По­вы­ше­ние зар­плат в Укра­ине: прав­да и фик­ция

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ли­дия ТКА­ЧЕН­КО,

ве­ду­щий на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та де­мо­гра­фии и со­ци­аль­ных ис­сле­до­ва­ний им. М.пту­хи НАН Укра­и­ны, к.э.н.

Офи­ци­аль­ная ста­ти­сти­ка фик­си­ру­ет быст­рый рост зар­плат.

Сред­не­ме­сяч­ная за­ра­бот­ная пла­та штат­ных ра­бот­ни­ков пред­при­я­тий в 2017 г. до­стиг­ла 7104 грн, в пер­вом квар­та­ле 2018-го — 7974 грн, в част­но­сти в мар­те — 8382 грн. Эти по­ка­за­те­ли мо­гут вы­зы­вать раз­ные эмо­ции в за­ви­си­мо­сти от лич­ной си­ту­а­ции: ко­му-то они ка­жут­ся ми­зер­ны­ми, а ко­му-то недо­сти­жи­мы­ми. Во вся­ком слу­чае, не сто­ит спе­шить в при­выч­ной ма­не­ре вы­ра­жать недо­ве­рие к этим дан­ным и к ста­ти­сти­ке в це­лом. Быст­рый рост зар­плат на ны­неш­нем эта­пе за­ко­но­ме­рен и име­ет объ­ек­тив­ные эко­но­ми­че­ские и со­ци­аль­ные при­чи­ны. При этом сред­ний по­ка­за­тель мо­жет утра­тить свою ин­фор­ма­тив­ность, ес­ли зар­пла­ты рас­тут нерав­но­мер­но по сек­то­рам эко­но­ми­ки.

По­че­му не сто­ит удив­лять­ся быст­рой ди­на­ми­ке зар­плат. В ре­тро­спек­ти­ве по­ка­за­те­ли зар­плат в Укра­ине всегда дви­га­лись быст­ро (см. рис.1 на 6-й стр.). Го­до­вой при­рост но­ми­наль­ной зар­пла­ты на 20% и бо­лее яв­ля­ет­ся, ско­рее, нор­мой. Ре­аль­ная зар­пла­та обыч­но рос­ла на 10% и боль­ше, за ис­клю­че­ни­ем кри­зис­ных лет. Во вре­мя кри­зи­са 2009 г. сни­же­ние со­ста­ви­ло 9,2%, а в хо­де по­след­не­го кри­зи­са — бо­лее 25% сум­мар­но за 2014–2015 гг. Уве­ли­че­ние ре­аль­ной за­ра­бот­ной пла­ты в 2016 г. на 9% и в 2017 г. на 19,1% на са­мом де­ле поз­во­ли­ло все­го лишь вер­нуть­ся к по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти зар­плат 2013-го. Что­бы на­вер­стать по­те­ри про­шлых лет, зар­пла­та долж­на рас­ти бо­лее вы­со­ки­ми тем­па­ми, чем при­выч­ные 10–20%.

Срав­ни­тель­но вы­со­кие тем­пы ро­ста зар­плат (а так­же бо­лее вы­со­кие ин­фля­ция и ин­дек­сы ВВП) в це­лом при­су­щи раз­ви­ва­ю­щим­ся стра­нам. Од­ной из при­чин яв­ля­ет­ся низ­кая ис­ход­ная ба­за: ма­те­ма­ти­че­ски чем мень­ше де­ли­тель, тем вы­ше ре­зуль­тат де­ле­ния. Дру­гое де­ло, что прак­ти­че­ская де­неж­ная «цен­ность» этих вы­со­ких про­цен­тов мо­жет ока­зать­ся мень­ше, чем 0,5–1% при­ро­ста зар­плат в раз­ви­тых стра­нах.

По­че­му зар­пла­ты бу­дут рас­ти бо­лее вы­со­ки­ми тем­па­ми, чем ВВП. Од­ним из са­мых по­пу­ляр­ных оправ­да­ний низ­ких зар­плат в Укра­ине яв­ля­ют­ся ссыл­ки на низ­кую про­из­во­ди­тель­ность тру­да. Но так­же можно утвер­ждать, что невы­со­кие зар­пла­ты яв­ля­ют­ся при­чи­ной низ­кой про­из­во­ди­тель­но­сти, ведь об­щая про­из­во­ди­тель­ность опре­де­ля­ет­ся пу­тем де­ле­ния ВВП на ко­ли­че­ство за­ня­тых, а си­сте­мо­об­ра­зу­ю­щей ос­но­вой ВВП яв­ля­ет­ся опла­та тру­да на­ем­ных ра­бот­ни­ков (за­ра­бот­ная пла­та плюс взно­сы ра­бо­то­да­те­лей на со­ци­аль­ное стра­хо­ва­ние).

На про­тя­же­нии 2000-х го­дов до­ля опла­ты тру­да на­ем­ных ра­бот­ни­ков по­этап­но уве­ли­чи­ва­лась, пре­вы­сив от­мет­ку 50% в 2012–2013 гг. (см. рис.2 на 6-й стр.). Но с на­ча­лом кри­зи­са она стре­ми­тель­но со­кра­ти­лась до 36,6% в 2016 г., од­на­ко до­ля ва­ло­вой при­бы­ли, сме­шан­но­го до­хо­да вы­рос­ла до ре­корд­ных 48%.

Ча­стич­но та­кое пе­ре­рас­пре­де­ле­ние по ка­те­го­ри­ям до­хо­да свя­за­но с по­те­рей боль­шой ча­сти ин­ду­стри­аль­ной за­ня­то­сти в Дон­бас­се и сни­же­ни­ем став­ки еди­но­го со­ци­аль­но­го взно­са для ра­бо­то­да­те­лей. Вме­сте с тем это сви­де­тель­ству­ет о рас­про­стра­не­нии те­не­вых и «се­рых» схем за­ра­бот­ка, а так­же от­кро­вен­ном пе­ре­кла­ды­ва­нии биз­не­сом/ра­бо­то­да­те­ля­ми кри­зис­но­го бре­ме­ни на сво­их ра­бот­ни­ков. Бес­пре­це­дент­ное па­де­ние ре­аль­ной зар­пла­ты в 2015 г. на 20,2% при сни­же­нии ре­аль­но­го ВВП на 9,8% — пря­мое то­му под­твер­жде­ние.

Пред­ва­ри­тель­ные дан­ные 2017 г. по­ка­зы­ва­ют, что ре­корд­ный рост зар­плат (на 37,1% в но­ми­на­ле, на 19,1% по ин­дек­су ре­аль­ной зар­пла­ты) не внес су­ще­ствен­ных из­ме­не­ний в рас­пре­де­ле­ние ВВП по ка­те­го­ри­ям до­хо­да — до­ля опла­ты тру­да на­ем­ных ра­бот­ни­ков уве­ли­чи­лась толь­ко на 2,3 про­цент­но­го пунк­та. Ес­ли воз­вра­ще­ние до­кри­зис­ной струк­ту­ры рас­пре­де­ле­ния бу­дет про­ис­хо­дить по­доб­ны­ми тем­па­ми, в бли­жай­шие 5–7 лет зар­пла­та долж­на уве­ли­чить­ся втрое. В лю­бом слу­чае по­вы­ше­ние зар­плат долж­но про­ис­хо­дить за счет не толь­ко уве­ли­че­ния фи­зи­че­ских объ­е­мов ВВП, но и бо­лее спра­вед­ли­во­го рас­пре­де­ле­ния до­хо­дов в об­ще­стве.

По­че­му сред­няя за­ра­бот­ная пла­та те­ря­ет ин­фор­ма­тив­ность. При от­сут­ствии це­ле­на­прав­лен­ной по­ли­ти­ки быст­рый рост зар­плат прак­ти­че­ски всегда со­про­вож­да­ет­ся уси­ле­ни­ем нера­вен­ства. У раз­ных сек­то­ров эко­но­ми­ки неоди­на­ко­вые воз­мож­но­сти ге­не­ри­ро­вать до­ход, и очень непри­ят­ная за­ко­но­мер­ность за­клю­ча­ет­ся в том, что, ско­рее все­го, зар­пла­ты уве­ли­чи­ва­ют­ся обыч­но там, где они и так вы­ше (рис. 3).

В те­че­ние 2017 г. наи­боль­ший но­ми­наль­ный при­рост зар­плат на­блю­дал­ся в сле­ду­ю­щих ви­дах де­я­тель­но­сти: го­су­дар­ствен­ное управ­ле­ние и обо­ро­на; обя­за­тель­ное со­ци­аль­ное стра­хо­ва­ние (с 6420 грн в ян­ва­ре до 14442 грн в де­каб­ре, +8022 грн), про­фес­си­о­наль­ная, на­уч­ная и тех­ни­че­ская де­я­тель­ность (с 8195 до 12682 грн, +4488 грн), по­став­ки элек­тро­энер­гии, га­за, па­ра и кон­ди­ци­о­ни­ро­ван­но­го воз­ду­ха (с 7343 до 11654 грн, +4311 грн), фи­нан­со­вая и стра­хо­вая де­я­тель­ность (с 11092 до 14899 грн, +3806 грн), ин­фор­ма­ция и те­ле­ком­му­ни­ка­ции (с 10210 до 13833 грн, +3623 грн). Эти же ви­ды де­я­тель­но­сти по­ка­за­ли наи­боль­ший при­рост и в пер­вом квар­та­ле 2018-го (за три ме­ся­ца бо­лее 1000 грн).

При­чем внут­ри вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мых сек­то­ров эко­но­ми­ки нера­вен­ство меж­ду ра­бот­ни­ка­ми по раз­ме­рам зар­пла­ты зна­чи­тель­но вы­ше (рис. 4). Соб­ствен­но, диф­фе­рен­ци­а­ция зар­плат и фор­ми­ру­ет­ся в ос­нов­ном бла­го­да­ря вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мым ка­те­го­ри­ям, ведь ниж­няя гра­ни­ца ре­гу­ли­ру­ет­ся раз­ме­ром ми­ни­маль­ной зар­пла­ты. В вы­ше­на­зван­ных вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мых ви­дах де­я­тель­но­сти до­ля ра­бот­ни­ков с зар­пла­та­ми свы­ше 15000 грн со­став­ля­ла в де­каб­ре 2017 г. око­ло 20%, в фи­нан­со­вой и стра­хо­вой де­я­тель­но­сти — 26,7, в го­су­дар­ствен­ном управ­ле­нии и обо­роне — 32%.

Не­рав­но­мер­ность ро­ста зар­плат меж­ду и внут­ри сек­то­ров эко­но­ми­ки и от­сут­ствие над­ле­жа­ще­го ре­гу­ли­ро­ва­ния при­во­дят к то­му, что «слив­ки» от ро­ста до­ста­ют­ся огра­ни­чен­но­му кру­гу ра­бот­ни­ков выс­ших сту­пе­ней, в то вре­мя как боль­шин­ство ра­бот­ни­ков по­лу­ча­ют зар­пла­ты в пре­де­лах 1–2 ми­ни­маль­ных раз­ме­ров.

Учи­ты­вая асим­мет­рию и кри­виз­ну рас­пре­де­ле­ния, бо­лее адек­ват­ной ста­ти­сти­че­ской ха­рак­те­ри­сти­кой зар­плат и в це­лом до­хо­дов счи­та­ет­ся не сред­няя, а ме­ди­а­на — раз­мер зар­пла­ты/до­хо­да в цен­тре ран­жи­ро­ван­ной со­во­куп­но­сти ра­бот­ни­ков/на­се­ле­ния. В от­ли­чие от сред­ней, ме­ди­а­на не яв­ля­ет­ся аб­стракт­ной рас­чет­ной ве­ли­чи­ной, она от­ра­жа­ет не­рав­но­мер­ность рас­пре­де­ле­ния и мо­жет ис­поль­зо­вать­ся для рас­че­тов дру­гих ана­ли­ти­че­ских по­ка­за­те­лей, на­при­мер гра­ни­цы бед­но­сти ра­бо­та­ю­щих. Но для это­го нуж­но иметь пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ные мик­ро­дан­ные по каж­до­му ра­бот­ни­ку, а не сред­ние или свод­ные по­ка­за­те­ли по пред­при­я­ти­ям. Ев­ро­стат, на­при­мер, в ста­ти­сти­ке до­хо­дов ши­ро­ко ис­поль­зу­ет ад­ми­ни­стра­тив­ные дан­ные (ре­ест­ры на­ло­го­вых служб и т.п.). У нас, к со­жа­ле­нию, та­кая прак­ти­ка по­ка от­сут­ству­ет.

Неко­то­рые до­пол­ни­тель­ные фак­то­ры дав­ле­ния на ди­на­ми­ку зар­плат. Как из­вест­но, на­се­ле­ние Укра­и­ны со­кра­ща­ет­ся, при­чем пре­иму­ще­ствен­но за счет лю­дей тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та, осо­бен­но мо­ло­де­жи. Рас­ту­щий де­фи­цит ра­бо­чей си­лы да­ет ра­бот­ни­кам боль­ше ос­но­ва­ний тре­бо­вать улуч­ше­ния усло­вий за­ня­то­сти, вклю­чая по­вы­ше­ние зар­пла­ты, или же ис­кать бо­лее опла­чи­ва­е­мую ра­бо­ту. Ны­неш­ний вы­со­кий уро­вень без­ра­бо­ти­цы как раз от­ра­жа­ет уси­ле­ние мо­биль­но­сти ра­бо­чей си­лы в по­ис­ках бо­лее под­хо­дя­щей ра­бо­ты. По дан­ным ста­ти­сти­ки пред­при­я­тий, уро­вень обо­ро­та пер­со­на­ла по при­е­му и уволь­не­нию прак­ти­че­ски срав­нял­ся, хо­тя в 2014–2016 гг. уволь­не­ний бы­ло су­ще­ствен­но боль­ше. В 2017 г. бо­лее 30% штат­ных ра­бот­ни­ков сме­ни­ли ме­сто ра­бо­ты. Иное де­ло, на­сколь­ко эти пе­ре­хо­ды ре­зуль­та­тив­ны, обес­пе­чи­ва­ют ли они хоть ка­кую-то вос­хо­дя­щую со­ци­аль­ную ди­на­ми­ку.

В усло­ви­ях со­кра­ще­ния чис­лен­но­сти тру­до­спо­соб­но­го на­се­ле­ния и ро­ста без­ра­бо­ти­цы уро­вень эко­но­ми­че­ской ак­тив­но­сти на­се­ле­ния оста­ет­ся прак­ти­че­ски неиз­ме­нен­ным. Это озна­ча­ет, что неак­тив­ные груп­пы на­се­ле­ния, пред­став­ля­ю­щие по­тен­ци­аль­ную ра­бо­чую си­лу (в том чис­ле пен­си­о­не­ры, до­мо­хо­зяй­ки, уча­ща­я­ся мо­ло­дежь), по­ка не счи­та­ют до­стиг­ну­тый уро­вень зар­плат при­вле­ка­тель­ным для се­бя.

Итак, со сто­ро­ны на­се­ле­ния су­ще­ству­ет боль­шое дав­ле­ние по по­вы­ше­нию уров­ня опла­ты тру­да. Это дав­ле­ние встре­ча­ет зна­чи­тель­ное со­про­тив­ле­ние со сто­ро­ны ра­бо­то­да­те­лей, ко­то­рые при­выч­но жа­лу­ют­ся на боль­шую фис­каль­ную на­груз­ку и от­сут­ствие усло­вий для раз­ви­тия биз­не­са. По­хо­же, что по­ло­же­ние ра­бот­ни­ков их во­об­ще ма­ло ин­те­ре­су­ет, по­то­му что их лич­ное бла­го­со­сто­я­ние не очень за­ви­сит от ре­зуль­та­тов «офи­ци­аль­ной» де­я­тель­но­сти их пред­при­я­тий. Ина­че они «раз­ви­ва­ли» бы свой биз­нес не че­рез эко­но­мию на зар­пла­тах и вы­ду­мы­ва­ние но­вых схем укло­не­ния от упла­ты на­ло­гов, а пу­тем раз­ви­тия сво­е­го пер­со­на­ла.

Что мо­жет сде­лать го­су­дар­ство. У го­су­дар­ства есть несколь­ко важ­ных ин­стру­мен­тов, ко­то­рые мо­гут сти­му­ли­ро­вать рост зар­плат, из­бе­гая чрез­мер­ной или необос­но­ван­ной диф­фе­рен­ци­а­ции.

Ми­ни­маль­ная за­ра­бот­ная пла­та. «По­пу­ляр­ность» ми­ни­маль­ной зар­пла­ты объ­яс­ня­ет­ся преж­де все­го воз­мож­но­стью пря­мо­го вли­я­ния, ведь она уста­нав­ли­ва­ет ми­ни­маль­ный по­рог опла­ты, яв­ля­ю­щий­ся юри­ди­че­ски обя­за­тель­ным для всех на­ем­ных ра­бот­ни­ков. Это поз­во­ля­ет сни­зить рис­ки бед­но­сти для ра­бо­та­ю­щих и сти­му­ли­ро­вать к за­ня­то­сти да­же наи­бо­лее уяз­ви­мые слои на­се­ле­ния. Воз­мож­ность ре­гу­ли­ро­вать диф­фе­рен­ци­а­цию в раз­ме­рах зар­пла­ты по­яв­ля­ет­ся толь­ко при усло­вии до­сти­же­ния до­ста­точ­но вы­со­ко­го уров­ня са­мой ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты по срав­не­нию со сред­ни­ми стан­дар­та­ми до­хо­дов. Кро­ме то­го, вы­со­кая ми­ни­маль­ная зар­пла­та сти­му­ли­ру­ет ра­бо­то­да­те­лей со­зда­вать ра­бо­чие ме­ста с необ­хо­ди­мым «за­па­сом» про­из­во­ди­тель­но­сти, над­ле­жа­щим об­ра­зом оце­ни­вая ра­бо­ту на­ем­но­го пер­со­на­ла.

При уста­нов­ле­нии ми­ни­маль­ной зар­пла­ты чрез­вы­чай­но важ­но най­ти оп­ти­маль­ный ба­ланс сти­му­лов и обя­зан­но­стей, что­бы обес­пе­чить над­ле­жа­щие стан­дар­ты тру­да, умень­шить нера­вен­ство и со­хра­нить здо­ро­вую кон­ку­рент­ность. Имен­но по­это­му в раз­ви­тых стра­нах раз­мер ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты опре­де­ля­ет­ся, как пра­ви­ло, пу­тем ши­ро­ких и про­дол­жи­тель­ных кон­суль­та­ций и пе­ре­го­во­ров всех сто­рон со­ци­аль­но­го диа­ло­га. В неко­то­рых стра­нах Ев­ро­пы (Ав­стрии, Да­нии, Фин­лян­дии, Ита­лии и Шве­ции) этот во­прос до сих пор пол­но­стью ре­гу­ли­ру­ет­ся кол­лек­тив­ны­ми со­гла­ше­ни­я­ми на сек­то­раль­ном уровне, без при­ня­тия за­ко­но­да­тель­ных ак­тов на на­ци­о­наль­ном уровне.

В Укра­ине раз­мер ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты уста­нав­ли­ва­ет­ся го­су­дар­ством прак­ти­че­ски еди­но­лич­но, без над­ле­жа­щих кон­суль­та­ций и де­ба­тов с дру­ги­ми сто­ро­на­ми со­ци­аль­но­го диа­ло­га. Это при­да­ет ми­ни­маль­ной зар­пла­те ка­че­ствен­но иную окрас­ку — биз­не­сом и ра­бот­ни­ка­ми она вос­при­ни­ма­ет­ся как внеш­няя, на­вя­зан­ная ве­ли­чи­на, не от­ра­жа­ю­щая их воз­мож­но­стей и ожи­да­ний. От­сю­да сле­ду­ет еще од­на про­бле­ма — от­сут­ствие чет­ких объ­ек­тив­ных кри­те­ри­ев для опре­де­ле­ния кон­крет­но­го раз­ме­ра ми­ни­маль­ной зар­пла­ты.

До недав­не­го вре­ме­ни ори­ен­ти­ром был раз­мер про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма для тру­до­спо­соб­ных лиц, хо­тя этот ма­я­чок был так­же фор­маль­ным и ма­ло свя­зан­ным с ре­аль­ной сто­и­мо­стью жиз­ни. В кон­це 2016 г. в за­ко­но­да­тель­ство об опла­те тру­да бы­ли вне­се­ны су­ще­ствен­ные из­ме­не­ния, в част­но­сти из­ме­не­но юри­ди­че­ское опре­де­ле­ние ми­ни­маль­ной зар­пла­ты в сто­ро­ну рас­ши­ре­ния ее ра­мок. Ес­ли рань­ше она при­ме­ня­лась для опре­де­ле­ния ми­ни­маль­но­го раз­ме­ра окла­да/став­ки (то есть ос­нов­ной зар­пла­ты), то те­перь в нее вклю­ча­ют­ся все до­пол­ни­тель­ные, по­ощ­ри­тель­ные и ком­пен­са­ци­он­ные вы­пла­ты, за ис­клю­че­ни­ем до­плат за ра­бо­ту в небла­го­при­ят­ных усло­ви­ях тру­да, по­вы­шен­но­го рис­ка для здо­ро­вья, в ноч­ное и сверх­уроч­ное вре­мя, разъ­езд­ной ха­рак­тер ра­бот, пре­мии к празд­нич­ным и юби­лей­ным да­там. Кро­ме то­го, из опре­де­ле­ния ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты изъ­яты при­зна­ки вы­пол­нен­ной ра­бо­ты: ес­ли рань­ше это бы­ло воз­на­граж­де­ние за про­стой, неква­ли­фи­ци­ро­ван­ный труд, то те­перь слож­ность вы­пол­ня­е­мой ра­бо­ты не име­ет зна­че­ния. Са­мый боль­шой риск за­ко­но­да­тель­ных из­ме­не­ний в струк­ту­ре и со­дер­жа­нии ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты (еще и вме­сте с по­яв­ле­ни­ем воз­мож­но­сти от­ка­зать­ся от ис­поль­зо­ва­ния та­риф­ной сет­ки) со­сто­ит в даль­ней­шем ис­ка­же­нии со­от­но­ше­ний в опла­те ква­ли­фи­ци­ро­ван­но­го и неква­ли­фи­ци­ро­ван­но­го тру­да с тен­ден­ци­ей к урав­ни­лов­ке.

Необ­хо­ди­мо не толь­ко на­ра­бо­тать эко­но­ми­че­ски и со­ци­аль­но обос­но­ван­ную и про­зрач­ную ме­то­ди­ку опре­де­ле­ния ми­ни­маль­но­го по­ро­га за­ра­бот­ной пла­ты, но и из­ме­нить са­му про­це­ду­ру ее утвер­жде­ния. Про­цесс ши­ро­ко­го об­суж­де­ния с над­ле­жа­щим при­вле­че­ни­ем всех сто­рон со­ци­аль­но­го диа­ло­га дол­жен стать глав­ным в про­цес­се по­ли­ти­че­ско­го уре­гу­ли­ро­ва­ния и об­ще­ствен­ной ле­ги­ти­ми­за­ции это­го стан­дар­та.

Фис­каль­ная по­ли­ти­ка ши­ро­ко при­ме­ня­ет­ся в за­ру­беж­ном опы­те, да­вая до­пол­ни­тель­ные воз­мож­но­сти для умень­ше­ния нера­вен­ства в ре­аль­ных до­хо­дах ра­бот­ни­ков пу­тем уре­гу­ли­ро­ва­ния «верх­не­го» диа­па­зо­на диф­фе­рен­ци­а­ции за­ра­бот­ной пла­ты и бо­лее спра­вед­ли­во­го рас­пре­де­ле­ния фис­каль­ной на­груз­ки меж­ду низ­ко- и вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мы­ми ра­бот­ни­ка­ми. Раз­ви­тые стра­ны ши­ро­ко при­ме­ня­ют та­кой фис­каль­ный стан­дарт, как про­грес­сив­ная шка­ла на­ло­го­об­ло­же­ния. Она преду­смат­ри­ва­ет уста­нов­ле­ние несколь­ких ста­вок, по ко­то­рым взи­ма­ют­ся на­ло­ги, в за­ви­си­мо­сти от раз­ме­ра на­чис­лен­ной зар­пла­ты (вы­ше зар­пла­та — вы­ше став­ка), что обес­пе­чи­ва­ет ми­ни­ми­за­цию став­ки на­ло­га для ра­бот­ни­ков с низ­ки­ми зар­пла­та­ми. Так­же ши­ро­ко ис­поль­зу­ет­ся на­ло­го­вый кре­дит в ви­де умень­ше­ния зар­плат­ной ба­зы на­ло­го­об­ло­же­ния, ко­то­рый мо­жет при­ме­нять­ся для всех или для це­ле­вых групп, нуж­да­ю­щих­ся в до­пол­ни­тель­ных сти­му­лах к за­ня­то­сти. На­при­мер, Шве­ция предо­став­ля­ет та­кой кре­дит ра­бот­ни­кам по­жи­ло­го воз­рас­та, Ав­стрия, Ни­дер­лан­ды — ра­бот­ни­кам с детьми.

Внед­ре­ние этих фис­каль­ных стан­дар­тов в Укра­ине бу­дет иметь чрез­вы­чай­но важ­ное зна­че­ние для умень­ше­ния нера­вен­ства и спра­вед­ли­вой диф­фе­рен­ци­а­ции до­хо­дов на­се­ле­ния. Что­бы из­бе­жать нега­тив­ных по­след­ствий при воз­мож­ном сни­же­нии фис­каль­ных по­ступ­ле­ний, нуж­но тща­тель­но про­ра­бо­тать раз­лич­ные ва­ри­ан­ты про­грес­сив­ных шкал с под­бо­ром оп­ти­маль­ных ста­вок на­ло­го­об­ло­же­ния. Ис­сле­до­ва­ние опы­та раз­ви­тых стран сви­де­тель­ству­ет, что при над­ле­жа­щей ад­ми­ни­стра­тив­ной со­сто­я­тель­но­сти уве­ли­че­ние про­грес­сив­но­сти на­ло­го­об­ло­же­ния можно внед­рить без ущер­ба эко­но­ми­че­ско­му ро­сту.

По­ли­ти­ка опла­ты тру­да в го­су­дар­ствен­ном/пуб­лич­ном сек­то­ре. Но­вый этап ре­фор­ми­ро­ва­ния си­стем об­ра­зо­ва­ния и здра­во­охра­не­ния преду­смат­ри­ва­ет в том чис­ле из­ме­не­ние прин­ци­пов опла­ты тру­да. Посколь­ку это са­мые мно­го­чис­лен­ные от­рас­ли бюд­жет­но­го сек­то­ра, можно прий­ти к вы­во­ду, что в ско­ром вре­ме­ни Еди­ная та­риф­ная сет­ка де-фа­кто пе­ре­ста­нет при­ме­нять­ся. Это озна­ча­ет, что нера­вен­ство в зар­пла­тах в го­су­дар­ствен­ном сек­то­ре мо­жет еще боль­ше уси­лить­ся.

На­при­мер, ме­ди­цин­ская ре­фор­ма преду­смат­ри­ва­ет пол­ное из­ме­не­ние кри­те­ри­ев фор­ми­ро­ва­ния и на­прав­лен­но­сти фи­нан­со­вых по­то­ков, — воз­на­граж­де­ние ме­ди­цин­ско­го пер­со­на­ла бу­дет свя­за­но с ко­ли­че­ством кли­ен­тов и объ­е­мом предо­став­лен­ных услуг.

Но­вая ре­дак­ция За­ко­на Укра­и­ны «Об об­ра­зо­ва­нии» (ч. 2 ст. 61) преду­смат­ри­ва­ет, что долж­ност­ной оклад пе­да­го­ги­че­ско­го ра­бот­ни­ка низ­шей ква­ли­фи­ка­ци­он­ной ка­те­го­рии уста­нав­ли­ва­ет­ся в раз­ме­ре трех ми­ни­маль­ных за­ра­бот­ных плат. Ре­а­ли­за­ция этой га­ран­тии бу­дет по­этап­ной, в пе­ри­од с 2018-го по 2023 г. еже­год­ное уве­ли­че­ние долж­ност­но­го окла­да пе­да­го­ги­че­ско­го ра­бот­ни­ка са­мой низ­кой ква­ли­фи­ка­ци­он­ной ка­те­го­рии бу­дет опре­де­лять­ся про­пор­ци­о­наль­но раз­ме­ру уве­ли­че­ния до­хо­дов го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та Укра­и­ны по срав­не­нию с преды­ду­щим го­дом. Но удаст­ся ли до­стичь за­пла­ни­ро­ван­ных по­ка­за­те­лей к 2023 г., бу­дет за­ви­сеть и от об­щей эко­но­ми­че­ской си­ту­а­ции, и от эф­фек­тив­но­сти си­сте­мы го­су­дар­ствен­ных фи­нан­сов (вклю­чая уме­ние со­би­рать на­ло­ги), и от по­ли­ти­че­ской конъ­юнк­ту­ры, и от мно­гих дру­гих об­сто­я­тельств. На­при­мер, у нас про­дол­жи­тель­ное вре­мя на уровне за­ко­но­да­тель­ства де­кла­ри­ро­вал­ся уро­вень опла­ты тру­да ме­ди­цин­ских ра­бот­ни­ков и ра­бот­ни­ков об­ра­зо­ва­ния не ни­же сред­ней в про­мыш­лен­но­сти, но эта де­кла­ра­ция так и оста­лась толь­ко на бу­ма­ге.

Что ка­са­ет­ся зар­плат в сек­то­ре го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния, то уже мно­го раз под­чер­ки­ва­лось, что ос­нов­ная за­ра­бот­ная пла­та (оклад) долж­на быть дей­стви­тель­но ос­нов­ной со­став­ля­ю­щей, а не то­нуть под ве­сом раз­ных над­ба­вок и пре­мий. Вы­пла­та сверх­вы­со­ких пре­мий ти­па «за лич­ный взнос в об­щий ре­зуль­тат ра­бо­ты го­су­дар­ствен­но­го ор­га­на», раз­мер ко­то­рых не име­ет чет­ких кри­те­ри­ев или огра­ни­че­ний, вы­зы­ва­ет наи­боль­шее воз­му­ще­ние, посколь­ку на­се­ле­ние по­ка не осо­бо ощу­ща­ет ре­зуль­та­ты этой ра­бо­ты. Иска­жен­ная струк­ту­ра фон­да зар­пла­ты сви­де­тель­ству­ет, что ре­гу­ли­ро­ва­ние осу­ществ­ля­ет­ся в руч­ном ре­жи­ме, ис­хо­дя из фи­нан­со­вых усло­вий те­ку­ще­го бюд­же­та. В усло­ви­ях не­устой­чи­вой фи­нан­со­вой си­ту­а­ции это слу­жит при­чи­ной неопре­де­лен­но­го по­ло­же­ния ра­бот­ни­ков го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния: как все на­ем­ные ра­бот­ни­ки, они не долж­ны быть за­лож­ни­ка­ми фи­нан­со­вых про­блем ра­бо­то­да­те­ля.

От­дель­но можно дис­ку­ти­ро­вать о мас­шта­бах по­вы­ше­ния и со­от­но­ше­ни­ях окла­дов в за­ви­си­мо­сти от долж­но­сти и юрис­дик­ции. В усло­ви­ях де­цен­тра­ли­за­ции роль го­род­ских и рай­он­ных ор­га­нов го­су­дар­ствен­ной власти зна­чи­тель­но уси­ли­ва­ет­ся, и это долж­но быть от­ра­же­но в долж­ност­ных окла­дах их ра­бот­ни­ков, то есть они долж­ны рас­ти быст­рее, чем на ре­ги­о­наль­ном и на­ци­о­наль­ном уров­нях. Прав­да, здесь во­об­ще сто­ит во­прос о мо­де­ли управ­ле­ния и пе­ре­рас­пре­де­ле­ния обя­зан­но­стей меж­ду ор­га­на­ми го­су­дар­ствен­ной власти и ор­га­на­ми са­мо­управ­ле­ния на уровне тер­ри­то­ри­аль­ных гро­мад.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.