«Вой­на с го­су­дар­ством или за го­су­дар­ство?..»

Се­лян­ское из­ме­ре­ние Укра­ин­ской ре­во­лю­ции

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Дмит­рий ШУРХАЛО

На со­бы­тия 1917–1921 гг. сей­час смот­рят пре­иму­ще­ствен­но под уг­лом зре­ния на­ци­о­наль­но-го­су­дар­ствен­ным.

Од­на­ко при та­ком ви­де­нии слож­но по­нять мно­гие при­чин­но-след­ствен­ные свя­зи и важ­ные ас­пек­ты. Ска­жем, мы пре­крас­но зна­ем о по­дви­ге несколь­ких со­тен юн­ке­ров и сту­ден­тов под стан­ци­ей Кру­ты, но ку­да же в это вре­мя по­де­лись де­сят­ки ты­сяч во­ору­жен­ных сол­дат укра­и­ни­зи­ро­ван­ных пол­ков? Или, на­при­мер, по­че­му гет­ма­нат Ско­ро­пад­ско­го, ко­то­рый до­стиг наи­боль­ших успе­хов в том, что мы те­перь на­зы­ва­ем стро­и­тель­ством го­су­дар­ства, был так нена­ви­стен имен­но укра­ин­ским пат­ри­о­там и укра­ин­ским се­ля­нам? По­че­му в по­встан­че­ских от­ря­дах лю­дей бы­ло боль­ше, чем в ар­мии УНР? По­че­му та­кой раз­мах при­об­ре­ла де­струк­тив­ная ата­ман­щи­на?..

Что­бы най­ти от­ве­ты на эти во­про­сы, сле­ду­ет об­ра­тить вни­ма­ние не столь­ко на на­ци­о­наль­но-го­су­дар­ствен­ный, сколь­ко на аг­рар­ный ас­пект. Ведь в на­ча­ле ХХ в. бо­лее 80% на­се­ле­ния Укра­и­ны (той ча­сти, ко­то­рая бы­ла в со­ста­ве Рос­сий­ской им­пе­рии) со­став­ля­ли кре­стьяне, из них боль­ше по­ло­ви­ны бы­ли ма­ло- или без­зе­мель­ны­ми. В та­ких усло­ви­ях боль­шая по­ли­ти­ка по­сле 1917-го бы­ла лишь ды­мом над аг­рар­ным во­про­сом. Сто лет на­зад это пре­крас­но по­ня­ли нем­цы. Один из пер­вых при­ка­зов ко­ман­ду­ю­ще­го кай­зе­ров­ки­ми вой­ска­ми в Укра­ине фельд­мар­ша­ла Эйх­гор­на ка­сал­ся за­се­ва­ния по­лей и пра­вил зем­ле­поль­зо­ва­ния. А по­то­му со­юз­ни­ки за­ме­ни­ли гла­ву Цен­траль­ной Ра­ды Гру­шев­ско­го на гет­ма­на Ско­ро­пад­ско­го.

Имен­но неспо­соб­ность укра­ин­ских во­ждей до­стичь ра­зум­но­го ком­про­мис­са в аг­рар­ном во­про­се име­ла для на­ци­о­наль­но-го­су­дар­ствен­ных про­цес­сов са­мые ка­та­стро­фи­че­ские по­след­ствия. И ес­ли мы хо­тим по­нять суть этих со­бы­тий, то оста­вим (по край­ней ме­ре, вре­мен­но) чер­ных за­по­рож­цев и крас­ных ка­за­ков, а вме­сто это­го по­ин­те­ре­су­ем­ся зе­мель­ной соб­ствен­но­стью.

В этом кон­тек­сте ра­бо­та груп­пы ав­то­ров кни­ги «Вій­на з дер­жа­вою чи за дер­жа­ву? Се­лянсь­кий по­встансь­кий рух в Україні 1917–1921 ро­ків» очень важ­на для по­ни­ма­ния со­бы­тий сто­лет­ней дав­но­сти (по­яв­ле­ние этой кни­ги — ре­зуль­тат со­труд­ни­че­ства из­да­тель­ства «Клуб се­мей­но­го до­су­га» и об­ще­ствен­но­го про­ек­та «Lik­без. Исто­ри­че­ский фронт»). Здесь нет ни вос­хи­ще­ния ге­ро­и­че­ски­ми по­встан­че­ски­ми ата­ма­на­ми, ни од­но­сто­рон­ней кри­ти­ки в их ад­рес. Вме­сто это­го ав­то­ры ста­ра­ют­ся мак­си­маль­но объ­ек­тив­но по­ка­зать недо­стат­ки и силь­ные сто­ро­ны та­ко­го неод­но­знач­но­го яв­ле­ния как вос­став­шее укра­ин­ское се­ло.

То­гда па­рал­лель­но с укра­ин­ской на­ци­о­наль­но-осво­бо­ди­тель­ной и рос­сий­ской граж­дан­ской бур­ли­ла так­же и кре­стьян­ская вой­на за зем­лю и во­лю. Укра­ин­ское го­су­дар­ство и УНР, нем­цы и ав­стрий­цы, крас­ные и бе­лые рус­ские ло­ма­ли зу­бы об укра­ин­ское се­ло. Это бы­ла си­ла, су­ще­ствен­но вли­яв­шая на ход, как рос­сий­ской граж­дан­ской вой­ны, так и укра­ин­ской на­ци­о­наль­но-осво­бо­ди­тель­ной борь­бы. В кон­це кон­цов, да­же вый­дя из Пер­вой ми­ро­вой вой­ны, Укра­и­на про­дол­жа­ла вли­ять на ее ход. Ведь дер­жа здесь 240-ты­сяч­ное вой­ско (и еще око­ло 150 ты­сяч ав­ст­ро-вен­гров), нем­цы не по­лу­чи­ли из Укра­и­ны и по­ло­ви­ны от за­пла­ни­ро­ван­ных объ­е­мов хле­ба. А ес­ли бы, по край­ней ме­ре, по­ло­ви­на это­го кон­тин­ген­та оказалась в кри­ти­че­ский мо­мент на За­пад­ном фрон­те?..

Впро­чем, вли­ять — это еще не озна­ча­ет опре­де­лять ре­зуль­тат. «В вос­ста­ни­ях по­гиб­ло столь­ко лю­дей, что, ес­ли бы два го­да на­зад они бы­ли все в ар­мии, се­год­ня гос­под­ство­ва­ли бы над Моск­вой», — вспо­ми­нал офи­цер ар­мии УНР, пи­са­тель Юрий Гор­лисгор­ский. Од­на­ко укра­ин­ско­му кре­стья­ни­ну не нуж­на бы­ла Москва, да да­же и Ки­ев или Харь­ков ему бы­ли боль­шей ча­стью без­раз­лич­ны (хо­тя здесь бы­ли ню­ан­сы). Се­ля­нин во­е­вал, пре­жде все­го, за свою зем­лю.

Но на­до по­ни­мать, что та­кая идей­но-ор­га­ни­за­ци­он­ная огра­ни­чен­ность ста­нет глав­ной при­чи­ной по­ра­же­ния се­лян­ской ре­во­лю­ции. Осо­бен­но в этом кон­тек­сте ав­то­ры ис­сле­до­ва­ния об­ра­ща­ют вни­ма­ние на де­я­тель­ность мах­нов­ско­го дви­же­ния — наи­бо­лее ор­га­ни­зо­ван­ной и мощ­ней­шей се­лян­ской си­лы. В кни­ге мах­нов­цам, их силь­ным и сла­бым сто­ро­нам, уде­ле­но мно­го вни­ма­ния.

Ре­ша­ю­щей ста­ла осень 1920-го, ко­гда на фрон­тах сло­жи­лось неустой­чи­вое рав­но­ве­сие. Имен­но в этот мо­мент Мах­но в тре­тий раз по­шел на со­юз с боль­ше­ви­ка­ми, чем в зна­чи­тель­ной ме­ре опре­де­лил даль­ней­шее раз­ви­тие со­бы­тий. Это со­гла­ше­ние ста­ло од­ним из клю­че­вых фак­то­ров, обу­сло­вив­шим по­бе­ду боль­ше­ви­ков — как над бе­ло­гвар­дей­ца­ми непо­сред­ствен­но, так и над вой­ска­ми УНР опо­сре­до­ван­но. Ведь то­гда од­но­му мах­нов­цу про­ти­во­сто­я­ло до трех крас­но­ар­мей­цев, и вско­ре их объ­еди­нен­ные си­лы бы­ли на­прав­ле­ны на фронт про­тив ар­мии Вран­ге­ля.

Уди­ви­тель­но, но несмот­ря на то, что вес­ной 1919-го и в на­ча­ле 1920-го боль­ше­ви­ки объ­яв­ля­ли Мах­но вне за­ко­на, осе­нью 1920-го он сно­ва за­клю­чил с ни­ми со­гла­ше­ние об сов­мест­ных дей­стви­ях (кста­ти, до­го­во­рит­ся с Мах­но пы­тал­ся и Вран­гель, но тут бать­ка про­явил прин­ци­пи­аль­ность). Впро­чем, та­кой по­сле­до­ва­тель­но­стью Мах­но об­рек на по­ра­же­ние не толь­ко бе­ло­гвар­дей­скую или укра­ин­скую, но и свою Ре­во­лю­ци­он­но-по­встан­че­скую ар­мию. Ведь, спра­вив­шись с Вран­ге­лем, боль­ше­ви­ки сра­зу взя­лись за лик­ви­да­цию мах­нов­щи­ны. Прав­да, Мах­но то­гда вы­рвал­ся из ло­вуш­ки, но под­верг­ся та­ко­му со­кру­ши­тель­но­му уда­ру, ко­то­рый по­ста­вил крест на его дви­же­нии.

Соб­ствен­но, по­бе­да боль­ше­ви­ков в зна­чи­тель­ной ме­ре бы­ла обу­слов­ле­на тем, что, несмот­ря на мно­же­ство про­блем в от­но­ше­ни­ях с се­ля­на­ми, несмот­ря на от­кро­вен­но гра­би­тель­скую по­ли­ти­ку прод­раз­верст­ки, они все­та­ки бли­же все­го по­до­шли к ком­про­мис­су с укра­ин­ским (и не толь­ко) се­лом. Хо­тя, как по­ка­за­ло даль­ней­шее раз­ви­тие со­бы­тий, боль­ше­ви­ки стре­ми­лись не столь­ко объ­яс­нить­ся с се­ля­на­ми, как усы­пить их бди­тель­ность и об­ма­нуть.

В свою оче­редь во­ен­но-по­ли­ти­че­ское ру­ко­вод­ство УНР не смог­ло ни эф­фек­тив­но вос­поль­зо­вать­ся по­встан­че­ским дви­же­ни­ем, ни укро­тить его. По­ка­за­тель­но, что по­след­няя по­пыт­ка пе­ре­хва­тить ини­ци­а­ти­ву у боль­ше­ви­ков — Вто­рой зим­ний по­ход ар­мии УНР — со­сто­я­лась не вес­ной-ле­том, ко­гда по­встан­че­ская ак­тив­ность бы­ла наи­выс­шей, а позд­ней осе­нью 1921го, ко­гда по­встан­цы по раз­лич­ным при­чи­нам свер­ну­ли ак­тив­ность. И по­пыт­ка под­нять все­укра­ин­ское вос­ста­ние оказалась неудач­ной: Вто­рой зим­ний по­ход за­вер­шил­ся по­ра­же­ни­ем.

То, что про­ис­хо­ди­ло в 1918–1920 гг., невоз­мож­но втис­нуть в ка­кие-то чет­кие рам­ки то ли рос­сий­ской граж­дан­ской, то ли укра­ин­ской на­ци­о­наль­но-осво­бо­ди­тель­ной вой­ны. Это бы­ла страш­ная и стран­ная амаль­га­ма, где од­но пе­ре­те­ка­ло в дру­гое, где в те­че­ние двух-трех лет один во­ин мог по­во­е­вать в двух-трех вра­же­ских ар­ми­ях. Кни­га «Вій­на з дер­жа­вою чи за дер­жа­ву?..» по­мо­жет разобраться в осо­бен­но­стях это­го весь­ма неод­но­знач­но­го про­цес­са.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.