Алек­сандр Ни­ко­нен­ко: «В Укра­ине можно де­лать ты­ся­чи пе­ре­са­док ор­га­нов в год, а не 120–130»

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ли­дия СУРЖИК

При­ня­тие пар­ла­мен­том но­во­го за­ко­на о транс­план­та­ции вы­зва­ло бур­ное об­суж­де­ние в соц­се­тях и неко­то­рых СМИ.

Мы же ре­ши­ли «при­ме­рить» за­кон к на­шей дей­стви­тель­но­сти и по­смот­реть на него в прак­ти­че­ском ас­пек­те: что из­ме­нит­ся в оте­че­ствен­ной транс­план­то­ло­гии по­сле вступ­ле­ния его в си­лу, как он бу­дет ра­бо­тать, ка­кие га­ран­тии на жиз­не­спа­са­ю­щую опе­ра­цию по­явят­ся у от­ча­яв­ших­ся на «ли­сте ожи­да­ния». С эти­ми во­про­са­ми мы об­ра­ти­лись к из­вест­но­му хи­рур­гу-транс­план­то­ло­гу, ака­де­ми­ку НАМН Укра­и­ны Алек­сан­дру Ни­ко­нен­ко. — Алек­сандр Се­ме­но­вич, ка­кие по­яви­лись шан­сы на спа­се­ние у тех, кто нуж­да­ет­ся в пе­ре­сад­ке ор­га­на? — По­сле вступ­ле­ния в си­лу но­во­го за­ко­на, несо­мнен­но, по­явит­ся боль­ше воз­мож­но­стей для спа­се­ния жиз­ни. За­кон преду­смат­ри­ва­ет, в част­но­сти, со­зда­ние ре­ест­ров до­но­ров и ре­ци­пи­ен­тов, ко­то­рых у нас не бы­ло. — В за­коне за­креп­ле­на «пре­зумп­ция несо­гла­сия». На ваш взгляд, ста­нет она предо­хра­ни­те­лем от зло­упо­треб­ле­ний, как счи­та­ют мно­гие, или же тор­мо­зом для раз­ви­тия транс­план­та­ции? — За­кон о транс­план­та­ции в Укра­ине, ко­то­рый был при­нят еще в 1999 го­ду, преду­смат­ри­вал «пре­зумп­цию несо­гла­сия». По­сле его при­ня­тия бук­валь­но на сле­ду­ю­щий год рез­ко со­кра­ти­лись так на­зы­ва­е­мые труп­ные транс­план­та­ции. Ес­ли рань­ше у нас вы­пол­ня­лось 300–350 транс­план­та­ций поч­ки в год (в боль­шин­стве пе­ре­са­жи­ва­ли труп­ные ор­га­ны), то по­сле при­ня­тия за­ко­на их ко­ли­че­ство умень­ши­лось на по­ря­док, а то и боль­ше. В по­сле­ду­ю­щем вы­пол­ня­ли род­ствен­ные транс­план­та­ции, ко­гда до­но­ром был кто-то из род­ствен­ни­ков боль­но­го (в пре­де­лах 120 транс­план­та­ций в год). В на­шем, За­по­рож­ском цен­тре транс­план­та­ции вы­пол­ня­лись еди­нич­ные пе­ре­сад­ки ор­га­нов умер­ших лю­дей (серд­ца, пе­че­ни), а за­тем по­сте­пен­но и у нас за­глох­ла труп­ная транс­план­та­ция. На се­го­дняш­ний день в Укра­ине в ос­нов­ном вы­пол­ня­ет­ся транс­план­та­ция род­ствен­ная.

За­кон от 1999 г. дей­стви­тель­но за­тор­мо­зил раз­ви­тие транс­план­та­ции в Укра­ине, и хо­тя труп­ное до­нор­ство не за­пре­ща­лось, но из-за то­го, что про­це­ду­ра бы­ла про­пи­са­на нечет­ко, на прак­ти­ке воз­ни­ка­ло мно­го труд­но-, а то и во­все нераз­ре­ши­мых во­про­сов,

Но­вый за­кон так­же преду­смат­ри­ва­ет «пре­зумп­цию несо­гла­сия». И, мо­жет быть, в на­ших усло­ви­ях это пра­виль­но. «Пре­зумп­ция несо­гла­сия» преду­смат­ри­ва­ет доб­ро­воль­ное до­нор­ство, что за­ви­сит от са­мо­со­зна­ния граж­дан. Для по­вы­ше­ния об­ще­ствен­но­го со­зна­ния нуж­на эф­фек­тив­ная ин­фор­ма­ци­он­ная по­ли­ти­ка, а в этом де­ле, сле­ду­ет при­знать, у нас был пол­ней­ший про­вал.

— Ка­кие но­ва­ции при­ня­то­го за­ко­на мо­гут спо­соб­ство­вать раз­ви­тию транс­план­та­ции в Укра­ине? — В за­коне преду­смот­ре­но со­зда­ние Агент­ства по транс­план­та­ции. На се­го­дняш­ний день есть Ко­ор­ди­на­ци­он­ный центр по транс­план­та­ции, со­здан­ный еще в 90-х го­дах. Он го­то­вил очень мно­го нор­ма­тив­ных до­ку­мен­тов, ко­то­рые обес­пе­чи­ва­ют транс­план­та­цию, но не имел ни­ка­ких пол­но­мо­чий и струк­тур, да­же ин­фор­ма­ци­он­но­го цен­тра.

В Агент­стве по транс­план­та­ции бу­дет со­зда­на Еди­ная го­су­дар­ствен­ная ин­фор­ма­ци­он­ная си­сте­ма, где бу­дет со­бра­на вся ин­фор­ма­ция о транс­план­та­ции, соз­дан лист ожи­да­ния нуж­да­ю­щих­ся в транс­план­та­ции на тер­ри­то­рии Укра­и­ны. И са­мое глав­ное — там бу­дет ре­естр до­но­ров, ко­то­рые да­дут доб­ро­воль­ное со­гла­сие на воз­мож­ный за­бор ор­га­нов в слу­чае их смер­ти.

За­ко­ном преду­смат­ри­ва­ет­ся 100-про­цент­ное фи­нан­си­ро­ва­ние транс­план­та­ции. На се­го­дняш­ний день фи­нан­си­ру­ют­ся толь­ко им­му­но­су­прес­сив­ные пре­па­ра­ты, а са­ма опе­ра­ция не фи­нан­си­ру­ет­ся. И па­ци­ент вы­нуж­ден со­би­рать день­ги на пе­ре­сад­ку ор­га­на.

Сле­ду­ю­щий очень важ­ный мо­мент, ко­то­рый даст воз­мож­ность в бли­жай­шее вре­мя — не ска­жу, что это про­изой­дет за год­два, но это бу­дет шаг впе­ред, — со­здать в стране си­сте­му транс­плант-ко­ор­ди­на­ции. Мин­здрав в про­шлом го­ду из­дал при­каз о вве­де­нии в круп­ных ре­ани­ма­ци­он­ных от­де­ле­ни­ях долж­но­сти транс­плант-ко­ор­ди­на­то­ра, но до­бить­ся то­го, что­бы эта долж­ность бы­ла как-то до­пол­ни­тель­но опла­чи­ва­е­ма, не по­лу­чи­лось — за­бло­ки­ро­ва­ло Ми­ни­стер­ство фи­нан­сов. Эта очень от­вет­ствен­ная долж­ность оста­ет­ся до­пол­ни­тель­ной на­груз­кой. Хо­тя для то­го, что­бы транс­плант-ко­ор­ди­на­ция в Укра­ине на­ча­ла со­зда­вать­ся, все ре­гла­мент­ные до­ку­мен­ты под­го­тов­ле­ны. — Транс­плант-ко­ор­ди­на­тор бу­дет иметь «про­пис­ку» в ре­ани­ма­ции круп­ных кли­ник? — Транс­плант-ко­ор­ди­на­тор ра­бо­та­ет непо­сред­ствен­но в от­де­ле­нии ре­ани­ма­ции ба­зы за­бо­ра ор­га­нов. У него ши­ро­кий спектр Алек­сандр Ни­ко­нен­ко

обя­зан­но­стей. Ко­гда, к при­ме­ру, в кли­ни­ку по­сту­па­ет па­ци­ент, ко­то­рый име­ет трав­му или за­бо­ле­ва­ние го­лов­но­го моз­га, не под­да­ю­ще­е­ся ни­ка­ко­му ле­че­нию, и ди­а­гно­сти­ру­ет­ся смерть моз­га, то с это­го мо­мен­та под­клю­ча­ет­ся транс­плант-ко­ор­ди­на­тор. Он вы­пол­ня­ет функ­ции ко­ор­ди­на­ции меж­ду ре­ани­ма­ци­он­ным от­де­ле­ни­ем и цен­тром транс­план­та­ции. В его за­да­чи вхо­дит так­же ор­га­ни­за­ция про­ве­де­ния мно­гих до­пол­ни­тель­ных об­сле­до­ва­ний по­тен­ци­аль­но­го до­но­ра, что­бы из­бе­жать пе­ре­да­чи ин­фек­ции при транс­план­та­ции. И все это нуж­но сде­лать в ко­рот­кий пе­ри­од.

И еще очень важ­ная функ­ция транс­плант-ко­ор­ди­на­то­ра — бе­се­да с род­ствен­ни­ка­ми на пред­мет воз­мож­но­сти за­бо­ра ор­га­на. Посколь­ку за­ко­ном преду­смот­ре­но: ес­ли в ре­ест­ре нет со­об­ще­ния о том, что по­гиб­ший че­ло­век при жиз­ни был со­гла­сен на труп­ное до­нор­ство, то это со­гла­сие мы долж­ны по­лу­чить у род­ствен­ни­ков. И транс­плант­ко­ор­ди­на­тор дол­жен про­ве­сти с ни­ми бе­се­ду, что­бы скло­нить их дать со­гла­сие на за­бор ор­га­на. Это очень слож­ный во­прос с пси­хо­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния. По­ка эти бе­се­ды про­во­дят­ся ре­ани­ма­то­ло­гам ли­бо транс­план­то­ло­гом. Это не под­го­тов­лен­ные к та­ким бе­се­дам лю­ди. Пред­по­ло­жим, то­му же ане­сте­зио­ло­гу, ле­чив­ше­му умер­ше­го па­ци­ен­та, очень слож­но пси­хо­ло­ги­че­ски ве­сти бе­се­ду с его род­ствен­ни­ка­ми. По­это­му эту функ­цию долж­ны вы­пол­нять спе­ци­а­ли­сты, име­ю­щие спе­ци­аль­ную под­го­тов­ку. — А сейчас как вы ище­те до­но­ров? — Каж­дый день об­зва­ни­ем ре­ани­ма­ци­он­ные от­де­ле­ния с на­деж­дой на ин­фор­ма­цию о по­тен­ци­аль­ном до­но­ре.

В этом го­ду в на­шем цен­тре транс­план­та­ции бы­ло вы­пол­не­но че­ты­ре пе­ре­сад­ки поч­ки от труп­ных до­но­ров. Бе­се­да с род­ствен­ни­ка­ми да­ла по­ло­жи­тель­ный ре­зуль­тат, и мы по­лу­чи­ли от них со­гла­сие на за­бор ор­га­нов. Та­ким об­ра­зом, уда­лось спа­сти че­ты­ре жиз­ни. — А сколь­ко мог­ли бы спа­сти? — В 1990 — на­ча­ле 2000-х гг. мы пе­ре­са­жи­ва­ли око­ло 40— 50 по­чек в год. Все­го за вре­мя су­ще­ство­ва­ния цен­тра транс­план­та­ции в За­по­ро­жье вы­пол­не­но 620 пе­ре­са­док поч­ки, 14 — пе­че­ни и 3 — серд­ца. По­тен­ци­аль­ные воз­мож­но­сти цен­тра на­мно­го боль­ше, и мы мог­ли бы де­лать го­раз­до боль­ше транс­план­та­ций. — Сколь­ко про­ве­де­но трас­план­та­ций в Укра­ине в про­шлом го­ду? — Где-то 120 пе­ре­са­док поч­ки и 10 — пе­че­ни, в ос­нов­ном род­ствен­ных. В на­шем цен­тре бы­ло сде­ла­но 8 транс­план­та­ций труп­ных ор­га­нов. В дру­гих цен­трах труп­ных транс­план­та­ций во­об­ще не бы­ло. — Сколь­ко лю­дей в Укра­ине се­год­ня нуж­да­ет­ся в пе­ре­сад­ке ор­га­нов? — На се­год­ня офи­ци­аль­ной ин­фор­ма­ции о ко­ли­че­стве та­ких лю­дей нет. Кто-то мо­жет се­бе поз­во­лить пе­ре­сад­ку ор­га­нов за ру­бе­жом — а это очень до­ро­го­сто­я­щая опе­ра­ция, ко­го-то Мин­здрав на­прав­ля­ет за бюд­жет­ные день­ги на транс­план­та­цию в Бе­ла­русь и Ин­дию. Мы се­год­ня фак­ти­че­ски ин­ве­сти­ру­ем чу­жую ме­ди­ци­ну, а в сво­ей стране не да­ем воз­мож­но­сти раз­ви­вать­ся это­му на­прав­ле­нию. — Сколь­ко сейчас па­ци­ен­тов

жи­вут на ге­мо­ди­а­ли­зе? — Все­го по Укра­ине — око­ло 6000 че­ло­век. И еще на пе­ри­то­не­аль­ном диа­ли­зе где-то око­ло 2000. Хо­тя по­треб­но­сти в диа­ли­зе на­мно­го боль­ше, но не поз­во­ля­ют на­ши воз­мож­но­сти. Вез­де за ру­бе­жом счи­та­ет­ся, что раз­ви­тие транс­план­та­ции эко­но­ми­че­ски вы­год­но. Ес­ли вы­пол­не­на пе­ре­сад­ка поч­ки, то осво­бож­да­ет­ся ап­па­рат «ис­кус­ствен­ная поч­ка» для спа­се­ния жиз­ни дру­го­го па­ци­ен­та, на­хо­дя­ще­го­ся в кри­ти­че­ском со­сто­я­нии. К со­жа­ле­нию, мно­гие боль­ные у нас про­сто не до­хо­дят до этих ап­па­ра­тов и по­ги­ба­ют. — Во­прос до­нор­ства ор­га­нов очень вол­ну­ю­щий для на­ше­го об­ще­ства. На ваш взгляд, как его ре­шать? — В со­от­вет­ствии с за­ко­ном (ст. 16), каж­дый со­вер­шен­но­лет­ний граж­да­нин име­ет пра­во предо­ста­вить свое пись­мен­ное со­гла­сие на изъ­я­тие ор­га­нов (ана­то­ми­че­ских ма­те­ри­а­лов) для транс­план­та­ции в слу­чае его смер­ти. Дан­ные о че­ло­ве­ке, ко­то­рый дал со­гла­сие, бу­дут вне­се­ны в Еди­ную го­су­дар­ствен­ную ин­фор­ма­ци­он­ную си­сте­му транс­план­та­ции.

Се­год­ня по­лу­чить труп­ный ор­ган для пе­ре­сад­ки, как я уже го­во­рил, у нас очень слож­но. В то же вре­мя в ми­ре су­ще­ству­ет та­кое по­ня­тие, как до­нор­ский по­тен­ци­ал стра­ны. Мно­гие стра­ны в бли­жай­шее вре­мя от­ка­жут­ся от при­ня­тия па­ци­ен­тов для пе­ре­сад­ки ор­га­нов из дру­гих стран. В Бе­ла­ру­си очень хо­ро­шо на­ла­же­но труп­ное до­нор­ство. По­это­му она обес­пе­чи­ва­ет в пол­ном объ­е­ме и свои по­треб­но­сти в пе­ре­сад­ках ор­га­нов, и име­ет пра­во брать на плат­ную транс­план­та­цию опре­де­лен­ный про­цент па­ци­ен­тов из дру­гих стран.

Что озна­ча­ет «до­нор­ский по­тен­ци­ал»? Это ко­ли­че­ство лю­дей, по­гиб­ших от за­бо­ле­ва­ния го­лов­но­го моз­га или травм. По под­сче­там, на тер­ри­то­рии и на­шей стра­ны еже­год­но мо­жет вы­пол­нять­ся до 10 тыс. транс­план­та­ций. То есть та­кой у нас до­нор­ский по­тен­ци­ал. Но сдви­нуть про­бле­му с труп­ным до­нор­ством в бли­жай­шее вре­мя бу­дет очень слож­но. Нуж­но очень мно­го ра­бо­тать в ин­фор­ма­ци­он­ном про­стран­стве — убе­дить лю­дей в том, что дать со­гла­сие на то, что­бы по­сле смер­ти от­дать свои ор­га­ны ра­ди спа­се­ния дру­го­го че­ло­ве­ка — это очень гу­ман­но.

Вме­сто это­го у нас пи­шут о раз­ных стра­шил­ках и «чер­ных транс­план­то­ло­гах», ко­то­рых нет и не мо­жет быть на тер­ри­то­рии Укра­и­ны. — В за­коне ска­за­но, что транс­план­та­ция сто­про­цент­но бу­дет фи­нан­си­ро­вать­ся за го­су­дар­ствен­ный счет (во из­бе­жа­ние зло­упо­треб­ле­ний и рис­ков, свя­зан­ных с неза­кон­ным до­нор­ством). Ин­те­рес­но, сколь­ко средств вы­де­ле­но в 2018 го­ду на пи­лот­ный про­ект, ини­ци­а­то­ром ко­то­ро­го вы­сту­пи­ло Ми­ни­стер­ство здра­во­охра­не­ния? Как пи­са­ли в СМИ, на ре­а­ли­за­цию это­го про­ек­та из гос­бюд­же­та бы­ло за­ло­же­но 112 мил­ли­о­нов гри­вен. — За­кон всту­пит в дей­ствие с на­ча­ла 2019 года, и на­де­ем­ся, что в сле­ду­ю­щем го­ду сред­ства на транс­план­та­цию бу­дут вы­де­ле­ны. Хо­тя на­счет 100-про­цент­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния мно­го во­про­сов.

Что ка­са­ет­ся ва­ше­го во­про­са о пи­лот­ном про­ек­те. В его рам­ках пред­по­ла­га­лось про­во­дить пе­ре­сад­ку по­чек от умер­ших до­но­ров. То есть день­ги бы­ли преду­смот­ре­ны толь­ко на труп­ную трас­план­та­цию. А посколь­ку за­кон вво­дит­ся в дей­ствие с 1 ян­ва­ря сле­ду­ю­ще­го года, день­ги, по всей ве­ро­ят­но­сти, не бу­дут ис­поль­зо­ва­ны и вер­нут­ся в бюд­жет. — Ваш центр вклю­чен в этот

пи­лот­ный про­ект? — Да. Пред­по­ла­га­лось вы­де­лить нам сред­ства на 36 пе­ре­са­док. Но на се­го­дняш­ний день этот про­ект не ре­а­ли­зу­ет­ся, и ни один центр не по­лу­чил обе­щан­ных де­нег. — Ка­ко­ва сто­и­мость транс­план­та­ции, на­при­мер, поч­ки, в Укра­ине? — Посколь­ку все по­зна­ет­ся в срав­не­нии, при­ве­ду при­мер с на­шей со­сед­кой Бе­ла­русью. Сто­и­мость транс­план­та­ции поч­ки в Бе­ла­ру­си — на уровне 70 тыс. долл. У нас па­ци­ент пла­тит при­мер­но 60–70 тыс. грн. Хо­тя сто­и­мость транс­план­та­ции с уче­том всех рас­ход­ных ма­те­ри­а­лов, за­ра­бот­ной пла­ты вра­чей и дру­го­го мед­пер­со­на­ла — в пре­де­лах 300 тыс. грн. — Вы со­глас­ны, что Укра­и­на от­ста­ла в об­ла­сти транс­план­то­ло­гии «на це­лую эпо­ху»? В чем мы от­ста­ем и в чем име­ем по­тен­ци­ал для раз­ви­тия? — Мы от­ста­ем во мно­гом. Центр транс­план­та­ции дол­жен ра­бо­тать, а ес­ли в нем вы­пол­ня­ет­ся все­го несколь­ко пе­ре­са­док в год, то го­во­рить о ка­ких-то до­сти­же­ни­ях не при­хо­дит­ся. Ска­жу о на­шем цен­тре. На­ши спе­ци­а­ли­сты про­хо­ди­ли спе­ци­аль­ную под­го­тов­ку во всех ве­ду­щих ми­ро­вых цен­трах. И для то­го, что­бы они мог­ли пол­но­цен­но ра­бо­тать, нуж­но, что­бы они хо­тя бы че­рез день вы­пол­ня­ли пе­ре­сад­ки. А у нас сейчас эти спе­ци­а­ли­сты, что­бы не те­рять про­фес­си­о­наль­ных на­вы­ков, вы­нуж­де­ны ра­бо­тать пре­иму­ще­ствен­но как об­щие хи­рур­ги, еже­днев­но вы­пол­няя все­воз­мож­ные опе­ра­ции. На их под­го­тов­ку бы­ли за­тра­че­ны огром­ные день­ги, но го­су­дар­ство пол­но­цен­но не ис­поль­зо­ва­ло этих спе­ци­а­ли­стов. И так же в дру­гих цен­трах, где го­то­вы вы­пол­нять трас­план­та­ции, но объ­ем опе­ра­ций на­столь­ко мал, что срав­не­ние на­ших цен­тров с ве­ду­щи­ми за­ру­беж­ны­ми про­сто некор­рект­но — Сколь­ко все­го цен­тров

транс­план­та­ции в Укра­ине? — Все­го — шесть. В За­по­ро­жье, Харь­ко­ве, при Ин­сти­ту­те уро­ло­гии. Мы под­го­то­ви­ли бри­га­ду в Дне­про­пет­ров­ске, и она пол­но­стью го­то­ва вы­пол­нять транс­план­та­цию поч­ки. Есть цен­тры транс­план­та­ции во Ль­во­ве, Одес­се. И са­мый круп­ный в Ки­е­ве — в Ин­сти­ту­те хи­рур­гии и транс­план­та­ции им. Ша­ли­мо­ва. — За­ко­ном унор­ми­ро­ва­на про­це­ду­ра опре­де­ле­ния необ­ра­ти­мой смер­ти моз­га. Как это бу­дет на прак­ти­ке — кто бу­дет кон­ста­ти­ро­вать смерть моз­га, на ка­ком ос­но­ва­нии, есть ли для это­го со­от­вет­ству­ю­щая ап­па­ра­ту­ра, спе­ци­а­ли­сты? Кто бу­дет нести пер­со­наль­ную от­вет­ствен­ность за ди­а­гноз «смерть моз­га»? — За­кон да­ет шан­сы, что про­це­ду­ра ди­а­гно­сти­ки смер­ти моз­га ста­нет обя­за­тель­ной во всех от­де­ле­ни­ях ре­ани­ма­ции. Это нуж­но не толь­ко для транс­план­та­ции, эта про­це­ду­ра обя­за­тель­на во всем ми­ре, во всех ре­ани­ма­ци­он­ных от­де­ле­ни­ях. В слу­чае, ес­ли за­фик­си­ро­ва­на смерть моз­га, пре­кра­ща­ют­ся все ре­ани­ма­ци­он­ные ме­ро­при­я­тия, и по­гиб­ший че­ло­век рас­смат­ри­ва­ет­ся как по­тен­ци­аль­ный до­нор. У нас на се­го­дняш­ний день мно­гие ре­ани­ма­ци­он­ные от­де­ле­ния не име­ют обо­ру­до­ва­ния для ди­а­гно­сти­ки смер­ти моз­га, хо­тя Мин­здра­вом в про­шлом го­ду под­го­тов­ле­ны при­ка­зы, ре­гла­мент ра­бо­ты ане­сте­зио­ло­га, преду­смат­ри­ва­ю­щий ди­а­гно­сти­ку смер­ти моз­га. Для это­го необ­хо­ди­мо за­ку­пить спе­ци­аль­ное обо­ру­до­ва­ние и под­го­то­вить ане­сте­зио­ло­гов. — Бу­дучи в со­сто­я­нии шо­ка о смер­ти близ­ко­го че­ло­ве­ка, род­ствен­ни­ки вряд ли да­дут со­гла­сие на изъ­я­тие ор­га­на для пе­ре­сад­ки. Яко­бы бы­ло пред­ло­же­ние — два ча­са на при­ня­тие ре­ше­ния, и ес­ли от­ве­та не по­сле­до­ва­ло, то ор­ган за­би­ра­ли. — По­нят­но, что род­ствен­ни­кам очень труд­но при­нять та­кое ре­ше­ние. По­это­му ему да­ет­ся вре­мя для при­ня­тия ре­ше­ния, и ес­ли он в те­че­ние двух ча­сов не со­об­ща­ет о сво­ем несо­гла­сии, зна­чит, он фак­ти­че­ски со­гла­ша­ет­ся. Но та­кой нор­мы нет в за­коне. Род­ствен­ник дол­жен дать со­гла­сие ли­бо несо­гла­сие. Все. Дру­го­го ва­ри­ан­та нет.

Про­це­ду­ра за­бо­ра ор­га­нов и весь ме­ха­низм транс­план­та­ции про­зра­чен. В по­ста­нов­ке ди­а­гно­за «смерть моз­га», про­ве­де­нии ана­ли­зов, за­бо­ре ор­га­нов при­ни­ма­ют уча­стие 10–15 вра­чей. По­сле это­го ор­ган до­став­ля­ет­ся в центр транс­план­та­ции, где так­же 10–15 вра­чей участ­ву­ют в опе­ра­ции. По­сле пе­ре­сад­ки ор­га­на па­ци­ент сра­зу по­па­да­ет под на­блю­де­ние мно­гих вра­чей. По­это­му го­во­рить о том, что ор­га­ны можно украсть, ко­му-то пе­ре­дать — это про­сто вы­мыс­лы и стра­шил­ки. Ти­ра­жи­ро­ва­ние недо­сто­вер­ной ин­фор­ма­ции о «чер­ных транс­план­то­ло­гах» на­но­сит боль­шой ущерб раз­ви­тию транс­план­та­ции в на­шей стране. В то вре­мя как для мно­гих лю­дей пе­ре­сад­ка ор­га­на — един­ствен­ный шанс на про­дле­ние жиз­ни.

Хо­тел бы об­ра­тить вни­ма­ние еще на один по­ло­жи­тель­ный ас­пект но­во­го за­ко­на. Рань­ше ин­фор­ма­ция о транс­план­та­ции шла толь­ко от вра­чей. За­кон преду­смат­ри­ва­ет го­су­дар­ствен­ную про­па­ган­ду до­нор­ства. Во мно­гих стра­нах есть спе­ци­аль­ные ин­фор­ма­ци­он­ные про­грам­мы о до­нор­стве и транс­план­та­ции, и та­ким об­ра­зом в об­ще­стве фор­ми­ру­ет­ся по­ло­жи­тель­ное вос­при­я­тие транс­план­та­ции как стан­дарт­но­го ме­то­да ле­че­ния мно­гих хро­ни­че­ских за­бо­ле­ва­ний.

Во мно­гих стра­нах по­ли­ти­че­ский де­я­тель, вы­сту­пая пе­ред боль­шой ауди­то­ри­ей, мо­жет ска­зать, что он го­тов по­сле смер­ти по­жерт­во­вать свои ор­га­ны ра­ди спа­се­ния чьей-то жиз­ни. А у нас по­сле при­ня­тия это­го за­ко­на мно­гие по­ли­ти­ки, на­о­бо­рот, уни­чи­жи­тель­но вы­ска­зы­ва­ют­ся о транс­план­та­ции. И в этом — в об­щей куль­ту­ре и граж­дан­ском са­мо­со­зна­нии — мы так­же от­ста­ли.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.