Ис­то­рия — как ре­ка: два­жды не вой­дешь

«Рус­ский мир» сно­ва ка­му­фли­ру­ет вос­ста­нов­ле­ние им­пе­рии тер­ми­ном «граж­дан­ская вой­на»

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Вла­ди­мир ГАЗИН,

док­тор ис­то­ри­че­ских на­ук (Ка­ме­нец-по­доль­ский)

Граж­дан­ская вой­на (лат. bellum civile) — внут­ри­го­су­дар­ствен­ное во­ору­жен­ное про­ти­во­сто­я­ние, со­про­вож­да­е­мое тер­ро­ром со сто­ро­ны обе­их сто­рон, мно­го­чис­лен­ны­ми жерт­ва­ми сре­ди мир­но­го на­се­ле­ния.

Вой­на меж­ду граж­да­на­ми од­ной стра­ны, рас­ко­ло­той про­бле­ма­ми, иде­я­ми, воз­мож­ны­ми пер­спек­ти­ва­ми раз­ви­тия стра­ны про­жи­ва­ния, ко­то­рые по­раз­но­му ви­дят опре­де­лен­ные груп­пы на­се­ле­ния. Для при­ме­ра: вос­ста­ние Спар­та­ка 73–71 г. до Р.Х. от­нюдь нель­зя на­звать граж­дан­ской вой­ной, по­то­му что ра­бы не бы­ли граж­да­на­ми Ри­ма; они стре­ми­лись осво­бо­дить­ся от раб­ства.

Граж­дан­ские вой­ны со­про­вож­да­ют всю го­су­дар­ствен­ную ис­то­рию че­ло­ве­че­ства. Они бы­ва­ют про­дол­жи­тель­ны­ми (ан­ти­фе­о­даль­ное вос­ста­ние тай­пи­нов в Ки­тае 1850–1864 гг.) и крат­ко­вре­мен­ны­ми — как вой­на в пе­ри­од Па­риж­ской ком­му­ны 1871 г. Раз­го­ра­ют­ся во­круг про­блем соб­ствен­но­сти, пу­тей раз­ви­тия, внеш­ней ори­ен­та­ции, ста­ту­са со­сло­вий и клас­сов, ре­ли­ги­оз­ной нетер­пи­мо­сти и т.п. Так, граж­дан­ская вой­на в США 1861–1865 гг. бы­ла борь­бой за сво­бо­ду и де­мо­кра­тию, с од­ной сто­ро­ны, и за со­хра­не­ние раб­ства и кон­сер­ва­цию ра­сиз­ма — с дру­гой. По­бе­да Се­ве­ра ста­ла про­ло­гом про­мыш­лен­но­го пе­ре­во­ро­та на ос­но­ве ры­ноч­ной эко­но­ми­ки. В граж­дан­ской войне в Ис­па­нии 1936–1939 гг. на сто­роне фа­лан­ги­стов бы­ла на­цист­ская Гер­ма­ния, на сто­роне рес­пуб­ли­кан­цев — Со­вет­ский Со­юз. А Ф.фран­ко при­дер­жи­вал­ся по­ли­ти­ки «ор­га­нич­ной» де­мо­кра­тии как сим­би­о­за ис­пан­ских тра­ди­ций и ка­то­ли­циз­ма, ко­то­рое поз­во­ли­ло стране успеш­но прой­ти меж­ду фа­шиз­мом и ком­му­низ­мом. Со­слов­ной бы­ла граж­дан­ская вой­на Крас­ной и Бе­лой роз 1455– 1486 гг. К ка­те­го­рии граж­дан­ских при­над­ле­жит и боль­шин­ство ло­каль­ных кон­флик­тов периода Хо­лод­ной вой­ны вто­рой по­ло­ви­ны ХХ в., спро­во­ци­ро­ван­ных ин­те­ре­са­ми ми­ров-ан­та­го­ни­стов.

По­сле по­ра­же­ния в Пер­вой ми­ро­вой войне, кра­ха хо­зяй­ствен­но­го ком­плек­са, в сен­тяб­ре 1917 г. на­чал­ся рас­пад Рос­сий­ской им­пе­рии. На ее тер­ри­то­рии за­яви­ли о се­бе го­су­дар­ствен­ные об­ра­зо­ва­ния с ат­ри­бу­та­ми су­ве­рен­но­сти, в част­но­сти и граж­дан­ства (за­кон в Бе­ло­рус­ской На­род­ной Рес­пуб­ли­ке при­нят 25 мар­та, в УНР — 2 июля 1918 г.). Круп­ней­шей сре­ди них бы­ла со­вет­ская Рос­сия. На ее тер­ри­то­рии и на­ча­лась по­сле 1917 г. на­зван­ная в со­вет­ской ис­то­рии граж­дан­ской, вой­на 1918–1922 гг. В ней до­бы­ва­ли в борь­бе свое пра­во на власть в «Рус­ском ми­ре» крас­ные и бе­лые. В обо­их ла­ге­рях бы­ли пред­став­ле­ны все со­сло­вия и клас­сы на­се­ле­ния, в за­ви­си­мо­сти от то­го, кто и как су­мел по­лу­чить для се­бя та­кие же­лан­ные шты­ки. В этом плане бе­лым бы­ло слож­нее. Ста­рые идео­ло­ги­че­ские кли­ше, свя­зан­ные с цар­ской эпо­хой, из­но­си­лись. Од­на­ко на их мель­ни­цу ли­ли во­ду пре­ступ­ле­ния боль­ше­ви­ков и их неве­же­ство от­но­си­тель­но об­ще­ства и его по­треб­но­стей. Са­мым сла­бым ме­стом крас­ных оказалась их неспо­соб­ность, из-за под­ме­ны по­ня­тий и ма­ни­пу­ли­ро­ва­ния, про­гно­зи­ро­вать за­ко­но­мер­ный ре­зуль­тат на­саж­да­е­мо­го на ос­но­ве уто­пии об­ще­ствен­но­го по­ряд­ка — ком­му­низ­ма. Ведь под ви­дом дик­та­ту­ры про­ле­та­ри­а­та (над кем?!) на­саж­да­лось то­таль­ное гос­под­ство боль­ше­ви­ков в фор­ме ко­манд­но-ад­ми­ни­стра­тив­ной си­сте­мы. С вы­со­ты вре­ме­ни ее тво­рец В.ле­нин как тео­ре­тик, эко­но­мист (и чем его толь­ко не на­де­ля­ли и не на­де­ля­ют штат­ные слу­ги идео­ло­гии) ока­зал­ся аван­тю­ри­стом, ло­зун­го­вым три­бу­ном ми­ро­во­го мас­шта­ба. Его эпоха, 74 го­да по­тря­сав­шая Рос­сию и остав­ша­я­ся в ис­то­рии как времена бед­но­сти и труд­но­стей, ко­то­рые ни­ко­гда не за­бы­ва­ют­ся, ста­ла предо­сте­ре­же­ни­ем от по­доб­ных об­ще­ствен­ных транс­фор­ма­ций и ка­та­строф.

Для крас­ных и бе­лых, скре­стив­ших ору­жие, глав­ным бы­ло за­вла­деть вла­стью. В про­грамм­ных до­ку­мен­тах боль­ше­ви­ков мно­го сло­вес­ной эк­ви­либ­ри­сти­ки и при­вле­ка­тель­ных обе­ща­ний. Глав­ные из них бы­ли ко­рот­ки­ми и точ­ны­ми как вы­стрел: за­во­ды — ра­бо­чим, кре­стья­нам — зем­лю, их на ура вос­при­ни­ма­ли в необ­ра­зо­ван­ном и за­би­том об­ще­стве. Ра­бо­чие не осо­бен­но осо­зна­ва­ли, как это бу­дет: каж­до­му по за­во­ду? Кре­стья­нам — зем­лю! Аб­со­лют­но непо­нят­но, как сов­ме­стить пе­ре­да­чу зем­ли кре­стья­нам с за­яв­лен­ной ос­но­во­по­лож­ной це­лью боль­ше­ви­ков — лик­ви­да­ци­ей част­ной соб­ствен­но­сти. Ина­че: как ужи­вет­ся ком­му­низм с част­ной соб­ствен­но­стью? Кре­стьян­ство с его по­сто­ян­ной на­це­лен­но­стью на соб­ствен­ное зе­мель­ное хо­зяй­ство для боль­ше­ви­ков бы­ло эле­мен­том, ко­то­рый под­ле­жал клас­со­вой ней­тра­ли­за­ции. Так как вый­ти из по­ло­же­ния? От крайне нега­тив­но­го от­но­ше­ния к ка­пи­та­лиз­му боль­ше­ви­ки опус­ка­ют­ся до фе­о­да­лиз­ма. В.ле­нин пред­ла­га­ет, а И.ста­лин на­силь­но ре­а­ли­зу­ет ком­му­но-фе­о­даль­ную ко­опе­ра­цию, ко­то­рая на де­сят­ки лет для кре­стьян ста­ла ис­ча­ди­ем ада, при­ну­ди­тель­ным тру­дом за т.н. тру­до­дни… На этом па­ра­док­се верх взя­ла си­сте­ма мас­со­вых краж: «Не укра­дешь — не про­жи­вешь». Пред­се­да­тель кол­хо­за был на­сто­я­щим фе­о­да­лом: на­чаль­ни­ком, су­дьей, рас­по­ря­ди­те­лем, от­цом род­ным… По инер­ции боль­шин­ство пост­со­вет­ских об­ществ до сих пор не из­ба­ви­лись от этих ан­ти­де­мо­кра­ти­че­ских прин­ци­пов: чем вы­ше на власт­ной лест­ни­це субъ­ект вла­сти, тем боль­ше у него воз­мож­но­стей обо­га­щать­ся.

Бо­лее чем че­рез 20 лет эту прак­ти­ку со­вет­ской ком­му­ни­за­ции се­ла при­ме­ни­ли от­но­си­тель­но кре­стьян в стра­нах Цен­траль­но-во­сточ­ной Ев­ро­пы, ку­да при­шла Крас­ная ар­мия. Сна­ча­ла по со­вет­ско­му об­раз­цу осу­ществ­ля­лась зе­мель­ная ре­фор­ма че­рез лик­ви­да­цию круп­но­го зем­ле­вла­де­ния и пе­ре­да­чу зем­ли в тру­до­вую соб­ствен­ность кре­стьян с даль­ней­шим ее ко­опе­ри­ро­ва­ни­ем, а фак­ти­че­ски — пе­ре­во­дом в раз­ряд го­су­дар­ствен­ной.

И что это бы­ла за муд­рая пар­тия во гла­ве с ма­те­ри­а­ли­стом Ле­ни­ным, ко­то­рая не ви­де­ла па­губ­ных пер­спек­тив экс­пе­ри­мен­та над «рус­ским ми­ром», а по­том на­чи­сто за­бы­ла, как при­ве­сти его в нор­маль­ное со­сто­я­ние? А мо­жет, это про­сто ба­наль­ное неве­же­ство и пар­тии, и ее во­ждей? Под соб­ствен­ную на­ду­ман­ную док­три­ну «неиз­беж­но­сти со­ци­а­ли­сти­че­ской ре­во­лю­ции и по­стро­е­ния со­ци­а­лиз­ма» Ле­нин под­го­нял та­кие же эко­но­ми­че­ские взгля­ды, от­бро­шен­ные и опро­верг­ну­тые позд­нее прак­ти­кой жиз­ни.

Свою плат­фор­му в войне за власть над «рус­ским ми­ром» вы­ра­бо­та­ли и бе­лые. В шта­бе Доб­ро­воль­че­ской ар­мии А.де­ни­ки­на бы­ла вы­ра­бо­та­на про­грам­ма, ко­то­рая преду­смат­ри­ва­ла лик­ви­да­цию боль­ше­вист­ской анар­хии и внед­ре­ние в стране пра­во­во­го по­ряд­ка и ра­бо­че­го за­ко­но­да­тель­ства, со­зыв на­род­но­го со­бра­ния на ос­но­ве об­ще­го из­би­ра­тель­но­го пра­ва, осу­ществ­ле­ние зе­мель­ной ре­фор­мы. Бе­лые под­дер­жи­ва­ли решение Учре­ди­тель­но­го со­бра­ния, разо­гнан­но­го боль­ше­ви­ка­ми 6 ян­ва­ря 1918 г., что ста­ло да­той от­сче­та на­ча­ла вой­ны 1918–1922 гг. Ис­хо­дя из этой про­грам­мы, вряд ли мож­но го­во­рить о ре­став­ра­ции про­шло­го ре­жи­ма. Де­ни­кин сто­ял за ра­ди­каль­ное об­нов­ле­ние Рос­сии, ви­дел ее кон­сти­ту­ци­он­ной мо­нар­хи­ей. Воз­мож­но, это был бы пер­вый шаг в сто­ро­ну де­мо­кра­тии. Но пункт «вос­ста­нов­ле­ние еди­ной и неде­ли­мой Рос­сии» не вос­при­ни­ма­ли по­ра­бо­щен­ные на­ро­ды, он ни­ве­ли­ро­вал при­вле­ка­тель­ность про­грам­мы бе­лых. Идею «еди­ной и неде­ли­мой» вы­на­ши­ва­ли и боль­ше­ви­ки, ис­кус­но ка­му­фли­руя ее ло­зун­гом про­ле­тар­ско­го един­ства. Для бе­лых боль­ше­ви­ки бы­ли вы­ра­зи­те­ля­ми без­за­ко­ния и про­из­во­ла. «Я, — го­во­рил Де­ни­кин, — чест­но го­во­ря, не ви­жу прин­ци­пи­аль­но­го раз­ли­чия меж­ду де­я­тель­но­стью и це­ля­ми боль­ше­ви­ков и уго­лов­ным эле­мен­том». Бе­лые хо­тя бы не при­бе­га­ли к об­ма­ну. Од­на­ко и они во­е­ва­ли не в бе­лых пер­чат­ках. Был и крас­ный, и бе­лый тер­рор.

Ес­ли ин­тен­сив­ность граж­дан­ской вой­ны по­сте­пен­но спа­да­ла уже в 1920 г., с раз­гро­мом ос­нов­ных сил бе­лых, то вой­на, на­прав­лен­ная на воз­вра­ще­ние под власть Моск­вы но­вых го­су­дарств, все бо­лее раз­го­ра­лась. При этом по всем ха­рак­те­ри­сти­кам (тер­ри­то­рия во­ен­ных дей­ствий, эт­ни­че­ски-на­ци­о­наль­ный со­став, це­ли, ко­то­рые ста­ви­ли се­бе про­тив­ни­ки) она ка­те­го­ри­че­ски от­ли­ча­лась от про­ти­во­сто­я­ния, про­дол­жав­ше­го­ся на тер­ри­то­ри­ях Рос­сии с 1918 г. Пер­вое для Рос­сии бы­ло внут­рен­ней, вто­рое — внеш­ней вой­ной, ко­то­рая при­об­ре­ла со сто­ро­ны Рос­сии боль­ше­вист­ско-им­пе­ри­а­ли­сти­че­ский, а со сто­ро­ны но­вых го­су­дарств (Укра­и­ны, Гру­зии, Лат­вии и др.) — на­ци­о­наль­но-осво­бо­ди­тель­ный ха­рак­тер. Это уже не граж­дан­ская вой­на — меж­ду со­бой во­е­ва­ли граж­дане раз­ных стран. К со­жа­ле­нию, в ан­ти­боль­ше­вист­ской войне но­вые го­су­дар­ства не объ­еди­ни­ли и не ко­ор­ди­ни­ро­ва­ли свои дей­ствия. Вой­на 1918–1922 гг., ко­то­рую в со­вет­ской ис­то­рии на­зы­ва­ют граж­дан­ской, име­ла в сво­ем раз­ви­тии две фа­зы: пер­вая (1918–1920 гг.) — пе­ри­од крас­но-бе­ло­го внут­рен­не­го про­ти­во­сто­я­ния, в ко­то­ром по­бе­ди­ли боль­ше­ви­ки. А пе­ри­од 1920–1922 гг. стал фа­зой внеш­ней вой­ны боль­ше­вист­ской Рос­сии, на­прав­лен­ной на лик­ви­да­цию неза­ви­си­мо­сти но­вых го­су­дарств и вос­ста­нов­ле­ние им­пе­рии в фор­ма­те СССР. Тер­мин «граж­дан­ская вой­на» Москва ис­поль­зо­ва­ла для то­го, что­бы не при­знать граж­дан­ство и неза­ви­си­мость но­вых стран, объ­явить их контр­ре­во­лю­ци­ей...

В це­лом, за пре­де­ла­ми Рос­сии, в боль­шин­стве но­во­об­ра­зо­вав­ших­ся го­су­дарств ни­ка­кой граж­дан­ской вой­ны не бы­ло, хо­тя ее про­во­ци­ро­ва­ние со сто­ро­ны Моск­вы име­ло ме­сто. На­о­бо­рот, про­тив Укра­и­ны си­стем­ную, бес­пре­рыв­ную ата­ку раз­вер­ну­ли боль­ше­ви­ки-им­пе­ри­а­ли­сты. На­чи­ная с боя под Кру­та­ми в ян­ва­ре 1918-го и за­кан­чи­вая рас­стре­лом крас­ны­ми бой­цов Вто­ро­го зим­не­го по­хо­да в но­яб­ре 1921-го в рай­оне Ба­за­ра и Ма­лых Минь­ков на Жи­то­мир­щине, УНР ве­ла во­ору­жен­ную борь­бу за неза­ви­си­мость.

Укра­и­ну, в ис­то­рии ко­то­рой бы­ло Маг­де­бург­ское пра­во и Ли­тов­ские Ста­ту­ты, опре­де­ляв­шие пра­ва и при­ви­ле­гии шлях­ты, ре­гла­мен­ти­ро­вав­шие ев­ро­пей­ское су­до­про­из­вод­ство, на­силь­но, вой­ной, опять за­тол­ка­ли в «Рус­ский мир». Для Укра­и­ны что Де­ни­кин, что Ле­нин бы­ли яго­да­ми од­но­го им­пер­ско­го по­ля. Оба ка­те­го­ри­че­ски не вос­при­ни­ма­ли ее неза­ви­си­мость и су­ве­ре­ни­тет, по­то­му что счи­та­ли, что их ин­спи­ри­ру­ют внеш­ние си­лы. Для Де­ни­ки­на от­де­ле­ние Укра­и­ны от Рос­сии бы­ло ре­зуль­та­том пре­ступ­ных дей­ствий нем­цев, рав­но как су­ще­ство­ва­ние ныне неза­ви­си­мой Укра­и­ны для Крем­ля — ан­ти­рос­сий­ской по­ли­ти­ки США. Судь­бу Укра­и­ны раз­де­ли­ли и дру­гие но­вые го­су­дар­ства. За­щи­ти­ли свою неза­ви­си­мость лишь стра­ны Бал­тии, Поль­ша и Фин­лян­дия.

Окон­ча­ние вой­ны в 1918–1922 гг. в со­вет­ской ис­то­рии трак­ту­ет­ся как по­бе­да боль­ше­ви­ков в Укра­ине, Си­би­ри, Цен­траль­ной Азии, на Кав­ка­зе. Со­зда­ние СССР озна­ча­ло по­ра­же­ние на­ци­о­наль­но­осво­бо­ди­тель­ной борь­бы. Но вто­рая фа­за вой­ны про­дол­жа­лась. Вой­на с бас­ма­ча­ми в Сред­ней Азии про­дол­жа­лась да­же в 1930-е гг. В 1939–1940-х Москва, за­ру­чив­шись под­держ­кой на­ци­стов, по­шла вой­ной про­тив Фин­лян­дии и Поль­ши (во­сточ­ная часть ко­то­рой в 1815–1915 гг. бы­ла ав­то­ном­ным Цар­ством Поль­ским в со­ста­ве Рос­сий­ской им­пе­рии), ан­нек­си­ро­ва­ла стра­ны Бал­тии и т.п. Ис­поль­зуя друж­бу с на­ци­ста­ми и слож­ную об­ста­нов­ку в ми­ре, уже сто­яв­шем на по­ро­ге Вто­рой ми­ро­вой, СССР, не без со­гла­сия Гит­ле­ра, ко­то­рое, ра­зу­ме­ет­ся, кор­ре­ли­ро­ва­лось с гео­по­ли­ти­че­ски­ми пла­на­ми Бер­ли­на, про­дол­жал со­би­рать быв­шие ко­ло­ни­аль­ные зем­ли им­пе­рии.

Ес­ли цар­ская Рос­сия бла­го­да­ря во­ен­ным, эко­но­ми­че­ским, по­ли­ти­че­ским, куль­тур­ным свя­зям все боль­ше смот­ре­ла в сто­ро­ну Ев­ро­пы, то боль­ше­вист­ская по­сле 1917 г. за­кры­ва­лась, от­да­ля­лась, от­де­ля­лась, ви­де­ла в ней субъ­ект ком­му­ни­за­ции, че­му спо­соб­ство­вал крас­ный про­ект с го­су­дар­ствен­но-фе­о­даль­ным по­ряд­ком и во­ждем-ца­рем. Та­ким об­ра­зом, на­рас­та­ла угро­за де­мо­кра­ти­че­ско­му ми­ру со сто­ро­ны ком­му­ни­сти­че­ской мо­де­ли «Рус­ско­го ми­ра».

В 1989–1991 гг., с рас­па­дом Со­вет­ско­го Со­ю­за и кра­хом ми­ро­вой со­ци­а­ли­сти­че­ской си­сте­мы, раз­ва­ли­лось все, что со­зда­вал «Рус­ский мир» с 1917 г. Со­вет­ский Со­юз как им­пе­рия зла ока­зал­ся ни­ко­му не нуж­ным. Пе­ред Моск­вой ста­ла ди­лем­ма: вер­нуть­ся на про­то­рен­ный в 1920–1922 гг. путь со­би­ра­ния «же­ле­зом и кро­вью» зе­мель, ко­то­рые сно­ва про­воз­гла­си­ли свою неза­ви­си­мость от им­пе­рии, или со­сре­до­то­чить­ся на раз­ви­тии РФ в фор­ма­те субъ­ек­та де­мо­кра­ти­че­ско­го со­об­ще­ства. Кремль, опи­ра­ясь на из­вест­ные скре­пы, вос­поль­зо­вал­ся при­е­ма­ми и ме­то­да­ми, апро­би­ро­ван­ны­ми в 1920–1922 гг., ко­то­рые обес­пе­чи­ли со­зда­ние ле­нин­ской им­пе­рии — СССР. В этом смыс­ле и се­год­ня ни­че­го не из­ме­ни­лось.

Те же на­стыр­ные стрем­ле­ния вос­ста­но­вить им­пе­рию, те же при­е­мы по ка­му­фли­ро­ва­нию агрес­сив­ной по­ли­ти­ки на­блю­да­лись во вре­мя агрес­сии про­тив Гру­зии, ан­нек­сии Кры­ма, втор­же­ния в Дон­басс. РФ, иг­но­ри­руя меж­ду­на­род­ное пра­во, обя­за­тель­ства пе­ред ми­ро­вым со­об­ще­ством, по­да­ет свою агрес­сию как граж­дан­скую вой­ну в Укра­ине. Труд­но ска­зать, че­го еще ожи­дать от «рус­ско­го ми­ра», в ко­то­ром един­ство ру­ко­во­ди­те­лей и мас­сы не ба­зи­ру­ет­ся на на­ци­о­наль­ных ин­те­ре­сах, а фор­ми­ру­ет­ся но­сталь­ги­ей по им­пер­ско­му ве­ли­чию, утра­чен­ны­ми по­зи­ци­я­ми в ми­ре. В свя­зи с этим вспо­ми­на­ет­ся шум­ный Ста­рый Ар­бат 1989 г., где про­сто-та­ки бур­ли­ли ан­ти­ком­му­ни­сти­че­ские на­стро­е­ния. Ка­за­лось, что от­ныне СССР на­все­гда оста­нет­ся в ан­на­лах ис­то­рии. Ду­ма­лось, Рос­сия уже ни­ко­го и ни­ко­гда не бу­дет по­учать ни про­па­ган­дой, ни при­ме­не­ни­ем си­лы. Ни­кто то­гда не за­ду­мы­вал­ся над тем, что ком­му­низм ушел, а «Рус­ский мир» с его ин­фан­тиль­ны­ми ми­фа­ми остал­ся. Тос­ка по им­пе­рии — это не толь­ко со­сто­я­ние вер­хов, но и ни­зов. Это осо­бен­ность Рос­сии. Ина­че в го­ды ком­му­низ­ма не ра­бо­тал бы успеш­но ло­зунг «на­род и пар­тия еди­ны». Рос­сия, бро­сая вы­зов все­му ми­ру из-за сво­е­го непри­ем­ле­мо­го для нее ста­ту­са сре­ди круп­ных го­су­дарств, из-за сво­их им­пер­ских по­терь, ста­но­вит­ся с ее ядер­ны­ми си­ла­ми про­бле­мой на­сто­я­ще­го.

Од­на­ко два­жды в ис­то­рию, как и в ре­ку, не вой­дешь. Все те­чет, все из­ме­ня­ет­ся…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.