100 пра­вок в час и од­на «на по­том»

По­че­му де­пу­та­ты мед­лят с при­ня­ти­ем за­ко­на об Ан­ти­кор­руп­ци­он­ном су­де

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Яро­слав ЮРЧИШИН,

ис­пол­ни­тель­ный ди­рек­тор Transparency International Ukraine, экс­перт Ан­ти­кор­руп­ци­он­ной груп­пы «Ре­а­ни­ма­ци­он­но­го па­ке­та ре­форм»

У де­пу­та­тов бы­ло три дня на рас­смот­ре­ние 1925 пра­вок к за­ко­но­про­ек­ту «О Выс­шем ан­ти­кор­руп­ци­он­ном су­де».

Де­с­кать, даль­ше тя­нуть неку­да. Ведь та­ким об­ра­зом Укра­и­на на­ру­ша­ет обя­за­тель­ства пе­ред МВФ и дру­ги­ми меж­ду­на­род­ны­ми парт­не­ра­ми. Оп­ти­ми­сты, вклю­чи­тель­но с пред­се­да­те­лем Вер­хов­ной Ра­ды, де­ла­ли все, что­бы 24 мая стра­на по­лу­чи­ла нуж­ный за­кон. Ре­а­ли­сты по­ни­ма­ли — ни­ка­кие про­гно­зы не име­ют смыс­ла, по­ка не до­стиг­ну­та до­го­во­рен­ность по клю­че­вым прав­кам. Тем, ко­то­рые опре­де­ля­ют пол­но­мо­чия меж­ду­на­род­ных экс­пер­тов при от­бо­ре су­дей бу­ду­ще­го су­да. До­го­во­рить­ся так и не уда­лось. По со­сто­я­нию на сейчас. За эти прав­ки (под но­ме­ра­ми с 690 по 740) де­пу­та­ты го­ло­со­вать не ре­ши­лись. Их оста­ви­ли «на по­том». Яр­кая ил­лю­стра­ция то­го, что ком­про­мисс ищут не столь­ко под ку­по­лом пар­ла­мен­та, как в дру­гих сте­нах.

Глав­ным оп­по­нен­том вы­пол­не­ния ре­ко­мен­да­ции Ве­не­ци­ан­ской ко­мис­сии о клю­че­вой ро­ли Об­ще­ствен­но­го со­ве­та меж­ду­на­род­ных экс­пер­тов при от­бо­ре су­дей ста­ла ад­ми­ни­стра­ция пре­зи­ден­та Укра­и­ны. Ве­ро­ят­но, опа­са­ясь уви­деть в бу­ду­щем сре­ди за­ве­ти­ро­ван­ных кан­ди­да­тов на долж­ность «нуж­ных» су­дей. А мо­жет, про­сто из-за так­ти­че­ско­го же­ла­ния от­ло­жить при­ня­тие за­ко­на на как можно бо­лее позд­ний срок, что­бы по­лу­чить га­ран­тию его неза­пус­ка до оче­ред­ных пре­зи­дент­ских, а оп­ти­маль­но — и до пар­ла­мент­ских вы­бо­ров. По­то­му что по­сле при­ня­тия за­ко­на на все про­це­ду­ры от­бо­ра, юри­ди­че­ско­го и ад­ми­ни­стра­тив­но­го оформ­ле­ния по­на­до­бит­ся от 9 до 12 ме­ся­цев.

Впро­чем, пуб­лич­ная ри­то­ри­ка за­щи­ты этой по­зи­ции, ко­неч­но, со­вер­шен­но дру­гая, и при этом по­сто­ян­но ме­ня­ет­ся. Еще несколь­ко ме­ся­цев на­зад де­пу­та­ты от пре­зи­дент­ской по­ли­ти­че­ской си­лы го­во­ри­ли о необ­хо­ди­мо­сти со­хра­нить су­ве­ре­ни­тет и за­щи­тить­ся от внеш­не­го управ­ле­ния. Те­перь же ли­дер фрак­ции БПП Ар­тур Ге­ра­си­мов бес­по­ко­ит­ся о том, что кто-то в бу­ду­щем мо­жет по­пы­тать­ся от­ме­нить за­кон «О Выс­шем ан­ти­кор­руп­ци­он­ном су­де» че­рез суд Кон­сти­ту­ци­он­ный. И имен­но из-за воз­мож­ной клю­че­вой ро­ли меж­ду­на­род­ных экс­пер­тов.

Ко­неч­но же, по­те­ря су­ве­ре­ни­те­та и мни­мая некон­сти­ту­ци­он­ность — это пыль в гла­за из­би­ра­те­ля. Впро­чем, пе­ре­го­во­ры про­дол­жа­ют­ся, и шанс на ком­про­мисс оста­ет­ся. Как и по­иск но­вых стра­ши­лок на ста­рую те­му с од­ной це­лью — от­тя­нуть до по­след­не­го про­цесс при­ня­тия за­ко­на и, как ре­зуль­тат, со­зда­ние и на­ча­ло ра­бо­ты су­да.

Сейчас глав­ная дис­кус­сия ве­дет­ся во­круг то­го, кто же бу­дет ре­шать судь­бу кан­ди­да­та в судьи Ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го су­да, ко­то­ро­му ска­жет свое «нет» Об­ще­ствен­ный со­вет меж­ду­на­род­ных экс­пер­тов (ОСМЭ). Ина­че го­во­ря, как можно бу­дет пре­одо­леть ве­то «меж­ду­на­род­ни­ков». Очер­ти­лись две кон­цеп­ции, ко­то­рые, тео­ре­ти­че­ски, мо­гут стать ком­про­мисс­ны­ми. Пер­вая преду­смат­ри­ва­ет рас­смот­ре­ние апел­ля­ции на за­клю­че­ние ОСМЭ об­щей ко­мис­си­ей в со­ста­ве все­го Со­ве­та «меж­ду­на­род­ни­ков» и Выс­шей ква­ли­фи­ка­ци­он­ной ко­мис­сии су­дей (ВККС). Ма­те­ма­ти­че­ски эта ко­мис­сия бу­дет вы­гля­деть сле­ду­ю­щим об­ра­зом: 23 чле­на, из ко­то­рых 7 меж­ду­на­род­ни­ков и 16 чле­нов ВККС. Пре­одо­леть «бан» кан­ди­да­та можно бу­дет дву­мя тре­тя­ми го­ло­сов. Од­на­ко в гла­за бро­са­ет­ся яв­ное ко­ли­че­ствен­ное пре­иму­ще­ство ВККС над ОСМЭ. Ес­ли та­кую нор­му при­мут, это бу­дет озна­чать, что дать зе­ле­ную ули­цу ра­нее за­бра­ко­ван­но­му «меж­ду­на­род­ни­ка­ми» кан­ди­да­ту можно бу­дет го­ло­са­ми од­них толь­ко чле­нов ВККС.

За­пад­ные парт­не­ры Укра­и­ны (Ве­не­ци­ан­ская ко­мис­сия и Меж­ду­на­род­ный ва­лют­ный фонд) счи­та­ют та­кую схе­му бо­лее чем со­мни­тель­ной, пом­ня опыт от­бо­ра в Вер­хов­ный суд: то­гда ВККС вер­ну­ла в кон­курс боль­шин­ство кан­ди­да­тов, ко­то­рых Об­ще­ствен­ный со­вет доб­ро­по­ря­доч­но­сти счи­тал недоб­ро­по­ря­доч­ны­ми. И на­ста­и­ва­ют: на­до за­фик­си­ро­вать, что сре­ди этих двух тре­тей долж­но быть боль­ше го­ло­сов «меж­ду­на­род­ни­ков» (4, 3 или 2 — во­прос для дис­кус­сии). Вто­рая кон­цеп­ция пред­по­ла­га­ет рас­смот­ре­ние апел­ля­ции са­мой ОСМЭ. В та­ком слу­чае ре­ше­ния долж­ны пе­ре­смат­ри­вать­ся го­ло­са­ми двух тре­тей меж­ду­на­род­ных экс­пер­тов — или пол­ным со­ста­вом. Ожи­дать, что та­кой ва­ри­ант при­мет ад­ми­ни­стра­ция пре­зи­ден­та, ко­неч­но же, не при­хо­дит­ся. По­то­му ба­та­лии идут во­круг то­го, что по­ни­мать под «дву­мя тре­тя­ми» в пер­вой кон­цеп­ции. И здесь всем при­го­дят­ся вы­ше­упо­мя­ну­тые 1925 пра­вок. 100 пра­вок в час — ско­рость, ко­то­рая поз­во­ля­ет тя­нуть вре­мя и про­дол­жать раз­го­во­ры. Но не бес­ко­неч­но.

Дру­гое де­ло, что про­мед­ле­ние с при­ня­ти­ем за­ко­на ав­то­ма­ти­че­ски от­кла­ды­ва­ет ре­ше­ние МВФ о вы­де­ле­нии Укра­ине сле­ду­ю­ще­го кре­дит­но­го тран­ша. И ес­ли зи­мой по­треб­ность в нем власти не ка­за­лась кри­ти­че­ской, то се­год­ня экс­пер­ты уже недву­смыс­лен­но на­ме­ка­ют: без но­вых вли­ва­ний фи­нан­со­вую си­сте­му ждут по­тря­се­ния. Это по­вы­ша­ет шан­сы на то, что за­кон все же вско­ре бу­дет при­нят. Или при­дет­ся ждать се­рьез­ных по­след­ствий для эко­но­ми­ки, кур­са ва­лют и дру­гих не ме­нее до­сад­ных ве­щей. И то — на­ка­нуне вы­бо­ров.

Од­на­ко есть еще несколь­ко мо­мен­тов, ко­то­рые мо­гут поз­во­лить власти уси­лить свое вли­я­ние на про­це­ду­ру от­бо­ра су­дей. В пре­зи­дент­ском за­ко­но­про­ек­те ука­за­но, что кан­ди­да­ту­ры в Об­ще­ствен­ный со­вет меж­ду­на­род­ных экс­пер­тов долж­ны по­да­вать «меж­ду­на­род­ные ор­га­ни­за­ции, с ко­то­ры­ми Укра­и­на со­труд­ни­ча­ет в сфе­ре предот­вра­ще­ния и про­ти­во­дей­ствия кор­руп­ции со­глас­но меж­ду­на­род­ным до­го­во­рам Укра­и­ны». До­воль­но ши­ро­кая фор­му­ли­ров­ка, ко­то­рая, тео­ре­ти­че­ски, мо­жет поз­во­лить Бан­ко­вой про­ве­сти в ОСМЭ «руч­ных» экс­пер­тов, так же, как пы­та­лись на­зна­чить ауди­то­ром НАБУ не со­всем ав­то­ри­тет­ных «меж­ду­на­род­ни­ков». На­мно­го по­нят­нее бы­ло бы, ес­ли бы эти ор­га­ни­за­ции под­па­да­ли под за­ко­но­да­тель­ное опре­де­ле­ние. На­при­мер, огра­ни­чить их пе­ре­чень те­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми, ко­то­рые предо­став­ля­ют Укра­ине тех­ни­че­скую по­мощь в рам­ках Ан­ти­кор­руп­ци­он­ной ре­фор­мы. Ина­че го­во­ря — за­фик­си­ро­вать важ­ную роль, в том чис­ле, и до­но­ров. В кон­це кон­цов, ло­гич­но, что те, кто фи­нан­си­ру­ет ре­фор­му, хо­тят вли­ять на эф­фек­тив­ность ее во­пло­ще­ния. Этот кон­троль не сле­ду­ет пу­тать с ми­фи­че­ским «внеш­ним управ­ле­ни­ем», ко­то­рым чуть ли не хо­ром пу­га­ют пред­ста­ви­те­ли и власти, и оп­по­зи­ции из раз­ных ла­ге­рей. Здесь можно при­ве­сти при­ме­ры дру­гих стран. На­при­мер, в Ин­до­не­зии меж­ду­на­род­ные экс­пер­ты так­же участ­во­ва­ли в от­бо­ре су­дей ана­ло­гич­но­го су­да. А в Гва­те­ма­ле, во­об­ще, ино­стран­цев на­зна­ча­ли соб­ствен­но су­дья­ми. Об­ще­из­вест­ные при­ме­ры Син­га­пу­ра, ОАЭ, Ка­та­ра и Ка­зах­ста­на — в этих стра­нах ино­стран­ные граж­дане ра­бо­та­ют су­дья­ми. Или кто-то от­ва­жит­ся ска­зать, что эти го­су­дар­ства не яв­ля­ют­ся су­ве­рен­ны­ми? И не сто­ит за­ка­ты­вать гла­за, как это ча­сто де­ла­ют на­ши по­ли­ти­ки, ко­гда Укра­и­ну срав­ни­ва­ют не с ев­ро­пей­ски­ми стра­на­ми. Ведь что­бы жить как в Ев­ро­пе, а не толь­ко ез­дить ту­да ле­чить­ся и от­ды­хать, по­дав­ля­ю­ще­му боль­шин­ству укра­ин­ских по­ли­ти­ков преж­де все­го на­до на­учить­ся от­вет­ствен­но­сти за свои дей­ствия и ба­наль­но пе­ре­стать во­ро­вать на­ло­ги сво­их из­би­ра­те­лей. Или от­ве­чать за это, как в Ев­ро­пе.

В Укра­ине Об­ще­ствен­ный со­вет меж­ду­на­род­ных экс­пер­тов не бу­дет на­зна­чать су­дей. Его роль — быть филь­тром, ко­то­рый про­се­ет по­тен­ци­аль­ных кан­ди­да­тов на глав­ный кри­те­рий — доб­ро­по­ря­доч­ность. Не за­ме­чен ли этот кан­ди­дат в тес­ных свя­зях с дру­ги­ми вет­вя­ми власти, от­ве­ча­ет ли уро­вень его жиз­ни уров­ню ле­галь­ных до­хо­дов, не был ли участ­ни­ком кор­руп­ци­он­ных скан­да­лов, не на­ру­шал ли эти­че­ские нор­мы и не вы­но­сил ли предубеж­ден­ных при­го­во­ров? Вот те во­про­сы, на ко­то­рые дол­жен да­вать от­вет Об­ще­ствен­ный со­вет. К со­жа­ле­нию, прак­ти­ка во­пло­ще­ния в жизнь раз­ре­кла­ми­ро­ван­ной вла­стью су­деб­ной ре­фор­мы по­ка­за­ла, что укра­ин­ский су­дей­ский кор­пус к са­мо­очи­ще­нию не спо­со­бен. Кру­го­вая по­ру­ка и кор­по­ра­тив­ная со­ли­дар­ность поз­во­ли­ла, на­пе­ре­кор нега­тив­ным за­клю­че­ни­ям Об­ще­ствен­но­го со­ве­та доб­ро­по­ря­доч­но­сти, остать­ся в ман­ти­ях су­дьям, ко­то­рые от­прав­ля­ли в СИЗО май­да­нов­цев, да­же оста­ви­ли в си­ле при­го­вор про­тив дей­ству­ю­ще­го ген­про­ку­ро­ра.

Су­дить сно­ва раз­ре­ше­но слу­жи­те­лям Фе­ми­ды, жи­ву­щим во двор­цах, по­стро­ен­ных за до­хо­ды непо­нят­но­го про­ис­хож­де­ния. Нель­зя на­сту­пать на эти же граб­ли, со­зда­вая са­мый важ­ный в стране суд — суд, ко­то­рый уже в сле­ду­ю­щем го­ду мо­жет на­чать от­прав­лять за ре­шет­ку топ-кор­руп­ци­о­не­ров. По­то­му нега­тив­ное за­клю­че­ние ОСМЭ мо­жет быть воз­вра­ще­но на пе­ре­смотр толь­ко в ис­клю­чи­тель­ных слу­ча­ях. А даль­ше — уже де­ло Выс­шей ква­ли­фи­ка­ци­он­ной ко­мис­сии, Выс­ше­го со­ве­та пра­во­су­дия — опре­де­лять, у ко­го из кан­ди­да­тов луч­ше про­фес­си­о­наль­ная под­го­тов­ка. На­зна­чать же су­дей бу­ду­ще­го Выс­ше­го ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го су­да — во­об­ще, пре­ро­га­ти­ва пре­зи­ден­та. Не ОСМЭ, а толь­ко пре­зи­дент бу­дет на­зна­чать су­дей сво­и­ми ука­за­ми. Вот это и есть су­ве­ре­ни­тет в стро­гом со­от­вет­ствии с Кон­сти­ту­ци­ей.

Итак, ожи­да­ние за­ко­на об ан­ти­кор­руп­ци­он­ном су­де пе­ре­но­сит­ся на июнь. Ин­стинкт вы­жи­ва­ния дол­жен под­толк­нуть укра­ин­скую власть к то­му, что­бы не про­зе­вать и этот дед­лайн. Сред­ства МВФ нуж­ны укра­ин­ской эко­но­ми­ке са­мое позд­нее — в ав­гу­сте. К то­му же, ес­ли не при­нять за­кон в бли­жай­шее вре­мя, ны­неш­ний пре­зи­дент не смо­жет по­хва­стать­ся ре­аль­но со­здан­ным Выс­шим ан­ти­кор­руп­ци­он­ным су­дом во вре­мя сле­ду­ю­щей из­би­ра­тель­ной кам­па­нии. Так, как ныне по­сто­ян­но под­чер­ки­ва­ет свою клю­че­вую роль в со­зда­нии НАБУ и САП. Ведь, по са­мым оп­ти­ми­сти­че­ским рас­че­там, суд мо­жет на­чать ра­бо­ту вес­ной 2019 г. Это, ко­неч­но, ес­ли за него все же про­го­ло­су­ют в бли­жай­шую пле­нар­ную неде­лю.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.