Кон­текст

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Сергей РАХМАНИН

Всех тех, кто пред­ска­зы­вал по­яв­ле­ние мно­го­по­ляр­но­го ми­ра по­сле 1991 г., мож­но по­хва­лить за про­зор­ли­вость, но не за муд­рость.

Боль­шин­ство из них не по­ня­ли, что по ме­ре ро­ста мно­го­по­ляр­но­сти воз­рас­та­ют и рис­ки вой­ны. Эти рис­ки уси­ли­ва­ют­ся в слу­чае, ко­гда мно­го­по­ляр­ность со­про­вож­да­ет­ся по­яв­ле­ни­ем то­го, что Сергей Лав­ров на­зы­ва­ет «мно­же­ствен­ны­ми цен­тра­ми цен­но­стей». В но­вой ис­то­рии са­мым по­ка­за­тель­ным при­ме­ром мно­го­по­ляр­ной си­сте­мы яв­ля­ет­ся со­здан­ная в ХIХ в. си­сте­ма кол­лек­тив­ной без­опас­но­сти «Ев­ро­пей­ское со­гла­сие», ко­то­рая в Рос­сии при­ня­та в ка­че­стве мо­де­ли бу­ду­ще­го. Но это бы­ла не си­сте­ма «мно­же­ствен­ных цен­тров цен­но­стей», а си­сте­ма го­су­дарств, счи­та­ю­щих се­бя ча­стью об­щей ев­ро­пей­ской ци­ви­ли­за­ции. Несмот­ря на это, управ­ле­ние дан­ной си­сте­мой бы­ло де­лом го­су­дар­ствен­ных де­я­те­лей. И ко­гда ве­ли­чай­ший из этих го­су­дар­ствен­ных де­я­те­лей От­то фон Бисмарк ушел со сце­ны, эта «си­сте­ма» быст­ро ста­ла неуправ­ля­е­мой, что при­ве­ло к ка­та­стро­фи­че­ским по­след­стви­ям.

По­сле 1991 г. раз­ру­ше­ние си­сте­мы би­по­ляр­но­го ми­ра со­про­вож­да­лось в ев­ро­пей­ских сто­ли­цах по­яв­ле­ни­ем ил­лю­зий об од­но­по­ляр­но­сти и «сбли­же­нии». Очень мно­гие то­гда ду­ма­ли, что по­ло­жив­шая ко­нец эпо­хе Хо­лод­ной вой­ны строй­ная си­сте­ма де­кла­ра­ций и до­го­во­ров пред­по­ла­га­ет при­ня­тие Рос­си­ей ли­бе­раль­ных де­мо­кра­ти­че­ских норм, в том чис­ле и в сфе­ре меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний. Это озна­ча­ло ува­же­ние и со­блю­де­ние уни­вер­саль­ных «прав го­су­дарств» — боль­ших и ма­лых, в даль­нем и ближ­нем за­ру­бе­жье. В сво­ей вы­да­ю­щей­ся ра­бо­те «Ко­нец ис­то­рии и по­след­ний че­ло­век», из­дан­ной в 1992 г., аме­ри­кан­ский фи­ло­соф и по­ли­то­лог Фр­эн­сис Фу­ку­я­ма вы­дви­нул ги­по­те­зу об «уни­вер­са­ли­за­ции ли­бе­раль­ной де­мо­кра­тии за­пад­но­го об­раз­ца как ко­неч­ной фор­мы пра­ви­тель­ства».

Эти ил­лю­зии за­ро­ди­лись за­дол­го до со­бы­тий 11 сен­тяб­ря 2001-го, ирак­ской опе­ра­ции 2003-го и рос­сий­ско-гру­зин­ской вой­ны 2008-го и на­ча­ли ру­шить­ся толь­ко в 2014-м, т.е. при­мер­но по­сле кра­ха «Араб­ской вес­ны» и вхож­де­ния вой­ны в Си­рии в свою са­мую острую фа­зу. Но да­же то­гда ма­ло кто мог пред­по­ло­жить, что пре­зи­ден­том США ста­нет че­ло­век, ко­то­рый по­ста­вит под со­мне­ние всю си­сте­му пра­вил и со­юз­ни­че­ских от­но­ше­ний, до сих пор слу­жив­шую фун­да­мен­том и пра­во­вым ос­но­ва­ни­ем ми­ро­во­го ли­дер­ства соб­ствен­ной стра­ны.

Од­на­ко несмот­ря на та­кие небла­го­при­ят­ные усло­вия, для про­яв­ле­ний необос­но­ван­ной от­кры­той агрес­сии все еще су­ще­ству­ют силь­ные фак­то­ры сдер­жи­ва­ния. Од­ни из них опи­ра­ют­ся на си­лу или ин­сти­ту­ты го­су­дар­ствен­ной вла­сти, дру­гие рас­счи­та­ны на здра­вый смысл и бла­го­ра­зу­мие. Но они все же не спо­соб­ны обес­пе­чить на­деж­ную за­щи­ту от но­вых по­во­ро­тов из­мен­чи­вой гло­баль­ной по­ли­ти­ки, усу­губ­ля­е­мых ком­плек­сом оби­ды, ам­би­ци­я­ми и на­ли­чи­ем средств, спо­соб­ных раз­ру­шить при­выч­ный по­ря­док ве­щей. Се­год­ня мож­но по­чти с уве­рен­но­стью го­во­рить о том, что риск вой­ны меж­ду ве­ду­щи­ми ми­ро­вы­ми дер­жа­ва­ми до­стиг наи­выс­шей точ­ки с на­ча­ла 80-х про­шло­го ве­ка. Но вой­ны где и меж­ду кем?

Го­ря­чее про­ти­во­сто­я­ние и Хо­лод­ная вой­на

До втор­же­ния в Укра­и­ну ни­ко­гда еще Рос­сия не ре­ша­лась на та­кую от­кры­тую, ни­чем не обос­но­ван­ную агрес­сию за все 25 лет сво­е­го стра­те­ги­че­ско­го — гео­по­ли­ти­че­ско­го и ци­ви­ли­за­ци­он­но­го — про­ти­во­сто­я­ния с За­па­дом. С те­че­ни­ем вре­ме­ни рас­ши­ре­ние НАТО и ЕС, «гу­ма­ни­тар­ные ин­тер­вен­ции», «цвет­ные ре­во­лю­ции» и сме­ны ре­жи­мов при­ве­ли к вы­ра­бот­ке еди­ной, со­гла­со­ван­ной, все­объ­ем­лю­щей оцен­ке угроз, и с 2014 г. эта оцен­ка уже не под­вер­га­ет­ся со­мне­нию.

Но­вую ре­аль­ность в от­но­ше­ни­ях Рос­сии и За­па­да луч­ше все­го опи­сы­ва­ет сло­во «ан­та­го­низм» или, ес­ли ис­поль­зо­вать бо­лее точ­ный рус­ский тер­мин, «про­ти­во­бор­ство». Как и во времена СССР и Хо­лод­ной вой­ны, угро­за со сто­ро­ны Рос­сии но­сит си­стем­ный ха­рак­тер. Но в от­ли­чие от хо­ро­шо струк­ту­ри­ро­ван­ной «си­сте­мы двух ми­ров», ко­то­рая чет­ко опре­де­ля­ла про­ти­во­бор­ству­ю­щие сто­ро­ны в Хо­лод­ной войне, се­го­дняш­няя си­сте­ма утра­ти­ла свои чет­кие гра­ни­цы и бы­лую мо­но­лит­ность и ха­рак­те­ри­зу­ет­ся вы­со­ким уров­нем вза­и­мо­за­ви­си­мо­сти и при­спо­соб­ля­е­мо­сти. От­но­ше­ния меж­ду эти­ми си­сте­ма­ми ста­ли бо­лее непред­ска­зу­е­мы­ми, в них по­яви­лись ложь и вза­им­ное недо­ве­рие (бла­го­да­ря крем­лев­ской хро­мо­со­ме, ко­то­рая име­ет не толь­ко си­ло­вую, но и кри­ми­наль­ную со­став­ля­ю­щие). Те­перь они в мень­шей сте­пе­ни управ­ля­ют­ся пра­ви­ла­ми и «ре­жи­ма­ми» (в част­но­сти, ре­жи­мом кон­тро­ля над во­ору­же­ни­я­ми), ко­то­рые удер­жи­ва­ли в до­пу­сти­мых рам­ках кон­фрон­та­цию вре­мен Хо­лод­ной вой­ны. По край­ней ме­ре, по­сле от­стра­не­ния от вла­сти Хру­ще­ва СССР чест­но при­дер­жи­вал­ся до­го­во­рен­но­стей от­но­си­тель­но ядер­ных во­ору­же­ний и не поз­во­лял се­бе от­кры­то угро­жать их при­ме­не­ни­ем. Он не поз­во­лил бы сво­им са­тел­ли­там на­по­до­бие Си­рии Аса­да при­ме­нять хи­ми­че­ское ору­жие, не го­во­ря уже о том, что­бы спо­соб­ство­вать в этом. И да­же ес­ли бы СССР ре­шил­ся уни­что­жить лю­бо­го из сво­их про­тив­ни­ков (а он имел для это­го все воз­мож­но­сти), он не стал бы де­лать это ис­под­тиш­ка.

Раз­мы­ва­ние гра­ниц би­по­ляр­но­го ми­ра эпо­хи Хо­лод­ной вой­ны име­ет свои плю­сы и ми­ну­сы. Гра­ни­цы меж­ду бло­ка­ми НАТО и Вар­шав­ско­го до­го­во­ра бы­ли чет­ко очер­чен­ны­ми, че­го не ска­жешь о гра­ни­цах меж­ду НАТО/ЕС и про­стран­ством, «О по­кой­ни­ках ли­бо хо­ро­шо, ли­бо ни­че­го». «Цель оправ­ды­ва­ет сред­ства».

По­сто­ян­но на­тал­ки­вал­ся на упо­ми­на­ние двух об­ще­из­вест­ных ци­тат, чи­тая мно­го­чис­лен­ные тек­сты/ком­мен­та­рии об убий­стве/вос­кре­ше­нии Баб­чен­ко.

Пер­вый афо­ризм ак­тив­но экс­плу­а­ти­ро­вал­ся по­сле со­об­ще­ния о ги­бе­ли Ар­ка­дия, — как обос­но­ва­ние для кри­ти­ки тех, кто поз­во­лял се­бе не слиш­ком лест­ные сло­ва его в ад­рес. Вто­рой об­рел по­пу­ляр­ность по­сле зна­ме­ни­то­го бри­фин­га в СБУ, — как ар­гу­мент в спо­ре с те­ми, кто со­мне­вал­ся в це­ле­со­об­раз­но­сти ин­сце­ни­ров­ки убий­ства. Мол, ни­че­го не име­ет зна­че­ния, ес­ли речь идет о жиз­ни че­ло­ве­ка.

Я то­же про­тив­ник ху­лы в ад­рес по­кой­ных. И не став­лю под со­мне­ние без­услов­ную цен­ность че­ло­ве­че­ской жиз­ни. Речь о дру­гом. О су­щей ме­ло­чи: из­ре­че­ния, слу­жив­шие мно­гим некой опо­рой в спо­рах, при­во­ди­лись некор­рект­но.

«О м¸рт­вых ли­бо хо­ро­шо, ли­бо ни­че­го, кро­ме прав­ды», — так на са­мом де­ле утвер­ждал эфор, фи­ло­соф и по­эт Хи­лон Спар­тан­ский, чье вы­ска­зы­ва­ние бы­ло уве­ко­ве­че­но в кни­ге ис­то­ри­ка Дио­ге­на Лаэрт­ско­го. «Ес­ли цель — спа­се­ние ду­ши, то цель оправ­ды­ва­ет сред­ства», — имен­но так фор­му­ли­ро­вал свою мысль свя­той Иг­на­тий де Лой­о­ла, тво­рец ле­ген­дар­но­го Ор­де­на иезу­и­тов.

О чем я? О важ­но­сти кон­тек­ста. О бе­реж­ном от­но­ше­нии к смыс­лу. О недо­пу­сти­мо­сти ис­ка­же­ния. Об опас­но­сти воль­ной ин­тер­пре­та­ции, умыш­лен­но­го «ре­дак­ти­ро­ва­ния» фак­тов и об­сто­я­тельств.

В «де­ле Баб­чен­ко» по­ка слиш­ком ма­ло кон­тек­ста и слиш­ком мно­го ин­тер­пре­та­ций. Слиш­ком ма­ло прав­ды для се­рьез­ных обоб­ще­ний. Но до­ста­точ­но для про­ме­жу­точ­ных вы­во­дов. Для по­пыт­ки от­ве­тить на неко­то­рые во­про­сы.

На­сколь­ко обос­но­ван­ным, до­пу­сти­мым и кор­рект­ным бы­ло доб­ро­воль­ное со­гла­сие Ар­ка­дия участ­во­вать в спе­цо­пе­ра­ции СБУ?

Для ме­ня это во­прос яв­ля­ет­ся ри­то­ри­че­ским. Ему угро­жа­ли — дав­но и неод­но­крат­но, ано­ним­но и пуб­лич­но, из­вест­ные пер­со­на­жи и безы­мян­ные недоб­ро­же­ла­те­ли. У него бы­ли обос­но­ван­ные при­чи­ны опа­сать­ся за жизнь, жизнь близ­ких и соб­ствен­ную. У него не бы­ло вес­ких ос­но­ва­ний не до­ве­рять вы­шед­шим на него со­труд­ни­кам спец­служ­бы (хо­тя он дал со­гла­сие ис­пол­нять роль «жив­ца» не сра­зу, в чем от­кро­вен­но при­знал­ся). У него не бы­ло и не мог­ло быть пол­ной ин­фор­ма­ции о ре­аль­ной сте­пе­ни угро­зы, об ис­тин­ной це­ли спе­цо­пе­ра­ции,

обо всех ее де­та­лях (и это он то­же при­знал). У него не бы­ло иной воз­мож­но­сти обез­опа­сить свою жизнь. У него не бы­ло мо­раль­ных при­чин от­ка­зать в со­труд­ни­че­стве спец­служ­бе го­су­дар­ства, предо­ста­вив­ше­го ему убе­жи­ще, лю­дям, по­обе­щав­шим ему за­щи­ту. Лю­бо­му, кри­ти­ку­ю­ще­му Баб­чен­ко мо­ра­ли­сту пред­ла­гаю пе­ре­чи­тать эти ар­гу­мен­ты и спро­гно­зи­ро­вать, как бы он по­сту­пил, ока­зав­шись в по­ло­же­нии Баб­чен­ко. Ни­че­го уни­зи­тель­но­го, предо­су­ди­тель­но­го, амо­раль­но­го, по мо­е­му глу­бо­ко­му убеж­де­нию, Ар­ка­дий не со­вер­шил.

Бы­ла ли обос­но­ван­ной, до­пу­сти­мой и кор­рект­ной по­доб­ная спе­цо­пе­ра­ция СБУ?

Ар­гу­мент, при­во­ди­мый мно­же­ством лиц, вклю­чая офи­ци­аль­ные, — «Ес­ли речь идет о спа­се­нии че­ло­ве­че­ской жиз­ни, до­пу­сти­мы лю­бые сред­ства!», — на пер­вый взгляд, вы­гля­дит убой­ным. Но толь­ко на пер­вый взгляд. По­то­му, что ес­ли бы речь шла толь­ко о спа­се­нии че­ло­ве­че­ской жиз­ни, мож­но бы­ло бы, на­при­мер, про­сто вы­вез­ти че­ло­ве­ка в без­опас­ное ме­сто. Или за­бла­го­вре­мен­но за­дер­жать кил­ле­ра и ор­га­ни­за­то­ра.

Но в дан­ном кон­крет­ном слу­чае как раз о непо­сред­ствен­ном спа­се­нии жиз­ни речь не шла — посколь­ку ис­пол­ни­тель (ес­ли ве­рить СБУ и ГПУ) был под­став­ным. А успеш­ное предот­вра­ще­ние пред­по­ла­га­е­мо­го за­ка­за не убе­ре­га­ет Баб­чен­ко от но­вых воз­мож­ных за­ка­зов. О чем уже го­во­рят вслух, в том чис­ле, и он сам. Бо­лее то­го: ес­ли со­гла­сить­ся с офи­ци­аль­ной вер­си­ей, что убий­ство, дей­стви­тель­но, ор­га­ни­зо­вы­ва­ли «из Моск­вы», то срыв за­ка­за — по­ще­чи­на за­каз­чи­кам. И там мо­жет воз­ник­нуть же­ла­ние та­ки до­ве­сти дело до кон­ца. Най­ти но­во­го ор­га­ни­за­то­ра и но­во­го ис­пол­ни­те­ля.

А зна­чит, ос­нов­ной це­лью (или, как ми­ни­мум, од­ной из ос­нов­ных це­лей) ими­та­ции убий­ства долж­но бы­ло стать по­лу­че­ние до­пол­ни­тель­ной ин­фор­ма­ции, на­при­мер, до­ку­мен­ти­ро­ва­ние кон­так­та «ис­пол­ни­тель—ор­га­ни­за­тор» или (что го­раз­до важ­нее) кон­так­та «ор­га­ни­за­тор—за­каз­чик». В этом слу­чае, цель оправ­ды­ва­ла бы сред­ства. Она бы не спа­са­ла на­ши ду­ши, по за­ве­ту Иг­на­тия де Лой­о­ла. Но убе­ре­га­ла бы их от отрав­ле­ния оче­ред­ной инъ­ек­ци­ей недо­ве­рия к оте­че­ствен­ным охра­ни­те­лям пра­ва, блю­сти­те­лям по­ряд­ка и ры­ца­рям пла­ща. И предо­став­ля­ла бы ми­ру убе­ди­тель­ное до­ка­за­тель­ство про­дол­же­ния пре­ступ­но­го вме­ша­тель­ства РФ в жизнь и смерть жи­те­лей Укра­и­ны.

Пла­ни­руя по­доб­ную спе­цо­пе­ра­цию, со­от­вет­ству­ю­щие служ­бы и выс­шее ру­ко­вод­ство стра­ны (по­свя­щен­ное в их пла­ны) обя­за­ны учи­ты­вать два об­сто­я­тель­ства.

Во-пер­вых. Ин­с­це­ни­ров­ка убийств — до­ста­точ­но рас­про­стра­нен­ная прак­ти­ка в ми­ре во­об­ще и в Укра­ине в част­но­сти, где про­ве­де­ние по­доб­ных опе­ра­ций доз­во­ле­но 271 ста­тьей Уго­лов­но­го про­цес­су­аль­но­го ко­дек­са, о чем, на­при­мер, по­дроб­но на­пи­са­ла жур­на­лист Оль­га Ху­дец­кая. Но, зна­чи­тель­ная часть по­доб­ных опе­ра­ций (на­сколь­ко из­вест­но) во­пре­ки ожи­да­нию, не при­во­ди­ла к же­ла­е­мым по­след­стви­ям. Са­мый из­вест­ный «об­лом» — «убий­ство» одес­ско­го ад­во­ка­та По­го­ре­ло­го. Кил­ле­ров и ор­га­ни­за­то­ра взя­ли бо­лее двух лет то­му, шум­но и яр­ко от­чи­та­лись пе­ред всей стра­ной о неопро­вер­жи­мых до­ка­за­тель­ствах. Все за­дер­жан­ные — на сво­бо­де, су­деб­ные за­се­да­ния про­дол­жа­ют­ся. Мож­но се­то­вать на воз­мож­ную непо­во­рот­ли­вость про­ку­ро­ров или ги­по­те­ти­че­скую «за­ря­жен­ность» су­да. Я о дру­гом — ре­ша­ясь на та­кую спе­цо­пе­ра­цию и зная об этой пе­чаль­ной прак­ти­ке, ор­га­ни­за­то­ры ин­сце­ни­ров­ки долж­ны бы­ли:

а) быть уве­ре­ны, что у них нет дру­го­го спо­со­ба по­лу­чить необ­хо­ди­мые све­де­ния;

б) рас­счи­ты­вать на же­ле­зо­бе­тон­ное ка­че­ство по­лу­ча­е­мых до­ка­за­тельств.

Ра­зу­ме­ет­ся, про­счи­тать это со сто­про­цент­ной ве­ро­ят­но­стью, невоз­мож­но. Но взве­сить все по­сле­ду­ю­щие рис­ки бы­ло необ­хо­ди­мо.

Посколь­ку, и это во-вто­рых, ре­ак­ция на но­вость о смер­ти из­вест­но­го жур­на­ли­ста, пуб­лич­но­го ак­тив­но­го кри­ти­ка Крем­ля, ме­дий­ной пер­со­ны долж­на бы­ла вы­звать ре­зо­нанс. В том чис­ле меж­ду­на­род­ный. На по­доб­ную тра­ге­дию мог­ли сре­а­ги­ро­вать из­вест­ные по­ли­ти­ки и ав­то­ри­тет­ные ор­га­ни­за­ции за ру­бе­жом. Что и слу­чи­лось. Что­бы ува­жа­е­мые ком­мен­та­то­ры не чув­ство­ва­ли се­бя неволь­но «по­ши­ти­ми в дур­ні», что­бы по­доб­ное не уси­ли­ло меж­ду­на­род­но­го недо­ве­рия к укра­ин­ским пра­во­охра­ни­те­лям, укра­ин­ской вла­сти, укра­ин­ско­му го­су­дар­ству, сле­до­ва­ло сра­зу по­сле за­яв­ле­ния о спе­цо­пе­ра­ции опе­ра­тив­но предо­ста­вить убе­ди­тель­ные до­ка­за­тель­ства то­го, что: — не бы­ло дру­го­го спо­со­ба до­быть необ­хо­ди­мые све­де­ния; — све­де­ния по­лу­че­ны и слу­жат вес­ким до­ка­за­тель­ством го­то­вив­ше­го­ся пре­ступ­ле­ния;

— све­де­ния ука­зы­ва­ют на пря­мую при­част­ность Рос­сии к го­то­вив­ше­му­ся пре­ступ­ле­нию.

Че­го, увы, не слу­чи­лось. Толь­ко за­фик­си­ро­ван­ная яв­ная связь меж­ду Крем­лем и воз­мож­ным за­каз­ным убий­ством, а так­же дру­ги­ми яко­бы го­то­вив­ши­ми­ся пре­ступ­ле­ни­я­ми мог­ла оправ­дать та­кую опе­ра­цию в гла­зах меж­ду­на­род­но­го со­об­ще­ства, ве­ду­щих го­су­дарств и ав­то­ри­тет­ных ин­сти­ту­ций. Ес­ли Укра­и­на по-преж­не­му рас­счи­ты­ва­ет на их под­держ­ку. Ду­мал ли об этом Петр Алек­се­е­вич, бла­го­слов­ляя спе­цо­пе­ра­цию?

По­ка все вы­гля­дит груст­но. Есть сло­ва о спис­ке из 30 по­тен­ци­аль­ных жертв за­ка­зан­ных убийств, яко­бы по­лу­чен­ном по­сле ин­сце­ни­ро­ван­но­го убий­ства. Есть за­яв­ле­ние об­ви­нен­но­го в ор­га­ни­за­ции по­ку­ше­ния граж­да­ни­на Гер­ма­на о том, что та­кой спи­сок су­ще­ству­ет, но он сам пе­ре­дал его укра­ин­ским контр­раз­вед­чи­кам. И, ес­ли я пра­виль­но по­ни­маю его несколь­ко бес­связ­ные по­ка­за­ния, это спи­сок он пе­ре­дал до сре­жи­си­ро­ван­но­го «убий­ства» Баб­чен­ко. До­пу­стим, я невер­но по­нял его сло­ва. Или, до­пу­стим, Гер­ман лжет. Но ин­фор­ма­ции слиш­ком ма­ло для точ­ных вы­во­дов. А неувя­зок слиш­ком мно­го, что­бы не за­да­вать­ся во­про­са­ми.

Ни один из опро­шен­ных (дей­ству­ю­щих и быв­ших) со­труд­ни­ков спец­служб ни­ко­гда не стал­ки­вал­ся со слу­ча­я­ми по­доб­но­го «опто­во­го» за­ка­за на от­стрел. 30? Не од­но­го че­ло­ве­ка сму­ти­ла эта циф­ра.

Убе­ди­тель­ных до­ка­за­тельств о пря­мой при­част­но­сти рос­сий­ских спец­служб и рос­сий­ской вла­сти по­ка нет. На бри­фин­ге 30 мая ген­про­ку­рор Юрий Лу­цен­ко за­явил — «По пред­ва­ри­тель­ным дан­ным след­ствия, есть боль­шая ве­ро­ят­ность рос­сий­ской вер­сии за­каз­чи­ка…» По пред­ва­ри­тель­ным дан­ным? Боль­шая ве­ро­ят­ность? Не ма­ло­ва­то ли для ито­гов та­кой слож­ной иг­ры? Мо­жет быть сто­и­ло по­до­ждать, ко­гда пред­ва­ри­тель­ное ста­нет окон­ча­тель­ным, а ве­ро­ят­ность пре­вра­тит­ся в убеж­ден­ность? И то­гда уже вслух про­из­но­сить сло­во «Рос­сия»? При­чем гла­ва СБУ, в от­ли­чие от гла­вы ГПУ, пря­мо за­явил о при­част­но­сти рос­сий­ских спец­служб. Упо­мя­нул Рос­сию и пре­зи­дент.

Ес­ли убой­ные до­ка­за­тель­ства при­част­но­сти Моск­вы не бу­дут пред­став­ле­ны, не толь­ко у Рос­сии бу­дет лиш­ний ар­гу­мент об­ви­нять Укра­и­ну в ор­га­ни­зо­ван­ном го­су­дар­ством вра­нье, но и у «на­ших за­пад­ных парт­не­ров» бу­дет лиш­ний по­вод Укра­ине не до­ве­рять.

Сут­ки спу­стя тео­ре­ти­че­ский за­каз­чик воз­мож­ных по­ли­ти­че­ских убийств вро­де бы об­рел имя и фа­ми­лию. Вро­де бы, — по­то­му что в за­ле су­да об­ви­нен­ный в ор­га­ни­за­ции по­ку­ше­ния на Баб­чен­ко Бо­рис Гер­ман за­явил, что су­ще­ству­ет некий «Вя­че­слав Пи­во­вар­ник (…) Он ра­бо­та­ет в лич­ном фон­де Пу­ти­на и за­ни­ма­ет­ся ор­га­ни­за­ци­ей бес­по­ряд­ков в Укра­ине, от­ве­ча­ет за тер­ак­ты на сле­ду­ю­щих вы­бо­рах пре­зи­ден­та». А еще упо­мя­нул о спис­ке из 30 по­тен­ци­аль­ных жертв. Но не упо­мя­нул, от ко­го он по­лу­чил эти име­на. От Пи­во­вар­ни­ка? Или нет?

Ре­сурс The Bell опе­ра­тив­но отыс­кал ин­фор­ма­цию на биз­не­сме­на Вя­че­сла­ва Пи­во­вар­ни­ка, вы­пуск­ни­ка КПИ, че­ло­ве­ка опо­сре­до­ван­но свя­зан­но­го с дву­мя оди­оз­ны­ми рос­сий­ски­ми пер­со­на­жа­ми — ныне по­кой­ным ге­не­ра­лом Лео­ни­дом Шерш­не­вым и дей­ству­ю­щим гла­вой «Рос­кос­мо­са» Дмит­ри­ем Ро­го­зи­ным. Но тот или это Пи­во­вар­ник? Дей­стви­тель­но ли он свя­зан с Гер­ма­ном? Име­ет ли от­но­ше­ние к «спис­ку 30ти»? И есть ли та­кой спи­сок в дей­стви­тель­но­сти?

Ес­ли все, что из­вест­но след­ствию о по­тен­ци­аль­ном за­каз­чи­ке — по­ка­за­ния Гер­ма­на, то в чем глу­бин­ный смысл спе­цо­пе­ра­ции? Рас­по­ла­га­ет ли след­ствие пря­мы­ми до­ка­за­тель­ства­ми свя­зи меж­ду Пи­во­вар­ни­ком и Гер­ма­ном и пря­мой при­част­но­сти обо­их к пла­ни­ру­е­мым пре­ступ­ле­ни­ям?

Хо­чет­ся ве­рить, что до­ка­за­тель­ства бу­дут. Что СБУ и ГПУ нас на­ко­нец-то при­ят­но уди­вят. Дай Бог. Но по­ка, опи­ра­ясь на име­ю­щи­е­ся фак­ты, нет ос­но­ва­ний го­во­рить о «бле­стя­щей спе­цо­пе­ра­ции».

Ви­део, от­кро­вен­но го­во­ря, ни о чем. Стран­ное пуб­лич­ное по­яв­ле­ние по­тен­ци­аль­но­го кил­ле­ра Цым­ба­лю­ка и та­кая же стран­ная ре­ак­ция на его от­кро­ве­ния со сто­ро­ны СБУ. За­яв­ле­ние во­лон­те­ра Шов­ко­шит­но­го, что не СБУ вышла на ис­пол­ни­те­ля, а сам ис­пол­ни­тель — его друг Цым­ба­люк — при­шел в СБУ. О «блес­ке» по­ка го­во­рить по­осте­рег­ся бы.

А есть ли ос­но­ва­ния го­во­рить об аб­со­лют­ной ими­та­ции де­ла, о его пол­ной ин­сце­ни­ров­ке? По­ка то­же нет. И услов­ный ор­га­ни­за­тор Гер­ман, и услов­ный ис­пол­ни­тель Цым­ба­люк по­ка не от­ри­ца­ют са­мо­го фак­та «за­ка­за» Баб­чен­ко.

Не­ко­то­рая внеш­няя во­де­виль­ность двух глав­ных фи­гу­ран­тов ко­го-то сму­ща­ет, но то­же ни­че­го не до­ка­зы­ва­ет и ни­че­го не опро­вер­га­ет. То, что нерв­ный дядь­ка, сын ле­ген­дар­но­го це­хо­ви­ка и мо­нах-пра­во­сек не от­ве­ча­ют чьим-то ки­нош­ным пред­став­ле­ни­ям об об­ра­зах ор­га­ни­за­то­ра и ис­пол­ни­те­ля убий­ства или тай­но­го аген­та спец­служ­бы — не ар­гу­мент. Вся­кое бы­ва­ет.

Сло­ва Гер­ма­на о его ра­бо­те на укра­ин­скую контр­раз­вед­ку то­же мо­гут ока­зать­ся не та­кой уж ере­сью: че­ло­век ко­то­рый год ору­жи­ем тор­гу­ет...

По по­во­ду ро­ли Гер­ма­на мо­гут быть, как ми­ни­мум, три вер­сии.

Пер­вая. Он мог быть дей­стви­тель­но за­вер­бо­ван рос­сий­ской спец­служ­бой, но вер­бов­щик мог подъ­е­хать к нему под ви­дом укра­ин­ско­го контр­раз­вед­чи­ка. Это на­зы­ва­ет­ся «вер­бов­кой под чу­жим фла­гом». Че­ло­век мог предъ­явить ему ли­по­вое удо­сто­ве­ре­ние и пред­ло­жить ра­бо­тать на ор­га­ны. На­при­мер, в об­мен на устра­не­ние его про­блем с за­ко­ном. Гер­ман, у ко­то­ро­го та­кие про­бле­мы есть и ко­то­рый (по неко­то­рой ин­фор­ма­ции) кон­так­ти­ро­вал с СБУ и рань­ше, мог по­ве­рить и пой­ти на вер­бов­ку. И ФСБ его ве­ла, ис­поль­зуя втем­ную. Схе­ма слож­ная, но воз­мож­ная. Два со­труд­ни­ка СБУ (быв­ший и дей­ству­ю­щий) мне о по­доб­ном рассказывали.

Вто­рая. Гер­ма­на вполне мог­ла на­пря­мую за­вер­бо­вать рос­сий­ская спец­служ­ба. Он об­ла­дал ши­ро­ким кру­гом зна­комств и в Рос­сии (на­при­мер, плот­ные кон­так­ты его се­мьи с Се­ме­ном («Се­вой») Мо­ги­ле­ви­чем — сек­рет По­ли­ши­не­ля), и в Укра­ине, так что тео­ре­ти­че­ски у той же ФСБ бы­ла и воз­мож­ность, и ос­но­ва­ния его ис­поль­зо­вать.

Тре­тья. Гер­ман мог дей­стви­тель­но ра­бо­тать и на контр­раз­вед­ку. То, что контр­раз­вед­чи­ки са­ми из СБУ, ни­че­го не опро­вер­га­ет. В этом де­пар­та­мен­те есть лю­ди, несколь­ко тя­го­тя­щи­е­ся ве­дом­ствен­ным со­сед­ством с кол­ле­га­ми, за­ня­ты­ми не столь­ко борь­бой с угро­за­ми нац­без­опас­но­сти, сколь­ко экс­тре­маль­ны­ми фор­ма­ми ком­мер­че­ской де­я­тель­но­сти. И «кон­три­ки» мог­ли за­вер­бо­вать Гер­ма­на (зная о его свя­зях в Москве), не ста­вя в из­вест­ность кол­лег из дру­гих де­пар­та­мен­тов.

Бу­дем ждать. Стой­кое ощу­ще­ние, что уди­ви­тель­ных но­во­стей и стран­ных фак­тов бу­дет еще мно­го. И по­ка они не сло­жат­ся в строй­ную кар­ти­ну, го­во­рить о «пе­ре­мог­ах» или «зра­дах» преж­де­вре­мен­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.