Тай­ны ста­ро­го би­до­на

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Свет­ла­на КАБАЧИНСКАЯ

(Хмель­ниц­кий)

Ино­гда жизнь под­бра­сы­ва­ет та­кие сю­же­ты — про­сто го­то­вые сце­на­рии для ки­но.

Пред­ставь­те се­бе на­ча­ло филь­ма: едет по до­ро­ге се­мья в ав­то, оста­нав­ли­ва­ет­ся на ми­нут­ку в ле­су — и тут на­чи­на­ет­ся дождь. Экран мут­не­ет от ка­пель, лю­ди пе­ре­жи­да­ют неожи­дан­ный душ, но их вни­ма­ние вне­зап­но при­вле­ка­ет де­таль: во­да сбе­га­ет в ка­кую-то впа­дин­ку. Дождь за­кан­чи­ва­ет­ся, муж­чи­на на­кло­ня­ет­ся над ям­кой, раз­гре­ба­ет зем­лю — а там вид­не­ет­ся крыш­ка би­до­на. От­кры­ва­ет и ви­дит в нем ка­кие-то ста­рые бу­ма­ги фор­ма­та А-5 с мел­ким тек­стом. Вчи­ты­ва­ет­ся — а это бан­де­ров­ские ли­стов­ки!

Имен­но при та­ких об­сто­я­тель­ствах кра­е­вед Сергей Ля­хов­ский из Ста­ро­кон­стан­ти­но­ва на­шел в ап­ре­ле это­го го­да в уро­чи­ще Же­реб­ки воз­ле се­ла Под­гор­цы ста­рый би­дон. В сле­ду­ю­щий раз при­е­хал сю­да с зем­ля­ка­ми Вла­ди­ми­ром Бер­шац­ким и Ва­си­ли­ем По­ли­щу­ком. Но до­стать би­дон не уда­лось: кру­гом ока­за­лись рас­тяж­ки с гра­на­та­ми и ми­ны. При­шлось вы­звать ра­бот­ни­ков МЧС. По­сле раз­ми­ни­ро­ва­ния тер­ри­то­рии озна­ко­ми­лись с со­дер­жи­мым би­до­на и об­ра­ти­лись к ди­рек­то­ру Хмель­ниц­ко­го об­ласт­но­го ли­те­ра­тур­но­го му­зея пи­са­те­лю Ва­си­лию Гор­ба­тю­ку. Он мно­го лет изу­ча­ет де­я­тель­ность Ор­га­ни­за­ции укра­ин­ских на­ци­о­на­ли­стов в го­ды Вто­рой ми­ро­вой и по­сле нее в Ка­ме­нец-по­доль­ской (ныне Хмель­ниц­кой) об­ла­сти. Ре­зуль­та­том его по­ис­ков и ис­сле­до­ва­ний ста­ли две до­ку­мен­таль­ные кни­ги.

Об­сле­до­вав ме­сто находки, Василий Ива­но­вич и его кол­ле­ги пред­по­ло­жи­ли, что где-то здесь долж­ны бы­ли быть кры­ив­ки под­поль­щи­ков. Обыч­но по­встан­цы де­ла­ли их две — на неко­то­ром рас­сто­я­нии друг от дру­га: в од­ной жи­ли, вто­рая бы­ла за­пас­ной. Но ни­че­го не на­шли: толь­ко яма непо­да­ле­ку при же­ла­нии и фан­та­зии мог­ла на­по­ми­нать ме­сто, где ко­гда-то на­хо­ди­ли при­ют по­встан­цы, ко­то­рые и за­ко­па­ли в зем­лю обыч­ный мо­лоч­ный би­дон с неза­мыс­ло­ва­тым со­кро­ви­щем.

Вре­мя, ко­гда это бы­ло сде­ла­но, вы­чис­ли­ли лег­ко — по пе­чат­ной про­дук­ции, ко­то­рая бы­ла в би­доне. Это — ли­стов­ки и са­ти­ри­ко-про­па­ган­дист­ское из­да­ние «Хрін», ко­то­рое в на­ча­ле 1950-х из­да­ва­ли и рас­про­стра­ня­ли на тер­ри­то­рии об­ла­сти. Вре­мя про­ело ме­талл, и спря­тан­ные в би­доне ар­те­фак­ты по­вре­ди­ла вла­га, осо­бен­но аги­та­ци­он­ную про­дук­цию. Од­на­ко то, что уце­ле­ло, как и де­ре­вян­ные руч­ки для пись­ма, и лич­ные ве­щи по­встан­цев — зер­каль­ца, по­маз­ки для бри­тья, ко­ро­боч­ки с ва­зе­ли­ном, зуб­ные щет­ки — ста­ло уни­каль­ны­ми экс­по­на­та­ми фон­дов об­ласт­но­го ли­те­ра­тур­но­го му­зея.

Пред­став­ляя на­ход­ку, В.гор­ба­тюк сказал: «Не со­мне­ва­юсь, что ве­щи, спря­тан­ные в би­доне, при­над­ле­жа­ли трем чле­нам кра­е­во­го про­во­да ОУН «Поділ­ля»: Ива­ну Ли­щин­ско­му под псев­до Ма­тю­шен­ко, Ми­ха­и­лу Чер­не­ге (псев­до Ка­рась и Цы­ган) и Йо­са­фа­ту Лазор­ко – псев­до Та­рас. В кон­це июня 1951 г. они при­бы­ли из Ка­ме­нец­по­доль­ско­го рай­он­но­го про­во­да для аги­та­ци­он­ной ан­ти­со­вет­ской ра­бо­ты на тер­ри­то­рии трех рай­о­нов — Прос­ку­ров­ско­го, Ста­ро­кон­стан­ти­нов­ско­го и Кра­си­лов­ско­го. Прав­да, под дру­ги­ми псев­до (их из­ме­ни­ли для кон­спи­ра­ции) — Яко­вен­ко, Лев­ко и Слав­ко со­от­вет­ствен­но. Эта груп­па бы­ла ча­стью Ка­ме­нец-по­доль­ско­го окруж­но­го про­во­да ОУН, ко­то­рый вхо­дил в со­став кра­е­во­го про­во­да ОУН «Поділ­ля» с цен­тром на Тер­но­поль­щине. Оче­вид­но, ме­сто на­шей находки бы­ло и ме­стом их дис­ло­ка­ции в теп­лое вре­мя го­да. Поз­же они ор­га­ни­зо­ва­ли кон­спи­ра­тив­ные квар­ти­ры в бли­жай­ших се­лах — Ско­во­род­ки, Ве­се­лов­ка и др. По­сто­ян­но ме­ня­ли ме­ста но­чев­ки, осте­ре­га­ясь слеж­ки. Несмот­ря на это, их под­поль­ная де­я­тель­ность про­дол­жа­лась недол­го. Уже в на­ча­ле фев­ра­ля 1952 г. их вы­сле­ди­ли и аре­сто­ва­ли. По­сле до­про­сов и же­сто­ких ис­тя­за­ний Ива­на Ли­щин­ско­го и Ми­ха­и­ла Чер­не­гу рас­стре­ля­ли в Прос­ку­ро­ве. 20-лет­не­му Йо­са­фа­ту Лазор­ко, са­мо­му мо­ло­до­му сре­ди по­встан­цев, «по­вез­ло»: его при­го­во­ри­ли к 25 го­дам ла­ге­рей. По­сле осво­бож­де­ния он жил в се­ле Вась­ков­цы Шум­ско­го рай­о­на на Хмель­нит­чине. Лет де­сять на­зад мы встре­ча­лись. И по­сле этой находки я по­про­бо­вал свя­зать­ся с ним, но уже, ока­зы­ва­ет­ся, бы­ло слиш­ком позд­но…»

Под­по­лье ОУН дей­ство­ва­ло на тер­ри­то­рии со­вре­мен­ной Хмель­нит­чи­ны еще с 1941 г. Это под­твер­жда­ют не толь­ко до­ку­мен­ты, но и по­доб­ные ны­неш­ней про­шлые находки. Та­кие же би­до­ны с ве­ща­ми по­встан­цев-под­поль­щи­ков ра­нее на­шли в Ка­ди­ев­цах Ка­ме­нец-по­доль­ско­го рай­о­на и Ма­лой Ку­же­лев­ке Ду­на­е­вец­ко­го рай­о­на. Но в этом слу­чае уве­рен­ность В.гор­ба­тю­ка от­но­си­тель­но кон­крет­ных имен по­встан­цев ба­зи­ру­ет­ся на мно­гих изу­чен­ных им и дру­ги­ми ис­сле­до­ва­те­ля­ми ма­те­ри­а­лах имен­но на­ча­ла 1950-х. То­гда ос­нов­ные си­лы ОУН и УПА бы­ли уже раз­гром­ле­ны, од­на­ко де­я­тель­ность этих ор­га­ни­за­ций в об­ла­сти не пре­кра­ща­лась, несмот­ря на все труд­но­сти и опас­но­сти не толь­ко со сто­ро­ны вла­стей, но и на­се­ле­ния. Ведь по­гра­нич­ное по­ло­же­ние Ка­ме­нец-по­доль­ской об­ла­сти до вой­ны яв­ля­лось фак­то­ром осо­бо­го вни­ма­ния к ней со сто­ро­ны НКВД, ко­то­рое от­ра­бо­та­ло ее вдоль и по­пе­рек, бес­по­щад­но и мас­со­во вы­лав­ли­вая в ней «шпи­о­нов», «ди­вер­сан­тов», «аген­тов ино­стран­ных раз­ве­док» и про­чих «по­до­зри­тель­ных эле­мен­тов». А по­сле вой­ны успеш­но раз­ду­ва­ло нена­висть к «бан­де­ров­цам», обя­зуя ком­му­ни­стов и ком­со­моль­цев вы­хо­дить на ноч­ные де­жур­ства и рей­ды. Так что лю­ди не мог­ли про­стить «вра­гам» свои про­ни­зан­ные стра­хом бес­сон­ные но­чи.

Имен­но в та­кой ат­мо­сфе­ре дей­ство­вал в на­ча­ле 1950-х Ка­ме­нец­по­доль­ский окруж­ной про­вод ОУН(Б) в со­ста­ве Ка­ме­нец-по­доль­ско­го, Ду­на­е­вец­ко­го и Винь­ко­вец­ко­го на­драй­о­нов. К то­му вре­ме­ни чис­лен­ность ак­тив­ных участ­ни­ков под­по­лья уже бы­ла неболь­шой, од­на­ко их де­я­тель­ность, несмот­ря ни на что, на­хо­ди­ла под­держ­ку на тер­ри­то­рии об­ла­сти и за ее пре­де­ла­ми. «Об­ласть силь­но по­ра­же­на оунов­ским под­по­льем, ко­то­рое дей­ству­ет в 16 рай­о­нах, — кон­ста­ти­ро­ва­ли в июле 1951 г. участ­ни­ки со­ве­ща­ния опе­ра­тив­но­го со­ста­ва об­ласт­но­го управ­ле­ния, рай­он­ных и го­род­ских ор­га­ни­за­ций МГБ. — Это­му так­же спо­соб­ству­ет то об­сто­я­тель­ство, что МГБ УССР счи­та­ет об­ласть во­сточ­ной, не да­вая необ­хо­ди­мых шта­тов и войск».

По­сле со­ве­ща­ния в об­ла­сти был раз­вер­нут ком­плекс ме­ро­при­я­тий по вы­яв­ле­нию и ликвидации под­по­лья. Для изу­че­ния об­ста­нов­ки и пла­ни­ро­ва­ния аген­тур­но-опе­ра­тив­ных ме­ро­при­я­тий со­зда­ли и за­кре­пи­ли от­дель­но за каж­дым на­драй­он­ным про­во­дом че­кист­ские груп­пы. Обя­за­тель­ным усло­ви­ем их ра­бо­ты бы­ло по­до­брать и за­вер­бо­вать аген­тов из чис­ла вы­яв­лен­ных свя­зей оунов­цев, ис­поль­зуя до­ку­мен­ты и сви­де­тель­ства участ­ни­ков и сим­па­ти­зи­ру­ю­щих бан­де­ров­ско­му дви­же­нию. В рай­о­нах, ко­то­рые гра­ни­чи­ли с за­пад­ны­ми об­ла­стя­ми, уси­ли­ли пас­порт­ный ре­жим, со­зда­ли 820 групп со­дей­ствия ми­ли­ции и 204 а´ен­тур­ных за­сло­на. В ме­стах до­сто­вер­но­го по­яв­ле­ния групп по­встан­цев или под­поль­щи­ков ор­га­ни­зо­ва­ли 29 квар­тир-ло­ву­шек.

В ав­гу­сте бы­ли за­ве­де­ны аген­тур­ные де­ла. У них бы­ли сим­во­ли­че­ские на­зва­ния. На Ду­на­е­вец­кий на­драй­он­ный про­вод — «По­след­ние»: в те­че­ние сен­тяб­ря-ок­тяб­ря всех его чле­нов аре­сто­ва­ли. На Винь­ко­вец­кий на­драй­он­ный про­вод — «Вра­ги»: при за­дер­жа­нии всех его чле­нов уби­ли. На Ка­ме­нец-по­доль­ский на­драй­он­ный про­вод — «Во­сток»: по­сле мно­го­чис­лен­ных про­во­ка­ций под­поль­щи­ков так­же аре­сто­ва­ли и по­сле т.н. след­ствен­ных дей­ствий рас­стре­ля­ли.

Ка­ким бы­ло след­ствие, мож­но узнать из про­то­ко­лов до­про­сов, со­хра­нив­ших­ся в ар­хи­вах СБУ. В.гор­ба­тюк ра­бо­тал с до­ку­мен­та­ми то­го вре­ме­ни. Он вспо­ми­на­ет: «Чи­тать бы­ло страш­но. Од­но­го из по­встан­цев во­ди­ли на до­про­сы бо­лее сот­ни раз. С эн­но­го ра­за — но­си­ли на до­про­сы. Он умер в тюрь­ме. Посмерт­ное опи­са­ние его те­ла сви­де­тель­ству­ет, что у него не бы­ло ни од­ной — ни од­ной! — це­лой ко­сти, а неко­то­рые бы­ли пе­ре­ло­ма­ны несколь­ко раз».

Од­но­вре­мен­но про­дол­жа­лась за­чист­ка тер­ри­то­рии от «бан­до­по­соб­ни­че­ской ба­зы». В те­че­ние пер­во­го квар­та­ла 1952 г. аре­сто­ва­ли 152 лю­дей, дер­жа­щих кры­ив­ки и кон­спи­ра­тив­ные квар­ти­ры, рас­про­стра­ни­те­лей ли­сто­вок и лиц, хра­нив­ших ору­жие и литературу ОУН. Про­сто для срав­не­ния: на Вин­нит­чине бы­ло аре­сто­ва­но 40, на Жи­то­мир­щине — 8 че­ло­век. Под­по­лье ОУН на тер­ри­то­рии об­ла­сти прак­ти­че­ски раз­гро­ми­ли. И в те­че­ние 1952–1953 гг. МГБ еще под­дер­жи­ва­ло ил­лю­зию его су­ще­ство­ва­ния, со­здав ле­ген­ди­ро­ван­ный «про­вод ОУН» во гла­ве со сво­им аген­том — с це­лью уни­что­жить по­след­ние оча­ги со­про­тив­ле­ния со­вет­ской вла­сти на По­до­лье и в близ­ле­жа­щих за­пад­ных об­ла­стях.

…Но об этом еще не зна­ли трое мо­ло­дых — 27, 25 и 20 лет — по­встан­цев, за­ка­пы­вая на вре­мен­ное хра­не­ние в би­доне ли­стов­ки и са­ти­ри­че­ский жур­нал. Их стра­ни­цы и сей­час мож­но про­чи­тать. Но, к со­жа­ле­нию, убе­дить­ся, что мно­гое из на­пи­сан­но­го в них еще и до сих пор не осу­ществ­ле­но Укра­ин­ским го­су­дар­ством, а зна­чит, оста­ет­ся ак­ту­аль­ным. На­при­мер: «Враг всеми си­ла­ми пы­та­ет­ся ру­си­фи­ци­ро­вать укра­ин­ский на­род. По­это­му не слу­шай бол­тов­ню о «пре­вос­ход­стве» и «ру­ко­во­дя­щей ро­ли» рос­сий­ско­го на­ро­да, не при­ме­няй рус­ский язык. Вы­сме­и­вай тех тво­их то­ва­ри­щей, ко­то­рые го­во­рят по­рус­ски. На каж­дом ша­гу и со всеми го­во­ри и пи­ши толь­ко на укра­ин­ском язы­ке». Или: «Враг ста­ра­ет­ся раз­де­лить за­пад­ных укра­ин­цев и во­сточ­ных. По­это­му жи­ви друж­но с во­сточ­ны­ми укра­ин­ца­ми, не сто­ро­нись их, не от­де­ляй­ся от них, а близ­ко зна­комь­ся с ни­ми, по­мо­гай им — тво­им род­ным бра­тьям и сест­рам». И дру­гие со­ве­ты, а имен­но: «Уме­ло рас­про­стра­няй прав­ду об ОУН и УПА, рас­ска­зы­вай все, что зна­ешь об их ге­ро­и­че­ской борь­бе. Рас­про­стра­няй укра­ин­ские ре­во­лю­ци­он­ные пес­ни».

Прав­да же, го­то­вый сце­на­рий ге­ро­и­че­ско­го бо­е­ви­ка, ко­то­рых так не хватает — да что там, прак­ти­че­ски нет — на на­ших ки­но­экра­нах? Да толь­ко кто его сни­мет? Ко­гда? Да и сни­мет ли во­об­ще?

Хо­ро­шо, ес­ли хоть в Хмель­ниц­ком об­ласт­ном ли­те­ра­тур­ном му­зее кто-то из по­се­ти­те­лей оста­но­вит­ся воз­ле этих уни­каль­ных экс­по­на­тов и про­чи­та­ет: «Пом­ни, что ты при­над­ле­жишь к сво­бо­до­лю­би­во­му укра­ин­ско­му на­ро­ду, ко­то­рый се­год­ня с неви­дан­ным ни­где в ми­ре ге­ро­из­мом ве­дет осво­бо­ди­тель­ную борь­бу про­тив со­вет­ско-боль­ше­вист­ских за­хват­чи­ков. По­это­му тво­ей наи­выс­шей обя­зан­но­стью яв­ля­ет­ся слу­жить ве­ли­ко­му де­лу осво­бож­де­ния сво­е­го на­ро­да. На те­бя смот­рят все из тво­е­го окру­же­ния. По­это­му ве­ди се­бя чест­но, так, что­бы не по­сра­мить честь сво­е­го на­ро­да и свое личное до­сто­ин­ство».

Или хо­тя бы услы­шит вос­по­ми­на­ния Ва­си­лия Гор­ба­тю­ка о встре­че с Йо­са­фа­том Лазор­ко: «Я спро­сил его: «Вы же бы­ли та­ким мо­ло­дым, ко­гда по­шли в под­по­лье, — 18 лет. Не страш­но бы­ло? А по­том — не жаль бы­ло по­те­рян­ной жиз­ни?». А он от­ве­тил: «Мы ве­ри­ли в то, за что бо­ро­лись. В то, что Укра­и­на ста­нет сво­бод­ной».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.