За­лож­ни­ки иг­ры на по­вы­ше­ние ста­вок

Сам­мит ли­де­ров США и КНДР оста­ет­ся под угро­зой

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Вик­тор КОНСТАНТИНОВ

(Ин­сти­тут меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний КНУ им. Т.шев­чен­ко)

От­каз Трам­па от встре­чи с ли­де­ром КНДР — уже вто­рое за ко­рот­кий пе­ри­од решение аме­ри­кан­ско­го пре­зи­ден­та, на­пря­мую ка­са­ю­ще­е­ся ре­жи­ма нерас­про­стра­не­ния ядер­но­го ору­жия.

Не так дав­но он вы­вел свою стра­ну из со­гла­ше­ния с Ира­ном. В по­след­ние го­ды имен­но Се­вер­ная Ко­рея и Иран, несмот­ря на раз­ли­чия в ис­то­рии ра­бо­ты по со­зда­нию эти­ми стра­на­ми ядер­но­го ору­жия, бы­ли глав­ны­ми воз­му­ти­те­ля­ми спо­кой­ствия в этой важ­ней­шей об­ла­сти меж­ду­на­род­ной по­ли­ти­ки. А США все­гда стре­ми­лись обес­пе­чить нерас­про­стра­не­ние ядер­но­го ору­жия — это один из кра­е­уголь­ных кам­ней их внеш­ней по­ли­ти­ки. Нет ос­но­ва­ний по­ла­гать, что Ва­шинг­тон вдруг пе­ре­смот­рел взгля­ды в дан­ном стра­те­ги­че­ском во­про­се — оче­вид­но, что в аме­ри­кан­ской по­ли­ти­ке и се­год­ня су­ще­ству­ет ши­ро­чай­шее со­гла­сие: ни­ка­ких но­вых ядер­ных дер­жав в ми­ре быть не долж­но.

Сле­до­ва­тель­но, от­каз от сам­ми­та с се­ве­ро­ко­рей­ским ли­де­ром Ким Чен Ыном, как и в слу­чае с ре­ше­ни­ем по Ира­ну, — решение так­ти­че­ское. Трамп пре­сле­ду­ет до­ста­точ­но ло­каль­ные, сию­ми­нут­ные це­ли. При­чем мо­ти­вы его ре­ше­ний свя­за­ны не с меж­ду­на­род­ной по­ли­ти­кой, а с внут­рен­ней, с мно­го­чис­лен­ны­ми вра­га­ми ны­неш­ней ад­ми­ни­стра­ции и низ­ки­ми рей­тин­га­ми са­мо­го пре­зи­ден­та. Трам­пу во внеш­ней по­ли­ти­ке нуж­ны по­бе­ды — или хо­тя бы ви­ди­мость та­ко­вых. В этом смыс­ле по­пыт­ка до­бить­ся сдви­гов в ре­ше­нии про­бле­мы ядер­но­го ору­жия Пхе­нья­на с са­мо­го на­ча­ла бы­ла для Трам­па про­иг­рыш­ной. Се­вер­ная Ко­рея все­гда бы­ла — и оста­ет­ся — крайне тя­же­лым, нена­деж­ным и некон­тро­ли­ру­е­мым парт­не­ром для диа­ло­га.

С на­ча­ла де­вя­но­стых, с пер­вых об­ви­не­ний в раз­ра­бот­ке ядер­но­го ору­жия, вы­дви­ну­иых Ва­шинг­то­ном в ад­рес Пхе­нья­на, с пер­во­го со­гла­ше­ния, ко­то­рое Билл Клин­тон под­пи­сал с де­дом ны­неш­не­го се­ве­ро­ко­рей­ско­го ли­де­ра, бы­ло оче­вид­но: США мо­гут до­би­вать­ся от КНДР лишь ма­лых сдви­гов по­зи­ции, неболь­ших, и то по боль­шей ча­сти де­ко­ра­тив­ных, усту­пок. Лю­бые до­го­во­рен­но­сти с Пхе­нья­ном — про­цесс дол­гий, рас­счи­тан­ный на мно­гие го­ды. На мно­гие го­ды по­сле­до­ва­тель­ной по­ли­ти­ки са­мо­го Ва­шинг­то­на. Соб­ствен­но, та­кой под­ход тре­бу­ет как ми­ни­мум «мир­но­го со­су­ще­ство­ва­ния» пре­зи­ден­та и Кон­грес­са — ведь гром­ких по­бед на этом пу­ти не бу­дет, а вот пусть мел­ки­ми, но неуда­ча­ми он изоби­лу­ет.

Билл Клин­тон пер­вым «об­жег­ся» в от­но­ше­ни­ях с Се­вер­ной Ко­ре­ей — к вы­пол­не­нию под­пи­сан­но­го в 1994 г. со­гла­ше­ния Пхе­ньян под­хо­дил из­би­ра­тель­но, что да­ва­ло кри­ти­кам пре­зи­ден­та воз­мож­ность об­ви­нять его в по­ли­ти­че­ской бли­зо­ру­ко­сти и неспо­соб­но­сти при­ну­дить КНДР к вы­пол­не­нию взя­тых на се­бя обя­за­тельств. С тех пор аме­ри­кан­ские пре­зи­ден­ты пред­по­чи­та­ли дей­ство­вать в ко­рей­ской про­бле­ме спо­со­ба­ми, мак­си­маль­но без­опас­ны­ми с точ­ки зре­ния внут­ри­по­ли­ти­че­ской борь­бы. И Джордж Буш-млад­ший, и Ба­рак Оба­ма от­да­ва­ли пред­по­чте­ние жест­ким за­яв­ле­ни­ям в ад­рес КНДР (ко­то­рые, впро­чем, не пред­по­ла­га­ли се­рьез­ных дей­ствий со сто­ро­ны США) и уси­ле­нию меж­ду­на­род­ных санк­ций про­тив се­ве­ро­ко­рей­ско­го ре­жи­ма.

Та­кая так­ти­ка не да­ва­ла ви­ди­мых ре­зуль­та­тов, на ее фоне ядер­ная про­грам­ма Пхе­нья­на вышла на фи­ниш­ную пря­мую, и КНДР де-фа­кто пре­вра­ти­лась в ядер­ную дер­жа­ву. Но для пред­ше­ствен­ни­ков Трам­па эти со­бы­тия не име­ли ка­та­стро­фи­че­ских по­ли­ти­че­ских по­след­ствий. Их, ко­неч­но, об­ви­ня­ли в неспо­соб­но­сти предот­вра­тить та­кое опас­ное раз­ви­тие со­бы­тий, но ни один из них не де­лал про­бле­му ядер­но­го ору­жия на Ко­рей­ском по­лу­ост­ро­ве цен­траль­ной в сво­ей внеш­ней по­ли­ти­ке. По­то­му и эф­фект от кри­ти­ки со сто­ро­ны оп­по­нен­тов был незна­чи­тель­ным.

Трамп за­нял в от­но­ше­нии Се­вер­ной Ко­реи прин­ци­пи­аль­но иную по­зи­цию. Во мно­гом он стро­ил свою пред­вы­бор­ную кам­па­нию на ата­ках на ад­ми­ни­стра­цию Оба­мы, под­вер­гая кри­ти­ке в том чис­ле и внеш­нюю по­ли­ти­ку пред­ше­ствен­ни­ка. Обе­ща­ния до­бить­ся успе­ха в тех меж­ду­на­род­ных во­про­сах, в ко­то­рых Оба­ма не пре­успел, про­явил сла­бость, са­мо по се­бе обес­пе­чи­ли ко­рей­ской про­бле­ме ме­сто в уз­ком кру­гу внеш­не­по­ли­ти­че­ских за­дач Трам­па-пре­зи­ден­та. А ко­гда в про­шлом го­ду, вско­ре по­сле удач­ных, с точ­ки зре­ния соб­ствен­но­го рей­тин­га, ра­кет­ных уда­ров по си­рий­ской авиа­ба­зе в Шай­ра­те Трамп ре­шил сыг­рать про­тив Пхе­нья­на кар­ту си­ло­во­го дав­ле­ния, пробле­ма и во­все ста­ла од­ной из цен­траль­ных во внеш­ней по­ли­ти­ке но­вой ад­ми­ни­стра­ции — и для са­мо­го Трам­па: ведь те­перь ему сле­до­ва­ло до­ка­зать свою спо­соб­ность до­бить­ся успе­ха там, где пред­ше­ствен­ни­ки по­тер­пе­ли неуда­чу.

Во­об­ще-то по­ли­ти­ка Трам­па в ко­рей­ской про­бле­ме в це­лом успеш­на: ему уда­лось до­бить­ся бес­пре­це­дент­но­го уси­ле­ния санк­ций в от­но­ше­нии Пхе­нья­на, и эти санк­ции све­ли до ми­ни­му­ма по­ступ­ле­ния в се­ве­ро­ко­рей­ский бюд­жет средств от внеш­не­эко­но­ми­че­ской де­я­тель­но­сти и до­ступ ре­жи­ма к важ­но­му стра­те­ги­че­ско­му сы­рью. Это очень хо­ро­ший за­дел для дол­го­сроч­но­го дав­ле­ния на Пхе­ньян, ко­то­рое неиз­беж­но «раз­мяг­ча­ет» ре­жим и под­тал­ки­ва­ет к уступ­кам. Но Трамп стал за­лож­ни­ком соб­ствен­ной ма­не­ры ве­сти внеш­нюю по­ли­ти­ку — на­ско­ком, стре­мясь к немед­лен­ным ре­зуль­та­там, де­лая ос­нов­ной упор на гром­кий ре­зуль­тат (вро­де раз­ры­ва оче­ред­но­го «нерав­но­прав­но­го» для США меж­ду­на­род­но­го со­гла­ше­ния). В этой ма­не­ре нет ме­ста для дол­гой, кро­пот­ли­вой, по боль­шей ча­сти «не ге­ро­и­че­ской» ра­бо­ты.

В си­сте­ме ко­ор­ди­нат са­мо­го Трам­па его по­зи­ция по ко­рей­ской про­бле­ме по­сто­ян­на осла­бе­ва­ла. Он на­чал с угро­зы при­ме­не­ния си­лы для немед­лен­но­го ре­ше­ния про­бле­мы ядер­ной про­грам­мы Пхе­нья­на, по­том от­сту­пил к «все­воз­рас­та­ю­ще­му дав­ле­нию», что­бы за­ста­вить Пхе­ньян от­ка­зать­ся от ядер­но­го ору­жия в обо­зри­мой пер­спек­ти­ве, и, на­ко­нец, при­шел к диа­ло­гу, ко­то­рый обес­пе­чит лишь дол­гий пе­ре­го­вор­ный про­цесс с неяс­ны­ми пер­спек­ти­ва­ми. Ком­про­мисс, ко­то­рый мог бы быть до­стиг­нут в Син­га­пу­ре, был оче­ви­ден за­ра­нее. То, что из­бав­лять­ся от ядер­но­го ору­жия Ким не со­би­ра­ет­ся, ста­ло яс­но еще во вре­мя ап­рель­ско­го сам­ми­та ли­де­ров двух ко­рей­ских го­су­дарств: в ито­го­вых до­ку­мен­тах встре­чи об этом нет ни сло­ва. Для Трам­па та­кой ис­ход бу­ду­ще­го сам­ми­та ни­как не мог стать по­бе­дой. По ло­ги­ке Трам­па, он дол­жен был дать мно­гое, не по­лу­чив от Ки­ма вза­мен ни­че­го су­ще­ствен­но­го. По­след­ней кап­лей ста­ла си­ту­а­ция с се­ве­ро­ко­рей­ским ядер­ным по­ли­го­ном: спер­ва слу­хи о вы­хо­де его из строя из­за ополз­ней, по­сле — раз­ру­ше­ние трех шахт Се­вер­ной Ко­ре­ей в при­сут­ствии ино­стран­ных жур­на­ли­стов. По­лу­ча­лось, КНДР и не хо­чет (или не мо­жет) про­дол­жать ис­пы­та­ния, зна­чит, со сто­ро­ны Пхе­нья­на в Син­га­пу­ре не бу­дет ни­ка­ких усту­пок. С это­го мо­мен­та ло­ги­ка по­ве­де­ния Трам­па не остав­ля­ла ни­ка­ко­го шан­са для сам­ми­та.

Мо­жет по­ка­зать­ся, что в от­мене сам­ми­та нет ни­че­го слиш­ком опас­но­го. Ведь в от­ли­чие от вы­хо­да США из иран­ско­го со­гла­ше­ния, со­хра­нен ста­тус-кво, и сто­ро­ны оста­лись при сво­их. Вот толь­ко ста­тус-кво и эти са­мые сто­ро­ны — несов­ме­сти­мые ка­те­го­рии. Пхе­ньян, этот веч­ный ре­ви­зи­о­нист Юго-во­сточ­ной Азии, ру­тин­но ис­поль­зу­ет раз­но­го ро­да про­во­ка­ции (вро­де ра­кет­ных пуч­ков че­рез го­ло­ву со­се­дей) как ин­стру­мент ди­пло­ма­тии. Да и ны­неш­няя аме­ри­кан­ская ад­ми­ни­стра­ция от­ме­ти­лась бо­лее все­го ша­га­ми, ко­то­рые, ско­рее, раз­ру­ша­ют меж­ду­на­род­ный по­ря­док, чем обес­пе­чи­ва­ют его. К то­му же ни од­на из сто­рон не до­би­лась сво­их це­лей. Трамп не стал по­бе­ди­те­лем Се­вер­ной Ко­реи (пусть и на ди­пло­ма­ти­че­ском фрон­те), а Ким остал­ся в до­ста­точ­но жест­кой меж­ду­на­род­ной изо­ля­ции. И по­то­му но­вый ра­унд эс­ка­ла­ции неиз­бе­жен.

Или же — но­вый ра­унд диа­ло­га, пусть и столь спе­ци­фи­че­ско­го, как мно­гое в ди­пло­ма­тии «эпо­хи Трам­па». Сло­ва аме­ри­кан­ско­го пре­зи­ден­та о том, что его встре­ча с Ким Чен Ыном — все еще на по­вест­ке дня, вполне со­от­вет­ству­ют дей­стви­тель­но­сти. Ведь та са­мая неудо­вле­тво­рен­ность сто­рон ны­неш­ней си­ту­а­ци­ей, угро­жа­ю­щая обостре­ни­ем, го­во­рит и о дру­гом: сам­мит необ­хо­дим и США, и КНДР.

Для США важ­но пре­вра­тить си­ту­а­цию с ядер­ной угро­зой со сто­ро­ны КНДР в кон­тро­ли­ру­е­мую. Пхе­ньян не дол­жен про­во­дить но­вые ядер­ные ис­пы­та­ния, а рав­но и ис­пы­та­ния бал­ли­сти­че­ских ра­кет. А так­же дол­жен про­де­мон­стри­ро­вать по­кла­ди­стость и в по­ли­ти­че­ском про­цес­се: вновь сесть за стол пе­ре­го­во­ров и про­явить го­тов­ность хо­тя бы об­суж­дать во­прос об от­ка­зе от ядер­но­го ору­жия (ес­ли уж до­бить­ся боль­ше­го от Пхе­нья­на невоз­мож­но в обо­зри­мом бу­ду­щем). Толь­ко в этом слу­чае США смо­гут под­твер­дить, что спо­соб­ны кон­тро­ли­ро­вать си­ту­а­цию в ре­ги­оне, под­твер­дить су­ще­ствен­ность сво­е­го ли­дер­ства для со­юз­ни­ков в Юго-во­сточ­ной Азии — Юж­ной Ко­реи, Япо­нии, Ав­стра­лии и дру­гих стран. Сам­мит смо­жет так­же под­твер­дить, что и сам Трамп хоть как-то кон­тро­ли­ру­ет си­ту­а­цию: ведь встре­ча с Ки­мом фор­маль­но со­от­вет­ству­ет сце­на­рию аме­ри­кан­ско­го пре­зи­ден­та (пусть в этом сце­на­рии и че­рес­чур мно­го по­ма­рок и по­пра­вок).

Для Ким Чен Ына сам­мит так­же необ­хо­дим. По­вы­ше­ние ста­вок в круп­ной меж­ду­на­род­ной иг­ре — это дав­но уже глав­ный ин­стру­мент се­ве­ро­ко­рей­ской по­ли­ти­ки. Но имен­но ин­стру­мент, а не цель. Пхе­нья­ну нуж­но, что­бы его бо­я­лись не про­сто так, а для то­го, что­бы убе­дить по­тен­ци­аль­ных парт­не­ров по пе­ре­го­во­рам: от КНДР луч­ше от­ку­пить­ся, что­бы не иметь с ней боль­ших про­блем. Пхе­ньян с го­тов­но­стью об­ме­ня­ет спо­кой­ствие меж­ду­на­род­но­го со­об­ще­ства, от­каз от но­вых ис­пы­та­ний (вре­мен­ный, как обыч­но) на без­опас­ность ре­жи­ма, сня­тие санк­ций, гу­ма­ни­тар­ную по­мощь. Все уже со­сто­яв­ши­е­ся про­во­ка­ции ре­жи­му необ­хо­ди­мо кон­вер­ти­ро­вать в ма­те­ри­аль­ные вы­го­ды, ина­че они те­ря­ют смысл. С обе­щан­ным Трам­пом сам­ми­том Пхе­ньян как раз и свя­зы­вал на­деж­ды на ско­рое про­ве­де­ние та­ко­го об­ме­на — и по­то­му за эту встре­чу бу­дет дер­жать­ся до по­след­не­го, по­ка бу­дет со­хра­нять­ся хоть ма­лая ве­ро­ят­ность ее про­ве­де­ния.

Та­кая за­ин­те­ре­со­ван­ность и США, и КНДР во встре­че в вер­хах очень важ­на. Ведь в от­ли­чие от си­ту­а­ции с воз­мож­ным раз­ва­лом иран­ско­го со­гла­ше­ния, в си­ту­а­ции с ко­рей­ской про­бле­мой нет ни­ка­кой тре­тьей сто­ро­ны, ко­то­рая мог­ла бы спа­сти си­ту­а­цию. В иран­ской сдел­ке Ев­ро­пей­ский Со­юз мо­жет стать та­кой сто­ро­ной, вы­сту­пив по­сред­ни­ком меж­ду Ва­шинг­то­ном и Те­ге­ра­ном, да и по­про­сту га­ран­ти­ро­вав вы­пол­не­ние усло­вий со­гла­ше­ния со сво­ей сто­ро­ны. На Ко­рей­ском по­лу­ост­ро­ве та­кой тре­тьей сто­ро­ны нет. Без­опас­ность се­ве­ро­ко­рей­ско­го ре­жи­ма не мо­жет дей­ствен­но га­ран­ти­ро­вать ни­кто, кро­ме США: со­во­куп­ность во­ен­ных, эко­но­ми­че­ских, по­ли­ти­че­ских га­ран­тий со сто­ро­ны Ва­шинг­то­на не мо­жет быть ком­пен­си­ро­ва­на ни Ки­та­ем, ни Рос­си­ей (по мень­шей ме­ре со­мни­тель­ной вы­гля­дит их го­тов­ность во­е­вать с аме­ри­кан­ца­ми в слу­чае уда­ров по КНДР, да­же несмот­ря на неко­то­рые фор­маль­ные га­ран­тии Пхе­нья­ну со сто­ро­ны Пе­ки­на). Кон­тро­ли­ро­вать ядер­ное ору­жие КНДР мож­но лишь по­сред­ством диа­ло­га с се­ве­ро­ко­рей­ской вер­хуш­кой: ни­кто извне, да­же Ки­тай, не име­ет до­ста­точ­но­го вли­я­ния на Пхе­ньян в этом во­про­се.

В том, что­бы в Ва­шинг­тоне и в Пхе­ньяне по­ско­рее осо­зна­ли без­аль­тер­на­тив­ность диа­ло­га и про­ве­ли, на­ко­нец, сам­мит, за­ин­те­ре­со­ва­ны все. Оста­лось лишь вы­яс­нить: смо­гут ли два бес­по­кой­ных чле­на меж­ду­на­род­но­го со­об­ще­ства прой­ти этот тест на се­рьез­ность сво­ей по­ли­ти­ки.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.