де­мо­кра­тия — шту­ка уто­ми­тель­ная и тя­же­лая, необ­хо­ди­мые ре­фор­мы де­ся­ти­ле­ти­я­ми от­кла­ды­ва­ют­ся в ней на зав­тра, а стра­те­ги­че­ское мыш­ле­ние за пре­де­ла­ми элек­то­раль­но­го цик­ла почти невоз­мож­но. По ста­ти­сти­ке в неко­то­рых стра­нах ЕС до 60% бы­ли бы не прочь иметь «силь­но­го ли­де­ра, не за­ви­си­мо­го от вы­бо­ров и пар­ла­мен­та». Ины­ми сло­ва­ми, ес­ли не на­зы­вать дик­та­ту­ру дик­та­ту­рой, до 60% — за! Так что не удив­ляй­тесь, ко­гда слы­ши­те от ев­ро­пей­цев: «вот нам бы сво­е­го Пу­ти­на!» В Ев­ро­пе рос­сий­ским про­па­ган­ди­стам есть с кем и с чем ра­бо­тать.

По ме­ре то­го, как Рос­сия воз­ни­ка­ла в ка­че­стве аль­тер­на­тив­ной Ев­ро­пы, Ев­ро­пей­ский Со­юз пре­вра­щал­ся в един­ствен­ную пре­гра­ду для пу­тин­щи­ны. Это хо­ро­шо вид­но по ев­ро­пей­ско­му по­ли­ти­че­ско­му ланд­шаф­ту. Не все те, кто за Ев­ро­пей­ский Со­юз, — про­тив Пу­ти­на, но все, кто про­тив Ев­ро­пей­ско­го Со­ю­за, — за Пу­ти­на (бри­тан­ских брекзи­те­ров, в боль­шин­стве сво­ем не име­ю­щих с ЕС идео­ло­ги­че­ских раз­но­гла­сий, я в рас­чет не бе­ру). Все амо­раль­ное, эго­и­стич­ное, рав­но­душ­ное, что есть в Ев­ро­пе и ев­ро­пей­цах, со­би­ра­ет­ся под зна­ме­на­ми на­ци­о­на­лиз­ма и бро­са­ет Ев­ро­пей­ско­му Со­ю­зу вы­зов. По ны­неш­ним вре­ме­нам вы­бор меж­ду ЕС и на­ци­о­на­лиз­мом — это вы­бор меж­ду доб­ром и злом, ми­ром и пу­тин­щи­ной. Это, кста­ти, ка­са­ет­ся и Укра­и­ны, у ко­то­рой со сво­им соб­ствен­ным на­ци­о­на­лиз­мом дав­няя и от­дель­ная исто­рия. Но об этом в дру­гой раз.

Эти­ка и па­те­ти­ка

«Ев­ро­пей­ская пер­спек­ти­ва» мо­жет стать той ни­тью, ко­то­рая вы­ве­дет нас из ла­би­рин­та. Дру­гой по­ка нет. Это с од­ной сто­ро­ны. А с дру­гой — в на­шем слу­чае ско­рее эко­но­ми­че­ский успех бу­дет клю­чом к ин­те­гра­ции, чем на­о­бо­рот, как в слу­чае с Поль­шей, Вен­гри­ей и дру­ги­ми но­вы­ми чле­на­ми. Цель у нас, мо­жет, и та же, да марш­рут дру­гой.

Несмот­ря на глу­бо­кие си­стем­ные про­бле­мы (де­мо­гра­фи­че­ские, ду­хов­ные, по­ли­ти­че­ские), Укра­и­на го­то­ва к успе­ху в боль­шей сте­пе­ни, чем мы склон­ны ве­рить. И клю­че­вой фак­тор здесь (кро­ме пло­до­род­ной зем­ли, бла­го­при­ят­но­го кли­ма­та, раз­ви­той ин­фра­струк­ту­ры, бли­зо­сти к Ев­ро­пе, об­ра­зо­ван­но­го на­се­ле­ния) — это то, что мы не де­ла­ем идо­ла из на­ших гре­хов. Мы го­то­вы учиться у дру­гих. Мы го­то­вы ра­бо­тать в по­те ли­ца. Мы го­то­вы на­чи­нать с ну­ля. Мы мо­жем жить по прав­де. В на­ших лю­дях — столь­ко же та­лан­та, сколь­ко и све­та, и бес­ко­ры­стия. Взять хо­тя бы на­ше во­лон­тер­ское дви­же­ние — ка­кие вы­со­ты ду­ха от­кры­лись в нем!

Все эти на­ши гнев­ные раз­го­во­ры в уз­ком кру­гу, все эти на­ши де­прес­сив­ные ток-шоу, все эти на­ши еже­днев­ные вздо­хи, мол, «ох не тот у нас на­род» — что это, как не кол­лек­тив­ное по­ка­я­ние на пу­ти к об­ще­ствен­но­му очи­ще­нию? Укра­ин­цы хо­тят стать луч­ше до та­кой сте­пе­ни, что по­шли на две ре­во­лю­ции на про­тя­же­нии од­но­го де­ся­ти­ле­тия. Где еще та­кое воз­мож­но?

Тот же Фейс­бук су­ще­ству­ет на За­па­де, что­бы «по­стить фот­ки» и по­здрав­лять друг дру­га с днем рож­де­ния, в Рос­сии — для по­до­гре­ва масс, а в Укра­ине… А в Укра­ине он су­ще­ству­ет для еже­днев­ных, ча­сто за гра­нью при­ли­чия ба­та­лий од­них укра­ин­цев с дру­ги­ми на те­мы су­деб Оте­че­ства. «Рвусь из сил и из всех су­хо­жи­лий», — ска­зал бы Вы­соц­кий. «Дух, що ті­ло рве до бою», — ска­зал бы Иван Фран­ко. Эта энер­гия — ве­ли­кая вещь. Эх, на­пра­вить бы ее на кон­струк­тив! Эх, по­чи­стить бы на­шу стра­ну с та­ким же рве­ни­ем, с ка­ким мы вы­став­ля­ем на­по­каз ее по­зор! Эх, до­рос­ла бы на­ша эти­ка до на­шей па­те­ти­ки!

На­ци­о­наль­ное по­ка­я­ние vs на­ци­о­наль­ное очи­ще­ние

На­ше на­ци­о­наль­ное по­ка­я­ние за­тя­ну­лось, а очи­ще­ние за­дер­жа­лось. Что от­нюдь не озна­ча­ет, что оно не со­сто­ит­ся. Ко­гда мы ви­дим, что «вер­хи» и даль­ше жи­вут по лжи, то и са­ми так жи­вем. Но ведь и об­рат­ное воз­мож­но. Ес­ли кто-то на­вер­ху за­ра­жа­ет на­род без­за­ко­ни­ем, то кто-то на­вер­ху мо­жет стать для на­ро­да и вдох­но­ве­ни­ем. Ес­ли кто­то по­ка­жет при­мер жиз­ни по прав­де и най­дет пра­виль­ные сло­ва, — «ни­зы» под­хва­тят. Не сра­зу, но под­хва­тят. Кор­руп­ция — вред­ная при­выч­ка, ти­па ку­ре­ния. Но по­ря­доч­ность то­же мо­жет стать при­выч­кой. В по­след­ние го­ды по­ря­доч­ных лю­дей во власти ста­ло боль­ше. Да­же от­кро­вен­но греш­ные лю­ди пы­та­ют­ся быть луч­ше. По­яв­ля­ет­ся то, че­го не бы­ло, — куль­ту­ра чест­но­го слу­же­ния го­су­дар­ству. В усло­ви­ях вой­ны это нор­маль­ная че­ло­ве­че­ская ре­ак­ция — чув­ство­вать стыд, пы­тать­ся быть до­стой­ным сво­е­го на­ро­да, ко­то­рый де­ла­ет так мно­го для по­бе­ды.

Про­чие «вред­ные при­выч­ки», ко­неч­но, ни­ку­да не де­лись: непро­фес­си­о­на­лизм, нечест­ность, уны­ние, бо­лез­нен­ная неспо­соб­ность до­ве­рять дру­го­му че­ло­ве­ку. Доб­ро и зло бо­рют­ся в на­ших ду­шах так же, как и в на­шей по­ли­ти­ке. Один ав­стри­ец ко­гда-то го­во­рил, что Укра­и­на на­по­ми­на­ет ему под­рост­ка, ко­то­ро­го в дет­стве оби­жа­ли, и он с тех пор ни­ко­му не ве­рит. На­вер­ное, это бы­ло неиз­беж­но. По­сле сто­лет­не­го су­ще­ство­ва­ния на гра­ни бы­тия и небы­тия, по­сле Го­ло­до­мо­ра, двух ми­ро­вых войн, Чер­но­бы­ля, Кры­ма, Дон­бас­са — с Укра­и­ной нуж­но об­щать­ся, как с под­рост­ком, ко­то­рый про­шел че­рез страш­ное, и ко­то­ро­му нуж­но по­мочь вер­нуть­ся к нор­маль­ной жиз­ни. Тер­пе­ли­во, ве­ли­ко­душ­но, а глав­ное — без лжи и са­мо­влюб­лен­но­сти. Все чи­та­ли в дет­стве «Пе­да­го­ги­че­скую по­э­му»?

«План Б»

А те­перь на­счет фрид­ма­нов­ско­го те­зи­са о «раз­ва­ле Ев­ро­пы» и ее раз­де­ле меж­ду на­ци­о­наль­ны­ми го­су­дар­ства­ми. Ча­стич­но этот про­гноз объ­яс­ня­ет­ся тем скеп­си­сом, ко­то­рый неко­то­рые аме­ри­кан­цы вти­хо­мол­ку ис­пы­ты­ва­ют, гля­дя на ЕС. Кто зна­ет Аме­ри­ку, под­твер­дит: в вос­при­я­тии мно­гих (осо­бен­но кон­сер­ва­тив­ных) аме­ри­кан­цев про­ект ЕС име­ет ле­вац­кий при­вкус. Мно­гие аме­ри­кан­цы в глу­бине ду­ши не ве­рят в его жиз­не­спо­соб­ность. Од­на­ко те, кто зна­ет ЕС, воз­ра­зят: этот скеп­сис не оправ­дан, в Ев­ро­пе до­ста­точ­но силь­ный внут­рен­ний стер­жень, что­бы спра­вить­ся с внут­рен­ни­ми про­бле­ма­ми.

Во­прос в дру­гом: хва­тит ли это­го стерж­ня, что­бы спра­вить­ся с внеш­ним оп­по­нен­том, ко­то­рый на­шел сла­бые ме­ста Ев­ро­пы и го­тов рас­ша­ты­вать ее го­да­ми, по­ка она не упа­дет. В бли­жай­шие го­ды Рос­сия бу­дет боль­шим вы­зо­вом для Ев­ро­пы, чем кри­зис бе­жен­цев и воз­мож­ные но­вые фи­нан­со­вые об­ва­лы. Рос­сия рас­ша­ты­ва­ет и бу­дет рас­ша­ты­вать са­мо­ува­же­ние ЕС так же, как она рас­ша­ты­ва­ет са­мо­ува­же­ние Укра­и­ны. Она по­ти­хонь­ку под­ми­на­ет и бу­дет под­ми­нать под се­бя со­се­дей ЕС. Фрид­ма­нов­ская «бит­ва за Бал­тию» — не та­кой уж фан­та­сти­че­ский сце­на­рий. Од­на­ко глав­ный приз и глав­ный знак во­про­са — не Бал­тия, а Укра­и­на. И здесь бит­ва уже идет пол­ным хо­дом.

Пу­тин ис­кренне ве­рит, что «мы один на­род». В рам­ках это­го ло­ги­че­ско­го кон­струк­та укра­ин­ская ре­во­лю­ция — это и ре­во­лю­ция рос­сий­ская. То есть это ре­во­лю­ция про­тив него. По­то­му он да­вит и бу­дет да­вить. Ес­ли до­да­вит, то вме­сто вто­рой Поль­ши в Ев­ро­пе по­явит­ся вто­рое Га­и­ти. На де­ся­ти­ле­тия впе­ред кон­ти­нент бу­дет де­ста­би­ли­зи­ро­ван. По­дав­ляя Укра­и­ну (а ее при­дет­ся по­дав­лять еже­днев­но), Рос­сия еще бо­лее ра­ди­ка­ли­зи­ру­ет­ся, а ЕС окон­ча­тель­но пре­вра­тит­ся в «за­кры­тый клуб». За­кры­тый и в смыс­ле пре­кра­ще­ния ев­ро­пей­ско­го рас­ши­ре­ния, и в смыс­ле за­ка­та ев­ро­пей­ской идеи как транс­фор­ма­ци­он­но­го фак­то­ра, и в смыс­ле необ­хо­ди­мо­сти по­сто­ян­но быть на­че­ку пе­ред неста­биль­ным, тя­же­лым, ди­ким Во­сто­ком.

Ре­ги­он пе­ре­ста­нет быть про­стран­ством для ро­ста де­мо­кра­тии и пре­вра­тит­ся в про­стран­ство для ро­ста дик­та­ту­ры. Су­мрач­ный сю­жет бра­тьев Стру­гац­ких пе­ре­рас­тет в ан­ти­уто­пию се­стер Ва­чов­ски. И вот здесь уже блю­сти грань меж­ду хо­лод­ной и го­ря­чей вой­ной ста­нет да­же труд­нее, чем во вре­ме­на Бер­лин­ской сте­ны. Бу­дем на­де­ять­ся, что у Ев­ро­пы хва­тит муд­ро­сти про­счи­тать этот сце­на­рий и ша­ги, ко­то­рые к нему ве­дут. На­при­мер, по­стро­е­ние га­зо­про­во­да Норд­ст­рим-2.

Вме­сто пост­скрип­ту­ма

ЕС — это не про­сто по­ли­ти­че­ский про­ект, а ско­рее зна­ко­вый экс­пе­ри­мент для все­го че­ло­ве­че­ства, ко­то­рое имен­но в этой точ­ке про­стран­ства и вре­ме­ни на­учи­лось пре­одо­ле­вать нескон­ча­е­мую че­ре­ду нена­ви­сти и войн. ЕС до­стиг невоз­мож­но­го: сде­лал цен­но­сти бо­лее важ­ны­ми, чем гра­ни­цы, под­нял по­ли­ти­ку над на­ци­о­наль­ным эго­из­мом. Од­на­ко, как уже бы­ло ска­за­но, имен­но пре­крас­но­ду­шие это­го про­ек­та мо­жет стать для него ро­ко­вым. Ибо про­ти­во­сто­ит ему си­ла неве­ли­ко­душ­ная, мсти­тель­ная, не мыс­ля­щая ка­те­го­ри­я­ми сим­би­о­за. Эта си­ла сфор­ми­ро­ва­лась как ев­ро­пей­ская аль­тер­на­ти­ва и да­же ста­ла при­вле­ка­тель­ной для ча­сти ев­ро­пей­цев. Ее цель — но­вый раз­дел Ев­ро­пы, уста­нов­ле­ние пра­ва си­лы вме­сто си­лы пра­ва.

Го­то­ва ли Еди­ная Европа на­зы­вать ве­щи сво­и­ми име­на­ми и за­щи­щать­ся? Ка­жет­ся, не со­всем. Пе­ре­кра­и­ва­ние гра­ниц, вме­ша­тель­ство в вы­бо­ры, отрав­ле­ния, про­па­ган­да — Рос­сия раз за ра­зом на­щу­пы­ва­ет, что бы та­кое еще она мог­ла се­бе учу­дить. Раз­жи­га­ет по­ма­лу огонь под кон­фор­кой, рас­счи­ты­вая, что ЕС «сва­рит­ся», сам то­го не за­ме­тив. Бы­ло бы жаль, ес­ли бы бла­го­род­ный ев­ро­пей­ский по­рыв за­вер­шил­ся так бес­слав­но. Для Укра­и­ны это бы­ло бы со­всем пло­хо. Од­на­ко и для ЕС про­рыв Пу­ти­на в Укра­и­ну был бы зна­ком вы­хо­ла­щи­ва­ния ев­ро­пей­ско­го про­ек­та.

ЕС по пра­ву счи­та­ет се­бя ме­ха­низ­мом по­зи­тив­ной транс­фор­ма­ции по­ли­ти­че­ско­го про­стран­ства, при­зван­ным пре­вра­щать вра­гов в дру­зей. Он по при­ро­де сво­ей не ищет ни вра­гов, ни ре­цеп­тов со­су­ще­ство­ва­ния с вра­га­ми. В этом бы­ла его си­ла. Сейчас это мо­жет быть сла­бость. Ибо Рос­сия, по­хо­же, твер­до на­стро­е­на на дли­тель­ное про­ти­во­сто­я­ние.

Ди­лем­ма Укра­и­ны — та же, что и у Ев­ро­пей­ско­го Со­ю­за, но бо­лее ост­рая: как ужи­вать­ся с со­се­дом­па­ра­но­и­ком, из­бе­гая веч­ной вой­ны? От че­го можно от­ка­зать­ся ра­ди мира, а от че­го нель­зя от­ка­зы­вать­ся ни при ка­ких об­сто­я­тель­ствах? Ко­ро­че го­во­ря: как жить с Рос­си­ей? Это — укра­ин­ский и ев­ро­пей­ский во­прос, на ко­то­рый нет вы­иг­рыш­ных от­ве­тов. Наш «вы­бор Со­фи». Лю­бой чест­ный от­вет под­ра­зу­ме­ва­ет по­ли­ти­че­скую Гол­го­фу, лю­бой нечест­ный — ско­рее все­го, по­бе­ду Рос­сии, а от­сут­ствие от­ве­та бу­дет озна­чать, что Укра­и­на и даль­ше бу­дет те­рять на этой войне сво­их луч­ших лю­дей, а Европа — свой драйв и ав­то­ри­тет. Так что в ко­неч­ном ито­ге это ди­лем­ма да­же не по­ли­ти­че­ско­го рас­че­та, а мо­раль­ная, эти­че­ская.

Бит­ва за Ев­ро­пу про­дол­жа­ет­ся. Го­ря­чая и кро­ва­вая у нас. Хо­лод­ная и ци­нич­ная у них. Кто-то дол­жен по­бе­дить. Вряд ли бу­дет ни­чья.

Дан­ный текст вой­дет в сбор­ник по­ли­ти­че­ских эс­се «Но­вая Европа», за­пла­ни­ро­ван­ный Цен­тром «Но­вая Европа» и «Ви­дав­ниц­твом Ста­ро­го Ле­ва» на осень это­го года.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.