Бу­дут ли вскры­ты уни­вер­си­тет­ские кон­серв­ные бан­ки?

В пар­ла­мен­те за­ре­ги­стри­ро­ван за­ко­но­про­ект, из­ме­ня­ю­щий си­сте­му управ­ле­ния ву­за­ми

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Эду­ард РУБИН,

со­ос­но­ва­тель харь­ков­ско­го Ит-кла­сте­ра, быв­ший и.о. рек­то­ра ХНУРЭ, ини­ци­а­тор ря­да неза­ви­си­мых об­ра­зо­ва­тель­ных про­ек­тов

Прав­ки к За­ко­ну «О выс­шем об­ра­зо­ва­нии» на­це­ле­ны на по­лез­ные для си­сте­мы ре­фор­мы, но в неко­то­рых ас­пек­тах пред­став­ля­ют угро­зу для уни­вер­си­тет­ской ав­то­но­мии и нуж­да­ют­ся в при­сталь­ном вни­ма­нии об­ще­ствен­но­сти.

18 мая в Вер­хов­ной Ра­де за­ре­ги­стри­ро­ван за­ко­но­про­ект №8385 об из­ме­не­ни­ях к За­ко­ну Укра­и­ны «О выс­шем об­ра­зо­ва­нии», пред­ла­га­ю­щий важ­ные по­прав­ки к су­ще­ству­ю­щей си­сте­ме управ­ле­ния ву­за­ми. Мно­гие из них от­ве­ча­ют иде­ям, ко­то­рые я про­па­ган­ди­ро­вал в сво­их пуб­лич­ных вы­ступ­ле­ни­ях и в экс­перт­ной ра­бо­те. Но, к со­жа­ле­нию, в пред­ло­жен­ном ви­де они не да­дут ожи­да­е­мо­го эф­фек­та.

В це­лом в тек­сте до­ку­мен­та яв­но про­смат­ри­ва­ют­ся ком­про­мис­сы, на ко­то­рые при­шлось ид­ти ав­то­рам во вре­мя об­суж­де­ния. Оче­вид­но, борь­ба шла меж­ду те­ми, кто хо­чет ре­аль­ных из­ме­не­ний, и те­ми, кто их аб­со­лют­но не при­ем­лет. К по­след­ним я от­но­шу, пре­жде все­го, рек­тор­ское лоб­би, си­лу ко­то­ро­го не сто­ит недо­оце­ни­вать (вспом­ним хо­тя бы недав­нюю ис­то­рию с по­пыт­кой уволь­не­ния рек­то­ра ме­ду­ни­вер­си­те­та им. Бо­го­моль­ца). Суть в том, что боль­шин­ство важ­ней­ших ву­зов де-фа­кто «при­ва­ти­зи­ро­ва­ны» со­здан­ны­ми за мно­гие го­ды внут­рен­ни­ми груп­пи­ров­ка­ми, ко­то­рые свя­за­ны род­ствен­ны­ми уза­ми, ку­мов­ством и кор­руп­ци­он­ны­ми схе­ма­ми. Имен­но эти груп­пы вли­я­ют и на ход вы­бо­ров рек­то­ра, и на пла­ны раз­ви­тия ву­за, лоб­би­руя свои лич­ные ин­те­ре­сы, ко­то­рые не сов­па­да­ют ни с ин­те­ре­са­ми об­ще­ства, ни с ин­те­ре­са­ми го­су­дар­ства.

За­да­ва­лись ли вы ко­гда-ни­будь во­про­сом, как так по­лу­ча­ет­ся, что за­кон огра­ни­чи­ва­ет вре­мя пре­бы­ва­ния рек­то­ра в долж­но­сти мак­си­мум дву­мя сро­ка­ми (обыч­но по 5 лет каж­дый), а в ре­аль­но­сти неко­то­рые осо­бо та­лант­ли­вые лю­ди умуд­ря­ют­ся ру­лить ву­за­ми по три, че­ты­ре, а то и пять сро­ков, т.е. по 15–20–25 лет? Я от­ве­чу, как это про­ис­хо­дит. В ка­кой-то мо­мент на рас­смот­ре­ние пар­ла­мен­та вно­сят­ся оче­ред­ные кос­ме­ти­че­ские по­прав­ки к За­ко­ну «О выс­шем об­ра­зо­ва­нии», и эта но­вая точ­ка от­сче­та за­ко­на да­ет рек­то­рам фор­маль­ное пра­во как бы «об­ну­лить­ся» в долж­но­сти и на­чать от­счи­ты­вать ру­ко­во­дя­щий срок с мо­мен­та этой но­вой ре­дак­ции за­ко­на. Ни ми­ну­ты не со­мне­ва­юсь, что мно­гие из­ме­не­ния про­би­ва­лись рек­тор­ским лоб­би ис­клю­чи­тель­но ра­ди этой це­ли. Уве­рен, что и в этот раз они де­ла­ют все, что­бы све­сти на нет лю­бые ра­зум­ные ини­ци­а­ти­вы и от­сто­ять устра­и­ва­ю­щий их ста­тус-кво.

Вы пред­став­ля­е­те, что про­ис­хо­дит с ву­за­ми, где го­да­ми вы­стра­и­ва­ют­ся кар­ман­ные вы­бор­ные схе­мы, где обес­пе­че­на несме­ня­е­мость ру­ко­во­ди­те­ля, и ку­да не мо­жет про­ник­нуть ни­че­го но­во­го из со­вре­мен­но­го внеш­не­го ми­ра? Ти­на и бо­ло­то. Вот и по­лу­ча­ет­ся, что толь­ко пять ву­зов на всю стра­ну вхо­дят в меж­ду­на­род­ные рей­тин­ги, и те пле­тут­ся в са­мом кон­це спис­ков.

А гос­бюд­жет — не ре­зи­но­вый. А пла­те­же­спо­соб­ные аби­ту­ри­ен­ты все ча­ще уез­жа­ют учить­ся за гра­ни­цу.

И что долж­но сде­лать нор­маль­ное го­су­дар­ство в та­кой си­ту­а­ции? Со­здать та­кие усло­вия, что­бы эти уни­вер­си­тет­ские кон­серв­ные бан­ки бы­ли вскры­ты. А это озна­ча­ет — ре­аль­ная ав­то­но­мия ву­зов, прин­ци­пи­аль­но но­вые мо­де­ли фи­нан­си­ро­ва­ния, нор­маль­ная сме­ня­е­мость ру­ко­вод­ства.

Да­ют ли все это пред­ло­жен­ные по­прав­ки к за­ко­ну о выс­шем об­ра­зо­ва­нии? Нет. И, ко­неч­но, са­мым пра­виль­ным ва­ри­ан­том сей­час бы­ло бы не ла­тать ста­рые про­ре­хи, а под­го­то­вить це­лост­ный за­ко­но­про­ект, опи­ра­ю­щий­ся на ка­че­ствен­но иную, бо­лее со­вре­мен­ную фи­ло­со­фию об­ра­зо­ва­ния, про­ве­сти его че­рез ши­ро­кое об­ще­ствен­ное об­суж­де­ние и при­нять в пар­ла­мен­те. Но по­ка та­ко­го до­ку­мен­та нет, луч­ше все-та­ки про­дви­гать­ся хоть на шаг впе­ред, чем топ­тать­ся на ме­сте. По­это­му я все-та­ки под­дер­жи­ваю пред­ло­жен­ные из­ме­не­ния, хо­тя и со мно­ги­ми ого­вор­ка­ми.

Ак­цен­ти­рую вни­ма­ние на несколь­ких наи­бо­лее важ­ных ас­пек­тах за­ко­но­про­ек­та и скры­тых «ми­нах», ко­то­рые сле­ду­ет обез­вре­дить.

До­ку­мент пред­ла­га­ет чет­ко рас­пре­де­лить пол­но­мо­чия и раз­де­лить власть меж­ду рек­то­ром и со­зда­ва­е­мым им ис­пол­ни­тель­ным ор­га­ном, а так­же Уче­ным со­ве­том и На­блю­да­тель­ным со­ве­том. В прин­ци­пе, это су­ще­ство­ва­ло и ра­нее, но те­перь чет­че вы­пи­са­на роль каж­дой вет­ви вла­сти. Впро­чем, и этот про­цесс все еще не до­ве­ден до ло­ги­че­ско­го кон­ца. Уче­ный со­вет дол­жен быть окон­ча­тель­но от­де­лен от ре­ше­ния хо­зяй­ствен­ных во­про­сов и пол­но­стью со­сре­до­то­чить­ся на учеб­ном про­цес­се и на­уч­ной де­я­тель­но­сти, что необ­хо­ди­мо за­кре­пить п. 6 ста­тьи 36. Хо­зяй­ствен­ная же часть долж­на быть ис­клю­чи­тель­но пре­ро­га­ти­вой ис­пол­ни­тель­но­го ор­га­на, от­ве­ча­ю­ще­го за по­все­днев­ную жиз­не­де­я­тель­ность ву­за.

Не­ма­ло­важ­но и то, что в струк­ту­ру ис­пол­ни­тель­но­го ор­га­на вво­дит­ся по­зи­ция фи­нан­со­во­го ди­рек­то­ра, ко­то­рый бу­дет от­ве­чать за всю бух­гал­тер­скую и фи­нан­со­вую часть. Про­ект за­ко­на до­ста­точ­но по­дроб­но опи­сы­ва­ет пол­но­мо­чия этой но­вой фи­гу­ры, но при этом пред­ла­га­ет уни­вер­си­те­там со­зда­вать та­кую долж­ность на соб­ствен­ное усмот­ре­ние, по необ­хо­ди­мо­сти. Это­го ма­ло. На мой взгляд, долж­ность фин­ди­рек­то­ра сле­ду­ет вве­сти обя­за­тель­но, что­бы снять с рек­то­ра хо­зяй­ствен­ную ру­ти­ну. Но! Сто­ит на­пом­нить, что в ву­зах и без то­го су­ще­ству­ет долж­ность про­рек­то­ра по хо­зяй­ствен­ной ча­сти (АХЧ). И ес­ли фин­ди­рек­тор бу­дет так же за­ви­сим от рек­то­ра, как и ны­неш­ний про­рек­тор по АХЧ, то мы при­дем к про­сто­му пе­ре­име­но­ва­нию долж­но­сти. Смысл же дол­жен быть в том, что­бы про­фес­си­о­наль­ный фи­нан­сист, ко­то­рый возь­мет на се­бя за­бо­ту о де­неж­ном здо­ро­вье ву­за, был фи­гу­рой са­мо­сто­я­тель­ной и неза­ви­си­мой. А что­бы за­фик­си­ро­вать эту са­мо­сто­я­тель­ность, нуж­но пря­мо про­пи­сать в за­коне, что уволь­не­ние фин­ди­рек­то­ра воз­мож­но толь­ко с со­гла­сия На­блю­да­тель­но­го со­ве­та.

И здесь мы пе­ре­хо­дим к сле­ду­ю­ще­му важ­но­му но­во­вве­де­нию.

В уни­вер­си­тет­ской иерар­хии, со­глас­но за­ко­но­про­ек­ту, зна­чи­тель­но уси­ли­ва­ет­ся роль Наб­со­ве­та. Ес­ли рань­ше это был фак­ти­че­ски со­ве­ща­тель­ный ор­ган, то те­перь он на­де­ля­ет­ся ре­аль­ны­ми ры­ча­га­ми вли­я­ния на жизнь уни­вер­си­те­та. И это очень хо­ро­шо, посколь­ку струк­ту­ра управ­ле­ния ву­зом при­бли­жа­ет­ся к струк­ту­ре управ­ле­ния биз­не­сом, рас­чи­ща­ет­ся от невра­зу­ми­тель­ных «за­ва­лов» и ста­но­вит­ся по­нят­ной для лю­бо­го зна­ко­мо­го с биз­не­спро­цес­са­ми управ­лен­ца.

Уни­вер­си­тет­ский На­блю­да­тель­ный со­вет — са­мый важ­ный вновь со­зда­ва­е­мый ор­ган, ко­то­рый дол­жен от ли­ца го­су­дар­ства, биз­не­са и об­ще­ства кон­тро­ли­ро­вать вуз, при­ни­мать ре­ше­ния, спо­соб­ству­ю­щие его раз­ви­тию и пря­мо участ­во­вать в тех или иных про­ек­тах. Имен­но по­это­му со­став Наб­со­ве­та обя­зан ор­га­нич­но пред­став­лять ин­те­ре­сы всех этих сто­рон. Я неод­но­крат­но вы­сту­пал за рас­ши­ре­ние пол­но­мо­чий дан­но­го ор­га­на, го­во­рил о том, что имен­но Наб­со­вет в спор­ных си­ту­а­ци­ях дол­жен под­дер­жать ту или иную кан­ди­да­ту­ру на пост рек­то­ра и да­же ини­ци­и­ро­вать от­став­ку рек­то­ра с долж­но­сти. Эти идеи услы­ша­ны, и уси­ле­ние ро­ли Наб­со­ве­та мож­но толь­ко при­вет­ство­вать. Од­на­ко пред­ло­жен­ный спо­соб фор­ми­ро­ва­ния это­го ор­га­на яв­но не от­ве­ча­ет ин­те­ре­сам пе­ре­чис­лен­ных вы­ше сто­рон и да­же мо­жет пе­ре­вер­нуть с ног на го­ло­ву все на­чи­на­ние.

На­при­мер, ре­ги­о­наль­ный биз­нес, ко­то­рый кров­но за­ин­те­ре­со­ван в вы­пуск­ни­ках ву­зов и ка­че­стве об­ра­зо­ва­ния, во­об­ще не по­лу­ча­ет го­ло­са в Наб­со­ве­те. А по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство чле­нов в этот ор­ган, по за­мыс­лу ав­то­ров, долж­ны вы­дви­гать­ся Ми­ни­стер­ством об­ра­зо­ва­ния и на­у­ки, что мо­жет при­ве­сти к уси­ле­нию ав­то­ри­тар­но­го вли­я­ния МОН на ву­зы и по­ста­вить под угро­зу их ав­то­но­мию.

Ведь мы зна­ем, что ча­сто ми­ни­стер­ство ис­поль­зу­ет свою власть для борь­бы с лич­ны­ми про­тив­ни­ка­ми во­пре­ки ин­те­ре­сам раз­ви­тия учеб­ных за­ве­де­ний. Эту угро­зу устра­нит сба­лан­си­ро­ван­ное фор­ми­ро­ва­ние Наб­со­ве­тов. Для рав­но­го пред­ста­ви­тель­ства в этот ор­ган долж­ны вхо­дить два че­ло­ве­ка от МОН, по од­но­му — от об­ласт­ной и го­род­ской рад, один — от ор­га­ни­за­ции ра­бо­то­да­те­лей на­ци­о­наль­но­го уров­ня и два — от про­филь­ных ас­со­ци­а­ций, та­ких как ЕБА или мест­ные про­филь­ные кла­сте­ры.

В про­ек­те за­ко­на на­пи­са­но, что МОН име­ет пра­во пре­кра­щать де­я­тель­ность Наб­со­ве­та, но это не толь­ко непра­виль­но, но и опас­но, посколь­ку то­же яв­ля­ет­ся пря­мым пу­тем к узур­па­ции вла­сти и дав­ле­нию на неугод­ных ру­ко­во­ди­те­лей ву­зов. Мак­си­маль­ное вли­я­ние на Наб­со­вет долж­но за­клю­чать­ся в воз­мож­но­сти от­зы­ва его чле­нов ор­га­ни­за­ци­я­ми и учре­жде­ни­я­ми­участ­ни­ка­ми. В та­ком слу­чае мы по­лу­чим га­ран­тии его неза­ви­си­мо­сти и бу­дем иметь ре­аль­ный ин­стру­мент, под­дер­жи­ва­ю­щий ав­то­но­мию ву­за.

На­ко­нец, вы­бо­ры рек­то­ра — один из кра­е­уголь­ных кам­ней но­во­го за­ко­но­про­ек­та. И здесь мы ви­дим, что в текст пе­ре­ко­че­ва­ли неко­то­рые мо­раль­но уста­рев­шие нор­мы ста­ро­го за­ко­на. На­ста­и­вал и на­ста­и­ваю на том, что вы­би­рать рек­то­ра дол­жен ис­клю­чи­тель­но на­уч­но-пе­да­го­ги­че­ский со­став и 10% вы­бор­щи­ков из чис­ла сту­ден­тов. И ни­кто дру­гой, тем бо­лее вспо­мо­га­тель­ный пер­со­нал! Эту ар­ха­ич­ную нор­му нуж­но ме­нять. Да­лее. Бу­дем от­кро­вен­ны: пред­ла­га­е­мые 2/3 го­ло­сов для по­бе­ды в од­ном ту­ре в бо­лее-ме­нее нор­маль­ном ву­зе кан­ди­да­ту в рек­то­ры на­брать прак­ти­че­ски невоз­мож­но. В этом слу­чае де-фа­кто пред­ла­га­ет­ся, что­бы рек­то­ра на­зна­чал МОН, вы­би­рая из тех, кто на­брал бо­лее 25% го­ло­сов. Это са­мая боль­шая опас­ность, за­ло­жен­ная в за­ко­но­про­ект, посколь­ку воз­вра­ща­ет нас в си­ту­а­цию до 2014 г. (ко­гда при­ни­мал­ся ны­неш­ний за­кон о выс­шем об­ра­зо­ва­нии), в дни свое­во­лия ми­ни­стра Та­бач­ни­ка. Раз­ве мы сно­ва хо­тим вер­нуть­ся к это­му?

Участ­во­вать в на­зна­че­нии рек­то­ра и вы­би­рать сре­ди тех, кто взял боль­ше 25% го­ло­сов на вы­бо­рах, дол­жен ли­бо Наб­со­вет, сфор­ми­ро­ван­ный нор­маль­но, по квот­но­му прин­ци­пу, ли­бо ко­мис­сия из пред­ста­ви­те­лей ми­ни­стер­ства, Наб­со­ве­та и про­филь­ной ор­га­ни­за­ции ра­бо­то­да­те­лей. А глав­ным кри­те­ри­ем от­бо­ра дол­жен быть кон­курс пла­нов раз­ви­тия с рас­пи­сан­ны­ми по го­дам кон­крет­ны­ми по­ка­за­те­ля­ми и циф­ра­ми. Эти циф­ры долж­ны стать ма­я­ка­ми KPI (Key Performance Indicator — ко­ли­че­ствен­но из­ме­ри­мый ин­ди­ка­тор фак­ти­че­ски до­стиг­ну­тых ре­зуль­та­тов), по ко­то­рым на­зна­чен­ный рек­тор обя­зан еже­год­но от­чи­ты­вать­ся пе­ред Наб­со­ве­том.

Нам сле­ду­ет по­ни­мать, что цель из­ме­не­ний — не уси­ле­ние ро­ли ми­ни­стер­ства, а, на­про­тив, со­зда­ние для го­су­дар­ствен­ных ву­зов до­пол­ни­тель­ных ин­стру­мен­тов для ра­бо­ты в усло­ви­ях пол­ной фи­нан­со­вой ав­то­но­мии и за­ко­нов сво­бод­но­го рын­ка.

И воз­вра­ща­ясь к на­ча­лу это­го тек­ста… Сле­ду­ет, на­ко­нец, раз­ру­шить рек­тор­ский фе­о­да­лизм пря­мой нор­мой за­ко­на, ко­то­рая огра­ни­чит ра­бо­ту ру­ко­во­ди­те­лем в од­ном ВУ­ЗЕ де­ся­тью го­да­ми (они уста­нав­ли­ва­ют­ся фак­том за­пи­си в тру­до­вой книж­ке). То есть вне за­ви­си­мо­сти от вы­хо­да но­вых за­ко­нов и их ре­дак­ций. Это очень важ­но, посколь­ку по­мо­жет рас­кон­сер­ви­ро­вать си­сте­му, влить в нее све­жую кровь и со­здаст усло­вия для при­вле­че­ния в уни­вер­си­те­ты тол­ко­вых топ-ме­не­дже­ров. — По­че­му во вре­мя мо­ни­то­рин­га про­ве­ря­ли толь­ко чте­ние и ма­те­ма­ти­ку? — По­то­му что чи­та­тель­ские и ма­те­ма­ти­че­ские ком­пе­тент­но­сти яв­ля­ют­ся ба­зо­вы­ми. Так счи­та­ют во всем ми­ре.

Чи­та­тель­ская ком­пе­тент­ность — это спо­соб­ность че­ло­ве­ка по­ни­мать текст, кри­ти­че­ски чи­тать, а не про­сто пе­ре­ска­зы­вать. Ма­те­ма­ти­че­ская ком­пе­тент­ность — это спо­соб­ность при­ме­нять зна­ния по ма­те­ма­ти­ке для ре­ше­ния прак­ти­че­ских за­дач, обыч­ных жиз­нен­ных си­ту­а­ций. — Со­дер­жа­ние те­сто­вых за­да­ний раз­гла­шать нель­зя, но рас­ска­жи­те в об­щих чер­тах о каж­дом — ка­ко­го ти­па за­да­ния там бы­ли? На­при­мер, по чте­нию. — Наш мо­ни­то­ринг был ори­ен­ти­ро­ван на ком­пе­тент­ност­ные прин­ци­пы, по смыс­лу очень по­хож на меж­ду­на­род­ные ис­сле­до­ва­ния TIMSS и PIRLS.

В те­стах по чте­нию мы ис­поль­зу­ем три ти­па тек­стов: ху­до­же­ствен­ный, по­зна­ва­тель­ный и ин­фор­ма­ци­он­ный. Ху­до­же­ствен­ные ши­ро­ко при­ме­ня­ют­ся в школь­ной про­грам­ме по чте­нию. Позна­ва­тель­ные — это тек­сты для об­ра­зо­ва­ния. Их ис­поль­зу­ют, на­при­мер, в учеб­ни­ках по при­ро­до­ве­де­нию, а вот на уро­ках чте­ния — очень ред­ко. Ин­фор­ма­ци­он­ные тек­сты — это неху­до­же­ствен­ные тек­сты, на­пи­сан­ные с на­ме­ре­ни­ем ин­фор­ми­ро­вать чи­та­те­ля о кон­крет­ной те­ме. Они обыч­но со­дер­жат­ся в жур­на­лах, на­уч­ных кни­гах или ин­струк­ци­ях. Та­кие тек­сты на­пи­са­ны с ис­поль­зо­ва­ни­ем спе­ци­аль­ных тек­сто­вых функ­ций (вы­де­ле­ние за­го­лов­ков, при­ме­не­ние спе­ци­аль­ных по­ме­ток, раз­ных шриф­тов и т.п.), бла­го­да­ря ко­то­рым чи­та­тель мо­жет лег­ко на­хо­дить клю­че­вую ин­фор­ма­цию и по­ни­мать ос­нов­ную те­му. Та­кие тек­сты крайне ред­ко ис­поль­зу­ют­ся на уро­ках чте­ния в шко­ле. Но это то, с чем ре­бе­нок бу­дет стал­ки­вать­ся в жиз­ни. На­при­мер, ин­фор­ма­ци­он­ный текст — это ре­кла­ма для про­да­жи са­мо­ка­та. К та­ко­му тек­сту мы мо­жем за­дать во­про­сы ти­па: «Це­ле­со­об­раз­но ли то, что ав­тор ис­поль­зу­ет боль­шие и ма­лень­кие шриф­ты и имен­но так рас­по­ла­га­ет текст?», «Най­ди сре­ди ре­клам­ных объ­яв­ле­ний то, на ко­то­ром са­мо­кат имен­но та­кой, ка­кой ты хо­чешь; сколь­ко он сто­ит?», «Что бы ты до­ба­вил или убрал из ре­клам­но­го объ­яв­ле­ния?» и т.п. А мо­жет быть и та­кое за­да­ние: «Сре­ди пред­став­лен­ных ре­клам­ных объ­яв­ле­ний най­ди опре­де­лен­ный то­вар, опре­де­ли, у ко­го из про­дав­цов вы­год­нее его при­об­ре­сти».

В те­стах мы ис­поль­зу­ем раз­ные фор­ма­ты тек­стов: це­лост­ные, пре­рван­ные и сме­шан­ные. Це­лост­ный — обыч­ный пол­ный текст, с ко­то­рым ра­бо­та­ют на уро­ках. Пре­рван­ный текст преду­смат­ри­ва­ет по­да­чу ин­фор­ма­ции в ви­де таб­лиц, гра­фи­ков, диа­грамм и т.п., на ос­но­ве ко­то­рых что-то нуж­но вы­яс­нить. Сме­шан­ные тек­сты — это тек­сты, где есть тек­сто­вый фраг­мент, а к нему — таб­ли­цы, диа­грам­мы, спис­ки или схе­мы.

В на­ших те­стах и по чте­нию, и по ма­те­ма­ти­ке очень мно­го от­кры­тых — Ка­кие за­да­ния по ма­те­ма­ти­ке? — Мы ста­ра­лись из­бе­гать про­стых за­да­ний на сло­же­ние и вы­чи­та­ние, вме­сто это­го очень мно­го ком­пе­тент­ност­ных за­да­ний. На­при­мер, «До­строй диа­грам­му». — Раз­ве это­му учат в на­чаль­ной

шко­ле? — В том-то и дело, что в школь­ных про­грам­мах есть раз­дел «Ра­бо­та с дан­ны­ми», но учи­те­ля его ча­сто про­пус­ка­ют. А меж­ду тем меж­ду­на­род­ный опыт по­ка­зы­ва­ет: ес­ли не вво­дить эле­мен­ты тео­рии ве­ро­ят­но­сти и ана­ли­за дан­ных в на­чаль­ной шко­ле, то в даль­ней­шем уме­ние ра­бо­тать с ни­ми уже по­чти не фор­ми­ру­ет­ся.

У нас есть за­да­ния, ко­то­рые про­сто про­ве­ря­ют уме­ние дей­ство­вать по пра­ви­лу. Есть за­да­ния, в ко­то­рых на­до осмыс­лить пра­ви­ло и при­ме­нить его в опре­де­лен­ной си­ту­а­ции. На­при­мер, у ме­ня есть торт, и нуж­но от­ре­зать от него од­ну треть.

Кста­ти, ко­гда мы про­ве­ли ис­сле­до­ва­ние, учи­те­ля рассказывали, что детям по­нра­ви­лись за­да­ния, и они хо­те­ли, что­бы та­кие бы­ли и на уро­ках. — Сколь­ко вре­ме­ни де­ти пи­шут

те­сто­вую ра­бо­ту? — Во вре­мя мо­ни­то­рин­га од­ни клас­сы вы­пол­ня­ют тест по ма­те­ма­ти­ке, дру­гие — по чте­нию. То есть каж­дый уче­ник вы­пол­ня­ет толь­ко один тест и, со­от­вет­ствен­но, ра­бо­та­ет с од­ной ан­ке­той — или по ма­те­ма­ти­ке, или по чте­нию. В каж­дом те­сте две ча­сти. Их вы­пол­ня­ют в те­че­ние двух уро­ков по 40 ми­нут плюс пе­ре­рыв 15 ми­нут. Та­ким об­ра­зом по­лу­ча­ет­ся по каж­до­му пред­ме­ту один длин­ный тест, бла­го­да­ря ко­то­ро­му мо­жем стро­ить ка­че­ствен­ные за­клю­че­ния от­но­си­тель­но ре­зуль­та­тов мо­ни­то­рин­га. Ведь ес­ли в те­сте, на­при­мер, все­го 14 за­да­ний, то что мы мо­жем ска­зать на их ос­но­ва­нии об уровне зна­ний ре­бен­ка? Мо­жет, он где-то про­сто неак­ку­рат­но га­лоч­ку по­ста­вил, а мы уже де­ла­ем вы­вод. А ес­ли тест боль­шой, до 30 за­да­ний (как это бы­ло в на­ших те­стах), то уже мож­но сде­лать бо­лее обос­но­ван­ный вы­вод. шко­лы. На­до бы­ло усо­вер­шен­ство­вать про­це­ду­ры ад­ми­ни­стри­ро­ва­ния, на­чи­ная от при­вет­ствия учи­те­ля с уче­ни­ка­ми и за­кан­чи­вая со­зда­ни­ем по­ло­жи­тель­но­го от­но­ше­ния уче­ни­ков к ис­сле­до­ва­нию. В чет­вер­том клас­се мы не мог­ли брать про­це­ду­ры ВНО, ко­то­рые до­воль­но жест­кие, по­то­му что там дру­гая цель.

По­сле пи­ло­ти­ро­ва­ния нам при­шлось от­ка­зать­ся от неко­то­рых идей, по­то­му как уви­де­ли, что они не сра­ба­ты­ва­ют. На­при­мер, от­ка­за­лись от опре­де­лен­ных за­да­ний, посколь­ку их пси­хо­мет­рия (ста­ти­сти­ка вы­пол­не­ния) бы­ла низ­кой, и это сви­де­тель­ство­ва­ло, что дан­ное за­да­ние пло­хое.

Мы от­ка­за­лись от так на­зы­ва­е­мой кар­ты клас­са. Ее дол­жен был за­пол­нять учи­тель, в клас­се ко­то­ро­го про­во­дит­ся мо­ни­то­ринг. То есть очень де­таль­но рас­пи­сать в ней все, что зна­ет об уче­ни­ках. На­при­мер, о со­сто­я­нии здо­ро­вья, школь­ном пи­та­нии (кто поль­зу­ет­ся этой услу­гой, а кто нет), да­же о ре­жи­ме дня (уче­ник, на­при­мер, не вы­сы­па­ет­ся), о при­выч­ках и т.п.

Идея бы­ла хо­ро­шая, но то, что мы по­лу­чи­ли от учи­те­лей, бы­ло неин­фор­ма­тив­ным. — Кро­ме за­да­ний те­стов, участ­ни­ки мо­ни­то­рин­га за­пол­ня­ли ан­ке­ты. — С по­мо­щью ан­кет мы от­сле­жи­ва­ли связь меж­ду ре­зуль­та­та­ми мо­ни­то­рин­га и усло­ви­я­ми, в ко­то­рых жи­вет и учит­ся каж­дый ре­бе­нок. Что вли­я­ет на то, как де­ти зна­ют учеб­ный пред­мет, име­ют неко­то­рые ком­пе­тент­но­сти или не име­ют. — В ан­ке­тах для уча­щих­ся есть во­про­сы о том, лег­ко ли да­ет­ся уче­ба, под­дер­жи­ва­ет ли ре­бен­ка учи­тель, объ­яс­ня­ет ли он про­пу­щен­ные те­мы, ка­кой кли­мат в клас­се — оби­жа­ют ли ре­бен­ка од­но­класс­ни­ки. — Да, по­то­му что мик­ро­кли­мат в клас­се ока­зы­ва­ет боль­шое вли­я­ние на ка­че­ство обу­че­ния. В на­шей ан­ке­те есть да­же та­кие во­про­сы: «Упо­треб­ля­ют ли в шко­ле обид­ные сло­ва по от­но­ше­нию к те­бе?», «Бы­ва­ло ли, что од­но­класс­ни­ки не бра­ли те­бя иг­рать или де­лать

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.